Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 17.07.18

АГУСТИН ФАРАБУНДО МАРТИ

Дата публикации: 01 апреля 2018
Автор: В. А. ЦАРЕГОРОДЦЕВ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Номер публикации: №1522586277 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. А. ЦАРЕГОРОДЦЕВ, (c)

найти другие работы автора

День 22 января 1932 г. вошел славной страницей в историю сальвадорского революционного движения. В этот день крестьяне и рабочие, к которым присоединились прогрессивно настроенные студенчество, интеллигенция и другие слои населения Сальвадора, подняли знамя вооруженного восстания против ненавистной диктатуры М. Эрнандеса Мартинеса, пришедшего к власти в декабре 1931 г. в результате военного переворота, подготовленного местной олигархией при поддержке и с благословения Вашингтона. Восстание проходило под руководством Коммунистической партии Сальвадора (КПС), которой не исполнилось еще и двух лет. Его общеполитическим лозунгом было создание рабоче-крестьянских Советов. Восстание носило массовый характер1 . Но для достижения поставленных целей трудящимся не хватило организованности и силы2 , и движение было буквально потоплено в крови. Более 30 тыс. крестьян, рабочих, студентов были расстреляны без суда и следствия. Жертвами террора стали не только коммунисты, но и беспартийные демократы. 1 февраля 1932 г. были убиты один из основателей КПС, Агустин Фарабундо Марти, и его товарищи, редакторы газеты "Estrella Roja" и руководители студенческого движения в стране Марио Сапата и Альфонсо Р. Луна.

Фарабундо родился в 1890 г. (по другим данным - в 1893 г.) в местечке Теотепеке департамента Ла-Либертад, в семье богатого помещика Педро Марти. Он с детских лет наблюдал тяжелую жизнь крестьян и наемных батраков в имении отца. Обучение в университете и общение с революционно настроенными студентами вызвали в нём интерес к социальным проблемам. Он знакомится с трудами К. Маркса и Ф. Энгельса, начинает внимательно следить за всем, что происходило в Советской России.

Первые упоминания о революционно-политической деятельности Марти относятся к 1920 г., когда в феврале в г. Сан-Сальвадоре состоялась встреча делегации гватемальских студентов со своими коллегами из местного университета. Встреча была посвящена объединению усилий центральноамериканских стран в борьбе с американским империализмом, причем сальвадорцы выступили на ней с резкой критикой очередного президента из "династии Мелендесов" - Хорхе Мелендеса. Полиция разогнала демонстрацию и арестовала около 20 человек, включая Фарабундо. Под давлением общественности арестованных освободили, ибо среди них имелись и дети высокопоставленных родителей.

В тюрьме остался только Хосе Луис Барриентос, давно известный своими революционными взглядами и боевым характером. Незадолго до этих событий он опубликовал памфлет, направленный против К. Мелендеса, остававшегося два срока президентом Сальвадора. Решение нового президента Х. Мелендеса о высылке Барриентоса на полупустынный остров в заливе Фонсека было местью диктатора. Узнав об этом, Фарабундо в знак солидарности с Барриентосом решил остаться в тюрьме, о чем он открыто заявил. Начались нежелательные для властей отклики общественности. В результате Фарабундо и Барриентос были освобождены и высланы в Гватемалу. Так началась активная революционная деятельность Марти.

В эмиграции Марти пробыл до 1925 г. Это время он использовал для самообразования и для знакомства с жизнью простых тружеников. Отказавшись поселиться в богатом доме своей сестры, проживавшей в Гватемале, Фарабундо снял жилище в бедном квартале. По свидетельству знавших его людей, он надолго исчезал из виду в поисках заработка. Блестящий юрист, он трудился тогда и каменщиком, и батраком, и частным учителем3 . Между тем в сальвадорском революционном движении происходили серьезные сдвиги: в 1924 г. там была создана Региональная федерация трудящихся (РФТ), ставшая единым профцентром рабочих, сельских пролетариев и крестьян. Решающую роль в ней играли марксисты, преимущественно выходцы из рабочих. По свидетельству одного из создателей КПС, М. Мармоля, в федерацию входили 75 тыс. текстильщиков, механиков, столяров, обувщиков, портных, транспортников и др.4 . Нарастали общенародные выступления про-


1 Коммунистический Интернационал, 1932, N 18 (323), с. 42

2 Bohemia, La Habana, N 3, 18.1.1980, p. 74.

3 Arias Gomez J. Farabundo Marti. Esbozo biografico. Costa Rica. 1972, pp. 21 - 22.

4 Marmol M. Los sucesos de 1932 en El Salvador. San Jose. 1972, p. 144.

стр. 185


тив диктатуры Мелендесов - Киньонеса (1913 - 1927 гг.). Вокруг созданного марксистами Народного университета сплотилась лучшая часть интеллигенции, которая вместе с рабочим классом и крестьянством решительно выступала против правящего режима.

