Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 19.04.18

Рецензии. Ю. КЕННЕДИ. САМ! ЖИЗНЬ И КАРЬЕРА МЭРА РИЧАРДА ДЭЛИ

Дата публикации: 16 февраля 2018
Автор: В. Н. ПАВЛОВ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Номер публикации: №1518789349 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Н. ПАВЛОВ, (c)

найти другие работы автора

E. KENNEDY. Himself! The Life and Times of Mayor Richard J. Daley. The Viking Press. New York. 1978. 288 p.

Ю. КЕННЕДИ. Сам! Жизнь и карьера мэра Ричарда Дэли.

Со страниц книги профессора Университета Лойолы в Чикаго Ю. Кеннеди встает образ типичного американского политического дельца, властолюбивого карьериста, неразборчивого в средствах, не знающего ни чести, ни совести. Таким был мэр Чикаго Р. Дэли, шесть раз подряд избиравшийся на эту должность и занимавший ее 22 года. Впрочем, сам автор не видит в личных качествах Дэли ничего плохого. Рецензируемая книга - это своего рода панегирик Дэли. Характерно, что Ю. Кеннеди, как он заявляет в примечании к своей книге, написал ее по рекомендации Джэкелины Онассис (вдовы убитого президента Дж. Кеннеди) и пользсвался ее советами. В оценке Дэли автор руководствуется принятыми в буржуазном обществе моральными нормами, которые можно назвать таковыми лишь условно, ибо на деле правильнее было бы говорить о ловких приемах, маневрах, шантаже и других средствах борьбы за власть, в которых нет и следа каких-либо нравственных принципов. Но Ю. Кеннеди освящает деяния своего героя внешне благородными целями, к достижению которых будто бы стремился этот политический гангстер. Помыслы его, пытается уверить читателя автор, были направлены на то, чтобы облагодетельствовать всех жителей Чикаго, как бедных, так и "делателей денег". Что же касается Дэли-политика, то он характеризуется следующим образом: "Закаленный политик, человек, одежда которого навсегда пропахла сигарным дымом, он смотрит на политическую деятельность как на бизнес, как на сделки, которые предлагают и которые заключают скорее на прагматической, нежели на моральной основе, причем здесь столь же мало места для благодеяний, как и в зале фондовой биржи" (с. 6). Поэтому, пишет автор, упоминаемых в книге деятелен надо видеть такими, какими они являются в действительности: "понаторевшими на своем поприще жесткими бюрократами. Дэли, конечно, сформировался как самый толстокожий бюрократ среди других законченных бюрократов" (с. 47). По словам автора, хотя Дэли и достиг

стр. 170


большой власти, но никогда не показывал ее (с. 72), полагая, что "плоды власти можно пожать, не пуская ее в ход, не пользуясь ею, по крайней мере, открыто... Однако он был всегда готов использовать свою власть, использовать ее немедленно, не спрашивая своей совести" (с. 47). Он был "боссом, хорошо сознававшим, что бдительность, внимание к деталям и налет паранойи, хотя и отвратительный в его поступках, были становым хребтом политического деятеля, уцелевшего в битве за власть". Дэли считал, что нужно быть безжалостным во всех без исключения случаях, ибо речь идет о том, чтобы вся политическая власть, которую дают демократическая партия и пост мэра, принадлежала ему одному (с. 51, 246).

Мэр Чикаго руководствовался принципом "разделяй и властвуй" (с. 139). Он никому не хотел уступать свою власть в Чикаго и добился ее, пишет автор, не для того, чтобы бездумно передать тем, кто просит о ней; с его стороны это было бы милостыней, поданной на тарелку супа, которой жалуют нищих у ворот монастыря, а он был реалистом в жизни. "Таинство политической власти просто заключалось в следующем: если она у вас в руках, то держите все ее рычаги" (с. 246). Опорой для Дэли служила полиция, с которой его связывали кровные узы и духовное родство (с. 167). Когда в конце 60-х годов в Чикаго вспыхнули волнения бесправных черных и прогрессивно настроенных белых, он отдал полиции приказ "стрелять и убивать на месте" (с. 167, 220). Полицейским он доверял безраздельно и всегда оправдывал их действия перед лицом общественности и представителями средств массовой информации. После расправы полиции с демонстрантами в Чикаго (1968 г.) Дэли, как сообщает автор, говорил: "Я помогаю полицейским и восхищаюсь ими, ибо они делают то, что нужно" (с. 235). Когда в конце августа 1968 г. в Чикаго прокатилась волна антиправительственных демонстраций, которые были подавлены полицией, пресса, радио и телевидение не могли не выступить с осуждением зверских действий полиции, а Дэли, по сути дела, взял ее под защиту. Он заявил, что средства массовой информации несправедливо обливали полицию грязью, хотя и признал, что, поддавшись эмоциям в атмосфере бунта, некоторые полицейские, возможно, "перегнули палку" (с. 237). Автор стремится убедить читателей, что близкие отношения с полицией были нужны мэру для поддержания "порядка" и "пресечения нарушений закона" в Чикаго.

