Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО есть новые публикации за сегодня \\ 21.08.18


Рецензии. "ПЕРВОБЫТНОЕ ИСКУССТВО"

Дата публикации: 24 декабря 2017
Автор: Б. А. ФРОЛОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Номер публикации: №1514113618 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Б. А. ФРОЛОВ, (c)

найти другие работы автора

Новосибирск. Изд-во "Наука". Сибирское отделение. 1976. 180 стр. Тираж 6600. Цена 1 руб. 37 коп.

В потоке работ о древнейшем прошлом человечества все более видную роль играют исследования памятников первобытного искусства. Соответствующие публикации вызывают неизменный интерес, оживленные отклики, дискуссии. И это естественно. Как никакие другие категории памятников материальной культуры, произведения первобытного искусства позволяют со всей непосредственностью ощутить живое биение страстей, динамику мыслей и стремлений давно ушедших поколений наших предков. В качестве источника для изучения эпох, когда еще не существовало письменности и других долговечных средств передачи информации, первобытные изображения и изваяния, несомненно, значили больше того, что мы привыкли связывать с современным понятием "произведения искусства".

При многообразии научных дисциплин и соответствующих изданий, в рамках которых представлены исследования первобытного искусства, далеко не всякий историк имеет возможность представить современное состояние этой активно развивающейся области наук о прошлом человечества. В известной мере эта задача облегчается в последние годы благодаря начатому Институтом истории, филологии и философии Сибирского отделения (СО) АН СССР выпуску серий специализированных сборников "Первобытное искусство". Первый из них, вышедший в 1971 г., уже был подробно проанализирован компетентными специалистами, давшими ему в целом высокую оценку1 . Второй, о котором далее пойдет речь, сохраняет основные позитивные качества первого и вместе с тем довольно существенно от него отличается. Прежде всего заметно увеличился авторский коллектив; сохраняя в качестве основного ядра ведущих советских археологов, занимающихся проблемами первобытного искусства, он дополнился теперь представителями смежных дисциплин: философии, антропологии, этнографии, искусствоведения. Расширение это, вполне естественное и соответствующее междисциплинарному характеру современных исследований первобытною искусства, заставляет задаться вопросом: насколько удачен такой симбиоз в рамках одной книги? Несколько забегая вперед, отметим, что объединение столь разноплановых и разностилевых подходов оказывается в целом удачным и, более того, необходимым в свете растущей комплексности, системности наших представлений о ранних формах художественного творчества. Потребовав большой предварительной редакционной работы по приведению материалов "к общему знаменателю", книга в итоге оставляет целостное впечатление: фактически перед нами не сборник статей, а крупное интересное коллективное исследование.

Читателю, возможно, уже знакома точка зрения, согласно которой термин "первобытное искусство" утрачивает конкретное содержание, прежний свой смысл: современные исследователи изучают художественные произведения по определенным локально замкнутым регионам и по конкретным хронологическим периодам истории первобытного общества, где в содержании и стилях памятников искусства различия столь велики, что эти памятники не умещаются в рамках одного общего понятия "первобытное искусство". В этой связи сразу же обращает на себя внимание значительно увеличившаяся во втором сборнике, по сравнению с первым, широта охвата материалов: в хронологическом плане - от палеолита до этнографической современности, в географическом - от Испании до Аляски, от Финляндии до Узбекистана. По мере знакомства со статьями сборника, расположенными в порядке хронологии памятников, о которых в них идет речь, растет убеждение в том, что объединение понятием "первобытное искусство" столь разнообразных проявлений духовной жизни первобытного общества не только оправдано, оно необходимо. Ибо, вникая во все более тонкие детали и вариации художественного мастерства разных племен и народов в разные исторические периоды, нельзя не искать объединяющие и разъясняющие их общие закономерности развития творческой деятельности людей на протяжении многих тысячелетий истории первобытного общества. Это стремление, при всех различиях его осуществления, объединяет авторов сборника.

Большое место здесь уделено первой и


1 "Первобытное искусство". Отв. ред. Р. С. Васильевский. Новосибирск. 1971, см. рецензии С. В. Иванова ("Советская этнография", 1973, N 6), В. В. Селиванова ("Известия" СО АН СССР, серия общественных наук, вып. 3, N 11, 1973).

