Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

РАЗНОЕ есть новые публикации за сегодня \\ 22.08.18


"ПОЧТА В ПОЛКИ"

Дата публикации: 08 февраля 2018
Автор: А. Н. ВИГИЛЕВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: РАЗНОЕ
Номер публикации: №1518106586 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. Н. ВИГИЛЕВ, (c)

найти другие работы автора

Древнерусская почта ведет свое начало с пересылки военных вестей. Память об этом сохранилась в договоре 945 г. между киевским князем Игорем и греками: "Если же пожелаем мы (греческие. - А. В.) цари, у вас воинов против наших противников, да напишем о том великому князю вашему, и вышлет он нам столько их, сколько пожелает"1 . Упоминание о пересылке сообщений военного характера есть и в первой из дошедших до нас договорной грамоте между Новгородом и тверским князем Ярославом Ярославичем, датированной 1266 годом2 . После создания Русского централизованного государства его правительство особое внимание обращало на защиту границ, в первую очередь южных, нередко подвергавшихся набегам крымских татар. Уже в XVI в. воин, скачущий с юга с военными вестями, имел право забирать лошадей в любом селении и у любого человека3 . Отправлявшемуся на границу служилому человеку выдавали за счет казны двух коней4 . Гонцы из городов пользовались услугами ямщиков, а в подорожной говорилось: "По дороге от Москвы до (название города) по ямом ямщикам, а где ямов нет, всем людем безотменно, чей кто ни буди, что есте давали бы (фамилия гонца) подводу верхи"5 , то есть верховую лошадь. Служба связи Засечной черты являлась типичной военно-полевой почтой. Каждую весну из Мценска и Тулы отправлялись в пограничные города служилые люди "для вестей". В царских наказах оговаривалась


1 "Художественная проза Киевской Руси XI-XIII веков". М. 1957, стр. 26.

2 "Грамоты Великого Новгорода и Пскова". М. -Л. 1949, стр. 7. 14. "Вопросы истории" N 2.

3 А. И. Яковлев. Засечная черта Московского государства в XVII веке. М. 1916, стр. 8.

4 ЦГАДА, ф. 197, порт. 5, N 18, л. 4 об.

5 Там же, ф. 162, б/г, д. 2, л. 3 об.

стр. 209


обязательная посылка вестовщиков в Ливны, Елец и Новосиль. В других же городах, "куда пригоже", их ставили по решению самих воевод. Посланные, если "прибежит с поля голова, или станичник, или сторож, или выезжий, или кто-нибудь с вестьми", должны тотчас же мчаться к воеводам6 . Своеобразной "почтовой конторой" являлась Тула, штаб-квартира воеводы Большого полка сторожевых войск. Засечным воеводам категорически запрещалось отправлять "татарские вести" в Москву с нарочными посыльными, чтобы "лишнего бы расходу не было"7 . Почтовые линии от границы с крымскими татарами до Тулы и от Тулы до Москвы первоначально обслуживали военные люди: дети боярские, которые несли военную службу, стрельцы, пушкари8 . Это, однако, создавало множество неудобств. В частности, бывали случаи, когда посланные с отписками в Москву гонцы долгое время не возвращались обратно9 .

В 1662 г. в скорой гоньбе к южной границе произошли существенные изменения: в Тулу к воеводе О. Ф. Куракину была отправлена 13 января грамота: "Ведомо нам, великому государю, учинилось, что в украинных городах крымские воинские люди объявились, а гонцы из городов с отписками гоняют медленно. И по нашему, великого государя, указу для вестей и скорые гоньбы посланы с Москвы на Тулу дворовые люди Гаврило Нефедов с товарищи, шесть человек. И как к вам ся наша, великого государя, грамота придет, а Гаврило Нефедов с товарищи на Тулу приедет, и вы б велели им на Туле дать двор близко приказной избы. И что от ково про воинских людей вести у вас объявятся, и вы б о тех вестях писали к нам, великому государю, наскоро. А с отписками своими велели с Тулы отпускать в Серпухов наскоро тех дворовых людей по скольку человек пригоже. А в Серпухове велели им те свои отписки отдавать товарищам им, дворовым же людем, которые для скорые гоньбы в Серпухове поставлены. А из Серпухова товарищам своим с теми вашими отписками потому ж велели бежать к нам, великому государю, к Москве наспех днем и ночью не мешкая нигде ни часу, чтоб нигде ни за чем мотчанья (промедления. - А. В.) у них в дороге не было"10 .

