Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО есть новые публикации за сегодня \\ 19.10.18


Ф. КЭМПФЕР. ПОРТРЕТЫ РУССКИХ ГОСУДАРЕЙ. ОТ ИСТОКОВ ДО ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Дата публикации: 14 февраля 2018
Автор: А. В. ЧЕРНЕЦОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Номер публикации: №1518621433 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. В. ЧЕРНЕЦОВ, (c)

найти другие работы автора

F. KAMPFER. Das Russische Herrscherbild. Von den Anfangen bis zu Peter dem Grossen. Studien zur Entwicklung politischer Ikonographie im Byzantinischen Kulturkreis. Verlag Aurel Bongers, Recklinghausen. 1978. 282 S. 158 Abb.

Книга западногерманского исследователя Ф. Кэмпфера посвящена древнерусским изображениям князей и царей. Эта кажущаяся узкой на первый взгляд тема имеет важное значение, так как автором разбираются те произведения древнерусского искусства, которые в отличие от господствующих в нем традиционных иконописных сюжетов тематически прямо связаны с реальной государственной властью. Именно такие произведения, входящие не в основной, но в значительный круг тем средневекового искусства, который можно условно назвать светским1 (условно из-за множества связей с ведущими для искусства той эпохи образами культового характера), дают наиболее важный материал для решения вопроса об отношении искусства эпохи феодализма к действительности. Значение такого рода произведений для разрешения этой проблемы определяется тем, что отношение к современности в этом случае в отличие от памятников церковного характера может быть прослежено не по особенностям передачи традиционного сюжета (оценка которых иногда весьма субъективна), а непосредственно, на основании ана-


1 R. van Marle. Iconographie de l'art profane au Moyen age et la Renaissance. V. I - II. La Haye. 1931 - 1932; В. П. Даркевич. Светское искусство Византии. М. 1975.

стр. 158


лиза содержания произведения. Преимущества анализа содержания произведений искусства по отношению к анализу их формы в том случае, если целью изучения является эволюция идеологических представлений, неоспоримы. Это тем более верно по отношению к произведениям средневекового искусства, которые носили в основном иллюстративный характер и были связаны с конкретными текстами.

Рецензируемая книга представляет собой первую крупную сводку изображений русских князей и царей с X по XVII в. включительно. Это, однако, не значит, что решаемые в ней проблемы ставятся впервые. Из работ предшественников Ф. Кэмпфера наиболее важна книга чл. - корр. АН СССР А. В. Арциховского, в которой обстоятельно рассмотрены многие изображения русских князей и царей, их регалий (княжеский "стол", меч и княжеская шапка, позднее - царский венец и посох). А. В. Арциховский анализирует миниатюры, отражающие феодальный этикет, иерархию, междукняжеские отношения; впервые выделяет в древнерусском материале сцены инвеституры. Поднят в его работе и вопрос о портретности ряда изображений. Интересны наблюдения А. В. Арциховского о соотношении феодального и церковного этикета на миниатюрах - в XIV - XV вв. князья изображаются на молитве в княжеских шапках вопреки церковным правилам. "Требования церкви, - пишет этот видный советский исследователь, - оказались... для иллюстратора слабее, чем требования символики феодальной иерархии"2 . (Для более позднего времени, с XVI в. можно указать примеры другого рода. В частности, традиция изображать святых князей, принявших перед смертью схиму, в монашеских одеждах - пример преобладания церковной символики над феодальной.) Интересны и наблюдения А. В. Арциховского относительно древнерусских изображений иноземных правителей. К сожалению, знакомство с книгой А. В. Арциховского почти не отразилось в работе Ф. Кэмпфера, хотя она и упомянута в списке литературы.

Кроме работы А. В. Арциховского, о множестве других изображений русских князей и царей, начиная с самых ранних и кончая парсунами и гравюрами XVII в., в СССР вышло значительное число отдельных исследований других авторов. Придворному искусству времени Ивана Грозного посвящена, например, книга О. И. Подобедовой3 . Ф. Кэмпфер обнаруживает хорошее знакомство с этими изданиями.

