Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

РАЗНОЕ есть новые публикации за сегодня \\ 22.07.18

Н. А. ХАЧАТУРЯН. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНЫХ ШТАТОВ ВО ФРАНЦИИ

Дата публикации: 28 октября 2017
Автор: Е. В. ГУТНОВА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: РАЗНОЕ
Номер публикации: №1509184815 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Е. В. ГУТНОВА, (c)

найти другие работы автора

Книга доцента Исторического факультета МГУ кандидата исторических наук Н. А. Хачатурян посвящена возникновению Генеральных штатов во Франции (1302 - 1314 гг.). По существу же, она ставит более общую проблему - о начальном этапе формирования сословно-представительной монархии в этой стране. В советской медиевистике тема эта в исследовательском плане специально не разрабатывалась. В обширной же буржуазной, в частности французской, литературе всегда преобладала тенденция рассматривать Генеральные штаты только в политико-юридическом плане. В связи с этим во французской медиевистике существует, особенно усиливающаяся в последнее время, тенденция подчеркивать "случайность" созыва первых Генеральных штатов в результате стремления Филиппа IV навязать своим подданным некий аналог английского парламента, в создании которого ни одно из сословий не было якобы заинтересовано. Отсюда и частые утверждения, что возникновение Генеральных штатов не имело существенного значения в политической жизни Франции начала XIV в. и что подлинным центром сословно-представительной системы и оппозиции сословий королю, по крайней мере, до середины XV в., были в этой стране областные и провинциальные штаты.

В свете этих концепций работа Н. А. Хачатурян представляется весьма актуальной. В качестве главной цели исследования в книге выдвигаются следующие основные вопросы: являлся ли созыв Генеральных

стр. 178


штатов в начале XIV в. действительно случайностью или исторически закономерным явлением; какова степень участия в этом деле короны, с одной стороны, и общественных сил страны - с другой; каково место Генеральных штатов в процессе государственной централизации? (стр. 18). Выбирая путь для решения этой задачи, Н. А. Хачатурян, как и большинство ее предшественников в советской историографии, отказалась от формально-юридического подхода к проблеме, стремясь вовлечь в сферу своего исследования весь комплекс социально-политических отношений, сложившихся во Франции в конце XIII - начале XIV века.

Этот новый, применительно к ранней истории Генеральных штатов подход потребовал от автора изучения широкого круга источников. Кроме тщательно проанализированных в книге документов, относящихся непосредственно к ранним Генеральным штатам, в ней использованы и такие источники, как королевские ордонансы и правительственная переписка, хартии, многочисленные хроники, политические трактаты и памфлеты королевских юристов-легистов и другие. Исследование строится на продуманном и тщательном анализе и сопоставлении всех этих разнородных источников.

После краткого введения, где дана общая постановка проблемы, критическая оценка литературы вопроса и характеристика главных источников, следует материал, посвященный важнейшим общим тенденциям социально- политического развития Франции в XIII - начале XIV века. Наиболее оригинально рассматриваются здесь вопросы эволюции основных сословий и их взаимоотношений с королевской властью, слабо изученные применительно к этому периоду. Опираясь в основном на материал королевских ордонансов, а также хартий, даровавшихся короной светским феодалам и городам после оппозиционного движения 1314 - 1316 гг. и отвечавших выдвигавшимся тогда требованиям, Н. А. Хачатурян убедительно показывает, что во Франции существовала, хотя и не столь открытая, как в Англии этого периода, оппозиция короне, ущемлявшей, хотя и по-разному, интересы всех сословий (стр. 52 - 72). В то же время процесс государственной централизации другими своими результатами был выгоден и части духовенства и дворянства, особенно же горожанам (стр. 32 - 36). Таким образом, автор раскрывает воздействие усиления центральной власти на положение всех сословий, порождавшее сложное и противоречивое отношение с их стороны к политике королевской власти - явление, характерное для периода складывания сословной монархии во всех странах, где существовала эта форма феодального государства. К сожалению, Н. А. Хачатурян отвела недостаточно места в книге политике короны по отношению к крестьянству, в которой особенно рельефно раскрывается феодальная природа государства того времени и проводимой им централизации.

