Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 11.12.18


К вопросу о языке и сознании

Дата публикации: 28 января 2018
Публикатор: Карабанов Александр Владимирович
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Номер публикации: №1517143732 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


                     Наука, разделив эти явления (сознание, язык, мозг) на отдельные объекты изучения со своим логическим строем не способна из-за отсутствия метода системной проекции отображения, органично связать их в единый логический строй адекватный их природе. Где была бы представлена не только связь сознания с языком, но и связь сознания с физиологией мозга (с мозгом), в результате стала бы понятной природа сознания. Если же и впредь не пользоваться (не знать метода) системной проекцией отображения, то результаты этих исследований навсегда будут оставаться прежними. И природа сознания останется не выясненной. Так и останется на все времена основным вопросом философии без ответа на него. Сколько не изучай язык, мозг, психические явления в отдельности, их логика не составит общесистемной логики позволяющей выяснить (понять) природу сознания. Что в свою очередь, не позволит обществу изжить (преодолеть) ложные не адекватные мировоззренческие представления о бытии (о действительности). Имеющие под собой прочное основание из-за не решаемости этой проблемы, разбивающей (раскалывающей) и саму философию на различные самостоятельные течения, составляющих разные неполноценные мировоззрения. Успешно используемые эти философии многими вредными идеологиями, оказывающими решающее влияние на массовое сознание.

 

               Здесь представлен только фрагмент из полного изложения этой проблемы в работе «Природа явления психики, сознания и идеального».

 

               Начнём с того, с чего начинается любой язык – с фонем. Фонемы каждого языка создают свою матрицу звучания, потому что любой язык представлен звучанием – речевым действием. Фонемами лингвисты назвали выявленные ими минимальные элементарные части звука, составляющие фонетику любого языка, или, фонема это структурный элемент звучания любого языка способный означать, которые (фонемы) составляют, образуют далее слог, слово, и т. д. Без матрицы звучания (фонем) это была бы какофония ничего не означающих звуков. Поэтому, как установили лингвисты, не смотря на их продолжительные споры и не согласия, по не существенным сторонам и свойствам фонем, она (фонема) является минимальной звуковой смыслоразличительной единицей языка. Все эти дискуссии по несущественным узкоспециальным вопросам, касающихся каких-то свойств фонем, не выходят за пределы узкоспециального их рассмотрения. Они существенны, только в своей узкоспециальной области знания. Разные свойства фонем, в узко специфическом смысле, определяют лишь специфику фонетического строя того или иного языка, различая их друг от друга. И влияют эти свойства, на их изменяющееся с течением времени (веков) смысла различение, перемещение смысла. Изменение смысла различения (изменение смыслоразличительной единицы языка) при образовании слов, изменяет со временем фонетический строй языка. Свойства фонем определяют, таким образом, процесс реконструкции языка, (его фонетического строя) подчиняющийся требованию смысла, связанного с изменяющимся поступлением информации. Но в этой статье акцентируется внимание вовсе не на этих узкоспециальных вопросах. Акцентируется внимание на том, как кодовый элемент языка, которым является фонема, независимо от её тех или иных специфических свойств, становится эквивалентом кодового элемента в мозге, в его нейронной сети, без чего невозможно возникновение явления сознания. Это, конечно, важнейший момент, но ещё неисчерпывающий, и не сводим только к нему в понимании сущности явления сознания. Но об этом уже ниже.

 

                  Особенность звучания способна собой означать (кодировать), а, означенное ею (кодированное), передаётся особенностью его звучания. Более коротко: особенность звучания способна означать (кодировать) и означенное (кодированное) этой особенностью звучания, передавать. В частности, по истечению длительного времени (веков) смысл способен влиять на элементарные части языка (фонемы), изменяя звуковой (фонетический) строй языка, так же как и они (фонемы) могут влиять на смысл. Каждый язык, на данный момент времени, имеет свою матрицу звучания – особенность звучания, представляющую собой особенность звукового состава языка, которое различает то, что только звучит, от того, что означает то, что звучит. Это разница просто звука от элементарной части матрицы звучания – фонемы. Фонема это основной звук речи связанный со смыслом, который (смысл) имеет психическую природу. Смысл на данный момент времени определяет речевой состав языка. Язык, наполняя речь – звучание смыслом, определяет форму, и способ своего существования на данный момент времени, в противном случае на Земле не возникло бы такого фонетического разнообразия языков. Имелось бы, наверное, несколько неизменяющихся языков. Это указывает на то, что матрица звучания любого языка, составленная фонемами, смыслоразличительными единицами языка, весьма подвижна. И это не принципиально детальное различие фонем, имеющих ту или иную особенность, разную и в разных языках, а так же и в одном отдельно взятом языке, влияющих на скорость изменения смысла по истечению времени (веков). Принципиально то, что любая особенность фонем, в любых языках, не влияет на его главную особенность быть его кодовым элементом. В противном случае, если они, с любыми своими особенностями не станут кодовыми элементами, смыслоразличительными единицами языка, тогда не возникнет вторая замкнутая информационно-кодовая система со своим метрическим (информационным) полем действия сознания. Принципиально то, что фонема, являясь смыслоразличительной единицей языка, является кодовым элементом эквивалентным кодовому элементу образованному органической структурой мозга, обозначающим себя в его нейронной сети. Если бы фонемы с любыми своими особенностями, а так же равно и без них, не являлись кодовыми элементами языка, его смыслоразличительными единицами, тогда в нейронной сети мозга не смогли бы возникнуть (обозначиться) эквивалентные им кодовые элементы, в результате не смогло бы появиться явление сознания.

