–ейтинг
 аталог
ѕорталус
база публикаций

—“ј–»ЌЌјя (јЌ“»„Ќјя) Ћ»“≈–ј“”–ј есть новые публикации за сегодн€ \\ 12.12.18


ѕ–ќЅЋ≈ћџ  Ћј——ќ¬ќ… —“–” “”–џ »  Ћј——ќ¬ќ… Ѕќ–№Ѕџ ¬ —ќ¬–≈ћ≈ЌЌќ… »—“ќ–»ќ√–ј‘»» јЌ“»„Ќќ—“»

ƒата публикации: 04 но€бр€ 2018
јвтор: ¬. ».  ”«»ў»Ќ, ≈. ћ. Ў“ј≈–ћјЌ
ѕубликатор: јлександр ѕавлович Ўиманский
–убрика: —“ј–»ЌЌјя (јЌ“»„Ќјя) Ћ»“≈–ј“”–ј
»сточник: (c) ¬опросы истории, 1986, є 10
Ќомер публикации: є1541361231 / ∆алобы? ќшибка? ¬ыделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


¬. ».  ”«»ў»Ќ, ≈. ћ. Ў“ј≈–ћјЌ, (c)

найти другие работы автора

ѕроблемы классовой структуры, положени€ основного класса-производител€ античного общества - рабов, источников его пополнени€, способов использовани€ и эксплуатации, возрастани€ степени социальной напр€женности в римском обществе, форм классовой борьбы вплоть до вооруженных восстаний рабов и их участи€ во всевозможных социальных столкновени€х давно стали дл€ советских историков, с начала 1930-х годов, предметом скрупулезного исследовани€, объектом многих монографий, диссертаций и различных публикаций.

¬ зарубежной немарксистской историографии названные проблемы, напротив, мало привлекали специалистов. ќ них упоминали мимоходом, а выводы советских исследователей игнорировались. ќднако вли€ние марксистской историографии, а также вовлеченные в научный оборот новые материалы привели к тому, что социально- экономические отношени€, рабство и его роль в общей системе античного, и прежде всего римского, общества занимают в западной литературе с середины 1950-х годов все более заметное место. ќдна из вли€тельных в буржуазной историографии - западногерманска€ школа ». ‘огта предприн€ла исследование разных аспектов античного рабства с учетом новых материалов и новых точек зрени€1 . Ќо и сторонники этой школы продолжали игнорировать классовую борьбу рабов.

ѕоложение изменилось к середине 1970-х годов, когда пробудилс€ заметный интерес именно к этой проблеме. ћногие западные специалисты зан€лись изучением сицилийских восстаний, но особенно - наиболее €ркого про€влени€ классовой борьбы в римском обществе - восстани€ рабов под руководством —партака и его роли в бурной истории кризиса и падени€ –имской республики. ¬ 1977 г. в Ѕлагоевграде в Ѕолгарии был созван международный симпозиум, в котором участвовали многие западные специалисты, по истории этого восстани€2 . ¬озросшее внимание к различным аспектам рабских восстаний не случайно, ибо речь идет о коренных вопросах истории –има конца –еспублики.

—оветские историки на материалах источников убедительно доказали, что восстание —партака было €рким про€влением классовой борьбы рабов, выступивших с оружием в руках против римского государства как органа классового господства рабовладельцев. ¬осстание —партака, как и предшествовавшие ему восстани€ сицилийских рабов, стало возможно в услови€х существовани€ определенной классовой структуры римского общества, котора€ предполагала выделение основных классов-антагонистов - рабов и рабовладельцев (хот€ в нем существовали и другие классы), а также обострение классового антагонизма.


1 »сториографи€ античной истории (под редакцией ¬. ».  узищина). ћ. 1980, с. 301 - 302, 305.

2 Spartacus - Symposium Rebus Spartaci gestis Dedicatum 2050. Sofia. 1981.

стр. 61


Ќесмотр€ на р€д оговорок, преследующих цель преуменьшить историческое значение этих восстаний, рассмотрение их как следстви€ жестокой эксплуатации рабов римскими и сицилийскими рабовладельцами было общеприн€тым и в буржуазной историографии XIX и начала XX в., хот€ буржуазные историки, исследовавшие последнее столетие –имской республики, ограничивались лишь беглыми упоминани€ми об этих движени€х. —овременные буржуазные историки, стрем€сь опровергнуть марксистскую концепцию истории –има, отказываютс€ от признани€ ведущей роли классового антагонизма "рабы - рабовладельцы" в римском обществе вообще, и в истории двух последних столетий –имской республики в частности. ¬ противоборстве марксистских и немарксистских концепций социальной структуры римского общества приобрела особое значение проблема роли рабских восстаний, их движущих сил, и прежде всего движени€ рабов под руководством —партака. ѕроблема —партака с середины 70-х годов стала своего рода фокусом принципиальной дискуссии между советскими и немарксистскими историками по коренным вопросам римской истории.

јнализ зарубежной немарксистской историографии по указанной теме - с середины 1970- х годов - дан в монографии –. ќрены3 . јвтор (как отмечаетс€ во введении) ставил своей целью не только проанализировать вышедшие за последние годы работы о восстании —партака, но и проследить их св€зь с идеологической борьбой между сторонниками и противниками марксизма и политической ориентацией различных исследователей, отразившейс€ на трактовке этих событий. ƒискуссии о —партаке, подчеркивает ќрена, как правило, выход€т за рамки обсуждени€ конкретных эпизодов восстани€, состава его участников, их тактики и программы и перерастают в полемику о характере римского общества - можно ли считать его рабовладельческим и допустим ли вообще термин "рабовладельческий способ производства". ƒискутируютс€ вопросы о социальной структуре –има - можно ли считать рабов и рабовладельцев его основными классами и вообще признавать существование в –име классов; о правомерности отводить классовой борьбе решающую роль в его истории - можно ли считать, что рабы действительно вели классовую борьбу; наконец, о допустимости применени€ термина "революци€" как к переходу от республики к империи, так и к переходу от античности к феодализму.

— точки зрени€ этого автора, в марксистской, особенно в советской историографии интерес к восстанию —партака обусловливалс€, с одной стороны, эмоциональным отношением к самому —партаку как борцу за права угнетенных, а с другой - поисками подтверждени€ как теории о классовой борьбе (некоей исторической константы), так и характеристики римского общества как основывающегос€ на рабовладельческом способе производства (этот термин автор берет в кавычки, подчеркива€ тем самым свое с ним несогласие). ¬ данном случае ќрена, в общем, примыкает к английскому историку ћ. ‘инли, который утверждал, будто дискуссии о рабстве и рабовладельческом способе производства вызываютс€ идеологическими разногласи€ми, а вовсе не стремлением установить историческую истину4 .

ћарксистам ќрена приписывает модернизацию истории –има в силу того, что они наход€т в ней и классовую борьбу и революцию, руководству€сь, по его словам, теми отношени€ми, которые сложились в современном обществе, а также опытом ‘ранцузской конца XVIII в. и ќкт€брьской революций. ¬ –име, увер€ет этот автор, не было класса,


3 Orena R. Rivolta e Revoluzione. Il bellum di Spartaco nella crisi della republica e la riflessione storiografica moderna. Milano. 1984.

4 Orena R. Op. cit., pp. 28 - 40; см. также Finley M. Ancient Slavery and Modern Ideology. Cambridge. 1980.

стр. 62


сознательно ставившего целью свое освобождение и переустройство общества. “аким классом не могли быть рабы, они не могли совершить революцию. ¬осстание —партака было всего лишь эпизодом, обросшим впоследствии мифами, которые начала создавать уже римска€ историографи€. —аллюстий, например, стремилс€ объ€снить размах восстани€ неспособностью правительства нобилитета. Ѕолее поздние авторы хотели скрыть, что в восстании большую роль играли свободные люди.