Марти активно включился в деятельность РФТ и Народного университета. В те годы в сальвадорском рабочем движении, как и во всей Латинской Америке, шла острая борьба с анархо-синдикализмом и реформизмом. Знание и опыт Фарабундо помогали молодым марксистам правильнее понимать ситуацию и находить пути решения назревших проблем. Он участвовал в выработке программы действий, принятой коммунистами на одном из собраний в 1928 г.: вытеснить из руководства РФТ реформистов; усилить борьбу за 8-часовой рабочий день и другие требования трудящихся; организовать безработных; развивать среди трудящихся чувство международной солидарности, особенно по отношению к освободительной борьбе А. С. Сандино против оккупационных войск США в Никарагуа; создать школу по изучению марксизма-ленинизма; образовать Коммунистическую партию Сальвадора5 . Руководствуясь этой программой, рабочие, крестьяне и марксистски настроенная интеллигенция начали выступать более координированно.

Когда в ответ на интервенцию США в Никарагуа, предпринятую в 1926 г., никарагуанские патриоты во главе с Сандино поднялись на вооруженную борьбу, передовая общественность мира расценила этот факт как свидетельство "расширения и углубления революционного процесса и в особенности все растущего возмущения латинских стран Америки против мирового империализма"6 . Движение Сандино, получившее активную международную поддержку, нашло широкий отклик среди латиноамериканцев. Добровольцы из разных стран Латинской Америки плечом к плечу сражались вместе с никарагуанскими трудящимися. В Сальвадоре кампанию солидарности и поддержки сандинистов проводил Народный университет. Он, в частности, помогал добровольцам, направлявшимся в Никарагуа. На собрании Народного университета в мае 1928 г. коммунисты выдвинули идею направить в Лас- Сеговиас, где находился центр сандинистов, группу сальвадорских революционеров во главе с Марти. 22 июня Фарабундо, Луис Мариона, Хосе Адан Гонсалес и Гильермо Ахуриа прибыли в штаб Сандино7 .

Ум Фарабундо, его отвага во время боевых действий снискали ему всеобщее уважение партизан. Он был удостоен звания полковника освободительной армии Сандино, а затем стал его личным секретарем. Очевидцы рассказали о ряде эпизодов, в которых он участвовал. Однажды Фарабундо сидел за пишущей машинкой; налетели американские самолеты и начали бомбить позиции партизан; Марти схватил оружие и со словами "Когда историю нельзя писать пером, ее надо делать с оружием в руках" вышел из укрытия и стал стрелять по самолетам8 .

Летом 1929 г. Фарабундо сопровождал Сандино в его поездке в Мексику. Там они особенно сблизились и проводили в беседах долгие часы9 . Однако тогда же произошла и размолвка между ними. Позднее реакционная пресса усиленно старалась спекулировать на этом, выдавая за причину расхождения Марти и Сандино "моральные нормы". Фактически же речь шла о политических разногласиях. Вот слова самого Фарабундо, сказанные им его палачам в 1932 г.: "Я подтверждаю духовную целостность и абсолютную чистоту генерала Сандино. Мне известно, что в Мексике ему неоднократно предлагали значительные суммы денег с тем, чтобы он прекратил свою борьбу в Лас- Сеговиас, и что эти предложения были с негодованием отвергнуты генералом. Мой разрыв с Сандино вовсе не был следствием, как иной раз говорят, расхождений в каких-то моральных принципах или нормах поведения. Я отказался вновь сопровождать его в Лас-Сеговиас потому, что он не захотел принять коммунистическую программу, которую я отстаивал. Его знаменем было лишь завоевание независимости, только освобождение, но он не ставил перед собой целей социальной революции... Я заинтересован в уточнении этого вопроса в целях установления исторической правды и перед смертью, в двух шагах от


5 50 anos en el corazon del pueblo luchando por la revolution. Boletin N 3 - 4 especial del 51 aniversario del PCS, marzo 1980. S. 1. 1980, pp. 6 - 7.