 

                    Наполненное смыслом звучание является речью того или иного языка. Звучание без смысла речью не является. Речь, не подчиняющаяся грамматическому строю языка, является бессмысленной речью. Наполненное смыслом звучание – речь уже передаёт этот смысл, являющийся отражением внешней проекции психического образа отображаемого. Грамматический строй языка представляет собой механизм-матрицу означения психического образа отображаемого, явившегося порождением первой информационно-кодовой системы, представляя его внешнюю проекцию, без которой невозможно преобразовать психический образ в кванты второй информационно-кодовой системы, образовать в её метрическом (информационном) поле кванты соразмерные кванту действия сознания, без чего невозможно возникнуть сознанию. Язык своим грамматическим строем (лишающим его всякого произвола) адекватно означает психический образ отображаемого. Адекватно означенный языком, его элементами означения, его грамматическим строем психический образ, преобразованный им в кванты информационного поля второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы, и уже действием этой системы (действием сознания, действием распространяющемся в своём метрическом поле) представляет адекватное отражение психического образа отображаемого. Отсюда следует, что фонема является кодовым элементом любого языка не зависимо от её различных свойств как в отдельно взятом языке, так и в разных языках. Без фонем, являющихся кодовыми элементами языка, не возникла бы кодовая структура второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы в нейронной сети мозга. А из-за отсутствия кодовой структуры не может квантоваться информация и не может возникнуть метрическое поле действия кодирования и декодирования в замкнутой информационно-кодовой метрической системе, это значит и она сама, без метрического поля, не может возникнуть. И в этом органичная связь языка, мозга и сознания.

 

             Отсюда можно заключить, что язык, это звуковое означение психического образа отображаемого, представляющее собой его внешнюю проекцию. То есть психический образ, являясь отражением, вынужден стать, следуя законам отражения отражаемым. Но без означения психического образа отображаемого, являющегося отражением, кодовыми элементами языка, он не может стать отражаемым, чтобы затем вновь стать отражением, кодированным уже элементами органической структуры иных отделов мозга, нежели те его структуры органических элементов означения, что представляют психическое отражение в виде психического образа отображаемого. Такое обстоятельство уже вызвано природой отражения. А речь представляет собой уже сам процесс (физиологический процесс) означения или кодирование психического образа отображаемого звуковыми элементами языка составляющими его матрицу звучания, подчиняющимися грамматическому строю того или иного языка. Письменная же речь построена на буквах – указателях звука.

 

           Наверное, следует сказать и о буквах, чтобы не путать их с фонемами. Буква это графическое означение звука, его элементарной части – фонемы, звукового состава любого языка. Поэтому не следует путать графический знак означающий звук и звук означенный этим знаком. Знак, означивший фонему, фонемой не является. Элементарные части звука – фонемы, существуют, возможно, несколько миллионов лет, тогда ещё примитивного (в звуковом и грамматическом отношении) языка. А буквы, (письменность) являющиеся графическим означением звука (фонем) существуют не более шести или семи тысяч лет. Элементарные части звука, составляющие матрицу звучания того или иного языка, означают собой психический образ отображаемого и при этом обходятся без букв. Буквы же не означают психический образ отображаемого, они означают собой элементарные части звука – звуковой состав языка. И слог, слово состоят из фонем, но никак не из букв означающих их (фонемы). Так знак означающий фонему создаёт иллюзию мешающую отличить его от того, что он означает. Теперь, выяснив эти обстоятельства, становится понятным, что вопрос – являются ли буквы фонемами – не правомерен.

 

         Внешняя проекция психического образа отображаемого становится функционально возможной только тогда, когда он означен теми элементами означения языка, которые эквивалентны элементам означения его органической структуры мозга. Психический образ отображаемого только тогда создаёт свою внешнюю проекцию, когда элементы означения языка, означившие его эквивалентны элементам означения органической структуры мозга в его нейронной сети. Их эквивалентность определяется соразмерностью их квантов в создающемся метрическом поле действия информационно-кодовой системы. К примеру: неизвестный для любого кого-то язык, со своей матрицей звучания, означивший своими элементами означения психический образ отображаемого, не является для того кого-то внешней проекцией психического образа отображаемого, являющегося отражаемым. Потому что элементы означения в нейронной сети его мозга не могут создать отражения того психического образа, означенного иными элементами означения имеющимися в том неизвестном языке, в его матрице звучания, потому что они не эквивалентны кодовым элементам отдела мозга того кого-то в его нейронной сети. Действие сознания того кого-то не может декодировать психический образ означенный элементами означения неизвестного ему языка, чтобы получить психическое отражение этого психического образа в виде его мысли. Для этого действие сознания не может ввести означенный неизвестными элементами означения психический образ в своё метрическое (информационное) поле своего действия. В нейронной сети его мозга не возникает (не создаётся) кодовая комбинация способная вызвать обратное действие декодирования. И поэтому в подобных случаях явления смысла как отражение психического образа не возникает. Неизвестный язык поэтому, это ничего не означающее, не имеющее смысла звучание.

