Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

РАЗНОЕ есть новые публикации за сегодня \\ 19.02.18

ПЕЧАТНАЯ ТЕХНИКА МОСКОВСКИХ БОЛЬШЕВИКОВ (1914 - ФЕВРАЛЬ 1917 г.)

Дата публикации: 10 февраля 2018
Автор: Н. П. СТРОГАНОВА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: РАЗНОЕ
Номер публикации: №1518267051 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. П. СТРОГАНОВА, (c)

найти другие работы автора

Одним из важнейших направлений работы большевистской партии в дооктябрьский период являлась издательская деятельность. Она находилась под неослабным вниманием и руководством В. И. Ленина, ЦК РСДРП (б). Владимир Ильич считал организацию печатной подпольной техники в России одной из первоочередных, жизненно важных задач. Еще на заре создания партии он указывал: "Чтобы вести систематическую борьбу против правительства, мы должны довести революционную организацию, дисциплину и конспиративную технику до высшей степени совершенства"1 . Без создания подпольных типографий, множительных аппаратов нельзя было использовать партийную печать как мощное средство политического просвещения, агитации, пропаганды и организации трудящихся масс.

На III съезде РСДРП отмечалось, что с 1903 по начало 1905 г. на организацию предприятий технического характера (типографии, транспорт, распространение литературы) было затрачено наибольшее количество сил и средств ЦК, потому что "без достижения хотя бы минимальных результатов в этой области нечего думать об организации других высших функций партийного центра"2 .

Устройство подпольных типографий, приобретение типографского оборудования, использование даже простейшей печатной множительной техники в условиях царизма всегда были связаны со строжайшим соблюдением конспирации, требовали мужества, самоотверженности, поистине героических усилий. В годы первой мировой войны "работа... партии... стала во 100 раз труднее". Ленин рассматривал тогда издание нелегальных антивоенных воззваний как исполнение долга "перед демократией и Интернационалом"3 .

Московская организация большевиков была одним из авангардных отрядов партии. С начала войны и по 1 марта 1917 г. она выпустила десятки названий листовок, являвшихся в то время основным видом большевистской нелегальной печати, а также нелегальный номер газеты "Правда". И это в условиях введенной в городе и губернии чрезвычайной охраны, при усилившихся преследованиях, массовых арестах, гонениях на профсоюзы и легальную печать4 . 10 раз за годы войны подвергался арестам Московский комитет РСДРП5 . Значительно осложнилась связь московских большевиков с ЦК РСДРП, Лениным. Роль руководящего центра в то время исполняли организационные комиссии по воссозданию МК РСДРП, а в отдельные периоды - некоторые районные партийные организации. Работа велась в основном в городских районах. В этих условиях особую значимость приобрела печатная пропаганда.

Для обеспечения издания нелегальной партийной литературы большевикам Москвы удалось и в условиях жесточайших преследований, слежки, доносов создать свою печатную технику. В их распоряжении были как простейшая множительная техника (пишущие машинки, гектографы), так и более совершенная (шапирографы, самодельные печатные станки). В некоторых случаях удавалось использовать типографские печатные машины. Вопросы издания нелегальной литературы и оборудования подпольных типографий неоднократно обсуждались на заседаниях большевистских организаций: Московского комитета и ко-


1 В. И. Ленин. ПСС. Т. 4, стр. 194.

2 "Третий съезд РСДРП". Протоколы. М. 1959, стр. 420.

3 В. И. Ленин. ПСС. Т. 26, стр. 19.

4 См. Б. Ф. Ливчак. Крах планов "охраны" Москвы от революции. "Вопросы истории", 1972, N 4.

5 "Стратегия и тактика большевистской партии в борьбе за диктатуру пролетариата (1903 - 1917 гг.)". М. 1972, стр. 151

стр. 176


миссий по его воссозданию, районных и заводских партийных комитетов. Районные партийные организации, как правило, имели свою печатную технику. Нередко изданием литературы занимались заводские большевистские организации, студенческие коллективы, отдельные группы рабочих.

