Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ есть новые публикации за сегодня \\ 24.09.17

Факты, события, люди. НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ПОБЕГ

Дата публикации: 02 апреля 2017
Автор: М. Е. СОЛОВЬЕВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ
Номер публикации: №1491150154 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Е. СОЛОВЬЕВ, (c)

найти другие работы автора

2 марта 1917 г. поздним вечером в Псков, где на запасных путях вокзала стоял царский поезд, прибыли из Петрограда члены Временного комитета Государственной думы А. И. Гучков и В. В. Шульгин, чтобы получить согласие Николая II на отречение от престола в пользу его сына Алексея при регентстве брата царя великого князя Михаила. Николай подписал манифест о своем отречении сразу в пользу брата, а не сына. Весть о "воцарении" Михаила вызвала гневное возмущение в стране, и ему тоже пришлось отказаться от престола и заявить о передаче власти "Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему"1 . Правда, он отказывался от престола "временно и условно", до созыва Учредительного собрания, рассчитывая, что в России удастся сохранить монархический строй, ибо, по словам председателя Думы М. В. Родзянко, "Учредительное собрание вовсе не исключало возможности возвращения династии к власти"2 . Монархисты не могли смириться с тем, что самодержавие пало.

После отречения Николай выехал в Могилев, в ставку верховного командования, где состоялись его многочисленные беседы с генералами и военными представителями союзных держав. То, что бывший царь находился в ставке, где строились планы реставрации монархии, не могло не волновать трудовой народ. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов под давлением революционно настроенных масс 3 марта принял решение об аресте экс-монарха, как и других членов семьи Романовых, и предложил Временному правительству немедленно осуществить эту акцию. 6 марта Совет повторил свое требование 3 . Только после этого, 7 марта, Временное правительство постановило "признать отреченных Николая и его супругу лишенными свободы и доставить отрекшегося императора в Царское Село"4 . 9 марта в сопровождении представителей Временного правительства он был перевезен в Царское Село и помещен в Александровский дворец, где жила его семья. Рабочие и солдаты требовали, чтобы Николай Кровавый был немедленно заключен в Петропавловскую крепость, а затем всенародно судим за совершенные им злодеяния.

Однако Временное правительство и не собиралось этого делать. Более того, оно стало искать пути для спасения бывшего монарха и в глубокой тайне готовить побег Романовых за границу. Еще 6 марта министр иностранных дел Временного правительства П. Н. Милюков просил английского посла Дж. Бьюкенена срочно выяснить, сможет ли Николай с семьей выехать в Англию. Бьюкёнен в тот же день послал запрос в Лондон. 8 марта он телеграфировал вторично, сообщая, что Милюков "очень хотел бы, чтобы его величество покинул Россию", и "был бы рад, если бы английский король и английское правительство предложили царю убежище в Англии" 5 . В Лондоне немедленно занялись рассмотрением этого вопроса.

Отношение союзников России, особенно англичан, к Романову было противоречивым. До Февральской революции послы Англии и Франции в России тайно интриговали против него, опасаясь, что царь под: влиянием своей жены и Распутина зайлючит сепаратный мир с Германией - Поэтому Союзники приветствовали образование в России буржуазного Временного правительства и сразу же признали его. Но в то же время они выразили бывшему царю максимум сочувствия в связи с революцией.


1 "Вестник Временного правительства", 5.III.1917.

2 "Красный архив", 1927, N 3, стр. 26.

3 "Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов". Протоколы заседаний Исполнительного комитета и Бюро ИК. М. - Л. 1925, стр. 9, 17.

4 "Вестник Временного правительства", 8.III.1917.

5 Д. Ллойд Джордж. Военные мемуары. Т. III. М. 1936, стр. 390.

стр. 212


Премьер-министр Франции Рибо заявил, что Николай II "был и остается другом Франции". Английский король Георг V, приходившийся бывшему царю кузеном, направил ему 6 марта через военного представителя Англии в русской ставке Д. Х. Вильямса следующую телеграмму: "События прошлой недели глубоко потрясли меня. Мои мысли все время с тобой. Я всегда останусь твоим верным и преданным другом, каким, ты знаешь, я всегда был в прошлом". Лидер английской палаты общин Б. Лоу, выступая 9 марта в парламенте, выразил "чувство симпатии к бывшему царю, который в течение 3-х лет или почти 3-х лет был нашим верным союзником". Премьер Англии Д. Ллойд Джордж заявил о "личной лояльности по отношению к человеку, который честно поддерживал союзников в хорошие и дурные времена"6 .