       Явление смыла, возникает как отражение психического образа отображаемого, являющегося отражением означенным элементами означения языка. Означение   психического образа элементами означения языка обращает психический образ из отражения в отражаемое, образно говоря, материализует его, квантуя его уже в иное метрическое информационное поле. Такая необходимость вызвана законами отражения. Это необходимо для того, чтобы было возможным отделить отражение от того, что оно отражает – отражаемого. Таким образом, это приводится в соответствие законам отражения. Далее, отражение психического образа отображаемого, означенное кодовыми элементами означения языка становится смыслом, и существует только тогда, когда оно ещё означено и элементами означения органической структуры мозга, в его нейронной сети. То есть психический образ отображаемого переозначен элементами означения органической структуры мозга в его нейронной сети, его специального отдела, образовавшего вторую замкнутую информационно-кодовую метрическую систему. Смыслом является только тот психический образ отображаемого, который означен элементами означения языка, представляющими собой его внешнюю проекцию. Психический образ не означенный элементами означения языка, не имеющий своей внешней проекции, смысла не имеет, потому что это противоречит законам отражения – отсутствие смены вектора отражения. Поэтому смысл мысль имеет психическую природу. Так язык связан со смыслом. Психический образ, означенный элементами означения языка, эквивалентен тому же психическому образу, означенному элементами означения в его органической структуре мозга, в его нейронной сети. То есть, психический образ отображаемого бытия означен равно, соразмерными элементами означения языка и элементами означения органической структуры специального отдела мозга в его нейронной сети.  Их элементы означения соразмерны, и связаны поэтому, действием сознания в единое метрическое (информационное) поле. В противном же случае не возникло бы метрическое (информационное) поле действия сознания. Очевидно, что невозможно существование языка без смысла, так же как невозможно существование смысла без языка. Например: животные, имея психический образ отображаемого (психику), но, не имея языка, они не могут поэтому, означить психический образ элементами внешней системы означения (элементами означения языка), для того, чтобы, кодируя психический образ, обратить его из отражения в отражаемое, таким образом материализовать психическое отражение. И не имеют они той структуры мозга со своей нейронной сетью, которая могла бы означить психический образ при наличии языка, своими элементами означения, кодируя психический образ, превращая его в отражаемое, и декодируя, чтобы создать его отражение – смысл, мысль, то есть их мозг не может изменить вектор отражения. В органических структурах мозга животных эволюционно отсутствует тот специальный отдел со своей нейронной сетью способной создать кодовое устройство, кодирующее и декодирующее психический образ. Отсутствие такого специального отдела со своей нейронной сетью в мозге животных, их, (животных) поэтому, принципиально невозможно обучить языку, и тем самым вызвать у них явление сознания.

 

                 С рождения и первых лет становления языка усваивается и его матрица звучания. Формирующееся внутреннее информационное поле второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы представлено речевой матрицей звучания – её эквивалентом в виде квантов информации, представляющих собой кодовые элементы органической структуры мозга, по мере их поступления, пространственно   преобразующих нейронную сеть, образуя в ней кодовую структуру, становящуюся затем внутренним информационным (метрическим) полем. Только благодаря матрице звучания, звуки языка, преобразованные речевым аппаратом в фонемы, могут кодировать информацию и квантовать её в своё информационное (метрическое) поле. Поэтому процесс формирования второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы с самых первых лет жизни формирует одновременно информационное поле и матрицу звучания – особенность звучания звуков данного языка, а так же развитие речевого аппарата (его физиологических функций). Только благодаря матрице звучания (фонемам) возможно означение психического образа отображаемого. Если психический образ означен фонемами матрицы звучания, то он является эквивалентом того же психического образа означенного кодовыми элементами органической структуры мозга в его нейронной сети. Кодовые элементы языка эквивалентны кодовым элементам мозга в его нейронной сети. Грамматический строй языка своим означением психического образа отображаемого, преобразованного в соразмерные кванты информационного поля, связывает метрически кодовые элементы внутреннего и внешнего информационного поля второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы. Действием, связывающим эту систему, является действие сознания, квант которого соразмерен кванту этого метрического поля (информационного поля).