Обрисованная автором социально-политическая ситуация делает очевидным, что в ней таились предпосылки политических конфликтов, чреватых возникновением общефранцузского сословно-представительного собрания. Оно было необходимо королю для поддержки его централизаторской политики как в его борьбе с папой, так и с оппозиционными группировками внутри страны. В силу этого инициатива созыва Генеральных штатов исходила от короны. Но в потенции они нужны были и сословиям, хотя бы для выражения своего недовольства королем. В книге подчеркивается, что, как и в большинстве других представительных собраний средневековой Европы, в Генеральных штатах с самого начала не участвовали представители крестьян и трудовых слоев города. В качестве депутатов от городского сословия в них заседали или богатые горожане - купцы, ростовщики, члены муниципального управления, или легисты. Автор отмечает известную преемственность в структуре и организации Генеральных штатов с традицией более ранних совещательных собраний (конца XII - XIII вв.) при короле (чаще всего расширенных заседаний королевской курии) (стр. 74 - 79).

Н. А. Хачатурян отмечает аморфность Генеральных штатов, нестабильность принципа представительства в них от разных сословий, ограниченность полномочий депутатов, связанных "императивным мандатом", предписывающим им беспрекословно выполнять волю короля (стр. 79 - 90, 96- 105). Автор обращает особое внимание на непериодичность созыва Генеральных штатов, и тогда и позднее зависевшего от инициативы короны, а также на резкое разграничение в них трех сословий, позднее навсегда закрепившееся в делении штатов на три, часто враждебные друг другу палаты. Эта структурная особенность обусловила относительно слабое политическое влияние Генеральных штатов на всем про-

стр. 179


тяжении их истории. Справедливо видя в таких особенностях этого учреждения отражение расстановки социальных сил во Франции того времени, автор вместе с тем убедительно показывает, что Генеральные штаты представляли собой в принципе новое учреждение, во-первых, в силу их представительного характера, во-вторых, в силу обязательного участия в них городских депутатов (стр. 78 - 79, 88 - 90).

Этот тезис находит более полное подтверждение в заключительной части книги, как нам представляется, наиболее интересной. Здесь выясняется позиция отдельных сословий на Генеральных штатах 1302 и 1308 гг., которая с такой полнотой и тщательностью ранее никогда не исследовалась. Н. А. Хачатурян использует при этом "акты присоединения", поступавшие от депутатов. В результате скрупулезного анализа этих, по сути дела, косвенных источников становится очевидным, что Генеральные штаты созывались впервые для решения вопросов особо важного политического характера - о поддержке короля в его борьбе с папой и о ликвидации и осуждении ордена тамплиеров, - явно выходивших за пределы компетенции провинциальных штатов. Очевидно также, что, хотя инициатива их созыва исходила от короля и что депутаты их располагали лишь "императивным мандатом", и в том и в другом случае многие из них оказали сопротивление планам короны, которое удалось сломить лишь постепенно, путем разного рода пожалований церкви, феодалам и городам в обмен на "акты о присоединении". Оппозиция предложенным правительством решениям оказалась особенно сильной в среде духовенства, не желавшего в большей своей части открыто выступать против своего верховного главы - папы. Но она имела место также среди дворянства и даже городов юга, настроенных сепаратистски. Северные знать и города, напротив, активно поддерживали политику короны в обсуждаемых вопросах, а многие города, не приглашенные на Штаты, настаивали даже на своем праве в них участвовать (стр. 134-135).

То, что возникновение Генеральных штатов отвечало не только потребностям короны, но также части дворянства и городов, подтверждает и проделанный автором анализ трактатов легистов начала XIV в. (Г. Ногаре, Г. Плезиана, П. Дюбуа), как правило, аноблированных выходцев из горожан, активно участвовавших в заседаниях Генеральных штатов, где они отстаивали верховенство короля как внутри страны, так и в борьбе с палой. Легисты среди прочих аргументов выдвигали и тот, что светские лица, особенно рыцари, но также и "народ" вообще, поддерживают французского короля своим "общим согласием", тогда как папа действует единолично, пренебрегая советами соборов. В этих аргументах можно видеть зародыши средневековых теорий сословной монархии и соборного движения, хотя легисты использовали принцип "общего согласия" только как средство безоговорочной поддержки королевского верховенства, а отнюдь не оппозиции ему (стр. 148 - 155). Такая интерпретация принципа "согласия" - и в этом можно согласиться с Н. А. Хачатурян - соответствовала сложившейся во Франции политической ситуации, главной проблемой которой являлась дальнейшая централизация страны вопреки еще достаточно сильным центробежным силам. Однако сама ссылка легистов на принцип "согласия" недвусмысленно указывает на то, что идея создания общефранцузского сословного собрания отражала интересы не только короны, но и определенных общественных групп и прежде всего горожан.

Таким образом, рецензируемая книга в целом не оставляет сомнения в закономерности появления Генеральных штатов, в том, что они имели иные политические функции, чем провинциальные штаты, и вовсе не являлись искусственной надстройкой над ними. Поэтому, как бы ни было слабо реальное политическое влияние Генеральных штатов, всегда располагавших обычно только совещательными функциями (в отличие от английского парламента XIV - XV вв. или кортесов Арагона и Кастилии в XIII - XV вв.), самый факт их возникновения имел важное значение как отражение усиления государственной централизации, складывания общегосударственных сословий и оформления во Франции новой формы государства - сословной монархии.

В целом в книге выпукло выступают как общие с другими странами Западной Европы закономерности возникновения общефранцузского сословного представительства, так и специфические особенности последнего, связанные с конкретными социально-политическими условиями развития французского феодального общества. Тем самым она вносит определенный вклад и в разработку более широкой проблемы

стр. 180


средневековой сословной монархии как особой формы феодального государства, пока еще слабо изученной с марксистских позиций. Выход на эту более общую тематику намечается и в заключении, где удачно подводятся итоги всего исследования. К сожалению, в самом ходе его эта общая проблема в сравнительно-историческом ее аспекте почти не затронута. Это тем более досадно, что в современной французской медиевистике все чаще раздаются голоса в пользу однотипности французской сословной монархии с германским (а не английским) ее вариантом, причем провинциальные штаты сближаются с влиятельными территориальными ландтагами, а Генеральные штаты - с эфемерным и бессильным рейхстагом XIV - XV веков.

Из контекста книги вытекает, что при всех различиях между ними Генеральные штаты были ближе к английскому парламенту, чем к рейхстагу, поскольку общие тенденции развития государства в Англии и Франции вели ко все большей централизации и подчинению отдельных провинций, тогда как в Германии, напротив, - к распаду на фактически самостоятельные территориальные княжества. Однако Н. А. Хачатурян избегает прямых сопоставлений организации и функционирования английского парламента и Генеральных штатов. Между тем на ранних этапах их истории (в конце XIII - начале XIV в.) между ними можно заметить большое сходство, которое уменьшается лишь с середины XIV в, и выливается в резкие различия в XV веке. Автора можно упрекнуть в этой связи и в том, что она уделяет мало внимания провинциальным штатам и их взаимоотношениям с Генеральными штатами, сходствуй различиям в составе, компетенции, связях с правительством между ними и Генеральными штатами. Сопоставление этих учреждений могло бы более рельефно показать неправомерность сближения первых с ландтагами, вторых - с рейхстагом.

В историографическом обзоре, в целом удачном и критичном в отношении буржуазной историографии, недостаточно отчетливо и конкретно сказано о принципиальных различиях в методологии изучения истории средневековых представительных учреждений в западной медиевистике, с одной стороны, и советской - с другой.

Книге свойственны иногда излишняя сухость изложения, отсутствие исторического колорита описываемой в ней эпохи.

В целом же перед нами оригинальная книга, интересная для исследователей истории средневековой Франции и для тех, кто изучает историю и типологию западноевропейских сословных монархий и сословно-представительных собраний. Остается пожелать, чтобы эта первая книга Н. А. Хачатурян стала началом дальнейшего изучения ею истории французского феодального государства XII - XV вв., которая таит в себе еще много не решенных и даже не поставленных проблем.

Опубликовано 28 октября 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?