9 марта министр иностранных дел Англии Бальфур послал в Петроград Бьюкенену телеграмму, из которой следовало, что король и британское правительство "рады пригласить царя и царицу поселиться в Англии и остаться здесь на все время войны. Передавая это сообщение русскому правительству, - писал Бальфур, - вы должны разъяснить, что русское правительство должно нести ответственность за предоставление их величествам необходимых средств к жизни соответственно положению их величеств". 10 марта Бьюкенен передал Милюкову официальную ноту по этому вопросу, а на другой день доносил в Лондон: "Вчера я уведомил министра иностранных дел о содержании Вашего послания... Милюков чрезвычайно заинтересован в том, чтобы это дело не было предано гласности, так как крайние левые возбуждают общественное мнение против отъезда царя из России. Хотя министр иностранных дел надеется, что правительству удастся преодолеть это сопротивление, само правительство еще не пришло к окончательному решению... Когда я поднял вопрос о средствах царя, меня уведомили, что, по имеющимся у министра иностранных дел сведениям, царь обладает значительным личным состоянием. Во всяком случае, финансовый, вопрос будет разрешен правительством с полным великодушием"7 .

Почему же английский кабинет с такой готовностью предоставлял Николаю политическое убежище? Дело было, конечно, не в личных симпатиях к нему правителей Англии. Причина состояла в том, что британское правительство намеревалось создать в Лондоне некий возглавляемый бывшим царем "центр", под вывеской которого можно было бы вмешиваться во внутренние дела России в целях реставрации монархии или организации интервенции. На эти "побочные мотивы" указывает, правда, в осторожной, предположительной форме, Бьюкенен и более определенно - английский посол во Франции Берти. "...Русские крайние социалисты могли бы этому поверить, что британское правительство держит бывшего императора в резерве в целях реставрации, если в эгоистических интересах Англии окажется выгодным поддержание внутренних разногласий в России"8 .

Таким образом, с дипломатической стороны все как будто бы было подготовлено для отправки Николая и его семьи в Англию. И все-таки этот план сорвался. На пути его осуществления встал революционный народ, который потребовал, чтобы Петроградский Совет пресек махинации монархистов. 7 марта на заседании Московского Совета рабочих депутатов в ответ на требования депутатов "Смерть царю! Казнить царя!" министр юстиции Временного правительства "социалист" Керенский заявил: "Этого никогда не будет, пока мы у власти. Временное правительство взяло на себя ответственность за личную безопасность царя и его семьи. Это обязательство мы выполним до конца. Царь с семьей будет отправлен за границу, в Англию. Я сам довезу его до Мурманска"9 . 8 марта в столице распространился слух, что царя уже увозят за границу. Под давлением рабочих Исполком Петроградского Совета отдал распоряжение войскам немедленно занять все вокзалы и на все прилегающие к Царскому Селу железнодорожные станции направил специальных, комиссаров, наделенных чрезвычайными полномочиями. По линии железных дорог страны был послан приказ задержать Николая Романова, где бы он ни находился, и сразу же доставить в Петропавловскую крепость. В Царское


6 См. "Вестник народного комиссариата иностранных дел", 1920, N 4 - 5, 20 июня, стр. 91; Д. Ллойд Джордж. Указ. соч., стр. 370.

7 Д. Ллойд Джордж. Указ. соч., стр. 391.

8 Дж. Бьюкенен. Мемуары дипломата. Птгр., б/г, стр. 207; Д. Ллойд Джордж. Указ. соч., стр. 393.

9 "Февральская революция". Мемуары белогвардейцев. М. - Л. 1926, стр. 336 - 337.

стр. 213


Село был командирован особый отряд пулеметчиков10 .

Временное правительство вынуждено было дать официальные заверения, что бывший царь не будет выпущен за границу. Однако в Петропавловскую крепость он и его семья водворены так и не были. Охрану Царскосельского дворца несли солдаты 3-го стрелкового полка. Начальником внутреннего караула военный министр Временного правительства А. И. Гучков назначил лично известного царю и царице П. П. Коцебу. В обход цензуры тот пропускал адресованные Романовым письма, передавал телефонные сообщения, помогал им устанавливать связь с внешним миром11 . Так же действовал и сменивший его П. А. Коровниченко.