 

         Так не просто устанавливается соразмерность квантов внутреннего информационного поля, информация которого кодирована элементами органической структуры мозга, представляющая собой (информация) означенный элементами означения органической структуры мозга в его нейронной сети психический образ отображаемого. И квантов внешнего информационного поля, информация которого кодирована элементами означения языка, представляющими собой звучание, создающееся речевым физиологическим действием с имеющейся матрицей звучания. Матрица звучания отграничивает информационное поле от всяких иных звучаний, которые ничего не означают, с её минимальными элементарными частями, которыми (действием сознания) кодируется психический образ отображаемого. Таким образом, создаются кванты информации внешнего информационного поля соразмерные квантам информации внутреннего информационного поля, становясь, поэтому единым информационным полем с единым квантом действия. Таким действием является действие сознания, квант которого соразмерен кванту теперь уже единого информационного поля его действия. Многие миллионы лет эволюции создавали мозг как устройство создающее отражение. Сознание людей это уникальное явление природы, которое действует согласно её законам, являясь, как и любое иное действие в природе, действием в своём метрическом поле.

 

                     После пяти – шести летнего возраста (в случае изоляции) нейронная сеть мозга утрачивает способность создавать кодовую структуру эквивалентную кодовой структуре, какого либо языка – его элементам означения. Без участия носителей языка этого не происходит. Если до этого времени в нейронную сеть мозга не поступают кодовые элементы языка его матрицы звучания, смыслоразличительные единицы языка – фонемы формирующие кванты своего метрического информационного поля. То, уже по истечении этого времени, нейронная сеть мозга необратимо утрачивает способность к созданию второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы из-за отсутствия к этому времени кодовой структуры в нейронной сети того отдела мозга в котором формируется вторая замкнутая информационно-кодовая метрическая система, нарушается функциональная связь с первой замкнутой информационно-кодовой метрической системой. В результате эта связь становится необратимо утраченной и нейронная сеть не создаёт кодовую структуру – кодированный элементами означения языка психический образ, порождённый кодовой структурой в нейронной сети мозга первой замкнутой информационно-кодовой метрической системой. Из-за необратимой утраты функциональной связи (в результате изоляции) первой и второй, замкнутых информационно-кодовых метрических систем отсутствует явление изменения вектора отражения, в результате отсутствует явление сознания. Пренебречь этим абсолютно невозможно. В такой (надо сказать исключительной, больше теоретической) ситуации нейронная сеть становится невосприимчивой к языковой матрице звучания, к его смыслоразличительным единицам – фонемам. Точно так же, как, к примеру, у животных, нейронная сеть их мозга не восприимчива к кодовым элементам языка, его смыслоразличительным единицам, составляющим матрицу звучания. Только у них она (нейронная сеть их мозга) генетически не приспособлена к такой функции.

 

                   Отсутствие кодовой структуры эквивалентной кодовой структуре какого либо языка, его элементам означения в нейронной сети мозга, обусловливает невозможность возникновения в его нейронной сети второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы с связывающим её действием – действием сознания, кодирующим и декодирующим информацию в своём метрическом информационном поле. Какими-то иными способами, пренебрегая принципами метрической природы бытия, сознание существовать, быть в действительности не может. Поэтому существует оно в полном согласии с метрической природой бытия. Существует, разве, что в воображении невежественных людей (и в различных идеологиях) сочиняющих (воображающих) способы его существования несообразные метрической природе бытия. Отсутствие представлений о метрической природе бытия не   участвует в создании адекватного метода (инструментария) в исследовании этого и прочих явлений действительности.

             Метрические параметры квантов поля, изменяющаяся величина, прерываемая сменой направления, связывают направления физического действия в любых замкнутых метрических системах имеющихся в природе. Направления физического действия, в данном случае направления действия сознания – кодирование и декодирование, как в любой иной замкнутой метрической системе, связаны пропорциональной зависимостью определяемой метрическими параметрами квантов своего поля, изменяющейся величиной, прерываемой сменой направления. Сменой кодирования декодированием.

 

Примером неизвестного языка хорошо иллюстрируется и природа явления сознания. Элементы означения иного неизвестного языка не могут означить психический образ отображаемого для того чтобы перевести его в информационное поле своих элементов означения означающих психический образ, в поле действия сознания, квант действия которого соразмерен кванту своего информационного поля. Элементы означения иного неизвестного языка имеют своё информационное поле действия сознания, квант действия которого соразмерен кванту этого (их) информационного поля со своими метрическими параметрами. Квант действия сознания соразмерен кванту только своего метрического (информационного) поля, которое представлено только своими элементами означения языка, имеющимися только в своих языках со своими матрицами звучания, образуя свои метрические параметры в своих метрических полях. Когда в метрическом поле изменяющаяся величина прерывается сменой направления, порождая явление действия – связанного действия, в данном случае связанное кодированием и декодированием действие сознания. В случае с неизвестным языком не возникает по выше сказанным причинам связанного действия. Если психический образ отображаемого не означен кодовыми элементами языка, то он, не может иметь смысла, и не может быть мыслью. Смысл или мысль появляется только тогда, когда психический образ означен элементами означения языка, его грамматической структурой, вводящей его в своё информационное метрическое поле со своим квантом действия. И только затем в результате действия сознания, связанного действия кодирования и декодирования этой информации, распространяющимся в своём метрическом (информационном) поле с соразмерными квантами действия, определяющими свои метрические параметры, появляется мысль или смысл, в зависимости от направления действия сознания – как отражение – информационное отражение. Так происходит смена вектора отражения. Таким образом, действие сознания порождает отражение психического образа – мысль и смысл. Они результат действия сознания, в одном направлении это мысль, если декодируется психический образ означенный элементами означения языка в метрическом поле действия сознания, в другом направлении это смысл, если кодируется психический образ элементами означения языка в метрическом поле действия сознания. А элементы означения неизвестного языка не составляют кванты информационного поля, действием которого, является сознание. Являясь не соразмерными квантами в метрическом (информационном) поле, эти кванты не могут иметь (составлять) метрические параметры соразмерные метрическим параметрам этого метрического информационного поля, (не возникает прерываемая направлениями изменяющаяся величина), связывающие направления действия сознания – кодирование и декодирование.