6 VI Конгресс Коммунистического Интернационала. Стенографический отчет. Вып. VI. М. -Л. 1929, с. 125.

7 50 anos en el corazon, p. 8.

8 Arias Gomez J. Op. cit., pp. 51 - 52.

9 Гонионский С. Сандино. М. 1965, с. 86.

стр. 186


могилы, торжественно заявляю, что генерал Сандино - это самый великий патриот мира"10 . Сандино и Фарабундо расстались как друзья.

Марти уехал в Мехико, а затем перебрался в Нью-Йорк. Его имя значится среди арестованных нью-йоркской полицией во время налета на дом, где располагалось представительство МОПР (Международное общество помощи рабочим). В мае 1930 г. Марти вернулся в Сальвадор как представитель МОПР, делам которого он вместе с ветераном рабочего движения в Сальвадоре И. Эрнандесом отдавал тогда много сил и внимания. Однако главные его заботы были сосредоточены вокруг работы в КПС и среди широких кругов трудящихся. КПС официально возникла 28 марта 1930 г., а вскоре Фарабундо стал в ней центральной фигурой и возглавил пропагандистско- организационную деятельность в массах11 . Он часто выступал в городах и деревнях, и его слова всегда были логичны, убедительны, доходили до глубины сознания слушателей.

КПС создавалась как рабочая партия, вобравшая в себя передовые элементы из РФТ. Поэтому главную свою задачу руководители партии видели прежде всего в том, чтобы дать политическую подготовку рядовым ее членам, не имевшим зачастую никакого вообще образования, поднять их классовое сознание, привить им начальные навыки классовой борьбы. Марти нередко появлялся на рабочих митингах и своими выступлениями воздействовал на собравшихся вдохновляюще. Так, когда в один из дней 1931 г. он вместе с одним из основателей КПС, М. Куэнкой, побывал на нелегальном собрании в окрестностях Илопанго, проходившем в пещере, то после этого его участники вывесили на самых высоких деревьях в округе красные флаги.

Авторитет коммунистов в стране в то время был высок. КПС быстро стала массовой и начала оказывать большое влияние на политическую жизнь страны. Правда, будучи еще неопытной, она не избежала "детской болезни левизны" 12 . Это проявилось, в частности, во время президентских выборов 1931 г., когда партия отказалась от участия в них под предлогом, что оно отвлекло бы ее от "пролетарской борьбы", хотя и поддержала на выборах кандидата левых А. Араухо13 . В результате он был избран президентом. Постепенно Араухо смещался на позиции либералов. Воспользовавшись сужением социальной базы нового правительства, олигархия и империализм пошли на военный переворот. 2 декабря 1931 г. Араухо был свергнут министром обороны генералом Мартинесом.

Новый режим в надежде одержать окончательную победу над левыми силами пошел на проведение парламентских выборов. Поскольку массы возлагали на парламент определенные надежды, КПС выдвинула своих кандидатов. Возглавленные коммунистами демократические силы одержали на выборах внушительную победу. Но стоявшая у власти олигархия не признала их результатов. Произвол властей вызвал всенародное возмущение и до крайности обострил обстановку. В стране назревало восстание, повсеместно происходили стычки рабочих и студентов с полицией.

В этих условиях ЦК КПС принял решение о вооруженном восстании. Фарабундо понимал, что оно еще не подготовлено. "Движение в деревне, - говорил он, - становится неудержимым, оно выплескивается, а у нас нет оружия. Мы идем к поражению"14 . Однако на решающем заседании ЦК он сказал, что партия должна встать в авангарде масс, чтобы они не остались в бою одни, без руководства. Сначала КПС предприняла попытку закончить дело мирно. Марти убедил некоторых горячих товарищей в необходимости вступить в переговоры с Мартинесом и внести свои конкретные предложения: коммунисты брали на себя обязательство "успокоить народ", а правительство - прекратить репрессии и отвести жандармов из районов особой напряженности. Однако власти отказались вести переговоры с КПС и сами начали провоцировать вооруженные столкновения, чтобы устроить затем массовую расправу.

В этой обстановке ЦК КПС принял 7 января 1932 г. решение начать 16 января вооруженное восстание. Поскольку правительству стал известен этот план, руководство партии перенесло выступление на 19 января. Перед выступлением по доносу были арестованы Марти, Сапата и Луна, затем другие партийные активисты15 . Правительству, та-


10 Selser G. Sandino, general de bomb-res libros. T. II. La Habana. I960, pp. 77 - 78.

11 Marmol M. Op. cit., p. 272.

12 Коммунист, 1977, N 3, с. 105.

13 5° Congreso de P.C.S. Documentos aprobados. Projecto de Programa General. San-Salvador. 1964, p. 8.

14 Granma, La Habana, 31.I.1981.

15 Bohemia, La Habana, N 3, 18.I.1980, p. 74.

стр. 187


ким образом, удалось еще до начала восстания обезглавить его. Оно вспыхнуло 22 января и охватило значительную часть страны. Определенную организационную работу КПС все-таки успела провести. Территория Сальвадора была поделена на оперативные зоны, каждую из которых возглавил один из членов руководства партии. Подбирались "красные командиры". Марти в те дни вел переговоры с дружественно настроенными армейскими офицерами, добывал оружие, налаживал изготовление взрывчатых веществ, укреплял связи с демократически настроенными кругами, добывал денежные средства. После ареста Марти и других руководителей партии штаб восстания был лишен достаточной информации, а внутри ЦК нарушилось единство взглядов. Власти перехватили инициативу, и восстание было подавлено.

В военном трибунале Фарабундо отказался защищаться, заявив, что это будет означать, будто он в чем-то виновен; что он вообще не намерен прибегать к защите, используя законы, против которых боролся всю жизнь, но подчеркнул, что если есть в чем-либо вина его товарищей, то ответственность несет только он как генеральный секретарь ЦК КПС. Столь же мужественно вел себя Марти в последние минуты жизни. За несколько мгновений до того, как его поставили под дула винтовок, Фарабундо обратился с просьбой предоставить ему последнее слово и изложил свои взгляды. Закончил он приведенными выше словами о Сандино16 .

Оценивая события 1932 г., ЦК КПС позднее писал: "Сегодня, 43 года спустя после поражения 1932 г., партия лучше видит слабости и допущенные в то время ошибки. Но мы не можем не отдать дань глубокого восхищения и уважения тем товарищам, которые первыми поднялись па завоевание власти рабочих и крестьян. Их понимание своего революционного долга перед массами, их верность трудящимся вплоть до самопожертвования являются непреходящим примером, показанным первым поколением сальвадорских коммунистов"17 . Несмотря на жестокие репрессии, поставившие тогда КПС на грань ликвидации, она сумела восстановить в дальнейшем свои ряды и сыграла важную роль в перегруппировке демократических сил в 1944 г., что привело к свержению диктатуры Мартинеса.

Находясь в подполье, КПС тем не менее с 60-х годов заявила о себе как общенациональная сила. VII съезд КПС (май 1979 г.) подчеркнул, что для борьбы против сдвига вправо необходимо развивать и укреплять единство демократических сил, особенно левых партий и движений. Эта линия КПС нашла отражение в создании в 1979 г. Революционного национального координационного комитета18 . В октябре 1980 г. КПС, объединив свои вооруженные отряды, создала Фронт национального освобождения им. Фарабундо Марти. Он наряду с другими освободительными вооруженными движениями и течениями вошел в координационный центр массовых революционных организаций Сальвадора - Революционно-демократический фронт; было создано Военно-политическое объединенное революционное руководство.

С января 1981 г. в стране развернулось активное повстанческое движение, несмотря на кровавый террор, который осуществляет правящий режим с помощью США. Славное имя Фарабундо Марти, коммуниста и самоотверженного борца за свободу, стало знаменем борьбы сальвадорского народа против внутренней реакции и американского империализма.


16 Selser G. Op. cit., p. 77.

17 45 anos de sacrificada lucha revolucionaria. Declaracion del P.C.S. Voz Popular, San-Salvador, N 27, 2a semana de abril de 1975.

18 Проблемы мира и социализма, 1980, N 5, с. 56.

 

Опубликовано 01 апреля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?