Военно-полевая почта русского средневековья обычно называлась "ратные вести", или "татарские вести", или "ливонские вести". И только в конце XVII в. появился термин "почта в полки". Первоначально "почта в полки" устанавливалась от Москвы до места военных действий. Например, во время похода В. В. Голицына в Крым 30 марта 1687 г. последовал указ "учинить от Москвы до Ахтырска и до Коломка почту в 17 местах. А поставить на станех конюшенного чину да стрельцов по четыре человека, для гоньбы дать им по две лошади человеку"11 . Однако эта почтовая линия работала плохо, и во время второго похода Голицына решено было использовать уже существовавшую почту до Обоя-ни, поставив по две дополнительные лошади на каждом стане. По указу от 28 декабря 1688 г. почтари обеспечивали спешных гонцов из армии верховыми лошадьми и кормами. Сами же почтари возили только неспешные сообщения12 .

В 1700 г. началась Северная война. После поражения под Нарвой Петр I приступил к коренной перестройке экономики страны и армии. Реформы коснулись и почты. По первоначальному замыслу намечалось реорганизовать старые и проложить новые почтовые линии в Действующую армию и в места предполагаемых военных действий, а также из Москвы в Новгород, Киев, Витебск и Воронеж. Указ об этом был направлен вице-канцлеру П. П. Шафирову, возглавлявшему тогда русскую почту13 . Несколько ранее, возвращаясь из-под Нарвы, царь обратил внимание на неурядицы в ямской и почтовой гоньбе. Монастыри и помещики самовольно захватывали земли ямщиков. Трудно было определить права той или другой стороны на владение земельными угодьями: и ямщики, и их противники подтверждали эти права документами.

В январе 1701 г. Петр I подписал указ об устройстве ямских станов от Москвы до Новгорода и оттуда до Пскова и Орешка по строельным книгам 1586 г., а почтовой гоньбы - по книгам 1680 года. Кроме того, "по нынешнему военному случаю" приказы-


6 Там же, ф. 197, порт. 5, N 18, л. 5.

7 Там же, ф. 210, Столбцы Московского стола, N 135, лл. 104 - 105.

8 Там же, N 210, лл. 663 - 664.

9 Там же, N 134, л. 310.

10 Там же, Книги записные Московского стола, N 12,. лл. 84 - 84 об.

11 Там же, Столбцы Московского стола, N 702, стол пик 1, л. 640.

12 Там же. N 1041, лл. 73 - 75.

13 Там же, ф. 162, 1701 г., д. 1, л. 6.

стр. 210


валось увеличить число ямщиков на три выти14 на каждом стане: всего их должно быть в Новгороде в двух слободах 100 вытей, а на остальных станах - по 3015 . Указ предлагал "прибрать в ямщики" тех лиц, которые прежде служили на тракте; но их не хватало для скорой гоньбы. Тогда Петр I распорядился прибегнуть к своеобразной секуляризации: из монастырских крестьян набрали 129 вытей ямщиков и наделили их пахотными землями, сенными и другими угодьями из церковных владений, в первую очередь Иверского монастыря и новгородского Софийского собора16 . Ямщики получили также некоторые льготы и привилегии. Например, ладожские гонщики были освобождены от платежа недоимок, которые у них накопились с 1680 года17 . За это требовалась безупречная служба. "Гоньба была неприменно, - говорилось в указе, - и никогда б гоньбе никакой остановки и мотчания не было. А буде тех вы-шеписанных всех ямов (Вышневолоцкого, Хотеловского, Крестецкого, Бронницкого и Пшанского. - А. В.) ямщики с указных вытей гоньбу гонять не учнут, и в гоньбе остановку и мотчание учнут чинить, и им за то учинена будет смертная казнь, а жены их и дети сосланы будут в Азов на вечное житье"18 .