стр. 159


самой продолжительной эпохе художественного творчества - палеолитической. Так статья А. Д. Столяра посвящена изображениям рук на стенах палеолитических пещер в связи с проблемой происхождения изобразительного искусства. В. В. Селиванов рассматривает становление двух первоначально ведущих его тем (связанных с образами людей и животных). А В. П. Алексеев в лаконичной и емкой работе анализирует генезис двоичной символики в древнейших изображениях. Речь идет об истоках таких явлений материальной и духовной культуры, с которыми нередко имеют дело и специалисты по более поздним периодам истории человечества. Что же в этих истоках обусловлено характером социальных и производственных условий развития первобытного общества, а что несет на себе печать устойчивых наследственных качеств человека современного типа (Homo sapiens)? Например, право-левосторонняя симметрия живых тел, парная функция мозговых полушарий, противопоставление в трудовых процессах гоминид правой и левой половин тела, доминирование в рабочих операциях правой руки в ходе длительной эволюции предков современного человека не могли не выработать у них, как убедительно показывает В. П. Алексеев, соответствующих поведенческих стереотипов, закрепленных затем в психических и логических структурах мышления, речи, искусства в виде бинарных оппозиций. Но даже такой простой, элементарный, казалось бы, акт - прикосновение окрашенной кисти руки к скале, оставляющее отпечаток, - не был просто физиологическим, рефлекторным актом. А. Д. Столяр реконструирует стоявшую за такими палеолитическими оттисками рук сложную систему представлений о производственных и социальных функциях руки (орудие добывания средств существования, знак победы, увечья или поражения в борьбе со зверем, признак конкретного индивида и его места в коллективных действиях и т. д.), чтобы показать их место в истории изобразительных средств. Один и тот же способ отпечатывания руки, проходящий на протяжении чуть ли не всей истории, имел разный смысл в ледниковую эпоху и, например, в XIII в., когда, по преданию, Бату-хан, дойдя до Адриатического побережья, оставил здесь оттиск своей руки, обагренной кровью любимого скакуна. А. Д. Столяр полагает, что со временем оттиск руки как "персональный" знак вытеснялся более емким в социальном отношении образом "человека вообще", но знак этот не оказал существенного влияния на становление анималистического искусства. Между тем именно анимализм определял столь яркий расцвет искусства палеолитических охотников.

По мере выяснения характерных черт этого реалистического в своей основе первобытного творчества обнаруживаются такие далекие отголоски его воздействий на историю культуры, которые до последнего времени трудно было предполагать. Интересна в этой связи статья акад. А. П. Окладникова о наскальных рисунках на о. Ушканьем, резко отличающихся от массы других петроглифов на Ангаре и в других районах Сибири. Открытые еще в 1937 г., эти рисунки, по форме совершенно не похожие на привычные для таежных неолитических петроглифов рисунки силуэтов лосей, позволили А. П. Окладникову заключить: так своеобразно изображены известные в плейстоцене Сибири носороги; следовательно, вполне возможно, древность этих рисунков на тысячелетия отодвигает их от неолитических к древнекаменному веку, и эта первая художественная галерея Приангарья при всей ее наивности и простоте оказалась благодатной почвой для яркого художественного творчества позднейшего населения сурового таежного края, в свою очередь, связанного множеством нитей с современным ему искусством Приамурья, вплоть до нижнего Амура.

Конечно, такая интерпретация группы своеобразных и загадочных рисунков на о. Ушканьем как изображений ископаемых носорогов, а отсюда и гипотеза о палеолитическом возрасте данной группы рисунков - мысль смелая и для многих специалистов неожиданная. Вполне возможные дискуссии о деталях указанной гипотезы не должны, однако, заслонять общей ее правомерности. Фундаментально важным обстоятельством, подтверждаемым всей совокупностью археологических материалов, является непрерывность развития материальной и духовной культуры коренного населения Сибири на первоначально единой почве сибирского палеолита, приоткрывшейся, например, в мальтино-буретьской палеолитической культуре на Ангаре с ее богатой и яркой коллекцией произведений изобразительного искусства. Это обстоятельство в конечном счете позволяет целостно, в единой исторической перспективе видеть и оценивать массы разрозненных многообразных свидетельств далекого

стр. 160


прошлого, непрерывно выявляемых археологией в Сибири и указывающих множественность и сложность древних культурных связей на этой территории. В частности, важный для раскрытия этих связей новый археологический материал дан в статье А. И. Мазина, который на основе находок из культурных слоев древних жертвенников попытался распределить наскальные рисунки Верхнего Приамурья по последовательным хронологическим группам, охватывающим IV-III тысячелетия до нашей эры. Вряд ли нужно исключать возможность того, что предложенная хронологическая схема не окончательна, что последующие исследования могут внести в нее свои коррективы, но уже сейчас предпринятая в статье попытка представляется плодотворной.

