Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА есть новые публикации за сегодня \\ 22.06.18

"ПОСЛЕДНИЙ РИМЛЯНИН" БОЭЦИЙ

Дата публикации: 18 февраля 2018
Автор: В. И. УКОЛОВА
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА
Номер публикации: №1518960003 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. И. УКОЛОВА, (c)

найти другие работы автора

В 10-й песне "Рая" среди 12 великих мудрецов Данте воспел "безгрешный дух, который лживость мира являет внявшему его словам". Эти строки посвящены Боэцию, "последнему римлянину", включенному затем в число наиболее почитаемых учителей средневековья. Его произведения в течение многих веков служили фундаментом средневековой философии, системы образования, литературы и теории музыки. И не случайно при рассмотрении процесса становления раннесредневековой культуры проблема иногда формулируется так: "Августин или Боэций?"1 . Тем самым уравниваются роли Боэция, завершавшего языческую античную традицию, и крупнейшего христианского теолога.

Аниций Манлий Торкват Северин Боэций родился около 480 г., то есть в весьма драматичное для Европы время. В 476 г. пала Западная Римская империя, предводитель германцев Одоакр низложил ее последнего императора Ромула Авгусгула и взял бразды правления в свои руки. С этого момента принято отсчитывать средневековую историю Европы, хотя смена власти явилась лишь событием, заключившим собою несколько веков экономической, социальной и политической дисгармонии - затяжного кризиса Римской империи, в которой шло разложение рабовладельческого строя и зарождались феодальные отношения. На развалинах империи возникали варварские королевства как политическое выражение романо-германского синтеза, лежавшего в основе феодализации Западной Европы. Складывалась и новая культура, сменявшая позднеантичную2 .

Жизнь Боэция оказалась отграниченной двумя показательными историко- культурными вехами: в 485 г., вскоре после его рождения, умер Прокл, последний выдающийся систематизатор неоплатонизма - учения,


1 Например, F. Pickering. Augustinus oder Boethius? В. 1967. О влиянии Боэция на формирование средневековой культуры: H. F. Stewart. Boethius. An Essay. Edin-burg. 1891; E. K. Ran d. Founders of Middle Ages. Cambridge (Mass.). 1928; H. Barret. Boethius. Some Aspects of His Time and Work. N. Y. 1965; P. Cource11e. La consolation de Boece - ses sources et son interpretation par les commentateurs latins. P. 1934; ejusd. Les lettres greques en Occident. De Macrobe a Cassiodor. P. 1943; H. Patch. The Tradition of Boethius. N. Y. 1935; E. Rapisarda. La criso spirituale di Boezio. Catania. 1947; Ch. Vaso1i. La filozofia medioevale. Milano. 1961; "The Cambridge History of Later Greek and Early Mediaeval Philosophy". Cambridge. 1970.

2 Новейшие данные об этом: R. Manse11i, R. Burns, Ph. Contamine, Y. Amino. Les formes de la paix dans l'histoire. "Rapports de XVe Congres International des sciences historiques, Bucarest, 10 - 17 aout 1980" ("Rapports"). Vol. I. Bucuresti. 1980, pp. 151 - 152.

стр. 183


завершавшего развитие античной философии, и глава Афинской школы3 , которая долго была оплотом языческого мировоззрения; а через четыре года после смерти Боэция, то есть в 529 г., Бенедикт Нурсийский, основатель старейшего в Европе монашеского ордена, заложил первые камни в фундамент аббатства Монтекассино, которое на столетия стало одним из крупнейших центров средневековой христианской культуры. Христианство одержало мировоззренческую победу. Но, подобно тому как победившие римлян варвары долго еще оставались в плену у имперских политических идеалов, властители дум раннесредневековой эпохи, христианские интеллектуалы, обращались к тому, что сохранилось от духовного наследия античности, искали подтверждение церковным догматам в творениях великих мыслителей древности Платона и Аристотеля. На долю же Боэция выпало участие в решении такой культурно-исторической задачи, как сохранение и приспособление духовных достижений античности к новому, уже средневековому мышлению.

Первые десятилетия правления остготского короля Теодориха (493 - 526 гг.) были временем относительной стабилизации Италии4 . В недавно возникшем Остготском государстве был осуществлен раздел римско- италийских земель: завоеватели получили треть владений, сосредоточившихся преимущественно в руках короля и военной знати. Владения крупной римско- италийской аристократии остались неприкосновенными. Казалось, подтверждалась успешность политики Теодориха, ориентированной на готско- римский синтез в сферах экономики, государственной политики и культуры. Королевский канцлер Кассиодор писал: "Раздел третей способствовал объединению не только имений, но самых душ готов и римлян"5 . В Италии наметился некоторый подъем сельского хозяйства, ремесла и торговли. Античное наследие оставалось еще живой реальностью: продолжали функционировать сенат и магистратуры, действовало прежнее законодательство. Представители италийской знати на;ряду с готами занимали ключевые посты в государстве.