Одна из первых антивоенных листовок - "К рабочим и солдатам!" - была напечатана в Москве уже в конце июля 1914 года. История ее создания отражена в обширном деле Московского военно-окружного суда о "Руководящем коллективе Московской Окружной организации РСДРП"6 . Из него следует, что работу ее направлял член партии с 1898 г. А. А. Сольц, а принимало в ней участие несколько членов коллектива: П. А. Андреев напечатал листовку на пишущей машинке в нескольких экземплярах, затем через Е. Л. Пахмана передал пакет с листовками П. В. Заварзину. Московская охранка считала, что листовка не получила распространения. Из обвинительного акта, однако, явствует, что пакет с листовками Заварзин "передал у памятника Пушкину неизвестному ему молодому человеку, ранее указанному Сольцем"7 для дальнейшего распространения в городе.

В первые же месяцы войны в Москве большевиками была образована Центральная руководящая социал-демократическая группа. Она имела в своем распоряжении шапирограф и собиралась печатать на нем листовки8 . О местонахождении шапирографа, спрятанного за городом, знал представитель Лефортовской марксистской группы9 И. Н. Смирнов. Он также был "озабочен постановкой типографии"10 , которую предстояло оборудовать к середине января 1915 г., так как находившиеся в распоряжении большевистской организации гектограф и мимеограф не могли удовлетворить потребность в печатной технике. Однако в конце декабря 1914 г. Смирнов был арестован.

Несмотря на то, что охранка следила за каждым шагом подпольщиков и производила аресты, большевики стремились иметь при Организационной комиссии по воссозданию Московского комитета РСДРП свою печатную технику. Для этого они намеревались использовать типографию, приобретенную ранее для Центральной социал-демократической группы Г. С. Мышкиным. В квартире одного из домов неподалеку от Симоновской больничной кассы должен был поселиться кто-то из подпольщиков под видом портнихи или сапожника. Там же мог жить и печатник11 . Это намерение осуществить не удалось, и создание подпольной техники по-прежнему оставалось одной из важнейших задач. Об этом свидетельствует листовка "Отчет Организационной комиссии по устройству Московского комитета РСДРП" за сентябрь 1916 года12 . В ней перечисляются источники поступления в комиссию денежных средств: взносы отдельных предприятий (например, завода "Динамо", ситценабивной фабрики товарищества Цинделя) и деньги, собранные на массовке специально для приобретения печатной техники. На ее организацию в сентябре 1916 г. было израсходовано 40 рублей. Обращение, напечатанное под отчетом, призывало поддерживать РСДРП личным участием и материально, передавая половину всех собранных сумм Центральной организации.

Серьезную помощь Московскому комитету РСДРП в напечатании нелегальной литературы оказывали районные организации, в частности большевики из Коммерческого института. В ноябре 1914 г. при институте и Московском университете были созданы марксистские группы, которые поставили целью "вести партийную работу исключительно в рабочей среде"13 . В начале декабря в распоряжении студентов института уже имелся шапирограф14 . На нем было напечатано несколько листовок, в том числе: "Товарищи! 10 февраля будет происходить суд над социал-демократической рабочей организацией" (6 февраля 1915 г.)15 . Активное участие в размножении


6 И. А. Меницкий. Революционное движение военных годов (1914 - 1917). Т. 1: Первый год войны (Москва). М. 1925, стр. 377 - 389; ЦГАОР СССР, ф. ДП, 00, 1915 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", т. 2, лл. 48 - 49, 67, 78, 86.

7 И. А. Меницкий. Указ. соч., стр. 382.

8 ЦГАОР СССР, ф. ДП, 00, 1914 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 1, л. 22.

9 Там же, прод: 3, л. 32.

10 Там же, прод. 1, л. 43 об.

11 Там же, ф. ДП, ОО, 1916 г., д. 5, ч. 46, литер "Б" прод. 3, л. 116.

12 Там же, лл. 155 - 158; "Большевики в годы империалистической войны. 1914"- февраль 1917 г.". Сборник документов местных большевистских организаций. М. 1939, стр. 131 - 132.