ѕо словам ќрены, мифы о —партаке затем развивала советска€ историографи€, преследу€ цель доказать тезис об однолинейности исторического процесса как некоего континиума, в основе которого лежат определенные общие закономерности, а именно характер взаимосв€зи производительных сил и производственных отношений, борьба классов, революционный переход от одной общественной формации к другой. ќрена не отрицает, что в античности имели место антагонизмы между разными социальными сло€ми, среди которых были и рабы, но последние, по его словам, не составл€ли класса. ѕоэтому он особенно большое значение придает разногласи€м между участниками восстани€ —партака.

«ападногерманские историки “. ћоммзен5 и ». ‘огт6 , а также американский историк ”. ”естерман7 противопоставл€ли сицилийские восстани€, отличавшиес€ гомогенным составом участников, спартаковскому, которому была свойственна этническа€ неоднородность, что, по мнению этих авторов, и определ€ло разногласи€ в среде его участников, расхождени€ в тактике, недисциплинированность и т. п. ‘огт, например, писал, что восстание —партака не было закономерным результатом борьбы классов, а обусловливалось стечением случайных обсто€тельств: концентрацией в »талии большого числа людей, лишь недавно порабощенных, особой жестокостью господ, организаторскими талантами —партака, отсутствием в »талии основных воинских сил –има, зан€тых в »спании и на ¬остоке8 . ѕриверженцы теории ‘огта, замечает ќрена, сочувствуют "мирным" планам —партака, желавшего обрести свободу, уйд€ за јльпы, и осуждают  рикса за стремление сокрушить –им. ќни готовы оправдать восстание, вызванное т€жестью положени€ рабов, но не сочувствуют их борьбе против существующего стро€. ќрена не согласен и с марксистами, вид€щими, по его словам, в восстании —партака кульминационный пункт "разрушительной потенции" рабов и главную причину перехода от республики к принципату. “акие представлени€, пишет он, вызваны концепцией двух основных классов в –име и реминисценцией теории "революции рабов"9 .

√овор€ о значении фактора социальной неоднородности повстанцев, ќрена признает заслугу ј. ¬. ћишулина10 , впервые сформулировавшего концепцию, учитывающую это обсто€тельство, хот€, как считает ќрена, не в полной мере показавшего роль свободной сельской бедноты и преувеличившего степень революционного сознани€ рабов. ¬ этой св€зи он критикует уже пересмотренную и отвергнутую в советской историографии теорию "революции рабов"11 , стрем€сь оспорить заодно и революционный характер перехода от античности к средневековью. ќн пытаетс€ доказать, что концепци€ революции, имевшей место в конце античности, вызвана ошибочным, с его точки зрени€, представлением о кризисе рабовладельческого способа производства, об "однолинейном" развитии общества, а также модернизацией древней истории, к которой,


5 ћоммзен “. »стори€ –има. “. II. ћ. -Ћ. 1937, с. 656.

6 Vogt J. Zur Struktur der antiken Sklavenkriege. Wiesbaden. 1957.

7 Westermann W. L. The Slave System of Greek and Roman Antiquity. Philadelphia. 1955, p. 66.

8 Vogt J. Op. cit., S. 49 - 50.

9 Orena R. Op. cit., pp. 43 - 63.

10 Ibid., pp. 65 - 81; ћишулин ј. ¬. —партак. ћ. 1947.

11 Orena R. Op. cit., pp. 83 - 116.

стр. 63


по его мнению, неприложимо пон€тие "революци€" (таковыми были только ‘ранцузска€ конца XVIII в. и ќкт€брьска€, даже английска€ XVII в. к революци€м не относитс€). ќрена ссылаетс€ на слова ћаркса о римских рабах как о "пьедестале" общества12 как на доказательство неспособности рабов совершить революцию. ѕри этом выражаетс€ сожаление, что советские историки, отказавшись от теории "революции рабов", заодно не отказались от пон€ти€ "социальна€ революци€" и не вернулись к положени€м Ё. √иббона, “. ћоммзена и ћ. –остовцева13 .

¬озражает ќрена и против тезиса об основных и неосновных классах римского общества, счита€, что и он. наве€н теорией "революции рабов", стремлением приписать последним основную революционную роль. — его точки зрени€, против этого тезиса говорит участие свободных в движени€х рабов (как у —партака) и рабов в движени€х свободных, что-де было возможно, поскольку разные группы общества (сослови€, статусы) имели признаки, не совпадавшие с их юридическим и политическим местом в обществе, и не все рабы находились в антагонистических отношени€х к свободным. —партака поддержали не городские рабы, но экономически близкие рабам "свободные с полей", как их называл јппиан14 .

¬опросу о роли свободных в восстании —партака было уделено значительное внимание на организованном в 1979 г. »нститутом ј. √рамши в ѕизе конгрессе историков на тему "–имское общество и рабовладельческое производство"15 , на котором отмечалась необходимость нового подхода к исследованию роли свободных земледельцев в восстании —партака. ќрена останавливаетс€ на позиции ћ. ј. Ћеви, «. ƒ. –убинсона, ј. √уарино, которые особенно резко выступали против марксистской концепции рабовладельческого общества и способа производства. ƒанные источников об участии в восстании —партака "свободных с полей" они пытались использовать дл€ утверждени€, будто это восстание вообще не было выступлением рабов, поскольку, по их мнению, ведущую роль в нем играли италики, особенно активно действовавшие во врем€ —оюзнической войны и более всего пострадавшие от репрессий —уллы, равно как и изменений в аграрном строе южной и центральной »талии.

¬осстание —партака изображалось, таким образом, лишь как часть общего антиримского движени€ в »талии и провинци€х, а отнюдь не выражение классовых противоречий в римском обществе. –абов, как и в предшествовавших восстани€х, использовали в своих интересах свободные. »менно в этом духе и рассуждает изучавша€ восстани€ с 501 по 84 г. до н. э. италь€нска€ исследовательница ћ.  апоцца, котора€ доказывает, будто все они организовывались и вдохновл€лись оппозиционными –иму элементами, рабы же играли в них подчиненную роль16 . ѕо мнению ќрены и  апоцци, если бы в –име и существовала классова€ борьба, она должна была бы вестись за отмену рабства, а такой цели рабы не ставили. Ќаконец, в заключении к своей книге ќрена пишет, что, поскольку в восстани€х никогда не участвовали все рабы (в силу своей неоднородности), то это тоже говорит против классовой природы их борьбы17 .

«а€вки буржуазных историков на новизну точки зрени€, отрицающей св€зь восстани€ —партака с классовой борьбой в римском обществе, не подкреплены каким-либо новым фактическим материалом, не ар-


12 ћаркс  . и Ёнгельс ‘. —оч. “. 16, с. 385 - 386.

13 Orena R. Op. cit., p. 111.

14 Appian. Bellum civile, I, 540. јнализу проблемы "свободных с полей" посв€щена VII гл. книги ќрены (см. с. 159 - 182).

15 Orena R. Op. cit., pp. 129, 132.

16 Capozza M. Movimenti servili nel mondo Romano in eta republicana. R. 1966.

17 Orena R. Op. cit., pp. 226 - 230.

стр. 64


гументируютс€ ссылками на надежные источники, а представл€ют собой произвольное переосмысление €сной и устойчивой античной исторической традиции, котора€ рассматривает восстание —партака как выступление италийских рабов, т. е. фактически как €ркое про€вление классовой борьбы этого самого угнетенного класса римского общества. Ќовые же точки зрени€ на восстание —партака, по€вл€ющиес€ в западной историографии, объ€сн€ютс€ обострением противоборства марксистской и немарксистской концепций античной истории на современном этапе. "Ќова€ трактовка" восстани€ —партака затрагивает кардинальные проблемы всей римской (и античной) истории, она находитс€ в эпицентре теоретических дискуссий о классовой структуре античного общества, о роли в нем классовой борьбы и социальной революции.

