Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 21.09.17

ИВАН ГАЗА - СЫН НАРВСКОЙ ЗАСТАВЫ

Дата публикации: 19 ноября 2016
Автор: П. Я. КАНН
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Источник: (c) Вопросы истории, № 7, Июль 1969, C. 208-211
Номер публикации: №1479506758 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


П. Я. КАНН, (c)

найти другие работы автора

Далеко за пределами Ленинграда известны его славные рабочие окраины и среди них - Нарвская застава. Это давнее название. Оно возникло в XVIII в., когда по территории нынешних южных районов Ленинграда пролегли тракты, связавшие Петербург с Нарвой, с Москвой, а вдоль берега Невы - с Шлиссельбургом. У въезда в столицу Российской империи создавались заставы - сторожевые будки со шлагбаумами, где проверялись документы путников. Отсюда и пошли названия Нарвской, Московской и Невской застав - нынешних Кировского, Московского и Невского районов Ленинграда.

 

5 января 1894 г. в семье Ивана Газы, слесаря Путиловского завода, в прошлом безземельного крестьянина Эстляндской губернии, и ткачихи Нарвской бумагопрядильни, родился сын, тоже Иван. Он хорошо запомнил Нарвскую заставу времен своего детства: трущобы, кабаки на всех перекрестках, "тротуары" в три доски, слабо мерцающие в сумерках керосиновые фонари, хлюпающие по грязи телеги с бочками водовозов... На район Нарвской заставы, входившей в то время в Санкт-Петербургский уезд, не распространялись заботы "отцов города", заправил городской думы. Но бдительное око столичной полиции пристально следило за ее населением, и не случайно. На этой рабочей окраине в 1891 г., в лесу, чуть южнее Путиловского завода, состоялась первая в столице маевка. В 1895 г. на квартире рабочего Путиловского завода Б. И. Зиновьева, в деревянном домишке, что стоял в Огородном переулке, под руководством В. И. Ленина собирался марксистский рабочий кружок - одно из звеньев петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса". Здесь благодаря ленинской революционной агитации пробуждалось сознание рабочих. Здесь, у заставы, проходили рабочие демонстрации и организовывались массовые политические стачки - предвестницы горячих революционных боев пролетариата России.

 

9 января 1905 г. поздним вечером 11-летний Ваня тщетно пытался пройти вместе со сверстниками к центру города. Путь на площадь у Нарвских ворот преградили полицейские и солдаты. Мальчик с ужасом наблюдал, как солдаты сгребали в бочки и увозили с площади окровавленный снег - следы учиненного по "царской милости" расстрела рабочих. (Спустя два десятилетия после "Кровавого воскресенья" рабочие Ленинграда вымостили красным камнем те священные места у Нарвских ворот, где пролилась кровь их отцов и старших братьев.)

 

...Прошел еще год. Иван после начальной школы поступил в техническое училище при Путиловском заводе и в 1909 г. окончил его. И вот в механической мастерской Путиловского завода появился новый слесарь. Иван Газа тянулся к знаниям. Он поступил, было на вечерние электротехнические курсы при заводе, но учиться не пришлось: его вскоре исключили за политические беседы с соучениками и за призывы к участию в стачках. Главной школой для Газы стала школа классовой борьбы, школа славных революционных традиций рабочих-путиловцев. Постепенно Газа втягивался в работу большевистского подполья. Под руководством старших товарищей - Георгия Шкапина, Дмитрия Романова, Ивана Егорова и других путиловских рабочих-большевиков - он приобретал навыки революционной борьбы. Газа участвовал в нелегальных собраниях большевиков Нарвской заставы, по их заданиям собирал деньги на выпуск "Правды" и других рабочих газет и журналов, проводил сборы средств для поддержки бастующих рабочих и в помощь отправленным на каторгу революционерам. В 1912 г. Иван Газа распространял революционные издания, а затем и сам стал рабкором. На квартире большевика Николая Васильева (в доме N 9 по Счастливой улице) на гектографе, изготовленном из деталей, тайно пронесенных

