Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО есть новые публикации за сегодня \\ 21.07.17

СУДЬБА ПЕТЕРГОФСКОГО УМЕЛЬЦА

Дата публикации: 05 июня 2017
Автор: В. Е. АРДИКУЦА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Источник: (c) Вопросы истории, 1975-06-30
Номер публикации: №1496679608 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Е. АРДИКУЦА, (c)

найти другие работы автора

Большая часть художественных изделий из драгоценных и цветных камней в дореволюционной России создана на Петергофской гранильной фабрике, основанной по указу Петра I от 21 октября 1721 года. Она неоднократно перестраивалась, оснащалась новыми механизмами и была школой мастеров камнерезного искусства. На фабрике шлифовали мрамор, набирали мозаику, изготовляли колонны, полировали стекла, гранили алмазы, отделывали вазы и чаши. Эти изделия экспонируются ныне во многих музеях страны. Каждое изделие Петергофской гранильной фабрики носило индивидуальный характер и не повторялось. Объяснялось это тем, что предприятие, будучи личной собственностью императорской семьи, выполняло заказы только царского двора. До отмены крепостного права на фабрике работали "вольные мастера", казенные мастеровые и отпущенные на оброк крестьяне; лишь иногда для работы на фабрике покупались крепостные у помещиков. Были случаи, когда в обход существовавших законов в качестве мастеровых тайно содержались беглые люди. Однако держать на фабрике людей без паспортов было опасно, и если это были искусные мастера, то принимались меры к тому, чтобы "узаконить" их пребывание на гранильне.

В 30-е годы XIX в. в Петербурге и его пригородах развернулись работы по строительству царских дворцов. Фабрика не имела недостатка в заказах. Директором ее в то время был Д. Н. Казин, которому "удалось оживить деятельность фабрики и так поднять производстве, что на всемирных выставках иностранцы стали превозносить русское камнерезное и мозаичное искусство"1 . 23 мая 1830 г. Казин в письме в Москву княжне А. В. Голицыной сообщал, что ее крепостной Архип Качурин скрывается в Петербурге, и просил обеспечить его "узаконенной доверенностью и уполномочить, отыскав помянутого человека, употребить его в работу при казенной мануфактуре, за коего я могу платить по сто рублей в год, поместив его, сверх сей платы, на казенное содержание"2 . Когда составлялось это письмо, Качурин уже работал бронзовщиком на Петергофской фабрике.

Между директором фабрики и княжной завязалась переписка. На предложение Казина княжна составила ответ, из которого видно, "что помянутый Архип Качурин уже четыре года без всякого вида проживание имеет неизвестно где в Петербурге и по многом отыскивании нигде не найден, и за долгою отлучкой отвык от своего дому, то не благоугодно ли будет лучше всего его купить и он будет всегда у вас"3 . О том, что Качурин давно работает на фабрике, Казин, естественно, написать не мог, ибо крепостники рьяно охраняли свои права. В письме от 10 июня того же года Казин сообщал Голицыной, что прежде чем купить беглеца, он желает получить доверенность, которая давала бы основание для принятия Качурина на фабрику с тем, чтобы "удостовериться в его поведении и искусстве чеканки"4 . Убедившись из содержания писем Казина, что Качурин нужен фабрике, титулованная помещица решила не продешевить: за Качурина она назначила цену в 2 тыс. руб., а за его жену - 300 рублей. При этом фабрика должна бы-


1 А. Е. Ферсман. Очерки истории камня. Т. 2. М. 1961, стр. 129.

2 ЦГИА СССР, ф. 504, оп. 1, д. 126, л. 2.

3 Там же, л. 3.

4 Там же, л. 4.

стр. 214


ла уплатить за него оброк в 200 руб. за четыре года, то есть за все время нахождения Качурина в бегах. В случае, если фабрике эти условия не подойдут, надлежало представить беглого крестьянина "в рекрутское присутствие для отдачи в зачет будущего или нынешнего набора в рекруты" 5 .

Дело было предано огласке. Казин направил вице-президенту Департамента уделов, в чьем ведении находилась фабрика, графу Л. А. Перовскому доклад, в котором сообщал: "У состоящего при сей фабрике мастера бронзовых дел находится в числе мастеровых чеканщиком крестьянин Архип Иванов сын Качурин, принадлежащий княжне Анне Васильевне Голицыной, жительствующей в Москве. Ныне уведомился я чрез поверенного ея сиятельства в Петербурге чиновника Садольского, что она приняла решительное намерение или продать сказанного Качурина с женою, живущею в Москве, или отдать его в зачет набора в рекруты, назначая за него цену 2200 рублей, и за жену его 300 рублей, а всего 2500 рублей. Упомянутый крестьянин Качурин, находящийся у бронзового мастера Ковшенкова более семи месяцев, доказал в течение сего времени, что он мастерство свое знает очень хорошо, весьма усерден в работе и поведения честного, то я признавал бы полезным для заведения приобресть его покупкою, тем более, что ныне платится ему от мануфактуры 840 рублей в год, а тогда можно бы назначить оклад старшего мастерового, т. е. по 400 рублей в год. Чрез сие требуемая за него сумма возвратилась бы в течение семи лет, а между тем и нужный для гранильной фабрики мастер бронзового дела остался бы при ней навсегда, который мог бы приучать к сему и учеников" 6 . Однако Казин умолчал о том, как Качурин попал на фабрику, и об оброке, сумму которого он умышленно включил в стоимость крепостного рабочего. Если учесть, что Качурину было тогда 29 лет, то в случае его покупки фабрика надолго была бы обеспечена нужным ей специалистом.

Департамент уделов принял предложение Казина с условием "склонить" Голицыну к уменьшению продажной цены. Однако директор фабрики вновь сообщил Перовскому, что он "неоднократно убеждал доверенного ея сиятельства на понижение сей суммы, но... княжна ни на малейшую уступку из запрошенных за Качурина денег решительно не соглашается"7 . Между тем фабрика боялась лишиться опытного работника. Тогда Департамент уделов поручил управляющему Московской удельной конторы совершить купчую на Качурина, уговорив Голицыну хотя бы взять на себя расходы, связанные с оформлением акта продажи. 5 марта 1831 г. управляющий Московской удельной конторы донес в Департамент уделов, что он совершил купчую крепость в Московской палате гражданского суда на числящихся по ревизиям в деревне Матчиной (Коломенский уезд, Московская губерния) крестьянина Архипа Качурина и жену его Акулину Федоровну, на своз без земли. "Княжна Голицына от совершения купчей на свой счет отказалась, а потому сверх выданных ей 2500 рублей употреблено на совершение купчей пошлинных 113 рублей 60 копеек и на гербовую бумагу 10 рублей" 8 .

Изготовление художественных изделий из бронзы - сложный и длительный процесс. Мастеровой Качурин был незаурядным умельцем, принимавшим участие, в частности, в оформлении Малахитового зала Зимнего дворца. Этот зал после пожара 1837 г. был вновь отделан архитектором А. П. Брюлловым при участии мастеров Петергофской гранильной фабрики, изготовивших, колонны и пилястры из малахита, а базы и капители - из бронзы. "За усердие" в отделке Малахитового зала 30 мастеровых фабрики, в том числе и Качурин, были награждены серебряными медалями "для ношения в петлице на голубой ленте"9 . Однако изнурительная, подневольная работа, отсутствие охраны труда способствовали преждевременной смерти чеканщика по бронзе. Штаб-лекарь сообщил в контору гранильной фабрики: "Поступивший в лазарет 16 октября 1845 года мастеровой Архип Качурин был одержим чахоткой и от оной 16 ноября умер"10 . Скончался он в возрасте немногим более 40 лет, в расцвете творческих сил. Такова судьба одного из многих умельцев, создававших в дореформенной России шедевры искусства.


5 Там же, л. 6.

6 Там же, ф. 515, оп. 15, д. 55, л. 1.

7 Там же, л. 8.

8 Там же, л. 16.

9 Там же, ф. 504, оп. 1, д. 224, л. 7.

10 Там же, д. 289, л. 6.

 

Опубликовано 05 июня 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?