И так, чтобы действием сознания были порождены мысль и смысл (в зависимости от направления его действия), являющиеся идеальным образом или отражением (информационным отражением) психического образа отражаемого. Который (психический образ отражаемого) так же является отражением (информационным отражением), для этого необходимо сменить вектор отражения, для того чтобы, обратить психическое отражение в материализованное отражаемое. Для этого язык, своими элементами означения, означая психический образ отображаемого, квантуя его, обращает его в отражаемое. Чтобы затем ввести его в другую метрическую (информационную) систему, которая своим преобразующим действием, обращает психический образ, ставший отражаемым в своё отражение в виде мысли или смысла. Тем самым, он меняет вектор отражения. Только тогда становится возможным действию сознания породить мысль и смысл как отражение психического образа отражаемого, когда он, сменой вектора отражения (благодаря языку) обратился в отражаемое. Мысль и смысл, имея психическую природу, имеют в то же время кодовую природу, потому что психический образ отражаемого имеет кодовую природу, являясь так же информационным отражением действительности. А информационное отражение действительности, существовать в действительности может только в виде квантованной кодом информации в информационном (метрическом) поле действия, в данном случае сознания. Точно так же как психическое действие является действием в своём информационном (метрическом) поле действия с другим квантом действия, отличным от кванта действия информационного (метрического) поля действия сознания. Отсюда вытекает, что идеальный образ – мысль и смысл порождает не мозг сам по себе, и не пресловутый вселенский разум, не имеющий своего действительного бытия, являющийся плодом какого-то буйного воображения.

Наверное, всё же, следует здесь пояснить, что значит, психический образ отображаемого. (Конечно, об этом, достаточно сказано в упомянутой здесь работе «природа явления психики, сознания, идеального»). Это явление – психический образ отображаемого, порождает своим действием первая замкнутая информационно-кодовая система, имеющая свой квант действия, отличный от кванта действия второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы. С различными поэтому, метрическими полями у них. И действием первой замкнутой информационно-кодовой системы является психическое действие, распространяющееся только в своём метрическом поле, кодирующее и декодирующее информацию в виде психического образа, являющегося неосознанным отражением окружающего мира. Первая замкнутая информационно-кодовая метрическая система строится кодовыми элементами органической структуры мозга, код которых принципиально отличен от кода в кодовых элементах органической структуры мозга образующих вторую замкнутую информационно-кодовую метрическую систему и занимают они разное место (пространство) в мозге. Образуя только необходимую функциональную связь, без которой было бы невозможным изменение вектора отражения, без чего уже вторая замкнутая информационно-кодовая метрическая система не смогла бы возникнуть и функционировать. И не смогла бы породить явление сознания.

Для живых организмов, в том числе и человека, образовать в нейронной сети мозга кодовые устройства, энергетически очень затратно, поэтому организм периодически переходит в спящий режим своего существования. Во сне в нейронной сети мозга создаётся или корректируется, обновляется структура кодовых блоков психических образов необходимых к активному использованию их уже после сна в состоянии бодрствования.

