Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 23.11.17

Борис Михайлович Шапошников. ВЫДАЮЩИЙСЯ СОВЕТСКИЙ ВОЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

Дата публикации: 30 января 2017
Автор: Я. М. ГОРЕЛИК
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1485803969 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Я. М. ГОРЕЛИК, (c)

найти другие работы автора

В истории Советской Родины имеется немало примеров того, как военные специалисты старой русской армии честно и добросовестно служили рабоче-крестьянскому государству и его Вооруженным Силам. Будучи верными патриотами Отчизны, они сыграли свою, порой заметную роль в строительстве нашей армии и флота, оставив существенный след в их истории. Среди первых строителей Красной Армии, тех, кто по зову сердца в годы социалистической революции и гражданской войны стал отдавать народу все свои силы и знания, мы с гордостью называем имя Бориса Михайловича Шапошникова, 90 лет со дня рождения которого исполняется в сентябре 1972 года. 23 апреля 1918 г., сразу же после выдвинутого Республикой Советов призыва о привлечении к строительству Красной Армии военных специалистов, он подал заявление на имя начальника штаба Приволжского военного округа, в котором писал: "Как бывший полковник Генерального штаба, я живо интересуюсь вопросами создания новой армии, и как специалист желал бы принести посильную помощь в этом серьезном деле"1 . Переход Б. М. Шапошникова на сторону социалистической революции явился результатом твердого решения, что "преданная и неустанная служба делу пролетарской революции есть лучшая жизненная дорога"2 .

Службу в Красной Армии Шапошников начал в Высшем военном совете, а осенью 1919 г. он был назначен в Полевой штаб Реввоенсовета Республики, где и проработал до конца гражданской войны. Обладая глубокими знаниями и немалым боевым опытом, он успешно справлялся с должностью начальника Разведывательного отдела Оперативного управления Полевого штаба, а затем начальника Оперуправления. Сохранились свидетельства, ярко характеризующие его деятельность на этих постах: "Кипучая энергия Шапошникова и проникновение в события на фронтах вскоре дали ему фактически ведущую роль среди всех других ответственных работников Управления. Не было ни одного доклада Главкому [С. С. Каменеву], на котором Борис Михайлович не высказал бы оригинальных, смелых предложений по организации разгрома белых. И, понятно, в самый короткий срок ему поручается ведение всей оперативной работы в качестве начальника Управления"3 .

Как известно, боевые действия в годы гражданской войны проходили в условиях обычно невысокой тактической плотности войск и часто при отсутствии сплошного фронта, причем отличались исключительной маневренностью. На фронтах гражданской войны закладывались основы военного искусства Красной Армии, сильно отличавшегося от военного искусства буржуазных армий. Особенности войны требовали новых приемов вооруженной борьбы. Разрабатывая боевые планы и организуя оперативное руководство фронтами и армиями, Б. М. Шапошников стремился создавать и всемерно использовать такие формы и методы военных действий, которые соответствовали бы классово- политическому характеру войны и социально-экономическим возможностям молодой Республики Советов. Особое внимание уделял он оперативно-организационным мероприятиям с целью создания на том или ином направлении нужных группировок войск. С исключительной четкостью им были разработаны сравнительные таблицы соотношения наших сил и сил противника на Южном стратегическом направлении, явившиеся важным документом для принятия решений по разгрому Деникина и Врангеля.


1 ЦГАСА, ф. 25883, оп. 4, д. 275, лл. 24 - 25.

2 "Красная Звезда", 4.IX.1933.

3 "За ударные темпы" (газета Щелковского района, Московской области), 21.XI 1937.