Указ 1701 г. содействовал увеличению числа ямщиков на Новгородской дороге. Но расширение военных действий в Прибалтике требовало еще более интенсивных почтовых сношений. Поэтому 18 мая 1702 г. последовало распоряжение о приписке по три новые выти к Пшанскому, Бронницкому, Крестецкому и Вышневолоцкому станам. Зимнегорскому яму отдали село Валдай и слободу Валдайского монастыря "со всеми людьми и землями". Монахи просили освободить их крестьян от почтовой гоньбы, но царь оставил челобитье без последствий19 . Указ 1701 г. вызвал недовольство помещиков, которые настаивали на возвращении своих крепостных, привлеченных к почтовой службе. Тогда правительство, исходя из того, что "помещики сами беспременно бывают на службе и всякие подати с крестьян своих платят неотложно", распорядилось послать в феврале 1703 г. по Новгородской дороге "дворян самых добрых и разумных" и приказать им "разобрать в правду,., чтоб впредь ни от кого спору и челобитья не было". Ревизоры установили, кто из ямщиков в прошлом числился за помещиком, исключили из их числа гонщиков, а вместо выбывших набрали новых - из крестьян, принадлежавших духовенству. На пяти станах (Бронницком, Крестецком, Хотеловском, Вышневолоцком и Пшанском) каждой ямской выти придали по одному человеку для уборки конюшен, расчистки снега и прочих хозяйственных дел. Этих людей также набрали "из митрополичьих и монастырских крестьян"20 .

Произошли существенные изменения и в военно-полевой почте, особенно после того, как 21 октября 1703 г. Петр I получил письмо из Действующей армии от стольника Ф. А. Головина: "И надлежит и о том попечение имети, дабы меж обеими войсками порядочная почта установлена была, чтоб скорую и частую пересылку иметь возможно"21 . Совет будущего генерал-адмирала оказался не так уж плох, и царь тотчас же распорядился установить спешную почту между армиями Б. П. Шереметева и П. М. Апраксина22 , которые в это время громили шведские гарнизоны на землях Лифляндии и Ингрии.

Сведения о скорости передвижения вновь учрежденных почт могут дать подорожные того времени. Обычно указывалось время отправления почтаря из исходного пункта, а в месте получения делались отметки о прибытии. Например, почта, ушедшая 21 июля 1706 г. из Новгорода, прибыла в Москву через 52 часа 15 минут. Это соответствует требованию, записанному в подорожной: "Ехать ему и иным почтарям по почтовым станом переменяясь наскоро денно и ночно нигде не мешкая ни четверти часа. А в час ехали бы по пятнадцати верст"23 .

Как известно, в 1708 г. Карл XII намеревался через Витебск и Смоленск наступать на Москву. Этим планам не суждено было осуществиться: невдалеке от Смоленска враг был остановлен и повернул на Украи-


14 Выть - податная единица, не имевшая постоянной величины. Чаще всего в нее входило четыре семьи. Если считать, что в "средней" семье XVIII в. было семеро мужчин, то ямскую гоньбу могло отправлять до 28 человек (И. Я. Гурлянд. Ямская гоньба в Московском государстве до конца XVII в. Ярославль. 1900, стр. 241).

15 ЦГАДА, ф. 162, 1702 г., д. 6, л. 5.

16 Там же, лл. 78, 79.

17 Там же, лл. 66 об.

18 Там же, л. 31.

19 Там же, лл. 1 - 1 об.

20 Там же, 1703 г., д. 11, л. 1 - 1 об.

21 "Письма и бумаги императора Петра Великого". Т. II. СПБ. 1889, стр. 686.

22 ЦГАДА, ф. 162, 1704 г., д. 2, лл. 3 - 4.

23 Там же, 1706 г., д. 6, л. 1.

стр. 211


ну. Но еще до начала- шведского наступления 16 марта 1708 г. Петр I отдал распоряжение увеличить число почтовых лошадей между Смоленском и Витебском. Это было необходимо для быстрого обмена сообщениями с русской 'армией, стоявшей в Полоцке. В Витебске на почте имелось всего шесть лошадей. Дело налаживания здесь почтовой связи возложили на капитана И. Мельгунова, поручиков В. Кондаурова, Г. Алабина и Ф. Торопчина. Им выделили команду из 4 урядников, 3 писарей и 130 драгун24 . Между Смоленском и Витебском было устроено пять станций на расстоянии примерно 20 верст одна от другой. На опорных пунктах в городах, кроме 12 солдат, находились урядник и писарь. Мельгунов определял место расположения станов и их количество и контролировал работу почтовой линии; "по его рассмотрению" назначались начальники над почтами. Так, в Смоленск он поставил Кондаурова, в Витебске управлял Алабин, Торопчину на четырех станах до Полоцка были оставлены 15 лошадей и при них 10 драгун, сам же он ведал почтой в Пот лоцке25 .

Капитану И. Горлевскому поручалось "установить почты и составить почтовым станам роспись от Витебска до. Великих Лук летнюю прямою дорогою, стан от стана по двадцати верст". На каждой почтовой станции было по 10 драгун с 20 ло-. шадьми. Сохранились сведения о скорости доставки корреспонденции. Например, письмо из села Поречье было отправлено 12 апреля 1708 г. в Витебск (130 верст) и. шло 10 часов26 . Еще 1 декабря 1707 г. был открыт почтовый тракт из ? Борисова в Быхов. Он проходил через города Копысь и Могилев. Прокладывал его капитан Г. Зезевитов. В .отличие от других почтовых дорог здесь на каждом стане "для управления" присутствовал офицер в чине прапорщика или поручика27 . В сентябре - октябре 1708 г.. подверглись реорганизации, старые тракты: Брянск-Калуга, Глухов - Севск - Курск - Воронеж, Сумы -Курск. Организацией почт занимались офицер В. Бочаров, подьячие Малороссийского приказа Ф. Рогов и А. Инихов. К концу 1708 г. почта соединила Новгород с Великими Луками, Витебск с Копысью и Быхов с Черниговом через Гомель.

Первоначально вся корреспонденция (государственная и частная) отправлялась из Москвы в Действующую армию по пятницам со двора П. П. Шафирова в Мальцовом переулке28 . Такую посылку в тогдашних документах называли "почтой из государственного Посольского приказа". После образования Ингерманландской канцелярии (1703 г.), ведавшей делами отвоеванных у Швеции русских земель, в полки стали ходить две почты: по вторникам - из новой канцелярии (она возила только государственную корреспонденцию) и по пятницам -из Посольского приказа с частными грамотками29 . Был четко очерчен круг лиц, имевших право давать подорожные на ямские и почтовые подводы: из армии - Б. П. Шереметев и П. М. Апраксин, из тыла - А. Д. Меншиков, канцлер Г. И. Головкин, П. П. Шафиров и смоленский воевода П. С. Салтыков. Категорически запрещалось выдавать для проезда подорожные, в которые не вписаны имена курьеров или путешественников30 .

Не везде создание почтовых станов проходило гладко. Военная почта обычно прокладывалась в местах, разоренных войной. Ее устроителям приходилось забирать у населения последнее, что не успели реквизировать для армии: лошадей, корма, а это вызывало недовольство жителей. Много терпели почтари и от проезжающих. На почтарей нередко ополчалось как мирное население, так и солдаты расквартированных поблизости полков.

В мае 1708 г. почту от Смоленска до Полоцка и Великих Лук принял поручик Алабин. Ему, как и Мельгунову, пришлось выдерживать столкновения с местным населением. Каких трудов стоило Алабину нала-дить нормальную почтовую гоньбу, явствует из его рапорта Г. И. Головкину. Когда устраивали ям на р. Ловати в дер. Табаки, приехал к Алабину солдат Преображенского полка Пятюна от капитана Г. И. Кошелева. Капитан распорядился, чтобы из близлежащих сел не брать для почты ни лошадей, ни сена, ни других кормов, потому что -здесь находится на постое его рога. Нельзя было снарядить стан и за счет других деревень: там тоже располагались войска. .Потребовалось вмешательство Головкина и фельдмаршала Шереметева, что-


24 Там же, 1708 г., д. 1, л. 13.

25 Там же, лл. 25, об. -31.

26 Там же, лл. 38 - 45 об.

27 Там же, 1707 г., д. 1, лл. 2 - 5 об.

28 "Переписи московских дворов XVIII столетия". М. 1896, стр. 229, 236:

29 ЦГАДА, ф. 396, д. 753; л. 12.

30 Там же, ф. 162, 1704 г., д: 14, лл. 1 - 2.

стр. 212


бы командиры частей поделились с почтарями лошадьми, и скудными запасами кормов31 .

За задержку почты никто не мог избежать наказания, в том числе и иностранцы. В 1696 г. сотник Крюгер, немец на русской службе, отколотил "почтового стрельца", а жена сотника сорвала с почтаря знак его должности (медную бляху с двуглавым орлом) и бросила "в непристойное место". Сотника с женой за обиду "почтового стрельца" раздели донага и били батогами32 .

Термин "полевая почта", пришедший на смену речевому обороту "почта в полки", впервые появился в документах в 1712 году33 . Право гражданства это выражение получило после 30 марта 1716 г., когда был опубликован Воинский устав, гл. XXXV которого называлась "О чине полевой почты". Как отмечалось в уставе, полевая почта учреждалась потому, что в армии бывает много различной корреспонденции: главнокомандующий доносит о своих действиях царю, "главному от войска" посылают рапорты командиры отдельных частей и получают его распоряжения, идет переписка между армиями, "господа официеры" отправляют свои грамотки родным и знакомым, большое количество писем следует в полки из столицы. Вооруженные силы не всегда квартируются в местах, где проходят линии государственной почты; "иногда войско в пустой земле и далеко от городов стоять принуждено"34 .

Для сношения армии с уже существующими стационарными отделениями связи и учреждалась полевая почта. Она существенно отличалась от "почты в полки". Последняя обычно прокладывалась из Москвы в том направлении, куда пошли войска. На почте устраивались ямы с определенным числом ямщиков и лошадей. Ямщики возили корреспонденцию "от стана до стана"., причем до 1716 г. на новые станции чаще всего брали коней и корма у местного населения. Полевая же почта обходилась только армейскими резервами. В большинстве случаев почтальон вез корреспонденцию из полка до ближайшей почты, меняя на промежуточных станциях лошадей. Это было вызвано тем, что полевая почта имела сравнительно небольшой радиус действия (редко свыше 100 верст).

Появление полевых письмоносцев знаменует собой как бы новый этап в развитии отечественной связи. Примерно к 1711 г. окончательно выяснилась нерентабельность "почты в полки", когда на очень короткое время прокладывалась новая или реорганизовывалась старая почтовая линия. В основном это делалось силами армии и отнимало большое число солдат, преимущественно кавалеристов. Например, только на. линии Смоленск - Витебск - Великие Луки- Новгород были заняты 8 офицеров, 12 писарей, 26 урядников и 370 драгун35 . А всего в обслуживании временных военных линий участвовало не менее 6 тыс. всадников. Указом от 14 августа 1711 г. предусматривалась коренная перестройка "почты в полки". На линиях Великие Луки - Витебск - Могилев - Гомель, Смоленск - Витебск - Полоцк - Рига, Смоленск - Ор-ша - Минск, Могилев - Бобруйск - Минск и ряде других, которые передавались гражданскому ведомству, солдаты заменялись ямщиками. Охотников для гоньбы на них набирали из местного населения либо переселяли сюда из других областей России36 . Иными словами, временные, созданные для военных нужд почты становятся постоянно действующими гражданскими учреждениями.

В крупных воинских соединениях и в отдельно действующих полках были созданы полевые почтовые отделения. В состав службы связи входили почтмейстер, два писаря и несколько почтальонов. Первый ведал приемом и отправлением корреспонденции, писари ее регистрировали, почтальоны стояли на временных станах и развозили письма. В штат полевой почты входили также полевые курьеры, которых по положению отправляли только к царю или в Военную коллегию37 . По своей структуре воинская почта практически ничем не отличалась от гражданской. Почтальон ездил верхом. Требуемая скорость доставки писем в летнее и зимнее время по хорошей дороге составляла 10 - 12 верст в час, а по бездорожью в распутицу 6 - 7 верст38 , что


31 Н. И. Соколов. Санкт-Петербургская почта при Петре Великом. "Почтово-телеграфлый журнал", отдел неофициальный, 1903, январь-февраль, стр. 80.

32 И. П. Козловский. Первые почты и первые почтмейстеры в Московском государстве. Т. I. Варшава. 1913, стр. 518.

33 Н. И. Соколов. Указ. соч., стр. 84.

34 "Полное собрание законов Российской империи" (ПСЗ). Т. V. СПБ. 1830, N 3006.

35 ЦГАДА, ф. 162, 1708 г., д. 1, лл. 13, 39, 44, 83.

36 Там же, 1711 г., д. 3, лл. 4,6 - 6 об.

37 ПСЗ. Т. V, N 3006.

38 ЦГАДА, ф. 162, 1718 г., д. 3, лл. 4 - 5.

стр. 213


не уступало быстроте, с которой передвигалась регулярная почта в Западной Европе (например, в конце XVIII в. почтовые дилижансы из Лондона в Бристоль ходили со скоростью до 10 миль (15 верст) в час, верховые же почтальоны покрывали это расстояние за два-три часа)39 . Для лучшей сохранности писем военный посыльный перевозил их "в мешке под пазухой"40 . Воинский устав формулировал эти требования следующим образом: почтальоны "все во управлении дел своих осторожно и поспешно поступать должны"41 .

Служащие полевой почты носили форму своих частей, которая дополнялась небольшой черной сумкой через плечо. На крышке ее был прикреплен жестяной орел. На груди у военного почтальона висела бляха с государственным гербом42 . Несмотря на наличие у почтальонов особой сумки, они вероятнее всего возили письма за поясом или за пазухой, что было надежнее. Сотрудники полевой почты получали порционы (пищу для людей) и рационы (лошадиные корма). Почтмейстерской команде полагались в день 21 порцион и 12 рационов. Курьерам, которыми согласно Военному уставу были "молодые и твердые люди", выдавали шесть порционов и два рациона. Порцион на день составлял: хлеба 2 фунта, мяса 1 фунт, вина 2 чарки, пива 1 гарнец43 . На месяц: соли 2 фунта, крупы 1,5 гарнца. "Сверх того в квартирах дается сервиз, то есть уксус, дрова, свечи, постеля. А по случаю прибавляются и прочие употребляемые вещи к пище". Лошади на сутки получали: овса 2 гарнца, сена 16 фунтов, сечки 2 гарнца, соломы 1 сноп44 .

Вместе с Воинским уставом в русском языке появился и термин "почтальон" (в тогдашней транскрипции "постильон"). С тех пор слово "почтарь" все реже встречается в официальных документах и к концу 1720-х годов практически исчезает. Военно-полевая почта петровской поры сыграла значительную роль в дальнейшем развитии русской почты. С нее фактически начинается армейская служба связи. А отделение военной почты от гражданской упорядочило деятельность последней.


39 В. Граллерт. Путешествие без виз. М. 1965, стр. 43.

40 ЦГАДА, ф. 162, 1718 г., д. 3, л. 8.

41 ПСЗ. Т. V, N 3006, гл. XXXV.

42 Там же, 1719 г., д. 1, л. 4.

43 Фунт = 409,5 г; чарка = 122,99 миллилитра; гарнец = 3,28 литра.

44 ПСЗ. Т. V, N 3006.

Опубликовано 08 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Ваше мнение?


Загрузка...