Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

БЕЛАРУСЬ есть новые публикации за сегодня \\ 17.08.17

Побег из Быхова

Дата публикации: 07 июля 2008
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: БЕЛАРУСЬ ИСТОРИЯ БЕЛАРУСИ →
Источник: (c) http://library.by
Номер публикации: №1215430981 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В ноябре 1917 года из импровизированной тюрьмы в белорусском городке Быхов практически из рук большевиков ушли генералы Корнилов, Деникин и другие создатели и полководцы Белой Гвардии.

Генерал-лейтенант Лавр Георгиевич Корнилов - сын простого казака, исследователь Афганистана, один из лучших российских командиров Первой мировой войны - поддержал февральскую смену власти и, будучи в тот момент командующим Петроградским военным округом, по приказу Временного правительства арестовал в Царском Селе бывшую императрицу Александру Федоровну.

18 июля Керенский назначил "революционного" генерала Верховным главнокомандующим российской армией.

Меньше чем через полтора месяца Корнилов, видя развал государства и вооруженных сил, попытался осуществить военный переворот, бросив на Петроград 3-й конный корпус генерала Крымова, но потерпел неудачу.

2 сентября 1917 года Корнилова и его соратников - генералов Деникина, Маркова, Лукомского, Романовского, Эрдели, Ванновского, Эльснера, Кислякова, Орлова и других поместили под охраной в гостинице "Метрополь" города Могилева, где находилась Ставка.

Через сутки из переполненного войсками Могилева корниловцев решили отправить подальше.

Находившийся в 50 км Быхов, по мнению историков, был выбран из-за относительной близости, наличия железнодорожной станции, телеграфного узла и каменных стен - для размещения двадцати четырех арестованных переоборудовали здание женской гимназии.

В советское время под Быховом располагался полк стратегической авиации, и вплоть до распада СССР он оставался закрытым городом.

Двухэтажный старый дом и нынче стоит на въезде в Быхов, через дорогу от полуразрушенного, но впечатляющего мощью стен оборонительного замка (первые камни в его фундамент были заложены в конце ХVI века).

Здание, выбранное в качестве места заключения для корниловцев, как утверждает местная молва, примерно за сто лет до описываемых событий строилось для замковой прислуги.

В советские времена там располагались несколько квартир, телеателье, а в пристройке - вытрезвитель. Сейчас - автошкола и мотострелковый кружок.

"Из подвалов есть подземный ход и, наверное, не один. Во всяком случае, пока не замуровали из-за опасности обвалов, мы по одному через ход лазили - он идет вдоль Днепра", - рассказывает местный краевед Валерий Котляров.

"По легенде, генерал Корнилов содержался в комнате второго этажа: вот, видите два окна слева? - показывает он. - И выпрыгнул прямо из окна в седло подведенного сюда коня".

"Красиво. Но вряд ли достоверно", - говорит историк Марина Воинова. И ссылается на дневниковые записи жены Антона Ивановича Деникина.

"По субботам местный батюшка приходил служить Всенощную в тюрьму. Служил внизу в столовой. Я стояла у стены, как раз передо мной стоял Корнилов. Меня он удивлял и восхищал. Как станет, заложив руку за кушак, выставив слегка одну ногу, так и стоит целый час, не шелохнется, с ноги на ногу не переступит, не повернется. А у него рана в ноге была и иногда так болела, что он не мог выходить из своей комнаты", - записано в дневнике.

Жены арестованных генералов провели рядом с мужьями два месяца.

В дневниках Деникиной обозначен порядок размещения арестантов: "Рядом с нашей камерой жил генерал Корнилов. Против Корнилова, через коридор, Лукомский и Эрдели. Рядом с ними Эльснер, Ванновский, дальше Кисляков и Орлов".

Условия содержания позволяли арестованным общаться друг с другом, получать информацию, поддерживать связь с сочувствующими и обдумывать дальнейшие действия.

"Основы Белого движения, его структура и принципы рождались в гостиницах Могилева и здесь, в Быхове, - рассказывает Марина Воинова. - К сожалению, в музеях Могилевской области нет документов-подлинников, относящихся к людям, вошедшим в историю как лидеры Белого движения. Музеи создавались в советские времена, и приоритеты были другие. Но в историко-краеведческом музее Быхова, который готовится принять посетителей, запланирована экспозиция об арестантах осени 1917 года".

Вслед за арестованными в Быхов отправился верный Корнилову Текинский полк (внешняя охрана) и батальон георгиевских кавалеров (50 человек) для охраны внутренней.

Ряд исследователей утверждает, что жизнь арестованных офицеров была сохранена именно "верностью Корнилову Текинского полка, и отчасти присутствием в Быхове штаба одного из полков Польской дивизии, с которым комендант Быхова установил связь".

Есть свидетельства, что после захвата власти большевиками в Петрограде в октябре 1917 года Чрезвычайная следственная комиссия по "делу генерала Корнилова " стала отпускать младших офицеров и лиц, не сыгравших особой роли в мятеже.

"Уйти отсюда быховские сидельцы могли с самого начала, - уверена Марина Воинова. - В любой день, и никто бы им не помешал! Но, как утверждали современники, Корнилов дал начальнику штаба главковерха Духонину офицерское слово. Понятие о чести было особым у того поколении, нам теперь такого и не увидеть, и не понять".

Корнилов и другие генералы ушли из Быхова вместе с Текинским полком 19 ноября 1917 года - как только Духонин распорядился о снятии ареста.

Николай Духонин принял верховное командование российской армией после бегства главковерха Керенского, и почти сразу же был смещен Совнаркомом за отказ прекратить боевые действия против Германии и начать демобилизацию.

В Могилев уже ехал с отрядом балтийских матросов и латышских стрелков назначенный Лениным новый верховный главнокомандующий - прапорщик Крыленко. В участи быховских узников сомневаться не приходилось.

Николай Духонин отказался оставить свой пост, и на следущий день, 20 ноября, был растерзан в своем кабинете матросами Крыленко.

На Дон Корнилов добрался через 17 дней. В создаваемую им Добровольческую Армию вступили только семеро из 400 ушедших из Быхова текинцев.

Маленький отряд отрывался от красногвардейцев, прорывался через засады, и в гиблом полузамерзшем болоте потерял почти всех лошадей.

Именно последнее обстоятельство вынудило Корнилова переодеться в штатское и на глухом полустанке сесть в поезд, следовавший на юг.

В столицу Войска Донского, Новочеркасск, он прибыл в начале декабря, и немедленно занялся созданием Добровольческой армии.

18 (31) декабря вместе с двумя другими генералами, бывшим начальником штаба Ставки Михаилом Алексеевым и донским атаманом Алексеем Калединым, Корнилов возглавил Донской Гражданский Совет, претендовавший на роль российского правительства, и был назначен командующим Добровольческой армией.

После установления Советской власти на большей части территории Области Войска Донского и самоубийства Каледина Корнилов повел добровольцев в казавшийся самоубийственным Первый Кубанский (Ледовый) поход на Екатеринодар (февраль-апрель 1918).

Генерал погиб 13 апреля при артиллерийском обстреле во время осады города. Его тайно похоронили близ Екатеринодара на территории немецкой колонии Гначбау. На следующий день могилу обнаружили большевики, тело было осквернено и сожжено на городской скотобойне.

Сменивший Корнилова Антон Деникин со своими армиями подошел к Москве ближе, чем кто-либо из белых вождей.

Опубликовано 07 июля 2008 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?