стр. 209


Для улучшения оперативной работы на фронтах важное значение приобретало правильное использование офицеров Генерального штаба старой армии, добровольно перешедших на службу в Красную Армию. По указанию Главкома Шапошников составил список таких офицеров с рекомендациями по наиболее рациональному их использованию. Первыми он назвал А. А. Самойло, В. Ф. Новицкого, Н. Н. Петина, Н. Г. Корсуна, Ф. П. Шафаловича и ряд других, вкладывавших затем до конца своих дней много труда в строительство Советских Вооруженных Сил. Борясь за четкость и высокую дисциплину работы штабов фронтов и армий, без чего невозможно было добиться должных успехов в боевой деятельности войск, Борис Михайлович сумел поставить эту работу на необходимую высоту. Он постоянно требовал, чтобы штабы представляли "более точные сведения"4 и чтобы в оперативных сводках помещались "все имеющиеся данные о всех частях фронта"5 ; обращал внимание на "недопустимость сообщения сведений о предполагаемых действиях в незашифрованном виде открытыми почто- телеграммами"6 . За активное участие в оперативной работе Полевого штаба Республики, проявленную инициативу и твердое проведение им лично разработанных операций Красной Армии7 Б. М. Шапошников в октябре 1921 г. был награжден орденом Красного Знамени.

После гражданской войны Борис Михайлович был первым помощником начальника штаба РККА, командовал войсками нескольких военных округов, возглавлял Военную академию имени М. В. Фрунзе, был начальником Генерального штаба. В 1930 г. он вступил в ряды ВКП(б) и был принят в нее, согласно решению Секретариата ЦК партии, без прохождения кандидатского стажа. За год до начала Великой Отечественной войны Б. М. Шапошникову было присвоено звание Маршала Советского Союза, и он был назначен заместителем наркома обороны. На этом посту ему было поручено ведать оборонительным строительством, которое в связи с изменением наших государственных границ приобрело тогда особую значимость. Еще будучи начальником Генерального штаба, Шапошников предлагал держать основные силы наших западных пограничных округов возле старых государственных границ, а во вновь освобожденные области Западной Белоруссии, Западной Украины и в Прибалтику выдвинуть лишь те части прикрытия, которые обеспечили бы развертывание главных сил в случае нападения на СССР. Как отмечал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза С. С. Бирюзов, мнение опытного военачальника не было принято, и многие соединения выдвинули почти к самой новой границе, включая находившиеся в стадии формирования. Это привело в июне 1941 г. к тому, что "войска наших западных округов не смогли выполнить полностью возлагавшуюся на них задачу"8 .

Вероломное нападение фашистской Германии на СССР не позволило завершить большую и сложную работу по техническому оснащению и реорганизации наших Вооруженных Сил. Возведение оборонительных рубежей на новых государственных границах тоже не было закончено. Спустя месяц после начала войны по решению Государственного Комитета Обороны (ГКО) Б. М. Шапошников был вновь назначен начальником Генерального штаба. То было время, когда, используя временные преимущества, немецко-фашистская армия нанесла серьезный урон нашим войскам, глубоко вклинившись на территорию СССР. Необходимо было остановить врага, стабилизировать фронт, восстановить связь и управление войсками, мобилизовать все силы на разгром захватчиков, сорвать его план "молниеносной войны". Б. М. Шапошникову было предоставлено право отдавать войскам любые распоряжения от имени Ставки Верховного Главнокомандования (СВГ). Они подписывались так: "По поручению Ставки Верховного Главнокомандования Б. Шапошников". Основную причину неудач наших войск в тот период Шапошников видел в разобщенности их действий, слабом обеспечении флангов и стыков, плохой организации противотанковой и противовоздушной обороны. И он напряженно работает над ликвидацией этих недостатков.

Считая, что гитлеровцы намереваются добиться решающих результатов прежде всего на Западном стратегическом направлении, Б. М. Шапошников в своих докладах Верховному Главнокомандующему предлагал именно туда направлять основную часть стратегических резервов.

Развернувшиеся летом и ранней осенью 1941 г. на Западном направлении кровопро-


4 ЦГАСА, ф. 6, оп. 4, д. 310, л. 71.

5 Там же, д. 979, л. 124.

6 Там же, л. 168.

7 ЦГАСА, ф. 7, оп. 3, д. 7, л. 68.

8 См. "Военно-исторический журнал", 1960, N 10, стр. 18.

стр. 210


литные бои, вошедшие в историю Великой Отечественной войны под названием Смоленского сражения, которому Шапошников уделил особое внимание, продолжались более двух месяцев. В ходе сражения удалось сковать крупные силы врага и тем самым обеспечить возможность подхода новых стратегических резервов Красной Армии и их развертывания. Достигнутый в результате выигрыш времени позволил эвакуировать из угрожаемых районов на Восток важнейшие промышленные предприятия и осуществить подготовку для ввода в сражение необходимых военных резервов.

Трудно переоценить значение оперативных и организационных мероприятий, проведенных Генеральным штабом под руководством Шапошникова в начальный период войны. Его распоряжения, разработанные им на основе данных об успешности самого первого залпа реактивной артиллерии возле Орши директивы о формировании гвардейских минометных частей и направлении их на фронт, об обеспечении флангов и стыков армий и фронтов, о создании высокоманевренных противотанковых соединений, об усилении и укреплении ПВО, о недочетах при ведении наступательных боев и путях их устранения, о введении в штаты стрелковых полков рот автоматчиков, об улучшении управления войсками, об усилении разведки, о преобразовании тяжелой бомбардировочной авиации в Авиацию дальнего действия, о формировании саперных армий имели непреходящее значение. Большая проницательность Б. М. Шапошникова, его умение по отдельным отрывочным и часто противоречивым сведениям представить ход боевых действий, дать правильную оценку сложившейся стратегической обстановке и наметить перспективы ее развития сыграли важную роль в преодолении неимоверных трудностей начального периода войны. Так, даже недруги нашей державы отмечали, что "Маршал Шапошников еще задолго до Сталинградского сражения предвидел его роковой исход для немецко-фашистской армии"9 . Серьезное значение имело "Наставление по полевой службе штабов", утвержденное Шапошниковым через несколько месяцев после начала войны. Оно сразу же дало возможность установить единые методы работы оперативных и войсковых штабов, позволило улучшить систему управления войсками. Этому же способствовала и проведенная им перестройка центрального аппарата Наркомата обороны и разработка нового положения о Генеральном штабе, утвержденного Верховным Главнокомандующим 10 августа 1941 года. Как отмечал Маршал Советского Союза М. В. Захаров, "в период Великой Отечественной войны Маршал Шапошников внес неоценимый вклад в дело разгрома фашистских захватчиков. В эти тяжелые дни нашей Родины с особой силой проявились полководческий талант Бориса Михайловича, его непреклонная воля к победе и безмерная вера в правоту нашего дела"10 . Огромное напряжение сил, сложная работа почти без отдыха не прошли бесследно для здоровья Шапошникова: оно резко ухудшилось. Еще в конце 1941 г. Борис Михайлович докладывал о разгроме немцев под Москвой и дальнейших планах вооруженной борьбы с гитлеровцами. Но вскоре вследствие тяжелого заболевания Шапошникову разрешили работать не более 4 часов в сутки, а в июне 1942 г. из-за болезни он вынужден был оставить пост начальника Генерального штаба. Верховный Главнокомандующий дал указание сменившему его на высоком посту А. М. Василевскому "не беспокоить, не утруждать Б. М. Шапошникова, а обращаться к нему за советом лишь в исключительных случаях" и каждый раз с особого разрешения11 . Тем не менее Шапошников, человек с высоким чувством ответственности, продолжал неустанно трудиться, внося свою лепту в общее дело разгрома немецко-фашистских захватчиков.

Каждый, кто знал Б. М. Шапошникова, помнит его как человека большой культуры. Он всегда отличался своим умением подойти к человеку, был исключительно тактичен, никогда не унижал достоинства подчиненных. С Шапошниковым было приятно совместно трудиться. То был начальник, который никогда не уклонялся от работы, никогда не пытался свалить какую-то вину на подчиненного. Неизменно вежливый и внимательный, он вместе с тем оставался исключительно требовательным к себе и к другим, особенно когда шла речь о точности и своевременности выполнения задания. Вспоминается такой случай. Во второй половине 1942 г. Борису Михайловичу было поручено руководство разработ-


9 "Роковые решения". М. 1958, стр. 117.

10 "Красная Звезда", 20.IX.1962.

11 См. "Освобождение Белоруссии, 1944". М. 1970, стр. 48.

стр. 211


кой новых боевых уставов и проекта Полевого устава. С целью обобщения боевого опыта, который следовало положить в основу уставов, с фронтов были вызваны несколько командиров батальонов, полков и дивизий. По мере их прибытия Б. М. Шапошников обстоятельно беседовал с ними. Среди других к нему в кабинет должен был войти один из командиров батальонов. Краснея от волнения, он нервно одергивал гимнастерку, не зная, что ожидает его у "высокого начальника". И вдруг комбат, войдя в комнату, увидел, как худощавый, сравнительно высокого роста, гладко причесанный на пробор, с бледноватым лицом, высокий начальник, встав с кресла и выйдя из-за стола, идет навстречу посетителю, затем, вытянувшись, выслушивает его рапорт, с улыбкой жмет его руку и просит "сделать милость, присаживаться". Расспрашивая его о семье, быте и службе, Борис Михайлович спокойно ожидал, пока комбат не пришел в себя. И уж тогда приступил к делу. Так было с каждым посетителем, какое бы служебное положение он ни занимал.

"Голубчик, - говорил он, обращаясь к собеседнику и рассматривая его рабочую карту, на которой порою путано и небрежно была нанесена боевая обстановка, - по вашей карте не только ничего не разберешь, но и себя самого можно ввести в заблуждение. Работа с картой требует большого внимания. Нужно наносить обстановку так, чтобы она была, во-первых, понятна и, во-вторых, соответствовала бы действительному положению вещей". И тут же показывал, как следует это делать. Обладая большим и разносторонним опытом штабной службы, Шапошников хорошо знал, к чему приводит небрежное нанесение обстановки на карту, несвоевременное отражение происходящих изменений, употребление произвольных условных знаков, и всегда строго журил за это. Настойчиво борясь за четкость и высокую дисциплину в работе штабов, Борис Михайлович постоянно требовал точности и аккуратности. Большое значение придавал он "культуре документа" и, если находил ошибки, терпеливо объяснял исполнителю возможные последствия неточности и как следует ее избегать.

Одной из характерных черт стиля работы Шапошникова было редкое умение вникать в детали дела. Обладая хорошей памятью, он за короткое время узнавал каждого исполнителя и любил заслушивать личные доклады тех людей, кто готовил документы и знал мелочи дела. А чтобы не нарушить служебной субординации, он обычно заслушивал такой доклад непосредственного исполнителя в присутствии его прямого начальника и тут же давал необходимые указания. Его замечания никогда не вызывали какой-либо обиды или раздражения у подчиненного. И в то же время он был особенно требователен к малейшим упущениям, которые не ускользали от его внимания. Часто давал он добрые советы, и они оказывались исключительно полезными в практической работе штабных командиров. Работа под его руководством была для всех большой и полезной школой.

Трудно переоценить заслуги Б. М. Шапошникова в строительстве Советской Армии, в развитии отечественной военной науки, в подготовке командных кадров. Его перу принадлежит много военно-научных трудов. Одним из наиболее известных является трехтомная книга, посвященная исследованию деятельности Генерального штаба, "Мозг армии"12 . В ней сказались все черты Бориса Михайловича как крупнейшего военного специалиста: пытливый ум, чрезвычайная тщательность в работе и четкое определение ее перспектив, глубина обобщений13 . Этот труд не только сохраняет доныне теоретическое значение, но и представляет значительный интерес как военно-историческое исследование, обильное фактическими данными. Высокую оценку он получил как в советской, так и в зарубежной печати14 , а его автору было присвоено звание профессора. Будучи уже больным, Шапошников начал писать мемуары. Однако завершить их ему не удалось. Он успел довести записи лишь до 1916 года. Незадолго до кончины на титульном листе первой тетради мемуаров он сделал надпись: "Публикуется через двадцать лет после моей смерти". Этот срок сейчас истек, и рукопись передана в издательство15 .


12 Б. Шапошников. Мозг армии. Кн. I. М. 1927; кн. II. 1927; кн. III. 1929. В 1964 г. эта работа вышла в Югославии, в 1970 г. - в Венгрии.

13 См. "Правда", 21.XI.1935.

14 См. "Deutscher Offizier-Bund", 1930, N 11, S. 373 - 377; N 12, S. 422 - 424; "Militarwissenschaftliche und technische Mittei-lungen", 1929, November-Dezember, S. 753. etc.

15 Рукопись охватывает период с 1882 года. Острая наблюдательность и исключительная память помогли автору проанали-

стр. 212


В последние годы жизни Борис Михайлович возглавлял Высшую военную академию. Не одну сотню высококвалифицированных генштабистов и военачальников высших званий получили фронты из этой академии. О том, сколь высоко было развито у Шапошникова чувство ответственности за порученное дело, свидетельствует, в частности, такой факт. Когда болезнь уже приковала его к постели, он требовал, чтобы к нему на квартиру с подробной информацией о ходе дел в академии ежедневно являлся его заместитель генерал- лейтенант В. К. Мордвинов. Не имея возможности лично присутствовать на очередном выпуске слушателей, их начальник обратился к выпускникам со специальным письмом: "Товарищи генералы и офицеры! Сегодня вы заканчиваете учебу в стенах Высшей военной академии. Не имея возможности из-за болезни быть вместе с вами в этот памятный для вас день, прошу принять мое горячее поздравление с успешным окончанием курса Высшей военной академии... Подводя итоги 10 месяцев нашей общей с вами работы, можно сказать, что академия помогла вам систематизировать и более глубоко осмыслить полученный вами боевой опыт, усовершенствовать знания тактико-технических свойств всех родов войск, привить проверенные опытом войны навыки в организации взаимодействия родов войск в различных видах общевойскового боя и операции. В день вашего выхода из стен академии я хотел бы, однако, напомнить вам, товарищи генералы и офицеры, что те знания, те теоретические основы, которые вы получили в академии, не могут служить непререкаемыми догмами и постоянным шаблоном на любой случай в вашей дальнейшей боевой деятельности и что эти знания необходимо постоянно обогащать боевым опытом Отечественной войны"16 .

Вся многогранная деятельность Маршала Шапошникова имела единственную цель - всемерное укрепление боевой готовности Советских Вооруженных Сил. "Для решения грандиозных задач новой эпохи, в которую мы вступили, - эпохи постепенного перехода от социализма к коммунизму, - говорил Б. М. Шапошников в 1939 г., - трудящиеся Советской страны в своем мирном труде должны быть гарантированы от нападения агрессоров. Поэтому дальнейшее усиление обороноспособности нашей социалистической Родины, укрепление Красной Армии и Красного Военно-Морского Флота является необходимейшей, важнейшей задачей"17 . И он делал все, что мог, для этого, оставив заметный след в истории нашей страны и ее Вооруженных Сил.


зировать важнейшие события тех лет в строгой последовательности. Небольшие отрывки из мемуаров Шапошникова были опубликованы в "Военно-историческом журнале", 1966, NN 6 - 9; 1967, NN 1, 3, 6.

16 См. Я. М. Горелик. Маршал Советского Союза Борис Михайлович Шапошников. (Краткий очерк жизни и деятельности.) М. 1961, стр. 97.

17 "XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б) 10 - 21 марта 1939 г. Стенографический отчет". М. 1939, стр. 423.

Опубликовано 30 января 2017 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Борис Михайлович Шапошников



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?