Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО есть новые публикации за сегодня \\ 25.11.17

А. Н. КОПЫЛОВ. ОЧЕРКИ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ СИБИРИ XVII - НАЧАЛА XIX в.

Дата публикации: 22 мая 2017
Автор: Л. Н. Пушкарев
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Номер публикации: №1495482974 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Л. Н. Пушкарев, (c)

найти другие работы автора

Новосибирск. Изд-во "Наука". Сибирское отд. 1974. 252 стр. Тираж 1750 экз. Цена 1 руб. 66 коп.

История русской культуры в Сибири в период феодализма, которой посвящена рецензируемая книга, - тема не новая для научного сотрудника Института истории, философии и филологии Сибирского отделения АН СССР доктора исторических наук А. Н. Копылова. По сравнению со своей первой книгой по этой проблеме1 автор значительно углубил и расширил исследование, преодолел эскизность изложения, продолжил его хронологически, шире использовал архивные источники и литературу, дал больше материала о жизни и деятельности отдельных представителей русской культуры в Сибири.

Новая монография А. Н. Копылова посвящена истории зарождения, формирования и развития русской культуры в Сибири. В книге рассказывается, во-первых, о


1 А. Н. Копылов. Культура русского населения Сибири в XVII-XVIII вв. Новосибирск. 1968.

стр. 160


том, какое место занимала Сибирь в общерусском историко- культурном процессе, какую роль играла она в развитии русской культуры XVII - начала XIX вв., а во-вторых, каковы были местные, региональные особенности русской культуры, обусловленные и спецификой освоения нового края и влиянием на нее сибирских аборигенов.

Исследование основано на большом фактическом материале, извлеченном из фондов как центральных, так и местных архивов, а также из многочисленных опубликованных источников. Автор широко использовал также богатую историческую литературу, обобщив и критически оценив сделанное его предшественниками.

В работе характеризуется развитие просвещения, архитектуры, живописи и театра в Сибири XVII - начала XIX веков. Избранный автором очерковый стиль изложения обусловлен как состоянием источниковой базы, так и стремлением ограничить задачи исследования с тем, чтобы более обстоятельно и глубоко подойти к изучаемым явлениям.

Уже с первых страниц книги становится ясно, что она посвящена истории культуры, а не культурной жизни. Это понятия разные. "Культурная жизнь" включает в себя историю различных культурных учреждений-театров, учебных заведений, научных и культурных обществ; анализ деятельности органов печати; рассказ о массовых народных гуляньях и развлечениях; исследование отношения общества к культурным мероприятиям и многое другое. Одним словом, это должен быть анализ жизни общества под историко- культурным углом зрения. Автор же основное свое внимание уделил не культурной жизни, а культуре (главным образом духовной), понимая под ней совокупность материальных и духовных ценностей, создаваемых в процессе общественно- исторической практики. "Задачей книги, - пишет автор, - является освещение исторических аспектов духовной культуры русских в Сибири" (стр. 7). Поэтому точнее было бы назвать эту книгу "Очерками русской культуры Сибири XVII- начала XIX веков".

А. Н. Копылов начинает свою работу с выяснения общеметодологических и теоретико-понятийных проблем культуры, определения содержания и границ понятия "культура", выяснения специфики подхода историка к явлениям историко-культурного характера. Историографический обзор сделан автором достаточно полно. Все важнейшие работы им учтены и правильно оценены. Однако в обзор можно бы и не включать труды, посвященные истории науки, географических открытий и исследований, здравоохранения, изобретательства, так как все эти проблемы в книге не рассматриваются. Кроме того, автор уделил недостаточное внимание историографической роли декабристов и более поздних ссыльнопоселенцев в Сибири, в частности И. Г. Прыжова. Хотя они и не касались вопросов русской культуры XVII - начала XIX в. в Сибири, тем не менее их деятельность во многом способствовала пробуждению интереса к Сибири у русской интеллигенции второй половины XIX века. Слабо показана и роль Г. Н. Потанина, также немало сделавшего для того, чтобы привлечь внимание научной общественности России к Сибири в целом и к истории культуры Сибири в частности.

Остается только пожалеть, что автор не дал хотя бы самого краткого источниковедческого обзора тех материалов, которые легли в основу его исследования. Книга выиграла бы, если бы А. Н. Копылов попытался раскрыть всю сложность работы историка в данной области, объем обследованного материала, разнообразие фондов, типов и разновидностей источников. Читатель остается в неведении относительно того, каким методом обследования фондов пользовался автор, где он нашел введенные им в научный оборот материалы, которые позволяют во многом по-новому судить об уровне развития культуры Сибири исследуемого периода.

К числу несомненных творческих удач А. Н. Копылова может быть отнесен очерк о просвещении в Сибири. Богатейший архивный материал, использование предшествовавшей литературы, умелая компоновка полученных данных, статистическая обработка цифровых показателей - все это обеспечило глубину исследования и обоснованность выводов. Большое впечатление производят обнаруженные автором новые документы, существенно меняющие наше представление о путях развития просвещения в Сибири. Особо следует отметить большое количество новых имен, связанных с историей школьного образования в Сибири, которая предстает теперь как живой, насыщенный яркими бытовыми подробностями рассказ о мытарствах и бедах сибирского просвещения. Не стоило бы лишь оставлять без разъяснения многие термины XVII в., в настоящее время устаревшие и требующие комментариев. Например, "ох-

стр. 161


тай" (имеется в виду богослужебная книга октоих, то есть восьмигласник), "Ермолог", "лементерей" (стр. 47, 53 и др.), "рентерея" (стр. 130) и др.

Характеризуя архитектуру Сибири XVII-начала XIX в., автор обратил внимание главным образом на политику правительства в области застройки сибирских городов и на практическую реализацию правительственных указов. Собственно искусствоведческо-архитектурный анализ памятников сибирского градостроительства в книге отсутствует. А. Н. Копылов ограничился отсылками к тем специальным работам, где этот материал имеется. Правомочность подобного приема очевидна и неоспорима, однако в определенных рамках. Важнейшие искусствоведческие выводы относительно преобладания тех или иных стилей могли найти место в книге. Это особенно касается вопроса о своеобразии сибирского барокко по сравнению с московским и петербургским. Читатель так и не получает ясного представления о том, в чем именно проявляется самобытность и отличие местного барокко. В остальном выводы автора представляются бесспорными, а его заслуги в деле исторического обоснования застройки и развития сибирских городов - весьма значительными. Правда, чувствуется недостаток материала по истории сельской архитектуры, однако это объясняется отсутствием соответствующих источников: сами здания до наших дней почти не сохранились, а история застройки сел Сибири в письменных источниках практически никак не отразилась.

Очерк, посвященный живописи, написан со знанием материала, хорошо обоснован ссылками на архивные источники. Найденные автором данные о сибирских иконописцах и приведенные им факты интересны и новы, особенно те, что говорят о проникновении светского влияния в церковную живопись. Характеризуя деятельность С. У. Ремезова, автор упомянул о замечании А. И. Андреева, что "рисунки Ремезовых, в том числе "самые известные из них "картинки" к тексту летописной повести С. У. Ремезова о завоевании Сибири Ермаком, в сущности, остаются не изученными ни с художественной стороны, ни со стороны их содержания" (стр. 176). Почему же А. Н. Копылов не восполнил этого пробела в анализе рисунков Ремезова? Художественную сторону можно было бы и опустить, но со стороны содержания эти произведения следовало наконец рассмотреть.

Анализируя памятники живописи Сибири, автор не всегда точно доказывает их исконно сибирское происхождение. А ведь многие "парсуны", портреты и картины могли быть созданы и вне Сибири! Там, где это возможно, А. Н. Копылов отмечает их местное происхождение, но отнюдь не везде. И даже об уникальной коллекции портретов Ермака из Тобольского музея он не сказал главного - сибирского ли они происхождения, и если да, то каковы доказательства этого? (стр. 198). Точно так же и материал о коллекциях любителей живописи с источниковедческой точки зрения подан так, что пока трудно судить о том, какие картины относятся к местной живописи, а какие были завезены в Сибирь и принадлежали кисти совсем иных художников.

Чрезвычайно интересен очерк о театре в Сибири XVII - начала XIX века. Новые архивные находки позволили автору по-иному осветить театральную культуру Сибири, изменить уже сложившиеся оценки, расширить наше представление о специфике провинциального театра. Правда, А. Н. Копылов не учел некоторых новых исследований по русскому театру конца XVII века. Речь идет о публикации серии "Ранняя русская драматургия конца XVII - начала XVIII в.", начавшей выходить к 300-летию русского театра. Эти работы позволили бы избежать досадных ошибок (например, что Симеон Полоцкий "первый организовал представления школьных драм и комедий в Москве"-стр. 223). Неизвестно, откуда автор взял сведения о том, что комедии Симеона Полоцкого "прочно вошли в репертуар церковных школьных театров России и заняли в нем центральное место" (стр. 223). Неясно, на чем основывается он, когда пишет, что "Комедия притчи о блудном сыне" Симеона Полоцкого ставилась на тобольской сцене (стр. 224) и т. д. Правда, все эти замечания касаются сюжета, лишь косвенно затрагиваемого в книге, которая легко могла бы обойтись без рассказа о развитии русской драматургии в Москве. В тех разделах, которые посвящены сибирскому театру, А. Н. Копылов точен в сообщаемых им фактах.

Краткое заключение подводит теоретические итоги исследования, обращая главное внимание на то общее, что роднит Сибирь со всей Россией в области культуры, и на то особенное, что отличает ее от европейской части страны.

Подводя итоги, можно сказать, что А. Н. Копылов написал интересную, новую по

стр. 162


материалам работу, в значительной степени изменяющую наши представления о культуре Сибири XVII - начала XIX века. Перед нами труд, самостоятельный как в отыскании материалов, так и в их трактовке, результат многолетних и углубленных занятий.

Хотелось бы высказать надежду, что автор не только продолжит свои изыскания в области истории русской культуры в Сибири XVII - начала XIX в. и остановится на исторических аспектах просвещения, архитектуры, живописи и театра, но коснется также и фольклора, литературы, общественно-политической мысли, народно-прикладного искусства и науки. Некоторые экскурсы в эти области он уже сделал. Так, им многократно упоминается о журнале "Иртыш, превращающийся в Иппокрену", говорится о народных песнях и т. д. Расширение тематики даст возможность создать обобщающий труд по истории русской культуры в Сибири в XVII - начале XIX в. и тем самым по достоинству оценить поистине героический труд наших предков, освоивших этот дикий когда-то край.

Историография данной проблемы обширна и многопланова. После выхода в свет второго тома "Истории Сибири", где подведен итог деятельности советских историков в области изучения различных сторон истории края в период феодализма, стало ясно, что перед историками культуры стоит задача ликвидировать выявленные "белые пятна" в этой области путем обстоятельной разработки отдельных вопросов этой темы на основе широкого вовлечения в научный оборот новых и забытых источников и глубокого их источниковедческого анализа. Именно по этому пути и пошел автор рецензируемой книги.

Опубликовано 22 мая 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?