 
стр. 208

 

Газой через проходную Путиловского завода, он вместе с другими подпольщиками печатал революционные прокламации1 . В 1915 г. Газа возглавил революционную группу, под руководством которой были организованы забастовки и демонстрации рабочих башенной мастерской против участия России в первой мировой войне. За это в числе многих других путиловцев он был отдан в солдаты и отправлен в штрафной батальон, в село Медведь, под Новгородом2 , печально известное еще со времен аракчеевщины, когда оно стало военным поселением, своим почти арестантским режимом. Но Газа не попал на фронт: в июле 1916 г. его как специалиста направили в Ораниенбаум (ныне г. Ломоносов), в школу мастеров-оружейников при офицерской стрелковой школе.

 

Шли последние месяцы царизма, В февральские дни 1917 г. в Ораниенбаумском гарнизоне первыми восстали солдаты технической команды. За ними по призыву Газы поднялись и другие воинские подразделения. Единодушно было принято решение немедленно идти в Петроград на помощь восставшим рабочим. В течение нескольких дней Газа не знал отдыха. Вместе с рабочими и солдатами он уничтожал полицейские пулеметные гнезда на колокольнях церквей, на чердаках домов, на арке Нарвских ворот, освобождал из тюрем политических узников, арестовывал царских вельмож, выступал на проводившихся, на улицах и в казармах митингах. В день исторической речи В. И. Ленина с броневика у Финляндского вокзала 3 апреля 1917 г. И. И. Газа вступил в большевистскую партию, с которой еще ранее навсегда связал свою жизнь. По указанию Нарвского районного комитета партии он приступил к работе в башенной мастерской Путиловского завода. Сразу же после краска корниловского мятежа рабочие этой мастерской избрали его вместо меньшевика Кузьмина своим депутатом в Петроградский Совет3 . Накануне Великого Октября И. И. Газа был избран в состав руководящего ядра по проведению восстания в районе Нарвской заставы. Ночь на 25-е он провел в районном Совете, принимал по телефону приказы из Смольного, подбирал надежных исполнителей, писал распоряжения о реквизиции лошадей и фуража, бензина и продовольствия, направлял красногвардейцев для обследования дачи графа Шереметева, где засела подозрительная казачья часть. Ленинская директива предписывала не только обеспечить боевые действия в центре города, но и выделить отряды для захвата всех важных пунктов в окраинных районах. Газа немедленно организовал красногвардейские сотни на выполнение этого задания. А спустя несколько дней он в качестве рядового бойца участвовал в разгроме контрреволюционного мятежа, организованного Керенским и Красновым. Некоторое время Газа работал помощником комиссара финансов районного Совета рабочих депутатов, а потом - в Петергофском подрайонном комиссариате милиции.

 

В феврале 1918 г. Петроград оказался под угрозой со стороны наступавших германских войск; "Социалистическое отечество в опасности!" - провозгласил В. И. Ленин. В тревожные месяцы весны и лета того года И. И. Газа работал в родном рабочем районе. Все это время было заполнено у, него кипучей деятельностью по формированию отрядов добровольцев для Красной Армии, по организации бесперебойной работы предприятий у Нарвской заставы, по пресечению дезорганизаторской деятельности меньшевиков и эсеров. В августе 1918 г. Газа вступил в ряды Красной Армии и был направлен в Нижний Новгород. Здесь вскоре его единогласно избрали комиссаром "Бронепоезда N 6 имени тов. Ленина", построенного сормовичами по чертежам, присланным с Путиловского завода. Командиром бронепоезда стал рабочий пушечной мастерской Путиловского завода А. Н. Шмай. Девизом бронепоезда стали слова "Только вперед! Победа или смерть!". Много лет спустя, в марте 1933. г., на встрече ветеранов революции А. Н. Шмай рассказывал, как по распоряжению В. И. Ленина бронепоезд N 6 в октябре 1919 г. участвовал в боях против .Юденича под Петроградом4 . Он курсировал в районе между Ямбургом (ныне г. Кингисепп) и Гатчиной.

 

 

1 Ленинградский партийный архив (ЛПА), ф. 4000, оп. 5, св. 608, д. 3585, лл. 2 об. - 3 об.

 

2 Там же, д. 3588, л. 4.

 

3 Там же.

 

4 Там же, оп. 6, св. 676, д. 291, лл. 27 - 28.

 
стр. 209

 

Поредевшие в боях части 6-й стрелковой дивизии Красной Армии отступали, и бронепоезд принял на себя удар передовых частей противника, находясь у полустанка Тикопись, в 8 километрах от Ямбурга. Снаряды белогвардейцев ложились все ближе. Враги предполагали, что бронепоезд скоро будет уничтожен. Они вывели на пути свой паровоз, развели пары и полным ходом пустили его навстречу путиловскому бронепоезду. Первым заметил опасность Газа. Он подал команду: "Полный назад и бей по паровозу!" Бронепоезд начал отходить. Его первые снаряды не попали в цель, вражеский паровоз надвигался быстро и неумолимо, катастрофа казалась неизбежной. Тогда Газа на ходу перебрался на площадку к пушкам и принял на себя командование орудийными расчетами. Тремя снарядами паровоз белых был разбит... За самоотверженность и геройство, проявленные при обороне Петрограда, комиссар Газа был награжден золотыми часами с выгравированной на них надписью: "Честному воину Раб. Кр. Красной Армии военкому И. И. Газа от ВЦИК. 1919 г."5 .

 

После ликвидации угрозы Петрограду командование направило бронепоезд на Запад, против белополяков. Здесь он неоднократно участвовал в боях. 4 января 1920 г. у станции Вишки, километрах в 30 от Двинска (ныне г. Даугавпилс), бронепоезд оказался в ловушке. Враги заминировали пути, бомбили его с воздуха. Чтобы прорваться из окружения, надо было, прежде всего, освободить железную дорогу от мин. Газа выполнил эту опаснейшую работу. Под артиллерийским огнем врага он снимал прикрепленные к рельсам пироксилиновые шашки и едва успел закончить разминирование пути, как белогвардейская пуля навылет пробила его грудь. Трое бойцов, рискуя быть убитыми, перенесли своего комиссара в бронепоезд, который по очищенному от мин пути двинулся вперед, громя врагов залпами батарей. За этот подвиг И. И. Газа был награжден орденом Красного Знамени6 . Почти две недели пролежал он в госпитале в городе Режице (ныне г. Резекне), а после выздоровления был направлен на работу начальником и комиссаром броневых сил Петроградского военного округа.

 

Шли годы. Возглавленная Зиновьевым и Каменевым "новая оппозиция" стремилась демобилизовать партию, посеять неверие в возможность построения социализма в нашей стране. Расставив своих единомышленников на руководящих постах в Ленинграде, Зиновьев готовил их для антипартийных вылазок на XIV съезде партии. Верный ленинец, И. И. Газа не мог оставаться равнодушным. 28 декабря 1925 г., когда зиновьевцы не пустили его на собрание районного партийного актива, на котором хотели протащить свою резолюцию, направленную против генеральной линии партии, он в суровый мороз, превозмогая недуг, связанный с болезнью легких, на улице у входа в помещение в течение двух часов выступал с речью перед обступившими его коммунистами, разоблачая оппозицию7 .

 

На рубеже 1925 - 1926 гг. при деятельном участии С. М. Кирова, Г. К. Орджоникидзе, М. И. Калинина и других ленинцев обстановка на "Красном путиловце". (так с 1922 г. стал называться Путиловский завод) круто изменилась. В начале 1926 г. руководство партийной организацией завода было поручено И. И. Газе, демобилизованному к тому времени из армии. Он стойко защищал ленинскую линию партии от атак троцкистско- зиновьевского блока. В речи на XV конференции ВКП (б) осенью 1926 г. И. И. Газа говорил: "С XIV съезда мы находились в условиях лихорадки до последнего момента. Не было ни одного дня спокойной работы... Мы в течение этих десяти месяцев сделали все для того, чтобы партийная организация нашего завода осталась на ленинских рельсах"8 . Выполняя указания партии, коллектив "Красного путиловца" налаживал серийное производство тракторов. Оппортунисты разглагольствовали, что заводу не под силу решение этой задачи. Но Газа опровергал их доводы: "Не умеем - научимся! У нас есть рабочие, которые умеют работать, хотят работать и выпускают такие вещи, которые могут считаться гордостью всей Европы". К началу первой пятилетки массовый выпуск тракторов "Красным путиловцем" был освоен.

 

 

5 Е. П. Хабло, К. С. Горбачевич. Их именами названы улицы Ленинграда. Л. 1963, стр. 75.

 

6 "Герои Октября". Т. 1. Л. 1967, стр. 261.

 

7 М. Мительман. Иван Иванович Газа. Л. 1947, стр. 52.

 

8 "XV конференция ВКП (б)". Стенографический отчет. М. -Л. 1927, стр. 646.

 
стр. 210

 

В октябре 1928 г. И. И. Газу выдвинули на работу в районный комитет партии, объединявший тогда партийные организации Нарвской и Московской застав. До февраля 1930 г. он заведовал организационным отделом, а затем был избран секретарем районного комитета. После разделения района на Московский и Нарвский он работал секретарем Нарвского райкома партии. Выражением высокой оценки партийной стойкости, выдержки, кристальной честности И. И. Газы явилось избрание его летом 1930 г. на XVI съезде партии в состав Центральной Контрольной комиссии. В декабре 1931 г. Газа занял пост секретаря Ленинградской городской партийной организации. Под непосредственным руководством С. М. Кирова он быстро рос уже как ответственный политический работник. На посту секретаря городского комитета партии он оставался таким же скромным, чутким человеком, каким был в ту пору, когда трудился в мастерской Путиловского завода. Однако здоровье И. И. Газы все более ухудшалось, его силы подтачивал туберкулез. Во второй половине августа 1933 г. положение стало крайне тяжелым, и утром 6 октября сердце И. И. Газы остановилось...

 

В Актовом зале Смольного над гробом славного сына Нарвской заставы склонились алые с черным крепом знамена. В некрологе, посвященном ушедшему другу, С. М. Киров и другие товарищи писали: "Такие большевики, такие руководители и организаторы, как Газа, воспитываются годами нашей партией, они являются примером и образцом лучших людей, выдвинутых партией Ленина... Газа отдал свою жизнь делу революции, делу строительства социализма. Он сгорел на работе. Его жизнь является образцом жизни большевика"9 .

 

Память о Газе незабвенна. Его именем назван бывший Старо-Петергофский проспект, где он жил в доме N 42. У окон его бывшей квартиры укреплена мемориальная доска. Улицей Газы называется теперь старый Шелков переулок возле Кировского (бывшего. Путиловского) завода. Рядом сверкает огнями здание Дворца культуры, также носящего светлое имя Ивана Газы. Скромное надгробие отмечает могилу И. И. Газы на Марсовом поле - одной из центральных площадей Ленинграда. Здесь за гранитной оградой покоится прах борцов, отдавших жизнь за счастье народа, и пылает вечный огонь. Отблески его ложатся на надгробные плиты со славными именами, на вдохновенные слова А. В. Луначарского, высеченные на граните:

 
Бессмертен павший за великое дело.
В народе жив вечно.
Кто для народа жизнь положил,
Трудился, боролся я умер за общее благо...

 

9 "Путиловец в трех революциях". М. -Л. 1933, стр. VII - VIII.

Опубликовано 19 ноября 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?