У церковного хрониста Агнелла (IX в.) есть описание одной равеннской мозаики начала VI в. (столица остготов Равенна вообще славилась своей архитектурой и мозаиками). На ней рядом с фигурой облаченного в античные доспехи Теодориха представлен Рим в образе богини-воительницы; Равенна, изображенная нереидой, простирает из моря руки к остготскому владыке. Это была символизация единения былого величия Рима и могущества остготов. Последние, приняв арианство, сохранили веротерпимость. Их государство покровительствовало как арианской, так и католической церкви и охраняло права собственности на земельные владения. Такая политика была тогда на руку папству, ведшему борьбу за главенствующее положение в христианском мире.

В сфере культуры шли активная переработка и усвоение "мыслительного материала" античности в соответствии с потребностями феодализировавшегося общества. Латинский элемент еще сохранял приоритет в духовной жизни. Интеллектуальные занятия оставались по преимуществу достоянием римско- италийской знати. Действовала прежняя система образования. Были широко распространены философские, научные и литературные произведения античных авторов. Еще жил самый дух языческой древности, который столь явственно ощущается у писателей конца V-начала VI в. и улавливается в характере городской жизни, несмотря на возросшее влияние христианства. Хотя Теодорих и не отличался образованностью, он покровительствовал развитию наук и искусств6 . По его приказанию восстановили многие древние сооружения: театр Помпея в Риме и городские акведуки, обновили улицы Равенны и Вероны, вновь украсили города старинными статуями, а новое строительство вели в традициях прежнего зодчества, возродили массовые театральные и цирковые представления, при дворе Теодориха процветало музыкальное искусство.

Это время ознаменовалось деятельностью таких крупных в истории культуры фигур, как философ, поэт, ученый и теоретик музыки Боэций; писатель, историк и теолог


3 Афинская школа была закрыта в 529 г. по приказу византийского императора Юстиниана I.

4 На XV Международном конгрессе исторических наук, в частности, отмечалось, что в интерпретации алано-готского историка Иордана правление Теодориха вообще предстает как государственная идиллия (P. Brezzi. Les historiographies du Haut Moyen Age interpretes des transformations sociales et des necessites economiques des royaumes romano-harbares de 1'Occident europeen. "Rapports". Vol. II. Bucuresti. 1980, p. 172).

5 Cassiodori. Variae. II, XVI, 5.

6 Ennodii Panegyricus Theoderici Regis. XI, 56.

стр. 184


Кассиодор; стилист, знаток римской истории Симмах; ритор и педагог, создатель занимательных стихов светского характера епископ Эннодий и др. Ряды образованных людей пополнялись представителями варварской среды. Прокопий Кесарийский сообщает, что "среди готов был некто по имени Теодат,.. человек уже преклонных лет, знавший латинский язык и изучивший платоновскую философию"7 . Деятелей культуры того периода отличала многогранность занятий: многие из них находились на ведущих административных постах в государстве и были активными политиками. Проявлялась характерная для остготской Италии сопряженность культурного развития и государственности, которая выражалась прежде всего в том, что власти достаточно осознанно держали курс на романо-варварский синтез, культурные начинания часто поддерживались королевской казной. Церковь же была еще далека от превосходства в духовной жизни общества. Подъему культуры в остготской Италии способствовали также тесные культурные связи с Византийской империей.

Боэций был одним из самых ярких представителей культурной жизни того периода. Заметной была и его роль в политике Остготского государства. По праву рождения он принадлежал к высшей римской знати, являлся наследником знаменитых родов Анициев и Манлиев, давших стране выдающихся полководцев и государственных деятелей. Богатый род Анициев находился в непосредственном родстве с византийскими императорами; "со времен Диоклетиана и вплоть до окончательного разрушения Западной империи блеск этого имени не уступал в мнении народа блеску императорского достоинства"8 . Отец философа, тоже Боэций, служил консулом и префектом претория; его дед сражался бок о бок с Аэцием, победителем гуннов на Каталаунских полях, а затем разделил его участь, пав от руки наемных убийц. С детства Боэций остался сиротой. Его усыновил знатный патриций Аврелий Меммий Симмах, которого современники сравнивали с легендарным Катоном - в римской истории олицетворением высочайших гражданских добродетелей. Боэций очень любил Симмаха и до конца жизни питал к нему глубочайшее уважение.