В середине марта начала работать "Чрезвычайная следственная комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и других высших должностных лиц". Она не сочла нужным отнести к числу таковых "должностных лиц" бывшего царя. Монархисты по-прежнему вынашивали планы организации его бегства за границу. Только осуществляться они должны были теперь иначе. 17 марта консервативно-буржуазная газета "Русская воля", понося и ругая Романовых, писала, что их надо наказать самым "суровым" образом и как лиц, недостойных новой России, выдворить за пределы страны. "Правда" высмеяла эту примитивную уловку реакции, стремившейся "не выдворить", а "водворить" Романовых за границу. Газета указывала: "Это было бы все равно, как поступили в известной басне, когда щуку "наказали" тем, что ее бросили в реку"12 . Между тем Николай не терял надежды на отъезд. 23 марта он записал в своем дневнике: "Начал откладывать все то, что хочу взять с собой, если придется уезжать в Англию"13 . Но отъезд затягивался. Когда Керенского спросили, почему правительство медлит с отправкой Романовых, он нехотя процедил: "Это очень сложно, сложнее, нежели вы думаете..."14 .

Как известно, побег бывшего царя за границу так и не состоялся. Почему? В своих мемуарах, оправдываясь перед монархистами, Керенский и Милюков пытались объяснить это сложной международной обстановкой. В записках, вышедших в 20-е годы в Париже, Керенский заявил по этому поводу: "Временное правительство не только смело, но и решило еще в самом начале марта отправить царскую семью за границу... и вело соответствующие дипломатические переговоры с лондонским кабинетом. Однако уже летом, когда оставление царской семьи в Царском Селе сделалось совершенно невозможным, мы, Временное правительство, получили категорическое официальное заявление о том, что до окончания войны въезд бывшего монарха и его семьи в пределы Британской империи невозможен. Утверждаю, что если бы не было этого отказа, то Временное правительство не только посмело, но и вывезло бы благополучно Николая II и его семью за пределы России" 15 .

Это заявление не соответствует истине в той его части, где речь идет о позиции английских властей. Возникает вопрос, почему же до лета 1917 г. бывшему царю не удалось уехать в Англию. У Милюкова на этот счет имеется такое признание: "Причина затяжки, как я ее понимаю, была, несомненно, политическая и заключалась в сопротивлении Совета рабочих депутатов, оказывавшего давление на некоторых членов Временного правительства"16 . Керенского опровергают Ллойд Джордж и Бьюкенен, заявившие, что они сделали решительно все от них зависящее для предоставления убежища Романовым. "Наше предложение, - писал, в частности, Бьюкенен, - осталось открытым и никогда не было взято назад. Если им не воспользовались, то это произошло потому, что Временному правительству не удалось преодолеть противодействие Совета. Оно не было, как я утверждал и повторяю, хозяином в своем собственном доме" 17 . В такой ситуации англичане, по выражению Милюкова, "не настаивали на своем предложении"18 , хотя формально своего обещания обратно и не брали. Следовательно, вовсе не мнимый отказ английских властей приютить Николая помешал его бегству, а решительное противодействие революционных рабочих и солдат России, сорвавших эту контрреволюционную затею.


10 "Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов", стр. 29.

11 "Февральская революция", стр. 335.

12 "Правда", 28.III.1917.

13 "Красный архив", 1927, N 1, стр. 141.

14 "Февральская революция", стр. 335.

15 Там же, стр. 336 - 337, 381 - 382.

16 Там же, стр. 381.

17 Дж. Бьюкенен. Указ. соч., стр. 207; Д. Ллойд Джордж. Указ. соч., стр. 393.

18 "Февральская революция", стр. 381.

стр. 214


Согласием англичан принять Романовых Временное правительство надеялось еще раз воспользоваться в начале августа 1917 г., когда оно ночью тайно отправило Николая с семьей в Тобольск. Отъездом руководил лично Керенский. Официально этот шаг был мотивирован потом тем, что, мол, пусть бывший царь сам поживет там, куда прежде ссылал революционеров. Однако истинная цель была иной: отправить Романовых подальше от петроградского пролетариата и при первом же удобном случае вывезти за границу через Дальний Восток. Но и эта попытка провалилась.

Позднее Николая с семьей перевезли из Тобольска в Екатеринбург. Летом 1918 г., когда в связи с наступлением белогвардейцев на Урале сложилась чрезвычайная обстановка, в ночь на 17 июля по приговору Уральского областного Совета Романовы были расстреляны.

Опубликовано 02 апреля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?