Многообразные нити связей, как соседствующих, так и географически удаленных одна от другой групп населения в северной части Евразии, проложенные охотниками и рыболовами каменного века, продолжавшиеся в эпохи бронзы и раннего железа, раскрываются теперь все полнее благодаря исследованиям первобытного искусства. Петроглифы Ангары, например, обнаруживают близкие аналогии с наскальными изображениями не только Приамурья, но и Скандинавии, Финляндии, судя по подробному анализу последних Ю. А. Савватеевым. В то же время орнамент и мелкая пластика Севера Европейской части СССР близки искусству малых форм неолита и ранней бронзы лесостепного Обь-Иртышья, охарактеризованному в статье В. И. Молодина. За общностью природных, экономических, социальных условий развития культур в это время выступают черты этнического своеобразия, вехи этнической истории коренного населения этих территорий. Существенно для оценки книги то, что углубление археологического и искусствоведческого анализа идет здесь рука об руку с расширением и конкретизацией наших представлений об этнической истории ныне живущих народов (например, алтайцев - соответствующий разбор петроглифов Горного Алтая проводит в своей статье Е. А. Окладникова); малых народностей Сахалина и Курильских островов - об этом свидетельствует рассмотрение искусства охотской культуры в статье В. А. Голубева и М. М. Прокофьева. Этнографическое исследование Р. Г. Ляпуновой обрядовых головных уборов алеутов приводит к тезису о генетической связи их культуры с палеолитом Прибайкалья, где в стоянках Мальта и Буреть складывались традиции изобразительного творчества, продолженные алеутами и эскимосами.

Статьи Дж. Кабирова о наскальной живописи Зараутсая в Узбекистане, А. Д. Столяра и Ю. А. Савватеева о петроглифах Финляндии, Г. И. Дзенискевич об орнаментах атапасков Аляски, решая конкретные задачи анализа соответствующих памятников и коллекций, вместе с тем развивают методические основы комплексного исследования первобытного искусства.

Наконец, не могут не привлечь внимания переводы статей крупнейших зарубежных специалистов: профессоров Г. Кюна (ФРГ) и Э. Анати (Италия), квалифицированно выполненные Н. Г. Ворошиловой и Н. К. Тимофеевой. За последние 30 - 40 лет практика регулярного перевода зарубежных исследований по первобытному искусству, ранее имевшая у нас столь большое распространение, в силу ряда причин заметно сузилась. Восстановление ее в периодически выходящих сборниках "Первобытное искусство" существенно скажется на прогрессе этой области исследований, при соблюдении условия тщательного отбора объектов для перевода.

Кстати, острая потребность в регулярном широком и комплексном освещении проблем первобытного творчества (которые в той или иной мере всегда связаны с современной идеологической борьбой) привела к оформлению в ряде стран периодических изданий, специализирующихся в исследовании различных аспектов первобытного искусства, таких, как "Jahrbuch fur prahistorische und ethnographische Kunst" в ФРГ, "Prehistoire Ariegeoise" во Франции, "Bolletino del Centro Camuno di Stude Preistorici" в Италии. Как правило, эти издания охотно публикуют обзоры об исследованиях первобытного искусства в СССР, статьи советских ученых по проблемам первобытного творчества, в том числе инициаторов и участников издания сборников "Первобытное искусство". Собственно школе исследователей первобытного общества, сложившейся вокруг Института истории, филологии и философии СО АН СССР и возглавляемой акад. А. П. Окладниковым, для которой как раз характерны устойчивая направленность и постоянство интересов к проблемам первобытного искусства, широкие связи с ведущими советскими и зарубежными исследователями этих проблем, вполне естественно высту-

стр. 161


пать инициатором систематического выпуска специализированного издания, освещающего указанные проблемы. Хотелось бы только надеяться, что пятилетний разрыв между первыми двумя выпусками сборников "Первобытное искусство" будет значительно сокращен в дальнейшем, что отвечало бы насущной потребности развития современных наук о человеке.

В предисловии к книге ее ответственный редактор Р. С. Васильевский справедливо отмечает новое звучание проблем первобытного творчества в условиях современной научно-технической революции. Закономерен возрастающий интерес ученых, самых широких кругов читателей к произведениям древнейшего искусства, и, следуя ему, авторский коллектив нового сборника "Первобытное искусство" (кстати, на высоком полиграфическом уровне выпущенного в свет Сибирским отделением издательства "Наука" накануне принятия Верховным Советом СССР Закона об охране и использовании памятников истории и культуры) предпринял, безусловно, важное и полезное дело.

Опубликовано 24 декабря 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Ваше мнение?


Загрузка...