В своей работе он ограничивается главным образом рассмотрением прижизненных изображений правителей. Даже известная икона XVI в. с изображением псковского князя Довмонта и его жены и фреска XVII в., представляющая Василия III, включены им в число иллюстраций только потому, что это позднейшие повторения более ранних, по-видимому, прижизненных изображений. Такое ограничение не вполне удачно - изображения князей более ранних эпох на миниатюрах Радзивилловской летописи и Лицевого летописного свода дают ценный материал для характеристики древнерусских представлений о власти князей и царей. Не менее важны и многочисленные изображения святых князей - помимо существенных деталей, они интересны еще и тем, что отражают раннюю стадию процесса, завершившуюся восприятием представлений о священном характере царской власти. В этом плане важны и посмертные изображения царевича Димитрия, в частности на его золоченой раке4 .

В связи с тем, что Ф. Кэмпфер рассматривает русские изображения правителей в плане их отношения к византийской художественной традиции, было бы интересно сравнить их с древнерусскими изображениями византийских императоров и других царей (в основном библейских), представленных в традиционном византийском императорском облачении. Таких изображений много, в частности в лицевых псалтырях, в тверском списке хроники Амартола. Среди этих изображений царей есть весьма интересные - помазание елеем, поднятие на щите. Облачение и регалии передаются в точном соответствии с византийской традицией. (В конце XV - XVI вв. появляются несколько "русифицированные" изображения византийских императоров - часть регалий - городчатый венец, т-образный посох уже не соответствуют византийской традиции.)

Сравнение изображений русских и чужеземных князей и царей показывает, что


2 А. В. Арциховский. Древнерусские миниатюры как исторический источник. М. 1944, стр. 29.

3 О. И. Подобедова. Московская школа живописи при Иване IV. М. 1972.

4 М. М. Постникова, Ф. Я. Мишуков. Изделия из драгоценных металлов. "Русское декоративное искусство". Т. I. М. "1962, стр. 357, рис. 251.

стр. 159


древнерусские художники не переносили на своих властителей хорошо им известные характерные черты облачения византийских василевсов. Показательно, что в эпоху Ивана Грозного, когда были мобилизованы все средства для возвеличивания самодержавной власти, на Руси не получила распространения популярная в Византии композиция - коронование императора Христом, хотя даже текст молитв, читавшихся при венчании на царство, такое изображение допускал (там есть слова "богом венчанный"). Отсутствие такой композиции в древнерусском искусстве данной эпохи, по-видимому, объясняется тем, что византийская и древнерусская традиции изображений государя не были связаны устойчивой и непрерывной преемственностью. О том же свидетельствует и известный вопрос Ивана Грозного Стоглавому собору, показывающий, что на Руси неясно представляли место изображений царей в церковной иконографии, хотя в искусстве Византии и сопредельных стран оно было вполне определенным. Серии миниатюр Лицевого летописного свода, представляющие венчания на царство внука Ивана III Дмитрия и Ивана IV, не имеют никаких признаков заимствования из византийских изобразительных источников, хотя сам обряд, несомненно, византийского происхождения. Существенно и значительное различие упомянутых миниатюр с еще одной серией миниатюр того же свода, на которых подробно представлена коронация византийского императора Мануила.

Роль византийского культурного влияния в формировании придворного ритуала и обоснования (особенно богословского) самодержавной власти на Руси не может и не должна быть недооценена. Вместе с тем оно не носило исключительного, всеобъемлющего характера. Показательно, что яркие антивизантийские выпады принадлежали и представителям боярской оппозиции (Берсень Беклемишев, Курбский) и апологетам самодержавия (Пересветов). Последний даже считает образцовой монархией Османскую империю и прямо противопоставляет ее Византии.

Первая часть книги Ф. Кэмпфера имеет методический характер. Автор излагает принципы структурно-семиотического подхода к изучаемому материалу, причем весьма широко привлекает византийские и югославянские источники. Вторая, основная часть книги - историческая. Дав исчерпывающую сводку домонгольских изображений русских князей, Ф. Кэмпфер очень кратко характеризует XIV - XV века. Между тем, говоря об этой эпохе, интересно было бы остановиться на многочисленных и разнообразных изображениях на монетах великих и удельных княжеств, значительная часть которых, несомненно, должна интерпретироваться как изображения князей, от имени которых производилась чеканка. Это пешие и конные воины, головы, повернутые в фас или профиль, фигуры на троне. Многие имеют на голове короны, держат в руках различные предметы (оружие, скипетры), сопровождаются предстоящими и т. д. Думается, что вопрос о значении этих изображений представляет интерес, тем более что речь идет об эпохе, с одной стороны, мало обеспеченной материалом, а с другой - чрезвычайно важной, так как именно в то время происходят процессы, завершившиеся превращением раздробленной Руси в централизованное государство.

Наиболее представительны в книге разделы, посвященные XVI - XVII векам. Создавшиеся и распространявшиеся на Руси на протяжении этих столетий представления о самодержавной власти хорошо известны и восстанавливаются главным образом по письменным источникам. В этой части книги привлекает внимание впервые опубликованная интересная миниатюра из Царственной книги, представляющая Ивана Грозного (стр. 189, рис. 95).

В книге есть положения, с которыми трудно согласиться. Автор не упоминает открытые чл. - корр. АН СССР В. Л. Яниным изображения на свинцовых печатях Святослава Ярославича5 . Надпись на ктиторской фреске церкви Спаса Нередицы едва ли представляет собой диалог между князем и Христом (стр. 139). Подобные диалоги в древнерусской литературе неизвестны. Неоправданна попытка вернуться к предположению, что на заключительной миниатюре Псковской палеи 1477 г. изображен Иван III (стр. 156, 157). Аргумент Т. Н. Протасьевой в пользу того, что там изображен византийский император (текст, непосредственно примыкающий к миниатюре), представляется более убедительным6.


5 В. Л. Янин. Актовые печати древней Руси X - XV вв. Т. I. М. 1970, стр. 34, 35, табл. 34, рис. 10 - 13.

6 Т. Н. Протасьева. Псковская палея 1477 года. "Древнерусское искусство. Художественная культура Пскова". М. 1968, стр. 107, 108.

стр. 160


По-видимому, автору следовало уделить внимание изображению на серебряной ложке волоцкого князя Федора Борисовича, сопровождающемуся развернутым титулом ("правнук великого князя")7 , которое, очевидно, представляет самого князя. Оно дает представление о ряде не дошедших до нас произведений светского прикладного искусства XV в., в частности изображений князей. Княжеский "стол" волоцкого князя находит аналогии на миниатюрах Радзивилловской летописи и на некоторых других изображениях. Разбирая образ правителя на коне (стр. 198), Ф. Кэмпфер не указывает, что этот образ становится популярен на Руси, начиная с рубежа XIII - XIV веков8 . Говоря о редких на Руси изображениях царского родословного древа, можно бы указать, что они известны и в монументальной фресковой живописи, например, церкви Ильи пророка в Ярославле9 . Подпись к рис. 158 на стр. 256 и надпись на самой гравюре дают разное имя одного из изображенных. Думается, что книга значительно выиграла бы, если бы автор более широко использовал данные письменных источников - описания придворных ритуалов, княжеских и царских нарядов и регалий10 . Отрывки из древнерусских источников и надписи на отдельных произведениях даются в книге то в транскрипции, то русскими и даже греческими буквами, то смесью того и другого (стр. 136, 139, 150, 229). Подобный подход к цитированию вряд ли соответствует уровню издания.

Историки и искусствоведы получили сводку детально проанализированного материала. Книга Ф. Кэмпфера лишний раз напоминает о том, что огромное количество произведений древнерусского искусства еще далеко не полностью использовано в качестве источников.


7 Т. В. Николаева. Произведения русского прикладного искусства с надписями XI - первой четверти XVI вв. М. 1971, стр. 79, 145, табл. 45, рис. 1.

8 В. Л. Янин. Указ. соч. Т. II. М. 1970, стр. 22 - 24.

9 Н. Первухин. Церковь Ильи пророка в Ярославле. М. 1915, стр. 36, 37, рис. 21.

10 См., например, П. Строев. Выходы государей царей и великих князей... М. 1844.

Опубликовано 14 февраля 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама