Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО есть новые публикации за сегодня \\ 24.09.17

Рецензии. В. И. БУГАНОВ. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ РУССКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ. ОБЗОР СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Дата публикации: 04 августа 2017
Автор: В. Г. МИРЗОЕВ, А. П. ПРОНШТЕЙН
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Номер публикации: №1501861637 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Г. МИРЗОЕВ, А. П. ПРОНШТЕЙН, (c)

найти другие работы автора

М. Изд-во "Наука". 1975. 344 стр. Тираж 4000. Цена 1 руб. 39 коп.

В результате интенсивной деятельности советских историков и филологов значительно продвинулись вперед техника и методика исследования летописания, создана обширная литература, накоплен большой материал, обозначились устойчивые точки зрения, прошло несколько дискуссий.

Однако до сих пор отечественная историография летописания располагала лишь небольшими обзорами, имеющими ограниченные (по существу, информационные) цели, хотя и ценными для своего времени. Таковы сведения, рассыпанные в различного рода изданиях по истории СССР, принадле-

стр. 161


жащие перу Д. С. Лихачева, Б. А. Рыбакова, М. Н. Тихомирова, Л. В. Черепнина, А. Н. Насонова1 . Лишь недавно появились две специальные статьи, целиком посвященные этой теме2 . Между тем большая и разнообразная работа по изучению летописей нуждается в подведении итогов и определении перспектив на будущее. Этой задаче отвечает книга заместителя директора Института истории СССР АН СССР доктора исторических наук В. И. Буганова. Это первая работа, в которой дан обзор трудов по истории русского летописания за время, прошедшее от победы Октября до наших дней.

Автор скрупулезно собрал все, что написано о летописях в советский период. В работу включены даже заметки, опубликованные в специальных исторических и литературоведческих изданиях. В этом познавательная ценность книги. Для полноты изучения привлечены труды не только историков - исследователей летописей, но и историков литературы, изучающих древние тексты, а в отдельных случаях - рецензии на наиболее важные издания по интересующим автора проблемам. В. И. Буганов выявляет тот вклад, который внес каждый из советских исследователей в технику, методику и методологию исторического изучения летописей, делает критические замечания по тем или иным конкретным вопросам. Правда, отдельные его замечания не всегда аргументированы и основаны на достаточном материале исторического источника.

Периодизация процесса исследования летописей, которой придерживается В. И. Буганов, традиционна в советской исторической науке. Внутри же периодов он дает сквозные для каждого из них разделы изучения, точно повторяющиеся трижды в трех главах, соответствующих хронологическим отрезкам, на которые делится развитие советской историографии (начальное летописание, период феодальной раздробленности, конец XV- XVII в., изучение хронографов и обобщающих трудов). Это на первый взгляд кажущееся однообразие в действительности представляет собой единообразие, которого добивается автор для тщательного и более глубокого рассмотрения с помощью сравнительного метода одних и тех же произведений древней и средневековой русской исторической литературы. Читатель, таким образом, имеет возможность наглядно сравнить степень изученности одних и тех же проблем в разное время.

Из обзора советской литературы по истории русского летописания, данного В. И. Бугановым, видна огромная работа советских специалистов, наследовавших богатства русской дореволюционной историографии, особенно результаты работы видного ученого- источниковеда акад. А. А. Шахматова. Автор отдает должное его школе. "Рассмотренный выше историографический материал, - пишет он, - позволяет заключить, что, с одной стороны, отечественное летописеведение, накопившее немалое количество важных наблюдений уже в XVIII в. и особенно в XIX в., высшего подъема достигло в трудах А. А. Шахматова, с другой - схема последнего, по существу, до сих пор лежит в основе научных разысканий в этой отрасли источниковедения. Именно из нее исходили и исходят исследователи, в том числе и те, которые подвергают критике, пересматривают и углубляют некоторые звенья схемы, отдельные вопросы проблемы" (стр. 321). Эти слова особенно знаменательны в свете дискуссии 1970-х годов, в ходе которой еще раз был поднят вопрос о значении шахматовского наследия для развития советской исторической науки.

"Послешахматовский период" развития советской историографии русского летописания рассматривается В. И. Бугановым как время, с одной стороны, продолжения лучших традиций шахматовской школы, а с другой - качественного скачка, сущность которого заключается в марксистском, классовом анализе письменных памятников феодальной идеологии, а также в пересмотре с этих позиций отдельных частей шахматовских построений. Представляется, что такая точка зрения является единственно правильной при оценке главного направления развития советской школы в изучении летописания. Одна из важнейших ее задач - творческое освоение наследия А. А. Шах-


1 Д. С. Лихачев. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М. -Л. 1947, стр. 16 - 17, 32 - 34; Л. В. Черепнин. Русская историография до XIX века. Курс лекций. М. 1957, стр. 30 - 34; М. Н. Тихомиров. Русские летописи, вопросы их издания и изучения. "Вестник" АН СССР, 1960, N 8, стр. 71 - 72; Б. А. Рыбаков. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. М. 1963, стр. 158 - 159; А. Н. Насонов. История русского летописания XI -начала XVIII века. М. 1969, стр. 13 - 21.

2 В. И. Буганов. Русское летописание в советской историографии. "Вопросы истории", 1966, N 12; Я. С. Лурье. Изучение русского летописания. "Вспомогательные исторические дисциплины". Вып. 1. Л. 1968.

стр. 162


матова. Автор справедливо подчеркивает ведущую роль в этом процессе крупнейших советских специалистов Б. Д. Грекова, Б. А. Рыбакова, Д. С. Лихачева, М. Н. Тихомирова, Л. В. Черепнина, А. Н. Насонова, В. Т. Пашуто.

Вместе с тем нельзя считать развитие советской исторической науки (в частности в области изучения летописей) однолинейным. Хотя В. И. Буганов и не подчеркивает этого обстоятельства, однако из его работы вытекает вывод об имеющихся противоречиях в этом' процессе. Советской исторической науке с самого начала приходилось бороться против буржуазной исторической школы, представленной в области изучения летописей трудами таких известных ученых, как А. С. Лаппо-Данилевский, В. М. Истрин и другие, которые преуменьшали идейную сущность русских летописей и преувеличивали иностранное влияние. В последующие периоды советские историки объединились под флагом марксизма-ленинизма. Однако и в дальнейшем сохранялись различные точки зрения на историю русского летописания.

К спорным вопросам, не решенным и по настоящее время, относится возникновение летописания на Руси, датируемое различными авторами по-разному с амплитудой до ста и более лет. Советские исследователи отвергли формальный метод анализа летописей, не учитывающий сложный состав их текстов, развивавшихся в течение столетий (работы С. А. Бугославского и И. П. Еремина). Советской исторической наукой были опровергнуты утверждения о примитивном образе мышления, механическом характере работы древних русских летописцев (Н. Л. Рубинштейн). В ходе споров и развития советского исследовательского метода изучения русских летописей отечественная историческая наука пришла к выводу, что единственно верным путем является в настоящее время органическое сочетание идейного анализа с текстологическим: крен в ту или иную сторону приводит к односторонним результатам, вольно или невольно искажающим значение летописей как исторического источника. Именно творческое единство обоих методов, взаимно дополняющих друг друга, и определит в ближайшем будущем изучение отечественного летописания. Выяснение этих вопросов составляет главную научную ценность исследования В. И. Буганова, не только ретроспективно, но и перспективно рассмотревшего путь развития советской исторической науки.

В. И. Бугаиов, как сказано в подзаголовке книги, поставил перед собой задачу - дать обзор советской литературы и с этой задачей успешно справился. При таком подходе основное внимание сосредоточено на характеристике конкретных результатов работы отдельных исследователей. В связи с этим в монографии подчас слишком подробно излагается содержание статей и книг, но значительно меньше места уделяется методам работы их авторов. В книге приведен большой материал, показывающий превосходство советской исторической науки над буржуазной наукой в целом, и это, разумеется, очень важно. Но вместе с тем хотелось бы получить более ясное представление о становлении и основных этапах развития методологии и методики изучения летописей. Этот материал в какой-то мере имеется, но он нуждается в дополнении и систематизации.

Сосредоточив свое внимание на изучении в советской науке летописей как исторического источника и как памятника древнерусской литературы, В. И. Буганов не осветил воцрос об их систематическом изучении как историографического феномена. До А. А. Шахматова историческое мышление Древней Руси, и в частности летописцев, вообще не изучалось. Последний выдвинул и обосновал положение об идеологической направленности летописцев, которыми руководили политические страсти. Но, не будучи марксистом, А. А. Шахматов, провозгласив эту революционную для буржуазного источниковедения начала XX в. мысль, не смог включить в свою аналитическую работу социальный и идеологический разбор летописи. Принцип, предложенный А. А. Шахматовым, был потом развит советской исторической наукой на качественно новой основе марксистско-ленинской методологии, а в связи с этим был поставлен и разработан вопрос об исторических взглядах летописцев. Уже в 1940-х годах специально этой теме были посвящены статьи Б. Д. Грекова, Н. Л. Рубинштейна, Д. С. Лихачева3 . Позже об исторических взглядах летопис-


3 Б. Д. Греков. Первый труд по истории России. "Исторический журнал", 1943, N 11 - 12; Н. Л. Рубинштейн. Летописный период русской историографии. "Ученые записки" МГУ. Вып. 93. История, кн. 1 М. 1946; Д. С. Лихачев. О летописном периоде русской историографии. "Вопросы истории", 1948, N 9.

стр. 163


цев писали М. Н. Тихомиров, Б. А. Рыбаков и другие историки4 . Таким образом, материала для освещения данного вопроса достаточно.

Характеризуя работы историков 20 - 30-х годов, В. И. Буганов иногда тут же высказывает свое отношение к ним. Так, он выражает несогласие со взглядом М. Д. При-селкова на состав летописного свода 1305 г. (стр. 82) или с мнением В. М. Истрииа по поводу идейного содержания русской литературы XV-XVII вв. (стр. 123). Но, делая такие заключения, В. И. Буганову следовало бы, во-первых, более подробно рассмотреть аргументацию указанных авторов, а во-вторых, подойти к их трудам исторически и оценивать их значение, исходя из того места, которое они занимали в советской исторической науке своего времени.

Наконец, одно частное замечание. В. И. Буганов вслед за некоторыми другими историками для определения отрасли знания, занимающейся изучением летописей, употребляет термин "летописеведение". Нам представляется, что вряд ли стоило вводить в научный оборот этот не совсем точный термин.

В. Г. Мирзоев, А. П. Пронштейн


4 М. Н. Тихомиров. Начало русской историографии. "Вопросы истории", 1960, N 5; Б. А. Рыбаков. Указ. соч.

Опубликовано 04 августа 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?