–€д западных специалистов решительно отвергает классовый характер социальной структуры –има. “ак, французский историк ∆. √аже, книгу которого часто цитируют на «ападе, не видит разницы между социальными категори€ми "класс", "сословие", "статус", уходит от определени€ этих пон€тий, полага€, что твердо установившихс€ классов и классовой борьбы в –име не было18 . ѕ. ћак ћаллен, американский исследователь, тоже не видит разницы между "классами" и многослойными "статусами", считает неправильным выдел€ть класс рабов, среди которых были и бедные и богатые. ќсновное, с его точки зрени€, противоречие в римском обществе было не между рабами и господами, а между бедными, незначительными, невежественными, с одной стороны, и богатыми, значительными, образованными - с другой19 . ѕон€тие "класс" в марксистской интерпретации, по мнению јльфЄльди20 , неприменимо к римскому обществу, которое делилось не только по экономическим, но и по сословным критери€м, причем вторые не совпадали полностью с первыми. ƒекурион мог быть беден, а отпущенник богат, но это не мен€ло их положени€ в обществе. ¬ –име - "своеобразное" общество, заключает јльфЄльди, делившеес€ на "сослови€" (к ним принадлежали те, кто занимал высшее положение и пользовалс€ престижем) и "слои" (простой народ). Ќе было в римском обществе и классовой борьбы, поскольку низшие слои были так или иначе св€заны с высшими, раздел€ли их идеологию и не могли конституироватьс€ в "революционный класс", а соответственно и конфликты, как внутри "сословий" и "слоев", так и между ними, не могли перерасти в "революцию".

Ѕольшую попул€рность на «ападе приобрела книга ћ. ‘инли21 , представл€юща€ собой попытку теоретически обосновать подобные концепции. јвтор удел€ет особое внимание соотношению в –име "сословий" и "статусов". ѕервые он называет юридически определенными группами населени€ с формализованными привилеги€ми и запретами и сто€щими в иерархическом отношении между собою (сенаторы, всадники, римские граждане, перегрины). "—татус" (например, нобилитет) - это группа, не оформленна€ юридически, хот€ и занимающа€ определенное место в иерархической структуре того или иного сослови€ (нобилитет возглавл€л иерархию сенаторов). ћарксистское пон€тие "класс", считает ‘инли, к римскому обществу вообще неприменимо, поскольку в соответствии с ним в один класс должны были бы входить и рабы и лишенные средств производства свободные, а в другой - богатые сенаторы и владельцы гончарных мастерских.

‘инли цитирует часто приводимое западными историками положение ƒ. Ћукача из его книги, впервые изданной в 1921 г. и неоднократно


18 Gage J. Les classes socialies dans l'Empire Romain. P. 1966.

19 Mac Mullen P. Roman Social Relations, 50 b. C. to a. d. 284. New Haven. 1974.

20 Alfoldi G. Romische Sozialgeschichte. Wiesbaden. 1975.

21 Finley M. Ancient Economics. Berkeley - Los Angeles. 1973.

стр. 65


переиздававшейс€ в дальнейшем22 . Ћукач считал, что в докапиталистических обществах самосознание "статуса" маскирует классовое самосознание, которое, собственно, и определ€ет класс как категорию. –имское же общество строилось по кастам и сослови€м, экономические элементы переплетались здесь с политическими и религиозными настолько тесно, что не могут рассматриватьс€ независимо друг от друга. ѕо мнению ‘инли, термин "статус" подходит к тем группам римского населени€, у которых экономическое и сословное положение не совпадало или же не было оформлено юридически. Ёкономическа€ модель античности у Ћукача опиралась на концепцию "статусов". “ак, различие в экономическом положении маскировала идентичность их правового "статуса". ћежду рабами и свободными всегда был большой "спектр состо€ний" (клиенты, колоны, наемные работники). –абы рассматриваютс€ и ‘инли лишь как одна из категорий зависимых людей, работавших по принуждению. “олько в периоды расцвета √реции и –има рабы оттесн€ли на второй план иные виды принудительного труда, хот€ и тогда они работали нар€ду со свободными. ¬ своей новой книге ‘инли23 снова повтор€ет, что дл€ античности применимы главным образом пон€ти€ "статус" и "сословие", причем здесь же оговариваетс€, что термины классы "бедных" и "богатых" он употребл€ет лишь в "обиходном", а не в марксистском смысле.

ѕрименить современные социологические методы к анализу структуры римского общества пытаетс€ английский историк  . √опкинс24 . ќн в основном также исходит из пон€тий "страты" и "статусы", но прибавл€ет еще весьма неопределенную, очевидно, заимствованную у италь€нского социолога 1920-х годов, сторонника ћуссолини ¬. ѕарето категорию "элит". √опкинс толкует о борьбе внутри "элиты" и между "элитой" и "неэлитой", наконец, между старой "элитой", опиравшейс€ на землевладение и престиж предков, и новой, опиравшейс€ на "новые системы" - армию, право, ораторское искусство.  онфликты в римском обществе дл€ √опкинса в первую очередь результат борьбы бедных и богатых, а также различных групп и институтов за присвоение материальных богатств общества и престижного положени€ в нем. ќн не высказывает определенного мнени€, были ли рабы классом, замеча€ лишь, что социальный статус некоторых рабов противоречил правовому. ѕодоплеку такого подхода к социальной структуре римского общества охарактеризовал близкий к марксизму американский специалист по истории античного мира ≈. —ен  руа25 , отметивший, что анализ античного общества с точки зрени€ его классовой структуры представл€етс€ р€ду историков "опасным", поскольку его можно применить к современному обществу и сделать соответственные выводы о неизбежности классовой борьбы.

“аким образом, основные возражени€ против марксистской трактовки социальной структуры римского общества свод€тс€ к следующему: отрицаетс€ наличие классов, рабы не признаютс€ классом, как и их борьба - классовой, а заодно отвергаетс€ тезис о революционном характере перехода от античности к феодализму. Ќа первый план выдвигаетс€ такой аргумент, как отсутствие у рабов классового самосознани€, собственной идеологии, отличной от других слоев.  ласс же как социальна€ категори€, за€вл€ют эти критики марксизма, определ€етс€ самосознанием и €сным пониманием целей своей борьбы. » делаетс€ вывод: рабы, которые сближались и экономически и идеологически с


22 Lukacz G. History and Class Consciousness. Cambridge. 1971.

23 Finley M. Politics in the Ancient World. Cambridge - N. Y. - Lnd. 1983.

24 Hopkins K. Conquerors and Slaves. Cambridge. 1978.

25 Croix E. St. Karl Marx and Classical Antiquity. - Arethusa, 1975, vol. 8, N 1 (Marxism and the Classics), p. 22.

стр. 66


лишенными средств производства свободными, не имели самосто€тельного значени€ как класс, они не состо€ли в антагонистических отношени€х со свободными, а значит - и не вели классовой борьбы26 .

Ѕуржуазные историки, выступающие против марксистской историографии, весьма приблизительно знакомы как с марксистскими положени€ми, относ€щимис€ к докапиталистическим формаци€м, так и с историко-материалистическим методом анализа, формационным подходом к исследованию древних обществ и т. д. ѕочти совсем они не знакомы с трудами ¬. ». Ћенина. ”тверждают, например, будто в марксизме нет четкой дефиниции класса, но при этом игнорируют определение, данное Ћениным27 . Ќе учитываетс€ ими и введенное Ћениным пон€тие класса-сослови€, которое он использовал в конкретно-историческом анализе28 .

≈ще в "ћанифесте  оммунистической партии" ћаркс и Ёнгельс противопоставл€ли социальную структуру докапиталистических обществ, делившихс€ на сослови€, внутри которых существовали еще свои дробные делени€ различных общественных положений, структуре капиталистического общества с его бессословными классами29 . ”прекать марксистов в недоучете сложности и дробности социальной структуры докапиталистических обществ и роли в них сословного фактора нет никаких оснований. ћаркс пр€мо говорил о том, что структура этих обществ, определ€вша€с€ характерными дл€ них формами собственности, уровнем развити€ производства, степенью разделени€ труда и развити€ обмена, принципиально отлична от современной30 . „ем менее был развит обмен, тем сильнее были св€зи индивидов внутри той общности, к которой они принадлежали; отношени€ между ними основывались на личной зависимости, господстве и подчинении несобственника собственнику или коллективной организации труда31 . –азделение труда, вышедшее за рамки общины, закрепл€лось в виде сословий, каст, цехов, гильдий; индивиды вступали между собою в общение именно как члены какой-нибудь касты или сослови€. » определ€ющую роль в этом играл способ производства32 .

ћаркс подчеркивал, что основу всех общественных отношений, а следовательно и социальной структуры, составл€ют отношени€, складывающиес€ в основной, ведущей отрасли экономики, каковой в докапиталистических обществах было земледелие. «емельному собственнику принадлежал как прибавочный труд, так и прибавочный продукт. —кладывавшиес€ на этой базе отношени€ определ€ли и все другие, например, в ремесле33 . ќснову социальной структуры римского общества также следует искать в отношени€х, складывавшихс€ в землевладении и земледелии.  лассы постепенно развивались здесь из социальных групп. ¬ докапиталистическом, в частности в римском, обществе образование классов, например, рабов, представл€ло, по словам ћаркса, необходимый и последовательный результат развити€ собственности, основанной на общинном строе и на труде в услови€х этого стро€34 . –абство и крепостничество измен€ют и извращают первона-


26 ќб отсутствии у рабов собственных религиозных представлений, отличных от представлений свободных, что €кобы €вл€етс€ аргументом против классовой борьбы рабов, пишет, в частности, ‘. ЅЄмер (Bomer F. Untersuchungen uber die Religion der Sklaven in Griechenland und Rom. Vol. I. Die wichtigsten Kulte und Religionen in Rom und im lateinischen Westen. Wiesbaden. 1981).

27 —м. Ћенин ¬. ». ѕ——. “. 39, с. 15.

28 “ам же. “. 2, с. 475 - 476; т. 6, с. 311; Ќеронова ¬. ƒ. —оветска€ историографи€ о сословии и классе рабов. - ¬опросы истории, 1982, N 10.

29 ћаркс  . и Ёнгельс ‘. —оч. “. 4, с. 424 - 425.

30 “ам же. “. 4, с. 96, 144 - 146, 153, 154.

31 “ам же. “. 3, с. 65, 77; т. 46, ч. 1, с. 100 - 101, 106 - 107.

32 “ам же. “. 4, с. 154; т. 46, ч. 1, с. 106 - 107.

33 “ам же. “. 46, ч. 1, с. 228 - 229, 456.

34 “ам же. “. 16, с. 375.

стр. 67


чальные формы всех общин, сами станов€сь базисом последних. ѕри рабстве и крепостничестве одна часть общества обращаетс€ с другой его частью просто как с неорганическим природным условием собственного воспроизводства, раб становитс€ в один р€д с прочими существами природы, со скотом35 . Ётот тезис ћаркса по€сн€ет его известное определение рабов как "пассивного пьедестала", на котором разворачиваетс€ борьба среди свободных36 . «десь подчеркиваетс€ своеобразие положени€ класса рабов, но вовсе не отрицаетс€ его существование и значение дл€ данного общества.

 ак и ко вс€кому общественному €влению, ћаркс подходил к социальной структуре римского общества с позиций строгого историзма. »сходным пунктом его развити€ он считал античную городскую общину. Ёто обсто€тельство никоим образом нельз€ упускать из виду, поскольку оно составл€ет коренное отличие социальной истории √реции и –има от истории капиталистического общества, формировавшегос€ на основе феодального, с издавна существовавшими классами-сослови€ми и сильным государством. ¬ римской общине социальные группы конституировались в процессе разделени€ труда и выделени€ различных общественных функций. — дальнейшим разделением труда, развитием обмена, товарного производства, частной собственности из социальных групп формируютс€ классы, в первую очередь в ведущей отрасли экономики, сельском хоз€йстве, а именно: класс-сословие крупных земельных собственников и класс мелких землевладельцев и арендаторов частных и государственных земель.

“еми же факторами было обусловлено развитие рабства. ¬нутри римской общины в период ее расцвета после побед плебса, наделени€ неимущих землей, запрещени€ долгового рабства и ограничени€ долговой кабалы, запрещени€ требовать деньги у клиентов крайне сузились возможности эксплуатации сограждан, потребность же в дополнительном труде росла, а удовлетворить ее можно было лишь за счет эксплуатации рабов-иноплеменников. “ак сложились большие группы людей, не принадлежавшие к гражданскому обществу, но ставшие его "пьедесталом", "неорганическим условием воспроизводства".

ѕоложение этих групп вне гражданского общества отличало их и от пролетариев современности, и от феодальных кресть€н. Ќо при всем своеобразии своего положени€ рабы, несомненно, были классом, вернее, классом-сословием: сословием если не по сумме прав, то по юридически закрепленному бесправию, классом, по своему отношению как "большой группы людей" к средствам производства (которые у них отсутствовали), по своему месту в процессе производства (они были основными производител€ми материальных благ), по той форме эксплуатации, которой они подвергались (непосредственно, а не в форме ренты или прибавочной стоимости, присвоени€ их прибавочного продукта).  ласс-сословие рабов конституировалс€ постепенно по мере экономических и социальных изменений, происходивших в римской гражданской общине, причем в наиболее чистом виде, со всей суммой его классовых признаков в ведущей отрасли экономики - сельском хоз€йстве. ј сложивша€с€ в этой отрасли форма эксплуатации труд€щихс€ вли€ла и на формы эксплуатации рабов в ремесле, хот€, разумеетс€, с известной модификацией.

¬ыше уже упоминалось о получившей распространение в немарксистской историографии концепции Ћукача о том, что из-за отсутстви€ классового самосознани€ рабов нельз€ считать классом. ќднако это положение так и осталось недоказанным, поскольку не было исследовано на конкретном материале источников. Ѕолее того, оно не соответствует


35 “ам же. “. 46, ч. 1, с. 478, 482.

36 “ам же. “. 16, с. 385 - 386.

стр. 68


исторической реальности античного общества. “ака€ группа людей, составл€вша€ внушительную долю населени€, занимавша€ значительное и специфическое место в производстве и обществе, как класс рабов, не могла не иметь собственного самосознани€.  онечно, в источниках содержатс€ лишь скудные свидетельства о самосознании рабов, об их идеологии, психологии и морали. Ќо эти свидетельства все же имеютс€. јнтичные авторы, рассматривавшие рабов как инструмент, как людей, сто€вших неизмеримо ниже свободных, не останавливались на этой констатации. ћногие, например, считали, что рабы должны так уставать на работе, чтобы их единственным желанием было спать, а не думать. ”же то, что сельским рабам запрещалось общатьс€ с рабами других вилл, гадател€ми, принимать участие в общих культах, кроме культа ларов, дабы они не набрались "вредных мыслей", показывает, что такие мысли были и представл€лись рабовладельцам опасными37 . ѕозже јпулей, Ћукиан, ÷ельс старались дискредитировать простонародный кинизм и христианство, ссыла€сь на то, что проповедников этих учений слушают ремесленники, беглые рабы и собиравша€с€ на кухне чел€дь38 .

»сториографическа€ традици€ создавалась представител€ми господствующих классов, которые мало интересовались идеологией основных производителей материальных благ. ¬нимательное же исследование марксистскими историками данных, сохранившихс€ в источниках, позвол€ет сделать вывод, что класс рабов выработал свои моральные нормы, имел свою идеологию, свои религиозные культы (например, культ —ильвана, не входившего в официальный пантеон, бога-труженика и покровител€ тружеников), свою систему духовных ценностей, р€д важных элементов которой вошел затем в религиозно- моральную систему раннего христианства. Ќет никакого противоречи€ в том, что многие аспекты этой идеологии и морали, системы духовных ценностей рабов совпадали с представлени€ми низших и обездоленных слоев свободного населени€, страдавшего от норм рабовладельческого общества и поэтому, осознанно или неосознанно, раздел€вшего протест против этих норм. » в другие эпохи всемирной истории р€д моральных ценностей, отражавших протест низших классов, будь то феодальное кресть€нство или класс пролетариев, оказывал мощное идеологическое воздействие на другие классы, сослови€ и слои населени€. Ѕыло бы нарушением историзма и насилием над реальной действительностью представл€ть себе формы морали и идеологии низших классов (рабов, феодального кресть€нства и пролетариата) по образу и подобию идеологии, морали и психологии рабовладельцев, феодальных сеньоров или капиталистов.

ѕротивники марксизма-ленинизма приписывают советским ученым упрощенное понимание класса рабов как некоей нерасчлененной массы. ќднако именно они исследовали разные формы рабовладельческого производства, структуру класса-сослови€ рабов, показали его сложность и расчлененность, несовпадение положени€ и интересов различных групп рабов, в частности сельских рабов и рабов-ремесленников, рабов-слуг, доверенных агентов господ, рабской интеллигенции39 . Ќо эта дифференциаци€ ни в коем случае не подрывает представлени€ о единстве рабов как класса-сослови€. ƒл€ марксистской историографии характерен системный подход к разбираемому вопросу, предполагающий рассмотрение проблемы класса рабов в органической св€зи с ана-


37 Livius T. V, 3, 8; Cato. De agriculture, VII, 3 - 4; CLII, 1 - 2; Plutarch Cato Maius, 21; Columella. De agric. I, 8; XI, 1.

38 Apul. Floridae. 1, 7 - 8; IV, 27; Lucian. Servi fugitivi; Pанович ј. јнтичные критики христианства. ћ. 1935, с. 37, 39, 52.

39 Ўтаерман ≈. ћ., “рофимова ћ.  . –абовладельческие отношени€ в ранней –имской империи. ћ. 1971.

стр. 69


лизом характера всего античного производства, учитывающий процесс разложени€ примитивной общинной структуры, социальное и юридическое положение различных групп рабов в обществе, особенности формировани€ их самосознани€.

ѕосто€нное внимание к разным аспектам происхождени€, положени€ и эксплуатации рабов как основных производителей, а также эволюции всех этих факторов в св€зи с общим развитием социально-экономического и политического стро€ вытекает из основного методологического положени€ марксизма-ленинизма о решающей роли в истории классов - производителей материальных благ. ¬ советской науке об античности выработано четкое представление о классовой структуре рабовладельческого общества (в данном случае римского) как достаточно сложной и расчлененной, предполагающей наличие, кроме основных классов-антагонистов - рабов и рабовладельцев, также и других классов, в частности свободных мелких производителей, крупных землевладельцев, использующих труд зависимых лиц (не рабов) и других промежуточных социальных групп.

√лавные доводы тех, кто отрицает наличие и роль основного классового антагонизма в античном (в данном случае римском) обществе, следующие: восстани€ рабов были редки, не играли особой роли в развитии общества, не €вл€лись результатом посто€нного классового антагонизма, а вызывались случайным стечением обсто€тельств. ќднако сам по себе факт признани€ движений рабов свидетельствует об острейшем классовом антагонизме в античном обществе. ѕоследние исследовани€, проведенные даже в рамках буржуазной методологии, например, школой ». ‘огта, говор€т о весьма значительной роли рабов в римском обществе, о наличии в нем известной социальной напр€женности. Ќо даже такое весьма ограниченное признание фактов, свидетельствующих о борьбе рабов, встретило возражени€ р€да западных специалистов.

 акие же новые аргументы предлагают в этой полемике буржуазные историки? ћожно назвать три основных: 1) отсутствие у рабов классового самосознани€ и €сного понимани€ целей своей борьбы; 2) неучастие в ней многих рабов и даже целых их слоев; 3) отсутствие восстаний, в которых бы участвовали одни только рабы, активность широких слоев свободной бедноты и подчиненна€, в сущности, роль рабов в этих восстани€х. Ќедоказанность и несосто€тельность последнего аргумента вынужден признать даже ќрена40 . ѕредставители "новых" взгл€дов на восстание —партака (и сицилийские восстани€) так и не привели каких-либо ранее не известных материалов и источников в пользу своей концепции.

Ѕуржуазные историки обвин€ют марксистов в "модернизации" истории, но именно западные исследователи не мысл€т классовой борьбы, отличной от той, котора€ характерна дл€ нового времени, т. е. занимаютс€ модернизацией античности. ћарксисты же исход€т из того, что класс не идеологическа€, а социальна€ категори€, существующа€ объективно, независимо от чьего-либо сознани€. ¬ силу своего положени€ рабы не могли освободитьс€ как класс, т. к. дл€ такого класса в античном гражданском обществе места не было и освобождение вело к его самоликвидации. Ќе могли ставить себе рабы целью отмену рабства как института, т. к. этот институт представл€лс€ тогдашнему обществу социально необходимым41 . –абство еще соответствовало уровню производства, всему строю жизни и культуры, а ставить себе целью переустройство общества люди могут лишь тогда, когда существующие отношени€ приход€т в противоречие с его объективными социальными и экономическими потребност€ми. ¬едь даже со сменой рабовладельческой


40 Orena R. Op. cit., p. 133.

41 ћаркс  . и Ёнгельс ‘. —оч. “. 23, с. 747.

стр. 70


формации феодальной рабство не было отменено и сходило на нет лишь постепенно.

Ќеубедителен и аргумент относительно того, что не все рабы принимали участие в борьбе, в частности в восстани€х. –абы уже потому не могли выступать как единое целое, что €вл€лись классом-сословием, не представл€вшим единого целого. Ѕолее того, неоднородность класса-сослови€ усиливалась с развитием товарного производства, с умножением и усложнением социальной, политической, идеологической сфер жизни общества. ”же к концу –имской республики (а тем более во врем€ империи) выходцы из рабов €вл€лись арендаторами земли и ремесленных мастерских (к этим группам применимы слова ћаркса о том, что в обществе с господством личных отношений на определенной стадии развити€ отношени€ могут принимать вещный характер, однако ограниченный и потому представл€ющийс€ личным42 ), низшими членами административного аппарата провинциальных наместников, а в самом –име - доверенными агентами политических де€телей, проникали в сферу умственного труда. Ёти группы в классовой борьбе рабов участи€ не принимали и даже, напротив, выступали на стороне власть имущих. “ака€ позици€, конечно, не осознавалась ими как "классова€", да и "самосознание статуса" дл€ них отступало на задний план перед фактической социальной принадлежностью. —оответственно неоднородны были и высшие классы- сослови€, и дл€ них пон€ти€ "класса" и "сослови€" часто не совпадали.

»сследование способа производства и зижд€щейс€ на нем общественно-экономической формации предполагает выделение тех классов, без которого он вообще немыслим. ¬ обществе, развившемс€ из античной гражданской общины, остававшейс€ основой античного мира вплоть до его полного разложени€, эксплуатируемым в широком масштабе и в самом полном объеме классом могли быть только рабы. ѕоэтому вполне закономерно называть этот способ производства рабовладельческим, абстрагиру€сь от численности рабов, о которой можно строить более или менее убедительные гипотезы. —ливавшиес€ с колонами клиенты, аддикты, наемные работники, с одной стороны, свободные мелкие земледельцы - с другой, оп€ть-таки независимо от их численности, сохран€лись от времен расцвета римской гражданской общины и дополн€ли своим трудом труд рабов. Ѕез рабов же римское общество и его производство немыслимы, т. к. его основы несовместимы с широкой и полной эксплуатацией превращенных в зависимых людей сограждан, до кризиса античного мира бывших юридически равноправными и имевших право на определенный прожиточный минимум. »менно в этом смысле и следует говорить об основных классах общества.

ѕри изучении отдельных эпох, периодов, конкретных событий учитываетс€ вс€ реальна€ многослойность общества, взаимоотношени€ различных слоев, групп, их союзы и конфликты, их эволюци€ в ходе исторического развити€, ее вли€ние на общество в целом, на его социально-экономическую, политическую, идеологическую жизнь. Ќо и при таком конкретно-историческом анализе нельз€ упускать из виду вли€ние, оказываемое основной формой эксплуатации, основным классовым противоречием, которое во многом определ€ло и другие формы эксплуатации и положение эксплуатируемых. “ак, несмотр€ на все попытки ограничить долговую кабалу, она посто€нно возрождалась, и должники фактически переходили на положение рабов. ¬ фамилию нанимател€ стали включатьс€ наемные работники, а сама работа по найму всегда рассматривалась как сближавша€ наемного работника с рабом; только экономическа€ независимость давала полную свободу. ѕрофессии, обыч-


42 “ам же. “. 46, ч. 1, с. 108.

стр. 71


ные дл€ рабов (не только св€занные с физическим трудом, но, например, и професси€ учител€), унижали свободного. „ем далее, тем более "маленькие люди", зависевшие от какого-нибудь хоз€ина, патрона, были вынуждены, по примеру рабов, приносить жертвы его ларам, его гению, образовывали коллегии его "обожателей" и "почитателей".

 огда образовались сослови€ "благородных" и "простонародь€"43 , наказани€ дл€ представителей последнего определ€лись в соответствии с теми, что были обычны дл€ рабов. ¬ середине II в. вопреки прежнему запрещению превращать гражданина в раба была юридически санкционирована самопродажа в рабство совершеннолетних граждан, т. е. официально признано, что человек, работающий на другого, может стать рабом. »мущество колона, и ранее нередко частично включавшеес€ в инвентарь имени€, в конце концов было приравнено к рабскому пекулию. ¬се это было результатом господства норм, характерных именно дл€ рабовладельческого общества. “ем более странно отрицать основной антагонизм и классовую борьбу рабов только на том основании, что в ней участвовали и свободные и что свободные труд€щиес€ и рабы придерживались одинаковых взгл€дов, которые выражали более или менее осознанный протест против существующих отношений, пропив идеологического нажима верхов на низы.

—овершенно неправомерно также ставить в один р€д участие рабов в конфликтах между высшими сло€ми, смотревшими на рабов лишь как на пассивное орудие, от которого в случае успеха следует избавитьс€ (например, истребление —ерторием гвардии ћари€, состо€вшей из рабов), и совместную, принимавшую различные формы борьбу рабов и свободных бедн€ков. –азличие "статусов" здесь никакой роли не играло, что видно хот€ бы на примере коллегий "маленьких людей", включавших в себ€ и свободных тружеников и рабов, а также на примере ставших столь обычными браков рабов с юридически свободными женщинами, что юристы, формально подчеркива€ невозможность законных семейных св€зей рабов, все же специально рассматривали судьбу приданого, принесенного женой мужу-рабу44 .

ќсобенно важно, что сами формы классового протеста определ€лись оп€ть-таки услови€ми рабовладельческого общества. ”частие каких-то групп свободных людей в восстании —партака вполне веро€тно, но это не доказывает, что в данном случае не имело места именно восстание рабов, и в первую очередь наиболее сплоченной группы сельских рабов, составл€вших €дро класса-сослови€ рабов. ¬осстани€ рабов нельз€ считать случайными вспышками массового недовольства, как и кресть€нские восстани€ феодальной эпохи. » те и другие были закономерны и неизбежны, их порождал определенный этап развити€ данной общественно-экономической формации. » дело вовсе не в том, какое вли€ние восстание —партака оказало на дальнейшие событи€, такие, как переход к колонату, установление империи и т. п.  олонат вообще был старинным установлением, и его большее или меньшее распространение зависело от преобладани€ определенного типа хоз€йства - вилл средней величины, возделывавшихс€ трудом рабов, или больших имений, в которых выгоднее было сочетать последний с мелким земледельческим хоз€йством.


43 Honesriores u humiliores.   первым принадлежали сенаторы, всадники и декурионы городов, ко вторым - все остальные. ѕоложение тех и других было оформлено юридически, что и позвол€ет считать их сослови€ми. "Ѕлагородных" нельз€ было казнить без санкции императора, приговаривать к работам на рудниках, примен€ть телесные наказани€, пытать, что, напротив, вполне допускалось в отношении "простонародь€". ѕоказани€ на суде "благородных" имели больший вес, чем показани€ "простых", самые бедные из которых вообще не выслушивались. Ќанесенное "благородному" оскорбление каралось более жестоко, чем обида "маленькому человеку" (как именовались humiliores).

44 Dig. XXIII, 3, 39; XVI, 3, 27.

стр. 72


¬осстание —партака показало неспособность сенатского правительства справитьс€ с новыми услови€ми, сложившимис€ в римской державе. Ќапр€женность в отношени€х рабов и господ уже не могла - как некогда - подавл€тьс€ в рамках фамилии, т. е. применением лишь абсолютной власти господина, ее главы. —оответственно и дл€ господствующего класса в целом уже стало недостаточным сохран€ть неприкосновенность этой власти в замкнутом мирке фамилии. “ребовалась дополнительна€ внешн€€ сила, способна€, с одной стороны, ограничить злоупотребление глав фамилий властью, чтобы не обостр€ть недовольство рабов, не доводить их до восстаний, а с другой - способна€ более эффективно подавл€ть сопротивление рабов и держать их в повиновении. “акой силой мог быть только военно-административный и полицейский аппарат, созданный јвгустом и посто€нно укрепл€вшийс€ его преемниками. ѕолитика јвгуста относительно рабов, продолженна€ императорами I-III вв., служила обеим этим цел€м. Ќачина€ с јвгуста рабы все более включались в сферу действи€ государства, старавшегос€ избежать крайностей, привод€щих к чрезвычайно пугавшим господ открытым выступлени€м рабов, и вместе с тем обеспечить покорность последних жестокими мерами, вроде изданного при јвгусте закона, известного под названием "—иланианского сенатусконсульта", предписывавшего в случае убийства господина казнить всех рабов, находившихс€ под одной с ним кровлей. Ќо если восстание —партака и не привело к превращению рабов в колонов, это вовсе не принижает его значени€ в истории римского общества и государства конца –еспублики.

јнтагонизм между рабами и их господами, кстати сказать, в полной мере осознававшийс€ последними, про€вл€лс€ не только и не столько в восстани€х. » это был именно антагонизм между рабами и рабовладельцами, а не между рабами и свободными. ќн был обусловлен отрицаемым западными историками противоречием между производительными силами и производственными отношени€ми, подрывавшим рабовладельческий способ производства. –азвитие производительных сил тогда по р€ду причин шло не столько за счет техники, сколько за счет накоплени€ опыта и роста квалификации работников, их все более дробной специализации и соответствующего обучени€. Ќо, как €вствует из р€да мест сочинений  олумеллы и ѕаллади€, из некоторых статей кодексов45 , господа посто€нно опасались, что знающие, толковые рабы окажутс€ "м€тежниками". –абы же не хотели Ѕ ѕќЋЌќ… мере про€вл€ть свои знани€ и умение.

ќтсюда бесконечное возрастание "труда надзора", убыточность тех крупных рабовладельческих хоз€йств, где такой последний надзор был недостаточно эффективен и дорого обходилс€, постепенный упадок культур, требовавших высокой квалификации работников, падение рентабельности хоз€йств. ќтсюда актуальность и острота "рабского вопроса", попытки заинтересовать хот€ бы часть рабов морально и материально, попул€рность рассказов о "преданных рабах", спасавших господ, иногда ценою жизни, что, как замечает јппиан, было тем более удивительным, что сентиментальные восхвалени€ возможной дружбы между господами и рабами "противоречили природе вещей"46 .


45 Ўтаерман ≈. ћ., “рофимова ћ.  . ”к. соч., с. 37 - 38, 301.

46 “акие рассказы собирались и приукрашивались теми представител€ми господствующего класса, которые, вид€ несовершенство рабовладельческого хоз€йства и силу ненависти рабов к господам, старались воздействовать на сознание рабов в надежде см€гчить остроту социальных противоречий. Ќачало подобным истори€м положил —енека, теоретик новых форм взаимоотношений рабов и господ. —деланную им подборку фактов дополнили ¬алерий ћаксим, посв€тивший в своем сочинении особую главу верности рабов (VI, 8, 1 - 7), и јппиан в главах, посв€щенных проскрипци€м (Bell, civil., IV, 15 - 51). Ќаиболее полно соответственные рассказы собрал ћакробий в 11-й главе первой книги своих "—атурналий".

стр. 73


Ќеобходимость заинтересовать рабов материально постепенно вела к переходу от непосредственного изъ€ти€ прибавочного продукта труда рабов к изъ€тию его в виде одной из форм ренты за отведенные рабу участки земли, сданные ему в аренду ремесленные мастерские или лавки, и это постепенно измен€ло экономический базис общества. ѕопытки же морального воздействи€ на рабов вызывали обратную реакцию как среди рабов, так и со стороны свободных труд€щихс€, поскольку выдвижение какого-либо раба вызывало настороженность со стороны его окружени€. “о же имело место и относительно свободных труд€щихс€. "ќпасно дл€ низко сто€вшего человека превосходить других в искусствах", - гласила пословица. ј близкие к народу баснописцы ‘едр и јвиан доказывали, что стремление выделитьс€ пойдет во вред "маленьким люд€м". »м не следует довер€ть знатным и богатым, которые только притвор€ютс€ друзь€ми дл€ того, чтобы их разъединить и погубить. »м вторили народные пословицы, известные как "—ентенции" ѕублили€ —ира и учившие, что не может быть дружбы между рабом и господином, она возможна лишь между хорошими людьми, а богач - или негод€й, или наследник негод€€, так как добродетель не живет в высоких хоромах47 . —вободные труд€щиес€, положение которых во многом определ€лось положением рабов, вместе с ними отвечали таким образом на попытки подчинить их морально.

»деологическа€ борьба в римском мире носила классовый характер. Ёто особенно хорошо видно на материале истории ранней империи. ќткрытые восстани€ рабов легко подавл€лись мощным военно-административным аппаратом рабовладельцев. ћежду тем на разных ступен€х развити€ общества формы про€влени€ классового антагонизма бывают различны, как и их эффективность. –абы и свободные бедн€ки последовательно отчуждались от всех официальных духовных ценностей, от учений о "вечном –име", "божественном императоре", проповедуемых сверху добродетелей, €кобы доступных лишь мудрым и образованным, от богов, образующих официальный пантеон. ƒостигший своего высшего напр€жени€ в раннем христианстве "с его демократически- революционным духом"48 духовный протест против идеологического порабощени€, против активного участи€ в делах, шедших на пользу господ и патронов, подрывал не только экономику, непосредственно зависевшую от работников, но и моральную опору императорской власти, которую Ёнгельс ставил наравне с ее материальной опорой - армией49 . » процесс этот кончилс€ упадком античного мира, крушением «ападной –имской империи.

“о обсто€тельство, что в этой идеологической борьбе участвовали и рабы, и эксплуатируемые свободные, не подтверждает, однако, мнени€ тех, кто считает, что в –име имела место не классова€ борьба рабов, а извечна€ борьба бедных и богатых.  онечно, в любом эксплуататорском обществе низшие классы бедны, а высшие богаты. Ќо борьба их в каждой формации и даже на каждом этапе ее развити€ обретает специфические черты. «десь играют роль господствующие формы эксплуатации основного класса производителей материальных благ и близких ему слоев, социальна€ структура, политический строй, характер и значение идеологического фактора, формы организации эксплуатируемых масс и другие подобные моменты.

ѕроблема перехода от рабовладельческой к феодальной формации вызывает немало споров и в марксистской историографии. ƒискуссии шли и идут о степени развитости или об отсутствии элементов феодального способа производства в рамках –имской империи, о роли внеш-


47 Phedr, 1, 5, 21, 31; II, 8; Avian, 11, 13, 16, 41.

48 Ћенин ¬. ». ѕ——. “. 33, с. 43.

49 ћаркс  . и Ёнгельс ‘. —оч. “. 19, с. 310 - 311.

стр. 74


них (варварские вторжени€) и внутренних (обострение классовой борьбы) факторов в падении империи, о значении действий различных классов, о дисконтинуитете или континуитете при переходе к феодальному строю. Ќо все или почти все марксистские историки признают революционный характер перехода от рабовладельческого стро€ к феодализму. ѕри этом никто уже не считает, что переход этот был результатом "революции рабов".  онцепци€ "революции рабов" отвергнута марксистской историографией и, кстати говор€, значительно раньше, чем ее стали критиковать на «ападе.

»сход€ из представлений о революции как об однократном акте, подобном ‘ранцузской буржуазной революции конца XVIII в., критики марксизма игнорируют то обсто€тельство, что –имска€ импери€, хот€ и объединенна€ политически, была многоукладна в социально-экономическом смысле. ѕравда, ћ. ‘инли замечает, что не существовало единой римской экономики50 , но не делает из этого выводов и далее рассматривает –имскую империю как унифицированное целое, дл€ которого и ищет единые принципы социальной стратификации. Ќо таким целым импери€ никогда не была. ¬ ее состав входили племена и народы, сто€вшие на разных уровн€х развити€, с разными отношени€ми собственности и эксплуатации, с различными способами производства и различной социальной структурой. » эта разница сохран€лась на прот€жении всей ее истории, несмотр€ на то, что в отдельные периоды в том или ином регионе тот или иной уклад мог получить столь значительный перевес, приобрести столь решающее значение, что казалось, будто он полностью вытеснил остальные.

ћаркс, разбира€ экономические последстви€ римских завоеваний, приводил римл€н в качестве примера народа, оставл€вшего у побежденных их способ производства и довольствовавшегос€ данью, и упоминал при этом, что способ производства победителей и побежденных может образовывать некий синтез51 . ”спехи археологии и эпиграфики позволили пересмотреть господствовавшую ранее концепцию относительно полной будто бы романизации провинций. “езис ћаркса находит все новые подтверждени€. Ќар€ду с област€ми, где ведущей была антична€ городска€ гражданска€ община со всеми ее особенност€ми, вы€вл€ютс€ области с преобладанием различного типа кровнородственных и сельских общин и крупного, сложившегос€ еще до римского завоевани€ землевладени€, сочетавшегос€ с мелким землепользованием, и районы, где прибавочный продукт изымалс€ в виде одной из форм докапиталистической ренты, а работники не были лишены средств производства и в той или иной степени прикрепл€лись к земле. ћетод, примен€вшийс€ Ћениным дл€ анализа сущности и взаимоотношений различных укладов в пореформенной –оссии, может быть применен и в данном случае.  ак и в тогдашней –оссии, уклады распредел€лись и территориально и переплетались в одном районе и даже в одном хоз€йстве. ¬нутри этой сложной системы складывалось не менее сложное переплетение классовых и внутриклассовых отношений. √осударство пыталось оперетьс€ то на один, то на другой из имущих классов или их отдельные слои, достига€ некоторой ограниченной самосто€тельности, когда между борющимис€ классами устанавливалось известное равновесие сил52 .

ѕод таким углом зрени€ допустимо рассматривать и соотношени€ между различными укладами и позицией государства в –имской империи, особенно когда господствующий рабовладельческий способ производства стал приходить в упадок, а развивавшийс€ в синтезе с ним и


50 Finley M. Ancient Economics, p. 28.

51 ћаркс  . и Ёнгельс ‘. —оч. “. 46, ч. 1, с. 34.

52 —м. Ћенин ¬. ». ѕ——. “. 6, с. 268 - 269; т. 9, с. 195 - 196; т. 20, с. 325 - 330; т. 33, с. 13.

стр. 75


под его вли€нием представленный сельскими общинами и внегородскими, возделываемыми колонами имени€ми, протофеодальный уклад, выраставший из доримских отношений, стал приобретать все большее значение. ¬озникали элементы феодальных отношений: сословна€ собственность сенаторов, земли которых с конца II в. автоматически изымались из территории городов, колоны, которые хот€ и не были юридически оформлены в сословие, но фактически стали таковым, их законодательно регулируемые владельческие права и об€занности, делавшие их собственность сословной. ¬озникла и корпоративна€ собственность общин, ремесленных коллегий, городских курий.  ак указывал ћаркс, сословна€ и корпоративна€ собственность характерны дл€ феодализма53 . –азвивались все виды ренты, в том числе и отработочна€, а, как замечает ћаркс, обыкновенно крепостное состо€ние возникает из барщины54 . ”силивалась власть землевладельцев над зависимыми людьми. –емесло постепенно перемещалось в крупные имени€ и села. »зменилс€ характер классовой борьбы, главными участниками которой станов€тс€ кресть€не. »змен€лс€ и господствующий класс, в который теперь входили менее романизированные выходцы из туземной землевладельческой знати и "варваров". ќживают прежде оттесненные римской культурой местные культуры. —лабеют экономические св€зи, т. к. западные провинции –има станов€тс€ экономически автономными, и господствовавшие в них земельные магнаты чем далее, тем более т€гот€тс€ властью –има, вид€ в императорах бесполезных претендентов на прибавочный продукт, производимый их колонами, а также на земли, принадлежавшие государству. ќни выдвигают своих "узурпаторов", вступают в союз с вожд€ми "варваров", отдел€ютс€ от –има.

¬ таких услови€х социальна€ революци€ как единовременный акт была невозможна. „то же дает в данном случае право говорить о ней? ѕри всем своеобразии перехода от античности к феодализму налицо были присущие вс€кой социальной революции признаки и результаты: изменение отношений собственности (перестала существовать антична€ форма собственности), смена класса, сто€щего у власти (муниципальные собственники рабовладельческих вилл, составл€вшие опору принципата, были отстранены от власти, господствующим стал класс не св€занных с городами крупных землевладельцев из туземной и "варварской" знати), разрушение римского государства, созданной им армии и бюрократического аппарата и установление новых государственных форм, новых принципов организации армии и управлени€ (чему ни в коей мере не противоречит сохранение р€да пережитков старого), устранение преп€тствий, тормозивших развитие новых производственных отношений, зарождавшихс€ уже в старом обществе, широкие народные движени€ (в основном кресть€нские), сопровождавшие и ускор€вшие этот процесс, - восстани€ багаудов в √аллии и »спании, агонистиков в јфрике, готов и примкнувших к ним кресть€н и рабов на ƒунае и во ‘ракии, завершившиес€ разгромом римской армии под јдрианополем; наконец, частичное см€гчение положени€ труд€щихс€. “о обсто€тельство, что в падении «ападной –имской империи активную роль играли "варварские" вторжени€, не мен€ет революционного характера происходивших перемен.

 ак видим, вопрос о революции в трактовке основоположников марксизма и современной марксистской историографии гораздо более сложен и многообразен, чем это представл€ют их критики, упрекающие марксистов в модернизации и догматизме. » вовсе не догматическое требование об€зательного признани€ революции в конце формации, а именно конкретно-исторический анализ сосуществовавших в –им-


53 ћаркс  . и Ёнгельс ‘. —оч. “. 3, с. 22 - 23.

54 “ам же. “. 23, с. 248.

стр. 76


ской империи укладов, степени развити€ элементов феодального способа производства, борьбы классов внутри укладов и между ними, борьбы между сторонниками и противниками тогдашнего государства и его роли, анализ значени€ внешних войн и восстаний эксплуатируемых классов, наконец, результатов падени€ власти –има в одной области «ападной империи за другой позвол€ют говорить об "эре войн и революций" в конце античности.

Ёто не была "революци€ рабов".  лассова€ борьба рабов в ее различных формах обусловила невозможность дальнейшего развити€ экономики рабовладельческого способа производства и его упадок, неизбежность его гибели. —илы же, приведшие к этой гибели, формировались в основном в других укладах. ѕротиворечи€ между рабами и господами, между закрепощаемыми кресть€нами и крупными землевладельцами, складывавшимис€ в новый класс-сословие, противоречи€ между последними и римским государством, несмотр€ на его попытки лавировать, проникновение в империю "варваров", их наступление на империю, их победы, их союзы как с высшими, так и с эксплуатируемыми сло€ми ее населени€ - все это приводило к развертыванию революционного процесса и к тем результатам, к каким и приводит социальна€ революци€. ќсобенностью ее было то, что движущими силами оказывались в основном классы и слои не рабовладельческого, а феодализирующегос€ уклада, особенность, впрочем, легко объ€снима€, т. к. именно эти классы и слои, ставшие основными в новой формации, были наиболее оппозиционны римскому государству с его военно-бюрократической машиной, тормозившей их развитие.

ѕодведем итоги. ƒискуссии между марксистскими историками и их оппонентами могут быть плодотворными и продуктивными, но только при условии, что последние будут, во- первых, лучше знать те положени€ и тот метод, из которых стрем€тс€ исходить марксистские историки; во-вторых, учитывать современное состо€ние советской историографии и не приписывать ей положений, уже пересмотренных; в-третьих, основыватьс€ на системном анализе имеющихс€ в распор€жении историков данных, изучать рабство и римское общество в целом как развивающуюс€ по своим законам систему, а не соотносить их посто€нно с капитализмом, ища только сходство и разницу между этими "социальными организмами", что ведет лишь к затемнению исторической действительности и ее модернизации.

 

ќпубликовано 04 но€бр€ 2018 года




¬аше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на ѕорталус.

«агрузка...

ѕр€ма€ трансл€ци€:

—егодн€ в тренде top-100


ќ ѕорталусе –ейтинг  аталог јвторам –еклама