Психическое действие, со своим квантом действия соразмерным кванту своего метрического (информационного) поля, связывает это поле своим действием кодирования и декодирования, распространяющимся только в этом метрическом (информационном) поле. Такое кодовое устройство, образованное органическими элементами мозга, в его нейронной сети, расположенной в строго генетически определённом месте, представляет собой первую замкнутую информационно-кодовую метрическую систему. А действие сознания со своим квантом действия соразмерным кванту своего метрического (информационного) поля, связывает это поле своим действием кодирования и декодирования, распространяющимся только в этом метрическом (информационном) поле. И такое кодовое устройство образованное органическими элементами мозга, в его нейронной сети, расположенной в строго, генетически определённом месте мозга, представляет собой уже вторую замкнутую информационно-кодовую систему. Разные коды в метрических полях этих систем представляют собой несоразмерные кванты действия и кванты их полей. В этом и есть различие психического действия и действия сознания, которые распространяются только в своих метрических (информационных) полях. Несоразмерность квантов психического действия и квантов действия сознания обусловлена тем, что их метрические поля образованы (составлены) разными кодами и образуют, поэтому разные метрические (информационные) поля, каждое со своим квантом действия соразмерным кванту своего метрического (информационного) поля. И образуют в результате две разные замкнутые информационно-кодовые метрические системы. Нейронная сеть того и другого метрического поля, составленная органическими элементами мозга, создаёт в своей генетически обусловленной нейронной сети коды соответствующие природе (генетической обусловленности) этой сети. К примеру: нейронная сеть, образующая метрическое (информационное) поле первой замкнутой информационно-кодовой метрической системы не может образовать коды, которые образует нейронная сеть второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы, в противном случае животные имели бы сознание. И естественно наоборот, нейронная сеть, образующая метрическое (информационное) поле второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы не может образовать коды, которые образует нейронная сеть первой замкнутой информационно-кодовой метрической системы. В противном случае, было бы возможным создание искусственных систем (кибернетических устройств) имеющих сознание. Язык, слова (кодовые элементы языка) не вызывают у кибернетического устройства психические образы – не вызывают психические явления так же, как они их вызывают у человека. Отсутствие психических образов – психических явлений не вызывает явление сознания у кибернетических устройств. А психический образ у животных не означенный кодовыми элементами языка не вызывает явление сознания, так же, как, если, и у человека не означить психический образ кодовыми элементами языка, то явления сознания не возникнет и у него равно как и у животных. Эти примеры указывают на то, что сознание имеет не только кодовую, но и психическую природу. И то, что всякие бредовые идеи о мировых и вселенских разумах абсолютно не состоятельны и не могут иметь своего реального бытия. Не могут быть в действительности.

       Связь кодовых элементов в нейронной сети мозга первой замкнутой информационно-кодовой метрической системы образует психический образ – психическое отражение действительности. Связь кодовых элементов в нейронной сети мозга второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы, обусловленная грамматическим строем языка, образует смысловое отражение психического образа – смысловое психическое отражение действительности.

Генетическая обусловленность была продиктована требованием закона отражения – смены его вектора, а вовсе не тем или иным предубеждением, касающимся в своих представлениях природы сознания. А так же, образование кода, кодовой структуры и нейронной сети это взаимно обусловливающийся длительной эволюцией единый процесс, протекающий в строгом соответствии с законами отражения. Конечно, без выяснения устройства кода, точку в этом вопросе ставить рано. Для исчерпывающего понимания природы сознания и психики чрезвычайно важно, необходимо ещё понять устройство кода, создать адекватную теорию кода. Понимание принципа его устройства будет полным исчерпывающим обоснованием метрической сути явлений сознания и психики, так же как и любых других явлений действительности, истекающих из метрической природы бытия. 

Как же тогда определить стратегию поиска адекватного ответа на этот вопрос? Оставим на время, либо навсегда этот вопрос без ответа на радость всяким идеологическим измышлениям, представляющих неадекватное извращённое представление об этих явлениях. Ожидать каких-то подвижек в этих вопросах от науки, которая всё больше братается со схоластикой, не приходится. К тому же, там и не желают появления адекватных представлений об этих явлениях. Им весьма уютно и вольготно быть во мраке средневековых представлений.

Такой особенностью устройства обладает только человеческий мозг. На его возникновение ушло никак не менее, а скорее всего более десятка миллионов лет эволюции. Это, несомненно, произошло при смене геологических периодов на Земле. Когда двадцать миллионов лет назад сменился Палеогеновый период с благоприятными условиями жизни на Земле, на Неогеновый период с неблагоприятными условиями жизни на ней. С участившимися в этом геологическом периоде мощными тектоническими процессами, с периодическими планетарными оледенениями, с засушливостью обширнейших территорий суши. Когда многие сотни, если не тысячи разных видов теперь уже млекопитающих вымирали подобно динозаврам до них. С этого момента времени жизнь всех млекопитающих на Земле резко изменилась. Выживать им стало ни сколько не легче, чем динозаврам в Меловом геологическом периоде. Вымерли тогда и многие виды гоминид на протяжении этих двадцати миллионов лет. Изменившиеся условия жизни на Земле, вызванные сменой геологического периода, это, существование в условиях часто повторяющихся катастроф, запустили приспособительный механизм этого вида гоминид в направлении совершенствования органических структур мозга до способности его изменить вектор отражения, созданием второй замкнутой информационно-кодовой метрической системы. Это было, одновременно, с развитием речевого аппарата, необходимого для звукового означения психического образа, без чего была бы невозможна смена вектора отражения. В противном же случае, этот вид гоминид разделил бы участь многих вымерших видов этого семейства. Эволюционировать в этом направлении раньше этого времени (в Палеогене) они не могли, в этом не было никакой необходимости, тогда были совершенно, благоприятные, почти райские условия их существования. Тогда (в Палеогене) был тёплый влажный климат, обилие пищи, отсутствие периодически повторяющихся планетарных оледенений, низкая сейсмическая активность на протяжении сорока миллионов лет этого периода. Единственное неудобство их комфортному существованию в тех условиях была теснота от обилия видов разных животных, позднее вымерших в следующем уже катастрофическом геологическом периоде (Неогене). А прямо хождение, и прочее, ну например упрочившаяся социализация этого вида, как приспособление к существующим тогда условиям, было приобретено ими гораздо ранее этого катастрофичного времени в Неогене, в условиях благоприятной жизни в Палеогене. Человеческая популяция это совершенно самостоятельный вид, который, своим происхождением не имеет никакого отношения ни к какому существующему теперь виду гоминид (обезьян), ни к вымершим их видам. Человеческая популяция как вид, появилась вместе, равно со всеми видами гоминид, в самом начале Палеогена пятьдесят-пятьдесят пять миллионов лет назад. Это когда Меловой, катастрофичный геологический период, закончившийся шестьдесят миллионов лет назад, расчистил Землю от рептилий (динозавров), освободил её для млекопитающих. Нелепым представляется теперь: многие миллионы лет эволюции, чтобы обрести разум и с его помощью создать затем порочную цивилизацию, не нуждающуюся в разуме, подчинённую инстинкту наживы, подрывающему основы социализации в этой цивилизации.

На пути человеческой популяции к современному виду, эволюция во множестве (наверное, в избытке) создавала тупиковые, несостоявшиеся подвиды этого вида, не сумевшие выжить так же, как, и многие другие, виды гоминид, и прочих млекопитающих в условиях двадцати миллионов лет протекающего катастрофичного геологического периода – Неогена. К современному времени истекла только половина отпущенного ему времени. Ещё в будущем у него (Неогена) двадцать миллионов лет. Есть ли шансы у всех млекопитающих вместе с человеческой популяцией остаться на Земле? Возможно, (скорее всего) их ждёт участь вымерших динозавров в конце катастрофичного Мелового периода шестьдесят пять миллионов лет назад.

Ну, а почему происходит смена геологических периодов, зависящих от места нахождения Солнечной системы и вместе с ней и Земли на тех или иных отрезках галактической орбиты. Когда при движении Земли с Солнечной системой по галактической орбите строго периодически чередуются спокойные периоды и катастрофичные. Наука об этом пока молчит, в частности астрофизика об этом ничего поведать не может. Наверное, потому, что туда тоже приходят зарабатывать, не работая, как и везде. Просто не занимаясь научными изысканиями. (Ну, время теперь такое). В этих учреждениях уже давно успешно занимаются имитацией поиска научной истины, но никак не поиском её. Это следует из того, что крайне, теперь обюрокраченная наука, это уже не наука. Это когда наука охвачена разрастающимся вглубь и вширь не компетентным управленческим слоем, означенным высшими степенями научной иерархии, не заинтересованным наукой. Заинтересованным только своим безбедным успешным существованием, проеданием бюджета отпущенного на науку. От которого требуется, всего лишь, успешная имитация бурной научной деятельности, отражённой в их бумажной отчётности и в их пустопорожних «научных» статьях. Этот не компетентный управленческий слой задушил и заменил собой ранее существовавшие научные школы. Если, карьерист пришёл в науку, то никакой науки не будет. Будет всё тот же застой, как и везде где появился карьерист, нашедший и здесь тёплое и хлебное место, подходящие условия для своего безбедного существования. Не гнушаясь даже, покупкой себе степеней научной иерархии. Теперь же, наука, даже, начинает уже брататься со всякой схоластикой, не имеющей никакого отношения к действительности. Покажется, наверное, что эти три абзаца несколько ушли от означенной темы. Это не имеет прямого отношения к теме, но имеет прямое отношение к тому, когда возникло сознание, и что вынуждало данный вид гоминид эволюционировать в этом направлении. Конечно, поверхностный взгляд не способен видеть органичную связь этих явлений с обстоятельствами вызвавшими их. Уже сложилась и устоялась традиция видеть мир изолированными не связанными друг с другом кусками (частями), поэтому в большей мере необходимо в изложении, следовать этому принципу, ставшим правилом.   Вернёмся уже к означенной теме.

             Без матрицы звучания состоящей из фонем, её элементарных частей способных означать, было бы невозможным кодирование информации – означение психического образа отображаемого знаками, создающими его внешнюю проекцию, являющимися эквивалентом психического образа отображаемого. И было бы невозможным кодирование внешней проекции психического образа отображаемого, элементами органической структуры мозга, из-за не означения его элементами означения языка, обращающими его в отражаемое. Далее, было бы невозможным возникновение внутреннего и внешнего информационных полей, в результате не смогла бы возникнуть вторая замкнутая информационно-кодовая метрическая система, и не возникло бы явления сознания.

           Поэтому язык, своими элементами означения, являясь эквивалентом элементов означения кодового устройства состоящего из элементов означения органической структуры мозга в его нейронной сети, создаёт вместе с ними единое информационное (метрическое) поле действия изменённого вектора отражения. Без его участия (языка) невозможно создание информационного поля действия изменённого вектора отражения, без чего невозможно явление сознания, потому что оно является действием изменённого вектора отражения, квант действия которого соразмерен кванту того единого информационного поля созданного кодовыми элементами языка и кодовыми элементами органической структуры мозга в его нейронной сети. В этом и есть сакральность языка и сознания. Теперь очевидно, что мозг сам по себе, без участия языка никакого сознания не порождает. А так же никакого сознания не возникает и без участия психического действия, явившегося действием первой замкнутой информационно-кодовой метрической системы, образующей метрическое поле его (психического) действия. Поэтому, такое обстоятельство подрывает все шансы намерений создания искусственного интеллекта с наличием у него сознания, подводит их к нулю. В принципе, возможно, создать искусственный интеллект самой невероятной сложности, но без наличия у него сознания. Необходимостью изменения вектора отражения, в результате чего возникло сознание, природа поставила непреодолимый запрет на возможность проделать это. Это так же невозможно, как невозможно отменить закон тяготения, ну, разве, что, в бредовых фэнтези. Всё сказанное веками об этом явлении не адекватно его действительному бытию. Может быть красиво, цветисто было наговорено, но не истинно, представляя природу сознания не постижимой.

 

Более кратко и проще это можно представить так: Фонема это кодовый элемент языка эквивалентный кодовому элементу органической структуры мозга, являющиеся квантами информационного поля действия сознания. Квант действия сознания равно соразмерен этим эквивалентным квантам составляющим единое метрическое поле. Это действие, распространяющееся только в своём метрическом поле, определяемое соразмерностью их квантов, существовать как-то иначе не может. Это действие представляет собой кодирование и декодирование информации в данной замкнутой информационно-кодовой метрической системе. Тем самым представляет это явление (сознание) не противоречащим единой метрической природе бытия. В противном же случае, при отсутствии действия метрических отношений – в случае не соразмерности кванта поля и кванта действия, никакая система, в том числе и информационно-кодовая, существовать в действительности не может. Так сознание, язык, и мозг органично связаны, и без такой связи, они существовать, быть в действительности не могут. И в каких-то сверхестественных силах и возможностях они не нуждаются.

 

Психическое действие, кодируя информацию в своём метрическом (информационном) поле образованном кодами в нейронной сети мозга декодирует её в виде различных чувственных образов (зрительных, слуховых, осязательных, обонятельных, пространственных и т. д.), создавая тем самым из декодированной информации идеальное (психическое) отражение. А действие сознания, кодируя элементами означения языка психические образы, являющиеся отражением, изменяет вектор этого (психического) отражения, обращая его в отражаемое. Действие сознания кодирует его (психический образ, являющийся отражением) кодами эквивалентными кодовым элементам языка, образованными в нейронной сети, находящейся в другом, генетически определённом месте мозга. Эти коды образуют в нейронной сети мозга уже своё метрическое (информационное) поле со своим квантом действия, несоразмерным кванту психического действия. Действие сознания декодирует в своём метрическом (информационном) поле, означенный элементами означения языка, психический образ, ставший отражаемым. И оно (действие сознания результатом декодирования) вновь создаёт психическое отражение, являющееся уже осознанным. Поэтому возникновение сознания невозможно не только без участия языка, оно равно невозможно и без участия психического действия.

 

Чтобы вызвать явление сознания у кибернетического устройства, для этого кибернетическое устройство (машина) не может создать психический образ, а затем его отражение. Такая необходимость продиктована тем, что сознание, имея психическую природу, требует его выполнения, которое никак не может быть выполнено машиной. Даже животные, создающие психический образ, уже ближе к такой возможности, но так же не способны вызвать явление сознания. Потому что их устройство мозга генетически не предусматривает нейронную сеть способную создавать коды эквивалентные элементам означения языка, позволяющие ими кодировать психический образ, и таким образом только, вызвать явление сознания, декодируя его уже действием сознания в метрическом поле действия, возникшей замкнутой  информационно-кодовой метрической системы. То есть не может произойти, так вот, с бухты-барахты переустройство мозга, его реконструкция, чтобы появилась у него способность изменить вектор отражения, если в этом нет особой необходимости. Так, что на подобное не способны не только животные, но и тем более кибернетическое устройство любой сложности. Поэтому, машина любой сложности, имитирующая действие сознания, не может в принципе его иметь. Она может создавать только его иллюзию. Часто бывает, что и подделки трудно отличить от оригинала (природного). Не зная природы сознания, можно принимать эту иллюзию за возможность создания машин имеющих сознание. Но это является ещё большим абсурдом, (заблуждением) нежели возможность создания вечного двигателя.

 

     Живой мозг животного может иметь психический образ – психику, но не может пользоваться языком в силу генетического устройства своего мозга – его нейронной сети. А неживой мозг кибернетического устройства может пользоваться языком, но не может иметь психического образа в силу иной своей технической природы.

 

 

 

 

 

 

         

 

Опубликовано 28 января 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама