Порталус \\ Научная библиотека

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 25.03.17

О В. В. ВОРОВСКОМ

Дата публикации: 28 декабря 2016
Автор: Н. Н. ЛЮБИМОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1482882554 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. Н. ЛЮБИМОВ, (c)

найти другие работы автора

27 октября 1971 г. исполняется 100 лет со дня рождения видного революционера, государственного деятеля и дипломата ленинской школы Вацлава Вацлавовича Воровского. Он родился в Москве в обрусевшей польской семье инженера-железнодорожника. В 1890 г. В. В. Боровский поступил на физико-математический факультет Московского университета, а через год перешел в Московское высшее техническое училище. Уже студентом Вацлав Вацлавович вел пропаганду революционных идей в рабочих и студенческих кружках. В 1896 г. последовала его первая административная ссылка на три месяца в Вологду вместе с группой других "неблагонадежных" студентов. Возвратившись в Москву, он активно работал в социал-демократической организации "Рабочий союз", тесно связанной с петербургским "Союзом борьбы за освобождение рабочего класса".

Служа в Управлении железных дорог, Боровский посетил Германию, Австрию, Швейцарию. Оттуда он привозил нелегальную революционную литературу. 4 апреля 1897 г. за участие в социал-демократическом движении и антиправительственную пропаганду В. В. Боровский снова был арестован и заключен в одиночную камеру Московского тюремного замка. Там он находился 23 месяца. В царском застенке молодой революционер держался мужественно, отказавшись дать какие-либо показания о своей революционной деятельности и о товарищах. В начале 1899 г. В. В. Боровский был сослан на три года в г. Орлов (ныне г. Халтурин) Вятской губернии. В ссылке он усиленно занимался самообразованием, углублял свои знания по философии, экономике, истории, изучал марксистскую теорию. Творчески овладевая ею, В. В. Боровский окончательно становится на путь профессионального революционера1 . В Орловской ссылке Вацлав Вацлавович впервые выступает в печати. В январе 1901 г. в журнале "Жизнь" им была опубликована статья-памфлет против П. Струве, в которой показана эволюция взглядов "легального марксиста", пытавшегося ревизовать учение К. Маркса. В. И. Ленин в своей книге "Что делать?" отметил это выступление В. В. Воровского2 . В ссылке Вацлав Вацлавович написал также ряд литературно-критических и публицистических статей.

После ссылки весной 1902 г. Боровский эмигрировал за границу. В октябре 1903 г. в Женеве он примыкает к большевикам, а в начале 1904 г. отправляется нелегально в Москву и Одессу для ведения подпольной работы. При участии В. В. Воровского для борьбы с меньшевиками и примиренцами в феврале 1904 г. в Одессе было создано так называемое "Южное бюро", которое стало для юга России опорным пунктом в кампании за созыв III съезда партии. Бюро объединяло большевистские организации Одессы, Николаева и Екатеринослава3 . В сентябре 1904 г. Вацлав Вацлавович - вновь в Женеве. Он сотрудничает в большевистских изданиях, печатает несколько статей, в том числе по международным вопросам.

По рекомендациям В. И. Ленина в период подготовки к III съезду партии Боровский вошел в редакционную коллегию газеты "Вперед", затем - в состав центрального органа РСДРП газеты "Пролетарий"4 , а осенью 1905 г., после поездки в Берлин, - в Международное социалистическое бюро (исполнительный орган II Интерна-


1 См. В. А. Соболев. Жизнь и деятельность В. В. Воровского в вятской политической ссылке. "Ученые записки" Кировского государственного педагогического института имени В. И. Ленина. Вып. 19. Кафедра истории СССР. Киров. 1965, стр. 174 - 210.

2 В. И. Ленин. ПСС. Т. 6, стр. 175, прим. 2 (под псевдонимом Адамович выступал В. В. Боровский).

3 См. В. В. Боровский. Сочинения. Т. I. М. 1932, стр. 16.