Их отношения еще больше укрепились, когда философ женился на дочери Симмаха Рустициане.

Биэиий получил блестящее образование и уже в молодые годы отличался незаурядной ученостью9 . Едва перешагнув рубеж 20-летия, он написал цикл трактатов по арифметике, музыке, геометрии и астрономии. До нас дошли два: "Наставления к арифметике" и "Наставления к музыке"10 , написанные на классическом латинском языке без всяких признаков варваризации, отмеченные точностью формулировок и четкой интерпретацией положений. Эти трактаты надолго определили развитие средневековой системы образования, став самыми популярными учебниками. Даже в XV в. немецкий теоретик музыки Адам из Фульды упрекал учеников: "Несчастные, позорно не знать, что сказал Боэций в своих "Наставлениях к музыке". В Оксфордском университете по этому трактату обучались вплоть до XVIII столетия.

Последующие годы Боэций посвятил в основном философским изысканиям. Он проделал огромную работу, переведя на латинский язык значительную часть "Органона" Аристотеля, что составило фрагмент запланированного им дела - дать латинские версии и прокомментировать все сочинения Платона и Аристотеля, чтобы показать внутреннее единство величайших философских систем античности. Но внезапное крушение карьеры разрушило планы Боэция, осуществление которых могло бы еще сильнее повлиять на формирование средневековой философии в "классическом" направлении. Ведь до XII в. труды Аристотеля Западная Европа знала преимущественно по переводам и комментариям Боэция11 . Им были написаны также комментарии к "Введению" Порфирия в "Комментарии" Аристотеля, затем комментарии к "Топике" Аристотеля и "Топике" Цицерона. В процессе этой работы Боэций заложил наряду с Аврелием Августином основы философского метода, впоследствии получившего название схоластического, а также выработал латинские эквиваленты греческой философской терминологии, которые применяли позднее средневековые мыслители. Перу Боэция приписывается


7 Прокопий из Кесарии. Война с готами. I, 2.

8 Э. Гиббон. История упадка и разрушения Римской империи. Ч. IV. М. 1844, с. 39.

9 Cass. Var. I, 45; Enn. Epistola. VII, 13; VIII, 1.

10 Сочинения Боэция опубликованы в "Patrologiae cursus complcius". Series latina. Par J. P. Migne (далее -MPL). Tt. 63 - 64. P. 1847.

11 В. П. Зубов. Аристотель. М. 1963, с. 225 - 226,

стр. 185


ряд теологических трактатов12 , продолжающих традицию Августина. В них впервые в христианской теологии сделана попытка применить аристотелеву логику к трактовке христианской догматики. Их автора мало занимали собственно теологические вопросы. Они служили поводом для построения логико-философских рассуждений. Здесь Боэций выступил предшественником средневековых схоластов. Боэция занимали не только теоретические изыскания: он не был чужд и практической деятельности в области механики. С его именем в средние века связывали распространение клепсидры (водяных часов) и абака (счетной доски).

Однако научно-философская и популяризаторская деятельность составляла лишь одну сторону жизни Боэция, заполнявшую его досуг. С молодых лет он занимал высокие государственные посты в Остготском королевстве, в частности был комитом священных щедрот (распорядителем финансов), а в последние годы жизни - магистром оффиций (первым министром) и главой сената. В 522 г. Теодорих представил ему наивысшее свидетельство своей благосклонности: оба сына философа, еще не достигшие совершеннолетия, были одновременно избраны консулами. Данное событие стало вершиной политической карьеры Боэция. А вскоре, когда Теодориху стала очевидной невозможность примирить интересы готов и римлян в рамках одного государства, последовал ее стремительный закат. Феодализировавшаяся остготская знать перешла от выражения недовольства положением италийской аристократии к насильственному захвату ее владений и начала прикреплять зависимое население, насаждая формы эксплуатации, носившие уже феодальный характер. Разложение рабовладельческого способа производства было неизбежным 13 . Росло и политическое могущество остготской знати. Теодорих постепенно берет курс на ущемление политической роли римлян. Утрачивается былое значение римских магистратур и консулата. У сената изымается право решать политические и финансовые вопросы, и он превращается в послушное орудие короля.

Усиление эксплуатации трудового населения привело к волнениям, которые еще больше способствовали нарастанию напряженности внутри Остготского королевства. Усиливались также разногласия между арианами и католиками, что привело к открытому столкновению Теодориха и папского престола. Италийская знать раскололась. Одна группировка солидаризировалась с Теодорихом и стремилась к укреплению союза с готами; другая, к которой принадлежали наиболее крупные землевладельцы, ориентировалась на сближение с Восточной Римской империей и уничтожение политического господства остготов. Последнюю поддерживала верхушка католического духовенства во главе с папой Иоанном I14 .

Королевский референдарий Киприан представил своему повелителю донос о тайных письмах, якобы отправленных близким к Боэцию и Симмаху сенатором Альбиной императору Юстиниану I. Донос был оглашен на заседании сената в присутствии Теодориха. Обвинение поддержали брат Киприана Опилий, Гауденций и Василий. Тот факт, что обвинителями Боэция выступили не остготы, а представители римского населения, впоследствии отличившиеся своей преданностью готскому престолу (Киприан стал комитом священных щедрот и магистром оффиций), свидетельствует о расколе сенаторов на два лагеря. Сенат заседал в Вероне, куда и прибыл Боэций, узнав с опозданием об обвинении, предъявленном Альбину. Он выступил в защиту последнего. Однако сенат не пожелал порвать с Теодорихом и после некоторых колебаний распространил обвинение и на Боэция, которому инкриминировали государственную измену и стремление подорвать союз готов и римлян 15 . Источники не позволяют выяснить, действительно ли Альбин пытался вступить в сношения с Византией, или то был повод, сфабрикованный для того, чтобы расправиться с неугодными сенаторами. Но известно, что Симмах, Боэций и другие антиготски настроенные аристократы были связаны родственными и дружескими узами с византийской знатью и пользовались ува-


12 Их принадлежность Боэцию, как и вопрос о его "христианстве", вызвала немало споров. Фрагментарные свидетельства Кассиодора (H. Usener. Anecdoton Holderi. Leipzig. 1877) в сочетании с текстологическим анализом и косвенными данными могут служить явным свидетельством аутентичности лишь четырех теологических сочинений из числа помещенных в издании: Воetii Philosophiae consolationis. Libri quinque. Accedunt ejusdem atque incertorum Opuscula Sacra. Lipsiae. 1871.

13 P. В. Удальцова. Италия и Византия в VI веке. М. 1959, с, 225 сл.

14 P. Rousseau. The Death of Boethius: the Charge of Maleficium. "Studi Medievalb. Vol. XX. Spoleto. 1979, p. 873.

15 Anonimus Valesianus. PP. XV. 86.

стр. 186


жением при константинопольском дворе. Следовательно, обвинители избрали убедительную версию. Альбин был убит, Боэция сослали в Тичин (современная Павия), их владения конфисковали.

В начале 525 г. бывший первый министр Теодориха был казнен в местечке Кальвенцано. Булава варвара положила конец жизни "последнего римлянина", как некогда на заре римской цивилизации меч римского легионера пресек бытие великого греческого ученого Архимеда. Согласно преданию, прах Боэция был погребен в Тичинском кафедральном соборе, откуда затем его перенесли в собор св. Петра в Чельдоро. Спустя несколько столетий Данте созерцал здесь его могилу. Вскоре был приговорен к смерти и тесть Боэция Сим мах. При таинственных обстоятельствах, наводящих на мысль об отравлении, скончался папа Иоанн I. Так Теодорих постепенно расправился с политическими деятелями, защищавшими интересы римской землевладельческой аристократии, надеясь предотвратить ослабление своего королевства.

Ожидая казнь, Бээций написал сочинение "Об утешении философией", которое стяжало ему многовековую славу и стало одним из любимых произведений западного средневековья16 . Лишившись жизненных благ и приговоренный к смерти, он в поисках ответа на вопрос о смысле бытия воспел в стихах и прозе философию как единственную целительницу человеческих страданий, посредством которой человек достигает совершенства, познает себя и тайны мироздания. Через призму личной трагедии он пытался понять глубину катастрофы, постигшей древнеримский мир. Поверженному узнику явилась утешительница - персонифицированная в образе богини Философия. Она помогла ему осмыслить происшедшее не только в плане индивидуальной человеческой судьбы, но и с точки зрения общих законов, управляющих миром. Такая "космологизация" человеческого бытия роднит труд Боэция с античной философской традицией. В процессе собеседования с Философией он от размышлений о своей участи постепенно переходит к рассмотрению судьбы (Фортуны)- сюжет, неизменно популярный затем в средние века. Боэций и Философия рассуждают о преходящем характере таких благ, как богатство, знатность, высокие должности, слава, о природе человеческого счастья и подводят читателя к идее высшего блага, понимаемого им в духе учения Платона. Далее в сочинении Боэция рассматривались теодицея, вопросы наград и наказаний за человеческие деяния, и толковалось соотношение провидения, высшего знания и свободы воли, вечности и времени - центральных метафизико-теологических проблем. Постигнув с помощью Философии сущность вещей, автор обретает успокоение и теперь готов мужественно встретить смерть. Это сочинение стало образцом для многих работ более поздних авторов.