По мнению Ю. Кеннеди, Дэли поставил себе целью искоренить "позорные явления" в Чикаго, превратить город в "центр прогресса и труда" (с. 66, 134). С умилением говорится в книге о том, как нежно пекся Дэли о рядовых жителях города. Однако так называемая гуманность Дэли была далеко не бескорыстна: в основе ее лежал циничный расчет, эгоизм и демагогия. Все его действия были подчинены достижению одной цели - поднять личную популярность и укрепить свою власть во имя служения интересам сильных мира сего. Собственно, это признает и автор: "Перед нами человек, который мог нежно заботиться о людях, который, находясь в пути в отдаленный город, не преминет остановить свою автомашину, чтобы дать денег странствующему старику с седыми волосами, но который может также отвернуться от плачущих горькими слезами детей, взывающих к нему о помощи. Отнесясь к таким людям с милосердием, он лишится капельки своей власти... В лице Дэли мы видим деятеля..., который в решающий "момент битвы будет беспощаден и непреклонен во всем, что грозит нанести ущерб ему или его семье" (с. 146).

Классовая природа Дэли особенно ярко проступает тогда, когда Ю. Кеннеди пишет о его отношении к участникам массовых движений социального протеста. Из книги видно, что именно мэр организовал срыв забастовки таксистов с помощью откровенного шантажа и угрозы применить силу. На переговорах с представителями шоферов он утверждал, что большинство водителей такси все равно сядет за руль на следующий же после объявления забастовки день, так как у них нет денег, чтобы позволить себе бастовать. "И если ваши люди попытаются как-либо навредить тем, кто вышел на работу, то десять тысяч чикагских полицейских поступят с вашими людьми так же, как они поступили бы с любым нарушителем закона" (с. 275). Участников антивоенных демонстраций и движений за гражданские права он называл "потенциальными убийцами" (с. 220), "террористами", выступающими против правительства (с. 235). Ю. Кеннеди указывает, что действия Дэли, пустившего в ход все средства, чтобы задушить демонстрации, были согласованы с президентом Джонсоном, именно с одобрения последнего в Чи-

стр. 171


каго были введены подразделения американской армии (с. 216), национальная гвардия, усилена полиция, объявлено военное положение.

Автор пишет, что Дэли "выглядел как преемник какого-нибудь красношеего шерифа южных штатов, то и дело натравливающего собак на детей" (с. 233). Даже сенатор Рибикофф осуждал методы, к которым прибег Дэли на улицах Чикаго, назвав их гестаповскими (с. 134). Тем не менее, Ю. Кеннеди оправдывает Дэли, который-де, разгоняя демонстрантов, защищал средний класс американцев, те "ценности, которые, как считали эти американцы, подверглись угрозе со стороны демонстрантов" (с. 236). Поведение Дэли вызвало осуждение со стороны прогрессивных людей, которых автор именует "профессорами и добрячками, отравлявшими Дэли всю его жизнь... Но осуждающих Дэли писем было так мало, что они тонули в огромной массе корреспонденции, поступившей от средних американцев, которым так же, как и Дэли, до смерти надоели демонстрации и которые видели в нем одного из самых стойких защитников всего того, во что они верили" (с. 237).

Известно, что демонстрации, митинги протеста против войны во Вьетнаме, убийство Р. Кеннеди и М. Л. Кинга оставили глубокий след в умах американцев. Все эти события были вызваны кризисом внешней и внутренней политики правительства США. Однако в книге этот кризис приобретает мистифицированный характер. "Америка, - утверждает Ю. Кеннеди, - казалось, рехнулась; ее атмосфера была отравлена миазмами паранойи" (с. 322), которая "снедала душу каждого муниципального чиновника, параноические настроения, стелясь словно туман, все более и более помрачали умы людей, и в результате разумные люди утрачивали свои обычные рефлексы и погружались в омут безрассудства" (с. 223).

Ю. Кеннеди не раскрывает взглядов Дэли на внешнюю политику правительства США. О них можно судить лишь косвенно, исходя из того, что Дэли, как явствует из книги, будучи председателем чикагской организации демократической партии, неизменно поддерживал правительства, возглавляемые президентами-демократами, и, следовательно, одобрял их внешнюю политику. Автор считает нужным остановиться лишь на позиции Дэли в отношении войны, которую вели США во Вьетнаме, создавая у читателя впечатление, что в этом вопросе он в душе не был согласен с администрацией. В книге рассказывается о том, что однажды в 1968 г., когда Дэли был гостем в Белом доме, он будто бы убеждал Джонсона, что война во Вьетнаме пагубно действует на США и что следует прекратить ее (с. 212). На с. 225 автор снова повторяет, что Дэли был против войны во Вьетнаме. На с. 243 говорится, что Дэли "продолжал, руководствуясь старомодным чувством долга, защищать войну во Вьетнаме, против которой уже давно протестовало его внутреннее "я". В 1971 г., во время очередной кампании по выборам мэра Чикаго, Дэли, утверждает Ю. Кеннеди, публично "порвал с политикой Никсона и обрушился на него за то, что он ведет войну без согласия конгресса". Мэр Чикаго якобы решительно выступил против распоряжений Никсона о блокаде Северного Вьетнама (с. 247) Интересно, что автор, как бы желая подкрепить только что изложенную им позицию Дэли, пишет: "Война во Вьетнаме по-прежнему, как кость, застрявшая в горле, не давала покоя народу и демократической партии; она была проклятием нашего поколения". Действительно, Дэли стал открыто выступать против войны во Вьетнаме, когда уже нельзя было иначе поступать, если хочешь сохранить власть. А до этого он свирепо расправлялся с теми, кто осмеливался публично протестовать против этой грязной войны.

Ю. Кеннеди, конечно, не мог обойти молчанием отношение мэра Чикаго к расовой проблеме. "Дэли оказался втянутым в самую сердцевину расовой драмы 60-х годов благодаря тому, что он умел очень искусно пользоваться своей властью; это побудило борцов за гражданские права поверить в то, что он мог претворить в жизнь интеграцию в Чикаго" (с. 189). Но мэр города явно не оправдал их надежд. Убедительное тому свидетельство - изложенная автором история взаимоотношений Дэли с Кингом. Намереваясь осуществить разработанные им планы "социального развития", Дэли пытается заручиться поддержкой негритянского лидера. Но тот отказался освятить своим авторитетом планы Дэли, Из книги видно, что Дэли, как и вся американская реакция, видел в Кинге своего врага. Однако мэр Чикаго маскировал свою враждебность, стремясь заполучить голоса черных жителей города.

Как председатель крупной организации демократической партии, Дэли играл весь-

стр. 172


ма существенную роль в президентских избирательных кампаниях, в том числе и в 1960 г., когда он "поставлял" голоса для Дж. Кеннеди (с. 171 - 172, 178, 180 - 181, 184). Дэли был фактически главным координатором кампании за его избрание.

Из книги можно извлечь немало штрихов, характеризующих моральный облик Дэли. Например, он в принципе допускал взяточничество, но проводил различие между "честными" и "бесчестными" взятками (с. 167). Впрочем, Дэли и сам не гнушался давать и брать взятки. Например, он дал взятку в 200 тыс. долл. (и притом за счет казны) страховой компании "Хейл и Хейл", в которой работал его сын. Не останавливался Дэли и перед тем, чтобы самому получать подачки от капиталистов для покрытия расходов по организации кампаний за переизбрание его мэром. Он подкупал крупные концерны, архитекторов, профсоюзных деятелей, дружественно расположенных к нему. "Все городские контракты выдавались им его друзьям", - свидетельствует автор (с. 149). И "друзья" крепко наживались на выданных им контрактах (там же). Свою книгу Ю. Кеннеди начинает с описания роковой болезни Дэли и его пышных похорон в декабре 1976 года. Чтобы поднять престиж своего героя, автор подчеркивает, что на похоронах присутствовали такие люди, как Дж. Картер, Э. Кеннеди, Н. Рокфеллер. Эта "деталь" лишний раз говорит о том, что Дэли был типичным представителем правящей в США элиты, верным слугой государственно- монополистического истэблишмента.

 

Опубликовано 16 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?