4 См. В. Бонч-Бруевич. Как печатались за границей и тайно доставлялись в Россию запрещенные издания нашей партии. М. 1924, стр. 98.

стр. 138


ционала) вместо Г. В. Плеханова. В. И. Ленин писал: "Усердно прошу: бросьте теперь совсем мысль о Плеханове и назначьте своего делегата из большинства. Только тогда мы вполне будем обеспечены. Хорошо бы назначить Орловского (псевдоним В. В. Воровского. - Н. Л.). Он знает языки, умеет говорить и обладает представительностью"5 . Еще ранее В. И. Ленин считал необходимым присутствие Воровского на III съезде партии. В письме Одесскому комитету РСДРП он советовал послать на съезд "Жозефину" как члена "Южного бюро"6 . Воровский был на съезде и сыграл важную роль при рассмотрении многих вопросов7 . Он выступал по вопросам об отношении к либералам, национальным социал-демократическим организациям, об интеллигенции и рабочих в партии, о вооруженном восстании и по многим другим. В конце 1905 г. В. В. Воровский возвращается в Россию. Он поселяется в Петербурге и ведет работу как в партийных организациях, так и в области литературы, принимает участие в редактировании большевистских газет, журналов и сборников. Весной 1907 г. В. В. Воровский переезжает в Одессу, где руководит революционной деятельностью местного комитета РСДРП - надежного оплота большевиков. Он сотрудничает во многих одесских газетах, пишет статьи и фельетоны на различные темы, большое внимание уделяет международным отношениям и внешней политике России, умело использует печать либерально-буржуазного направления для пропаганды большевистских взглядов.

В начале 1912 г. В. В. Воровский был вновь арестован царской полицией и отправлен на два года в ссылку в Вологодскую губернию. Оттуда он поддерживал связь с В. И. Лениным через М. И. Ульянову, которая находилась в ссылке в Вологде. Там он написал несколько статей в большевистскую газету "Звезда"8 . После ссылки В. В. Воровский живет в Одессе, Москве, Петербурге. Осенью 1915 г. фирма Сименса - Шуккерта, где он работал в отделе цен, посылает его в длительную командировку в Швецию. Воровский умело использует свое пребывание в Скандинавии, а после Февральской революции вместе с другими большевиками помогает В. И. Ленину возвратиться в Россию через Швецию. В начале апреля 1917 г. В. И. Ленин, направляясь в Петроград, заехал в Стокгольм, где им было создано Заграничное бюро ЦК РСДРП(б), в состав которого вошел и В. В. Воровский. Вацлав Вацлавович вел большую работу по распространению за рубежом правды о событиях в России, по сплочению левых, интернационалистских групп социал-демократических партий9 . После победы Великой Октябрьской социалистической революции по предложению В. И. Ленина В. В. Воровский назначается полномочным представителем Советского правительства в скандинавских странах10 .

Это было трудное время. В шведской столице, этом "международном центре", по словам В. В. Воровского, "встречались, сталкивались, переплетались влияния германской группы и группы стран согласия, социал-патриоты и большевики, национальные тенденции угнетенных народов и борьба за социализм в передовых странах"11 . В. В. Воровский свободно ориентировался в этой обстановке. Он посылал В. И. Ленину в Петроград, а затем в Москву обстоятельные письма на политические темы, информировал Советское правительство о важнейших международных событиях. Во время брестских переговоров Вацлав Вацлавович вел негласные "побочные переговоры" с немецкими представителями. "Все то, что немцы не могли или не хотели говорить в Бресте, передавалось в Стокгольм и через "советника посольства Рицлера" доводилось до моего сведения "для сообщения в Петроград"12 . Деятельность В. В. Воровского в Стокгольме не ограничивалась выполнением политико-дипломатических функций, она охватывала также экономику. Он налаживает торговые отношения со швед-


5 В. И. Ленин. ПСС. Т. 47, стр. 84.

6 См. там же, стр. 25; "Жозефина" - подпольная кличка В. В. Воровского.

7 См. В. В. Воровский. Статьи и материалы по вопросам внешней политики. М. 1959, стр. 11.

8 См. "Воспоминания родных о В. И. Ленине". М. 1955, стр. 125.

9 См. И. Верховцев. На службе у пролетариата (о В. В. Воровском). М. 1960, стр. 31.

10 См. В. Калашникова. В. В. Воровский. М. 1927, стр. 40 - 41.

11 В. В. Воровский. Статьи и материалы..., стр. 184.

12 Там же, стр. 185.

стр. 139


скими фирмами, производит закупку семян в скандинавских странах, организует помощь русским солдатам, бежавшим в Данию из немецкого плена.

Летом 1918 г. В. В. Боровский приезжает в Москву. Советское правительство назначило его председателем делегации, которая должна была вести в Берлине переговоры о заключении мира с Финляндией13 . Он решительно отверг требования белофиннов присоединить к Финляндии Кольский полуостров и часть Карелии. Переговоры остались безрезультатными, и В. В. Боровский вернулся в Стокгольм. В начале 1919 г., когда началась блокада Советской России и шведское правительство под давлением стран Антанты прервало дипломатические отношения с нашей страной, В. В. Боровский возвратился в Москву. Некоторое время он возглавлял Госиздат. В начале 1920 г. Боровский принимал участие в переговорах с буржуазной Эстонией, которые завершились подписанием мирного договора между двумя странами. Летом того же года Воровского назначают главой советской делегации на мирных переговорах с Польшей, но они тогда не состоялись из-за позиции, занятой пилсудчиками.

5 августа 1920 г. В. В. Боровский тяжело заболел. Владимир Ильич несколько раз посещает его в больнице. 27 августа он пишет в Малый Совнарком: "Ввиду крайне тяжелой и опасной болезни т. Воровского (брюшной тиф, воспаление легких и пр.), прошу спешно разрешить выдачу крупного пособия на лечение и питание усиленное"14 . Лишь в конце 1920 г. В. В. Боровский вышел из больницы. Постепенно силы возвращались к нему, и в марте 1921 г. он смог уже выехать в Италию, где в 1922 - 1923 гг. выполнял ответственные обязанности полномочного представителя РСФСР и генерального секретаря нашей делегации на Генуэзской и Лозаннской конференциях. Вместе с Г. В. Чичериным и другими советскими дипломатами В. В. Боровский вплоть до последнего дня своей жизни (он погиб в мае 1923 г.) отстаивал на конференциях принципы ленинской миролюбивой внешней политики, защищал интересы советского народа.

В статье И. И. Скворцова-Степанова, посвященной памяти В. В. Воровского, отмечалось: "Длительное личное общение, совместная работа с великим вождем наложили глубокий отпечаток на многогранную деятельность В. В. Воровского. В. И. Ленин высоко ценил и глубоко любил остроумного, мягкого, культурного, в истинном значении этого слова, Вацлава Вацлавовича. Он знал, что на этого человека можно положиться, что спокойный, мягкий среди друзей, он тверд, неуклонен в стане врагов"15 . Одним из ближайших и любимейших сотрудников В. И. Ленина называл В. В. Воровского и Л. Б. Красин: "Владимир Ильич придавал громадное значение всему тому, что скажет и что напишет т. Боровский, будучи одним из ответственных редакторов нашего центрального органа. Мы все, работавшие с т. Воровским, привыкли его ценить не только как великолепного партийного работника, не только как одного из наиболее образованных среди нас марксиста, европейца в лучшем значении этого слова, владевшего всеми языками Европы, знакомого с социалистической и общей литературой всех стран, но мы привыкли в нем ценить и великолепного, чистейшей души человека и лучшего товарища"16 .

Автору этих строк не раз приходилось слышать положительные суждения о В. В. Воровском, которые высказывал Г. В. Чичерин. С какой-то особой, проникновенной теплотой и высоким товарищеским чувством Георгий Васильевич произносил всегда имя Воровского: "Вацлав Вацлавович". В речи на собрании в Социалистической академии, посвященном памяти В. В. Воровского, Г. В. Чичерин так отозвался о дипломатической работе В. В. Воровского: "Можно сказать, что т. Боровский, бывший все время на самых ответственных, передовых постах, требовавших величайших качеств и умственного развития, политического анализа и в то же время активности, энергии и тонкого такта, был всегда и вполне на высоте тех сложных задач, которые история ставила перед ним и которые разрешать пришлось ему. В его лице мы оплакиваем уход со сцены одного из лучших представителей, из наиболее выдающихся представителей нашей красной дипломатии,., который первым открыл сношения Совет-


13 Н. Пияшев. Боровский М. 1959, стр. 16.

14 "Ленинский сборник" XXXV, стр. 146.

15 "Правда", 10. V. 1924.

16 В. В. Боровский. Статьи и материалы..., стр. 228.

стр. 140


ской республики с другими странами, который потом стоял на самых сложных постах, на самых трудных постах и который пал жертвой в тот момент, когда на нас возобновилось наступление со стороны капиталистического мира"17 .

10 мая 1923 г. В. В. Боровский был злодейски убит в Лозанне, в ресторанном зале гостиницы "Сесиль" (позднее преобразованной в частный хирургический госпиталь) белогвардейским офицером, швейцарцем по происхождению, Морисом Конради, сыном бывшего владельца шоколадной фабрики в Петрограде. Накануне убийства Вацлав Вацлавович отправил ноту в НКИД, где сообщал, что "за этими хулиганскими мальчишками (из так называемой "Национальной лиги" в Лозанне. - Н. Л.) ясно чувствуется чужая сознательная рука, возможно, даже и иностранная"18 . Боровский отнюдь не ошибался в своем предположении о действительных инициаторах и проводниках злодейского покушения на швейцарской земле. Выступавший на процессе Конради в качестве адвоката, поддерживавшего гражданский иск, С. Б. Членов указал на бывшего царского офицера Полунина как на непосредственного подстрекателя и инструктора убийцы. Полунин говорил Конради о растущем авторитете Воровского, о "его ловкости как финансиста и дипломата" и о том, что Боровский "особенно способен успешно защищать в Лозанне русские интересы"19 . Во время недавних служебных командировок в Женеву я дважды посетил бывшую гостиницу "Сесиль", а в архивах Дворца наций в Женеве подробно изучал различные источники 1923 г., касающиеся убийства Воровского, и реакции в связи с этим тогдашней швейцарской и зарубежной печати, правительственных инстанций Швейцарии, политических и деловых кругов20 .

Обстоятельства этого преступления были изложены как в официальных актах полицейского дознания, так и в публикациях командированных в Лозанну специальных корреспондентов швейцарских и зарубежных газет. Вот как описывает фактическую обстановку разыгравшейся в гостинице "Сесиль" зловещей драмы специальный корреспондент "Journal de Geneve" в номере от 12 мая 1923 г.: "Г-н Боровский занял место за столиком в столовой отеля Сесиль, у большого окна, шторы которого были приспущены. С ним вместе находились г-н Арене и г-н Дивильковский. На расстоянии двух столиков от них сидел молодой человек, - одиноко, без соседей; он только что окончил свой ужин и выпивал маленькими рюмочками коньяк, за что тут же и рассчитывался. Соседи, впрочем, не обращали на него внимания, хотя он и проявлял некоторую нервозность. К 9 часам вечера столовая опустела. В холле начинал играть оркестр; метрдотель и почти все официанты вышли, и в 9 ч. 23 м. их оставалось в зале только двое. В этот момент молодой человек поднялся, выхватил из кармана браунинг и шесть раз выстрелил в трех своих соседей за столиком. В Воровского попали три пули... Г-да Арене и Дивильковский немедленно поднялись со своих стульев, но затем упали навзничь - один за другим"21 .

12 мая 1923 г. "Journal de Geneve" в передовой "Покушение в Лозанне" откровенно попыталась оправдать преступление: "В ходе первой конференции в Лозанне г-н Чичерин и его сотрудники находились в качестве лиц, приглашенных правительствами союзных держав, и потому пользовались дипломатическим иммунитетом. На второй же конференции в Лозанне дело обстояло иначе. Лишь по ошибке г-н Боровский и его секретари получили свои паспорта. Среди делегатов конференции они не числились. И поскольку они отказались предпринять необходимые шаги для получения допуска на конференцию, их присутствие в Лозанне стало двусмысленным... Легко объяснить поэтому манифестации, проводившиеся Национальной лигой, этой новой патриотической организацией в Лозанне, которая, впрочем, некоторыми своими сторонами напоминает фашизм". Как известно, работа Лозаннской конференции,


17 Там же, стр. 31.

18 Там же, стр. 217 - 218.

19 Там же, стр. 26 (вступительная статья Н. Ф. Пияшева к сборнику).

20 С большой признательностью считаю своим долгом отметить благожелательную помощь со стороны дирекции библиотеки и служащих отдела архивов.

21 Арене Жан Львович (1899 - 1923 гг.) работал ответственным сотрудником НКИД, корреспондентом Российского телеграфного агентства (в 1923 г.), советником полномочного представительства СССР в Париже. Дивильковский Иван Анатольевич (1901 - 1935 гг.) был секретарем полномочного представительства СССР в Риме, затем в Париже.

стр. 141


открывшейся в ноябре 1922 г., была прервана представителями империалистических государств в феврале 1923 г. в связи с отказом Турции подписать разработанный союзниками проект мирного договора, ограничивавший суверенитет этой страны. 9 апреля конференция возобновила работу, но союзники решили совсем не допускать советскую делегацию на ее заседания. В. В. Воровский, прибывший в Лозанну, был незаконно лишен дипломатических привилегий и прав члена делегации.

У окон гостиницы "Сесиль", где жили члены советской делегации, собирались толпы фашиствующих молодчиков, белоэмигрантское отребье. Они кричали, угрожали, били камнями стекла, посылали анонимные записки с оскорблениями и угрозами. И хотя В. В. Боровский сообщал об этих фактах в полицию, ничего не было сделано, чтобы защитить советских представителей. Более того, после убийства правительство Швейцарии сложило с себя всякую ответственность за жизнь советских делегатов в Лозанне, ссылаясь на то, что "Швейцария не возобновила дипломатических отношений с Россией и не принимает участия во второй Лозаннской конференции, у г-на Воровского в известной степени не было официального статуса по отношению к Федеральному Совету". Это заявление полностью опровергается письмом В. В. Воровского в НКИД, составленным накануне покушения. Вацлав Вацлавович писал: "Принимаются ли полицией какие-либо меры для нашей охраны, нам неизвестно. Внешне это не видно... Швейцарское правительство, хорошо об этом осведомленное, ибо все газеты полны этим, должно нести ответственность за нашу неприкосновенность. Поведение швейцарского правительства есть позорное нарушение данных в начале конференции гарантий, и всякое нападение на нас в этой архиблагоустроенной стране возможно только с ведома и попустительства властей. Пусть же и несут ответственность"22 . По словам Г. В. Чичерина, "общая же ответственность за... убийство падает на правительства Англии, Франции и Италии, пригласившие российскую делегацию в Лозанну на все время конференции и не позаботившиеся о создании для нее условий безопасности"23 .

А теперь некоторые личные воспоминания о В. В. Воровском. Мне довелось и встречаться и работать с ним. Это случалось особенно часто в апреле - мае 1922 г., во время Генуэзской конференции, где Вацлав Вацлавович был генеральным секретарем советской делегации, а я - ее экспертом по экономическим и финансовым вопросам. После кратковременных встреч с В. В. Воровским в Москве, в помещениях НКИД, в ходе подготовки материалов для конференции в Генуе и многочисленных совещаний у Наркоминдела Г. В. Чичерина я увидел Вацлава Вацлавовича только 6 апреля 1922 г. на станции Санта Маргерита, куда наш поезд прибыл из Берлина. В. В. Боровский приехал накануне из Рима и осматривал помещение в гостинице "Палаццо имперьяле", арендованной для советской делегации на все время конференции. В течение следующих дней, вплоть до открытия первого пленарного заседания во дворце Сан-Джорджо, В. В. Боровский участвовал в совещаниях у Г. В. Чичерина, занимался улаживанием множества административных и финансовых вопросов, организацией контактов с итальянцами, официальными органами и лицами обширного и в общем довольно громоздкого аппарата конференции.

Впрочем, один важный вопрос требовалось решить еще до 10 апреля: Г. В. Чичерин самым энергичным образом добивался приглашения в Геную для участия в работе конференции делегации кемалистской Турции. Несмотря на официальный отказ стран Антанты, турки все же прибыли в Геную. В переговорах с итальянскими властями по поводу участия в конференции турецкой делегации принимал непосредственное участие и В. В. Боровский. 8 апреля утром он посоветовал мне получить второй входной билет на пленум и последующие заседания, так сказать, "резерв" для прохода на деревянный помост в зале конференции, сооруженный для прессы, - на случай если бы мне не удалось присоединиться к делегации внутри "зала сделок" (один из двух залов дворца Сан-Джорджо). Так я неожиданно превратился в представителя советского издания "Кооперативное дело"...

Особое место в деятельности Воровского в Генуе занимали встречи с итальянской делегацией, ее главою - премьером Луиджи Факта, министром иностранных дел


22 В. В. Боровский. Статьи и материалы..., стр. 218.

23 Там же, стр. 221.

стр. 142


Карло Шанцером и, насколько могу судить, с Амедео Джаннини, экспертом итальянской делегации в Генуе, а ранее сотрудником посольства Италии в Лондоне. Проследить в деталях - в связи с историей подготовки к заключению советско-германского договора в Рапалло - подлинную роль Джаннини во время встреч с советскими, немецкими и английскими делегатами вообще крайне трудно. Сам Джаннини, как и следовало ожидать, в своем предисловии к изложению документов о Генуэзской конференции не обмолвился ни единым словом о своих "emplacements" ("перебежках") между резиденциями делегаций РСФСР, Германии и Великобритании в Генуе и ее окрестностях.

Джаннини приходил в нашу гостиницу в Санта-Маргерита (Рапалло) на прием к Л. Б. Красину (Красин знал Джаннини еще с осени 1920 г., когда встречался с ним в Лондоне). В беседах с Джаннини участвовал и В. В. Боровский, и не только потому, что он говорил по- итальянски, ибо Л. Б. Красин и А. Джаннини разговаривали между собой на английском языке. Речь шла о предстоящем заключении договора между РСФСР и Германией, и об этом знали в итальянских политических кругах.

В ходе Генуэзской конференции я видел В. В. Воровского ежедневно озабоченным и сосредоточенным, но всегда энергичным и весьма оперативным. Разговаривали мы редко и только по конкретным вопросам. Например, В. В. Боровский рекомендовал мне напечатать на французском языке мое досье об убытках Советской России от интервенции и блокады в крохотной типографии на улице Корсо Монтана. Там я нашел трех-четырех просто и даже бедно одетых итальянцев, которые взялись быстро набрать текст. Ко второму моему приезду они закончили всю работу. В. В. Боровский сказал мне, что в других типографиях буржуазных газет и издательств наш "контрсчет" могут затянуть, а то и вовсе не напечатать.

Не раз слушая В. В. Воровского, я поражался его обширным познаниям в сферах международной торговли, финансово-кредитных и валютных дел, права и практики международных политических и торговых договоров и соглашений.

Верным сыном Коммунистической партии, стойким ленинцем, беззаветно преданным своему народу, - таким в моей памяти остался Вацлав Вацлавович Боровский, выдающийся советский дипломат и видный журналист-международник.

 

Опубликовано 28 декабря 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?