В "Утешении" максимально раскрылась мировоззренческая концепция Боэция. Вся система его теоретических построений детерминируется и связывается пониманием предмета философии и ее задач. И подобно тому как персонифицированный образ Философии способствует осуществлению единства структурного построения "Утешения", интерпретация философии как мудрости, воплощающей в себе объективную разумность мира и путь познания сущего17, объединяет все рассуждения Боэция в единое целое. Языческая, преимущественно платоновская ориентация его философских воззрений не оставляет сомнений. Можно сколько угодно спорить, как это делают некоторые буржуазные медиевисты, хотел ли автор "Утешения" продолжить рассмотрение поднятых вопросов с точки зрения христианской теологии, но просто не успел сделать это18 . Однако едва ли правоверный христианин в ожидании казни мог бы написать сочинение, лишенное даже упоминания о Христе. Скорее можно предположить, что Боэций принял в свое время христианство из соображений карьеры или в качестве уступки общественному мнению, по духу же оставаясь чуждым ему.

Воздействие философской системы Боэция, нехристианской по существу, на дальнейшую духовную жизнь общества, в котором доминировала церковь, отнюдь не является парадоксом. Это свидетельствует лишь о более тесных связях средневековой культуры с традициями поздней античности, чем иногда принято считать. Хотя влияние Боэция на культуру западноевропейского средневековья не всегда проникало в столь глубокие пласты духовной жизни феодального общества, как концепции Августина, оно было не менее многоаспектным и вышло


16 См. подробнее И. Н. Голенищев-Кутузов. Средневековая латинская литература Италии. М. 1972, с. 109 - 112.

17 Boetii. De consolatione philosophiae. I, pr. 1; IV, m. 1.

18 "The Cambridge History of Later Greek and Early Medieval Philosophy", p. 551.

стр. 187


далеко за рамки собственно церковной или школьной культуры. Содержание западноевропейской мысли вплоть до XIII в., то есть до систематизирующих теолого-философских построений Фомы Аквинского, в значительной степени определялось Августином. Но разработка стилевого, логического оформления этой культуры почти полностью принадлежит Боэцию, не случайно прозванному впоследствии "отцом схоластики". Безвестные средневековые школяры и прославленные магистры говорили языком логических рассуждений Боэция, пользовались разработанными им методами доказательств и вращались в сформулированном им рациональном универсуме. В числе его последователей - видный номиналист, основатель учения о двойственной истине Иоанн Росцеллин и колоритный литератор, лидер учения о концептуализме Петр Абеляр, крупный естествоиспытатель Альберт Великий и признанный глава христианских теологов Фома Аквинский. Характерно, что центральная в средневековой философии проблема универсалий (общих понятий) берет начало именно у Боэция, создавшего формулу, которой так повезло у тогдашних философов: "Универсалии возникают из чувственных вещей, а потом понимаются вне телесной субстанции"19 .

После бурных диспутов в XIII в. в Парижском университете схоластические изыскания Боэция постепенно начали утрачивать свое значение. Но его "Утешение" оставалось весьма популярным в течение всего средневековья. Оно заняло одно из первых мест по числу переводов, комментариев, подражаний и заимствований. Боэций был любимым писателем Данте, подражавшего "Утешению" в "Новой жизни"; в "Божественной комедии" Франческа да Римини, рассказывая о своей трагической любви, цитирует Боэция; появление Беатриче, опоэтизированной мудрости, перекликается с явлением Философии в "Утешении". Последнее сочинение тичинского узника переводили автор знаменитого "Романа о Розе" французский поэт Жан де Мэн, яркий певец Англии XIV в. Джеффри Чосер, королева Елизавета Тюдор и гуманист Альберт Флорентийский. В нем черпали вдохновение Ф. .Петрарка, Т. Мор, У. Шекспир, многие другие выдающиеся деятели европейской культуры. Уже в нашем веке "Утешение" привлекло внимание французского писателя-гуманиста А. Франса. Оно нашло своего читателя и в современную эпоху, о чем свидетельствуют вышедшие за последние десятилетия многочисленные переводы с латинского на основные европейские языки. Через творения Боэция, его многогранную популяризаторски-просветительскую деятельность осуществлялась преемственная связь между позднеантичной и средневековой культурами.


19 MPL. Т. 64, col. 84 А.

Опубликовано 18 февраля 2018 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): БОЭЦИЙ



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?