13 ЦГАОР СССР, ф. ДП, ОО, 1914 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 1, л. 19.

14 Там же, прод. 3, л. 32.

15 Там же, 1915 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", 6-е д/п, л. 175.

стр. 177


и распространении листовок принимала студентка А. П. Родникова. У нее на квартире находился гектограф, на котором в канун Международного дня работниц, 23 февраля (8 марта) 1916 г., печатались воззвания международной социалистической Циммервальдской конференции (сентябрь 1915 г.)16 . Когда охранка напала на след Родниковой, первомайская листовка была напечатана на квартире члена МК РСДРП К. В. Островитянова17 . Организация поставила задачу приобретения типографской машины. Еще к декабрю 1915 г. студенты Коммерческого института собрали 600 руб. путем отчислений доходов с благотворительных концертов18 . Предполагалось приобрести печатную машину "американку". Два пуда шрифта уже были подготовлены, другую его часть предстояло получить от печатника Воронцова. В мае 1916 г. агент охранки "Двадцатый" доносил, что большевистская организация Коммерческого института налаживает "дело оборудования типографии и что имеется уже шрифт и какая- то "машинка"19 . Мышкин и А. Акопов сумели перевезти машину в помещение, где была оборудована нелегальная типография20 . Туда привозили тексты листовок, здесь "их размножали и через систему нелегальной связи доставляли на заводы и фабрики"21 .

Вскоре типография была передана в распоряжение восстановленного МК РСДРП и проработала вплоть до Февральской революции22 . В ней были напечатаны листовка, призывавшая рабочих Москвы к стачке в знак протеста против суда над бастовавшими трамвайщиками: "Товарищи! Настал момент, когда пришел и наш черед" (февраль 1916 г.), - и листовка с изложением партийной программы23 . Использованы были возможности большевистской организации Коммерческого института и для печатания листовок к очередной годовщине "Кровавого воскресенья" - 9 января 1917 года24 . Участник их выпуска В. Тер рассказывал, что большевикам с трудом удалось достать ротатор и установить его в погребе столовой на Серпуховке. В зале столовой было организовано дежурство, чтобы никто не мог проникнуть в подвал. Работали напряженно день и ночь, однако часть восковок оказалась испорченной. В результате к утру 7 января имелось налицо "700 хороших экземпляров и около 500 слабоватых. В течение нескольких часов все было распределено и разнесено"25 . Большевистская организация Коммерческого института, объединившись в феврале 1915 г. со студенческой группой Технического училища, собиралась издавать в Москве нелегальный печатный орган и с этой целью приобрела типографский шрифт. К концу января для печатания нелегальной газеты "Правда" студенческим социал- демократическим коллективом была приобретена скоропечатная машина типа американки "Виктория", а через некоторое время - меньшая печатная машина "Бостонка"26 . 17 февраля 1916 г. начальник московской охранки доносил, что "подпольная типография студенческим социал-демократическим коллективом не поставлена, лица же, входящие в состав этого коллектива, находятся под непрерывным как агентурным, так и наружным наблюдением, и предположены к ликвидации в ближайшее время"27 . Тем не менее в начале 1916 г. большевики, оставшиеся на свободе, осуществили издание нелегальной газеты. Взялись за организацию издания "Правды" Мышкин и Т. В. Сапронов. Им были переданы деньги, собранные путем устройства концертов. Шрифт доставали по частям и с большим риском хранили в квартире Сапронова в Тишинском переулке. Когда охранка обнаружила и эту квартиру, шрифт переправили к маляру Шарову на Владимиро- Долгоруковскую улицу28 .


16 К. В. Островитянов. В годы первой мировой. "Слово старых большевиков". М. 1965, стр. 142 - 143.

17 Там же, стр. 146 - 147.

18 ЦГАОР СССР, ф. ДП, ОО, 1915 г., д. 65, ч. 46, литер "Б", л. 9.

19 Там же, 1916 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 3, л. 2 об.

20 В. М. Нестеров. Как мы шли к революции. "Слово старых большевиков", стр. 185.

21 Там же, стр. 186.

22 ЦГАОР СССР, ф. ДП, ОО, 1915 г., д. 65, ч. 46, литер "Б", л. 42 об.

23 К. В. Островитянов. Указ. соч., стр. 186; ЦГАОР СССР, ф. ДП, ОО, 1916 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 3, л. 160.

24 Там же, 1917 г., д. 73, л. 29 об; "Большевики в годы империалистической войны...", стр. 223.

25 "Накануне Великой революции". Сборник статей, заметок и воспоминаний. М. 1922, стр. 41.

26 ЦГАОР СССР. ф. ДП, ОО, 1916 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", т. 1, лл. 66а, 88.

27 Там же, 1915 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 2, л. 546.

28 "Московский листок "Правда" 1916 г.". "Пролетарская революция", 1924, N 1 (24), стр. 196.

стр. 178


Через несколько дней была снята новая квартира в с. Всехсвятском. В ней организовали небольшую столярную мастерскую, хозяином которой стал член правления общества строительных рабочих И. Нечаев. Он, поселившись в мастерской под чужим именем, запасся тесом и начал делать табуретки на продажу29 . Пока в мастерской стоял стук, Мышкин набирал. Техника была примитивной: на дне небольшого ящика должна была лежать мраморная доска для набора шрифта, в распоряжении печатника находилось два резиновых валика. Валик в краске прокатывался по шрифту, затем на шрифт клали лист чистой бумаги и по нему прокатывали другим валиком. Но мраморную доску достать не удалось, и набирать пришлось без нее. Во время прокатывания дно ящика продавливалось и оттиск получался неровным. Из напечатанных более 2 тыс. экземпляров многие нельзя было прочесть30 . В тот же день, когда закончилась работа, газета была доставлена на заседание Центрального бюро профсоюзов и роздана для распространения. Однако за мастерской началась слежка. Подпольщикам пришлось взять шрифт и покинуть квартиру. Настойчиво стали искать новое место, чтобы продолжить выпуск "Правды", но вскоре Мышкин и Нечаев были арестованы.

Одной из самых крупных большевистских организаций в Москве во время первой мировой войны являлась Тверская группа РСДРП, возникшая в начале 1915 года. Признавая важность воздействия партийной пропаганды на массы путем распространения "летучек", группа на первом же собрании решила начать выпуск листовок31 . Было решено отпечатать их ко дню 1 Мая на изготовленном собственными силами гектографе32 , на квартире члена партии с 1907 г. Я. Я. Грунта33 . Через некоторое время членам группы удалось оборудовать нелегальную типографию. Собирали ее принадлежности постепенно, чтобы не привлекать внимания полиции. Через члена группы Н. Страутман, работавшую в типографии Лизенсона, был получен шрифт. Два раза в неделю она выносила из типографии шрифт, упакованный в коробки из-под шоколада, и передавала его члену партии с 1905 г. М. И. Лацису (Я. Ф. Судрабсу). И. Цивцивадзе доставал типографскую краску, принес верстатку.

В организации типографии активное участие принимал Грунт, накануне бежавший, со своей женой из Нарымской ссылки. Обосновавшись в Москве по паспорту вначале М. Е. Шефлера, а затем В. С. Тимошенко, он снял квартиру на даче в Петровско-Разумовском и устроился на работу заведующим студенческой потребительской лавкой Сельскохозяйственного института. Вскоре в качестве заведующего студенческой столовой туда пришел Лацис. Типографию намеревались оборудовать на квартире Грунта. Чтобы не привлекать внимания хозяев, решили не пользоваться обычным типографским станком. Придумали станок особой конструкции, "состоящий из деревянной рамы для включения шрифта, двух валиков и стеклянной доски для раскатывания краски"34 . При изготовлении его использовали все, что было под рукой. Необходимые части для станка взялся сделать Лацис. Рама для включения шрифта была собрана из фанерных ящиков, валиками для нанесения краски и оттиска стали деревянные скалки для теста. Обмотанные ситцем, они заменяли мастиковые валики. Раму сделали разборной, а дно, так как оно было неровным, закрыли зеркалом. Кассу для шрифта Лацис изготовил из фанерных досок по чертежам Страутман35 .

Когда все было готово, подпольщикам пришлось осваивать технику печатного дела. И хотя над первой листовкой трудились долго, она получилась удобочитаемой и через профсоюз была распространена в районах36 . Печатание происходило в середине комнаты. На полу лежало одеяло, на нем стоял стол, покрытый сложенным вчет-


29 Там же.

30 Там же. Экземпляры газеты хранятся в ЦГАОР СССР и библиотеке НМЛ при ЦК КПСС.

31 ЦГИА г. Москвы, ф. 131, оп. 3, д. 162, л. 3; "Тверская и Северная группы Московской организации РСДРП". (Из истории большевистской работы в Москве в годы империалистической войны). М. 1930, стр. 34.

32 Я. Грунт. Годы борьбы. М. 1933, стр. 163.

33 ЦГАОР СССР, ф. ДП. ОО, 1915 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", л. 251.

34 М. Лацис. В последней схватке с царизмом. М. 1935, стр. 51.

35 Наборная касса для шрифта при обыске не была обнаружена, ее спрятали в лесу. В 1918 г. касса была извлечена и передана в Центральный музей Революции СССР, где сейчас и хранится.

36 "Тверская и Северная группы Московской организации РСДРП", стр. 25.

стр. 179


веро другим одеялом, а над всем этим сооружением - рама с набором. "Слева от рамы на специальном столике находилась подставка для валика с краской, а справа помешался валик для накатывания бумаги. Рядом со столиком - стул с бумагой и стул для готовых листовок. Одеяло на полу и одеяло под рамой заглушали шум при прокатывании. В случае тревоги рама с шрифтом немедленно закутывалась в одеяло и пряталась под кровать"37 . Запасной шрифт, краска и другие принадлежности хранились на чердаке. Для обеспечения типографии необходимыми материалами подпольщики использовали возможности потребительской лавки: через нее выписывались бумага, а часто и типографская краска, производились другие необходимые расходы. Лавка использовалась также для хранения листовок, пока за ними не приходили распространители, уполномоченные организациями.

О том, что Тверская группа располагала средствами и хорошо оборудованной типографией, охранка знала, однако в течение нескольких месяцев ей не удавалось раскрыть типографию38 . Последняя обслуживала кроме Москвы еще и Иваново- Вознесенск, Харьков, Самару, Кострому39 . Все же властям удалось напасть на след типографии. В ночь на 18 августа, когда там печаталась листовка "Проклятие убийцам", она была разгромлена, а ее работники Грунт, Э. Крастынь, Э. Берзин арестованы. Лацису удалось скрыться. Хранившиеся у него запасные рамы, шрифт и краску он успел перенести в лес и там закопать. Московская охранка отмечала, что типография в Петровско-Разумовском имела лишь часть технических принадлежностей, которыми располагала большевистская организация, так что "постановка новой техники вопрос ближайшего будущего"40 . Устроить новую подпольную типографию предполагалось при содействии петроградских большевиков. Шрифт должен был принести рабочий металлического завода И. С. Сухобрус и передать его М. В. Голято. Но организовать новую типографию не удалось.

Активную издательскую деятельность вела возникшая осенью 1915 г. Северная группа Московской организации РСДРП, В начале декабря 1915 г. комитет группы постановил организовать подпольную типографию для печатания листовок. Предполагали также издавать на латышском языке рабочую газету большевистского направления "Дебре" ("Труд")41 . Часть типографских принадлежностей доставили из Риги. Члены группы связались с Мышкиным и попытались отыскать типографию, которую он не успел оборудовать42 . 31 декабря 1916 г. на собрании Северной группы вновь стоял вопрос о постановке типографии. В начале 1917 г. при участии В. С. Попова и Сольца она наконец была оборудована. Рассчитывали, что в марте типография начнет работать, но вскоре произошла Февральская революция43 .

Располагала своей печатной техникой и Пресненская группа РСДРП. Эту технику изготовил один из руководителей группы, Г. К. Веревкин. Листовки печатались с помощью клише, которое изготавливалось следующим образом: на цинковую пластинку размером в половину писчего листа литографской тушью наносилось зеркальное изображение текста. Затем пластинка протравливалась кислотой. Этот способ давал возможность печатать с одного оригинала неограниченное количество листовок44 . Кроме того, Пресненская группа установила связь с типографией Мамонтова и собиралась решить вопрос "о технике для печатания листовок при помощи типографов"45 . Не снималась с повестки дня и задача организации своей типографии, преимущества которой были очевидны. Нашли небольшую печатную машину, шрифт достали через наборщика типографии Сытина Н. П. Воронцова46 . В начале ноября 1915 г. устройство типографии было поручено И. А. Меницкому, который установил "связи с типографскими рабочими для получения шрифта. Станок для типографии должны были изготовить рабочие типографии Мамонтова"47 . Однако группе так и не удалось создать типографию: она была выслежена полицией.


37 М. Лацис. Указ. соч., стр. 52 - 53.

38 ЦГАОР СССР, ф. ДП, ОО, 1915 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 1, л. 117.

39 "Тверская и Северная группы Московской организации РСДРП", стр. 58; ЦГИА г. Москвы, ф. 131, оп. 3, д. 162, лл. 3, 3 об - 4.

40 ЦГАОР СССР, ф. ДП, ОО, 1915 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 1, л. 168.

41 Там же, прод. 2, л. 495 об.

42 Там же, 1916 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 3, л. 69 об.

43 "Накануне Великой революции", стр. 6.

44 Там же, стр. 104 - 105.

45 ЦГАОР СССР, ф. ДП, ОО, 1915 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 2, л. 326.

46 Там же, л, 445.

47 Там же, д. 65, ч. 46, литер "Б", л. 6;

стр. 180


Имела свою печатную технику и большевистская организация Симоновского района. Это были простейшие печатные аппараты, гектографы, шапирографы. Но руководителей района не оставляла мысль об организации подпольной типографии. В октябре 1915 г. охранка доносила, что "Стернин ищет связи с рабочими типографии, через которых рассчитывает добыть нужные ему шрифт и типографскую краску"48 . В. П. Стернин, бывший рабочий завода "Динамо", один из руководителей Симоновской районной партийной организации, прилагал много усилий, чтобы устроить типографию. В 1916 г. он снова разыскивал для нее шрифт и обращался к М. В. Голято, которая предлагала ему купить печатную машину за 350 рублей49 .

Печатание листовок организовали также большевики Городского района. Гектографы имели и заводские комитеты. Неоднократно об издательской деятельности московских большевиков сообщалось в центральном органе партии газете "Социал-демократ". В одной из ее корреспонденции говорилось о том, что листовки каждый район выпускал за своей подписью: "Лефортовский район за полтора месяца выпустил 7 выпусков листовок. Тверской район до 9 выпусков, и последний выпуск был в 10 тыс. экземпляров. Также были листовки Симоновского и Пресненского районов"50 .

Таким образом, в годы первой мировой войны московские большевики, находясь в подполье, широко использовали различную печатную технику, чаще всего гектографы и шапирографы. Несложность их изготовления и небольшие размеры, возможность работать на них двум и даже одному человеку делали их доступными для каждой организации или даже партийной ячейки. Отдельным партийным организациям Москвы удалось оборудовать подпольные типографии, изготовить печатные станки самим или приобрести фабричные печатные машины. Ежемесячно в городе подпольно издавалось не менее трех названий листовок. Непоколебимая воля и неугасимое стремление большевиков обеспечить техническую базу издания партийной литературы сделали тогда ее выпуск почти беспрерывным.


48 Там же, д. 5, ч. 46, литер "Б", прод. 2, л. 303 об.

49 Там же, 1916 г., д. 5, ч. 46, литер "Б", л. 57.

50 "Социал-демократ", 29.II.1916.

Опубликовано 10 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?