Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО есть новые публикации за сегодня \\ 28.05.17

О ЗАГАДОЧНОЙ МАЙКОПСКОЙ НАДПИСИ

Дата публикации: 31 мая 2016
Автор: Е. И. КРУПНОВ
Публикатор: А. Комиссаров
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 1964, C. 209-211
Номер публикации: №1464679339 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Е. И. КРУПНОВ, (c)

найти другие работы автора

Работникам науки известны случаи, когда по недоразумению попавшие в печать преждевременные выводы, ошибки или заблуждения отдельных лиц оказываются чрезвычайно живучими; они находят последователей и даже подражателей. Исправлять их бывает очень трудно. Так, еще в XIX в. высказанное в печати нелепое мнение одного дилетанта о происхождении кавказских горцев хевсур и даже сванов и их культуры якобы от европейских крестоносцев до сих пор еще встречается в литературе1 . То же самое можно сказать и об антиисторическом заключении писателя Казанцева, приписывающего знаменитые руины римского храма Юпитера в Баалбеке (Ливан) древним космонавтам - обитателям других планет2 .

 

Эти примеры невольно вспоминаются при ознакомлении с характером освещения в нашей печати первого опыта дешифровки загадочной майкопской надписи, произведенного ленинградским кавказоведом Г. Ф. Турчаниновым.

 

В 1960 г. на окраине Майкопа случайно был найден обломок небольшой плитки из песчаника размером 20 X 15 см. Одна из сторон ее была покрыта различными процарапанными знаками. Тогда же плитка поступила в майкопскую школу N38 и только весною 1962 г. была передана в Адыгейский научно-исследовательский институт.

 

Первая заметка о загадочной надписи была опубликована в газете "Адыгейская правда" от 16 декабря 1962 года. Ровно через год сотрудник Ленинградского отделения Института этнографии АН СССР Л. И. Лавров привез эту плитку в Ленинград, где она привлекла внимание ряда филологов. Известно, что одни из них пытались прочитать эту надпись на плите с древнего эламского, другие - с шумерского языка Передней Азии. Занялся ею и Г. Ф. Турчанинов, который, признав в надписи древнефиникийское письмо XIII в. до н. э., неожиданно "прочитал" его с современного абхазского языка. В самом конце 1963 г. в ряде центральных и местных газет (см. "Комсомольская правда", 14 декабря 1963 г., "Литературная газета", 21 декабря 1963 г., а еще раньше в абхазских, адыгейских и краснодарских газетах) появились статьи и заметки, посвященные новой интерпретации майкопской надписи. Наконец, в "Вопросах истории" (1964, N3) также была опубликована хроникальная заметка на эту тему.

 

Во всех этих информациях первая попытка Г. Ф. Турчанинова дешифровать загадочную надпись объявлялась "важным научным открытием", а надпись - "самым древним письменным памятником", обнаруженным на территории СССР. При этом, несмотря на отсутствие археологических данных, делались широкие исторические выводы о "существовании поселения на северной границе древнейшего Абхазского царства" и даже об основании царем в столь отдаленном прошлом "города на границе страны апсов, то есть абхазцев" (это в Адыгее-то! - Е. К.).Венцом всего этого был

 

 

1 См. В. Некрасов. По обе стороны океана. "Новый мир", 1962, N11, стр. 122.

 

2 См. А. И. Казанцев. Гости из Космоса. М. 1963.

 
стр. 209

 

явно антиисторический вывод о том, что "общим предкам абхазо-адыгейской группы народов уже в эпоху бронзы не чужда была письменная культура". Подобное заключение совершенно искажает древнюю историю всего Кавказского перешейка.

 

Все это вызвало и продолжает вызывать в широких научных кругах кавказоведов (историков, лингвистов и археологов) большой интерес и не меньшее удивление. Ведь во всей этой истории многое до сих пор остается еще неясным и требует самого обстоятельного исследования и уточнения. До сих пор еще не произведено серьезного археологического обследования предполагаемого места находки плитки. (Обследование еще только запланировано Абхазским и Адыгейским научно-исследовательскими институтами на середину 1964 года.) Точно не установлены ни место находки плитки (от которой якобы имелись неразысканные фрагменты), ни ее связи с возможным культурным слоем (керамикой), что доказывало бы наличие древнего поселения. До сих пор не разыскан даже человек, нашедший плитку.

 

Не произведено и литологическое определение плитки. Не из местного ли она песчаника? А знать это очень важно! Если из местного - нужно объяснить, кто и каким образом мог нанести на нее древнефиникийские знаки. Если она привозная - почему местный древний "абхазец" нанес на нее финикийские письмена?

 

Пока же самые серьезные сомнения вызывают и столь глубокая датировка майкопской плитки и сама правомерность чтения фрагмента этой "финикийской" надписи по-абхазски. Ведь если одна часть знаков на плитке определена Г. Ф. Турчаниновым как детерминативы хеттского языка, относящегося к индоевропейской языковой общности, а Другая объявлена финикийскими линейными знаками, характерными для древнесемитической языковой семьи, то каким образом все вместе взятое можно было прочитать с помощью абхазского языка, да еще современного, принадлежащего к особой кавказской семье языков, отличной от всех других языков мира?

 

Совершенно очевидно, что по этому основному вопросу окончательное заключение могут дать только специалисты-языковеды с учетом суждений историков и археологов. Между тем, насколько известно, таких консультаций еще не было. Опубликованные же в "Литературной газете"3 комментарии и авторитетные соображения академиков И. И. Мещанинова, В. В. Струве и особенно специалиста по финикийскому языку И. Н. Ванникова составлены в столь осторожной форме, что при всем желании никак не могут служить подтверждением правильности интерпретации текста Г. Ф. Турчаниновым. И. Н. Винников говорит лишь о "соблазнительном сходстве" с древнейшими финикийскими знаками из Библа XIX в. до н. э. (правильнее, очевидно, XVIII в. до н.э. - Е. К.), предупреждая, что эта система "еще не получила в науке всеобщего признания и не может считаться пока окончательной"4 . Тем не менее Г. Ф. Турчанинов счел возможным усмотреть в надписи сочетание древнейшего псевдоиероглифического (библского) письма с позднейшими линейными финикийскими знаками и датировать майкопскую плитку XIII - XII вв. до н. э.

 

Что касается мнения акад. В. В. Струве, то он допустил лишь "возможность спорадических сношений мореходов из Финикии с западным побережьем Кавказа"5 . И это справедливо. Археологи давно установили наличие древнейших контактов нашей родины (в частности Кавказа) с Малой Азией, Сирией, Финикией и Египтом6 . Эти взаимосвязи стали осуществляться еще в раннебронзовом веке между древневосточными рабовладельческими государствами и племенами легендарной Колхиды и всего Кавказа, когда местные поселенцы находились еще на стадии первобытнообщинного строя.

 

В тех условиях жизни и быта местных кавказских племен не созрели, да и не могли еще созреть, предпосылки для зарождения письменности, даже с использованием чужого алфавита. Ведь само появление письменности вызывается только потребностями классового общества и даже государства. В XIII в. до н. э. абсолютно все кавказское население, в том числе и Западного Кавказа, находилось на стадии бесклассового общества. Это - носители так называемой "колхидской культуры". В заметках же го-

 

 

3 "Литературная газета", 21 декабря 1963 года.

 

4 Там же.

 

5 Там же.

 

6 Е. И. Крупнов. О древних связях Юга СССР и Кавказа со странами Ближнего Востока. "Вестник истории мировой культуры", 1958, N1, стр. 72 - 83.

 
стр. 210

 

ворится о "царе" и городе "древнейшего Абхазского царства", в действительности являющегося, как известно, лишь раннесредневековым государственным образованием7 . Только в VI в. до н. э. в результате взаимосвязей местных племен с греческими колониями (городами-полисами) возникло Колхидское царство в Западной Грузии и Абхазии со своей собственной чеканкой монет, а в V в. до н. э. - Синдское царство в Прикубанье, которые, кстати, признаются далеко не всеми историками древнего мира, особенно антиковедами.

 

Что же касается некоторых чисто фонетических совпадений, якобы установленных Г. Ф. Турчаниновым, вроде совпадения названия страны "апсов" с известным древним абхазским этнонимом или имеяи "царя Амра" с именем реально существовавшего финикийского царя XIII в. до н. э. "Ахирама", то подобные фонетические сходства, не подкрепленные вескими, строго научными доказательствами, могут быть и чисто случайными. Подобные параллели хорошо известны и историкам и языковедам и ничего не доказывают.

 

Поэтому все, что связано с дешифровкой и особенно с историческим истолкованием майкопской находки, требует самого тщательного изучения, обсуждения и апробации как среди лингвистов, так и историков. В случае с преждевременным обнародованием первого опыта Г. Ф. Турчанинова допущена излишняя и необоснованная поспешность. Вполне возможно, что майкопская плитка содержит и подлинную надпись, но это требует убедительных научных доказательств. Пока же выводы, которые естественно вытекают из дешифровки майкопской надписи Г. Ф. Турчаниновым, не могут быть приняты историками.

 

 

7 З. В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии (VI - XVII вв.). Сухуми. 1959.

Опубликовано 31 мая 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?