Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 12.12.17

ПРЕОДОЛЕНИЕ "ТРЕТЬЕГО ПУТИ"

Дата публикации: 21 октября 2007
Автор: Л. ЕВСТИГНЕЕВА, Р. ЕВСТИГНЕЕВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА →
Источник: (c) Журнал "Вопросы экономики", 2006, №2
Номер публикации: №1192972718 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Л. ЕВСТИГНЕЕВА, Р. ЕВСТИГНЕЕВ, (c)

найти другие работы автора

ПРЕОДОЛЕНИЕ "ТРЕТЬЕГО ПУТИ"
Автор: Л. ЕВСТИГНЕЕВА, Р. ЕВСТИГНЕЕВ


Л. ЕВСТИГНЕЕВА, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН,

Р. ЕВСТИГНЕЕВ, доктор экономических наук, зав. Центром сравнительных экономических исследований Института экономики РАН

Поиск "третьего пути", пролегающего между капитализмом и социализмом, идет в мире уже больше 50 лет. Назовем лишь некоторые попытки: теория конвергенции двух систем; германский ордолиберализм; идеи "рыночного социализма"; Вашингтонский и пост-Вашингтонский консенсусы. В настоящее время логика поиска "третьего пути" наиболее ярко представлена в концепции неолиберализма (социаль-

стр. 126


--------------------------------------------------------------------------------

но-политические вопросы отданы государству, экономика - рынку), отразившей, как и вышеперечисленные, насущные потребности своего времени. Согласно ей, происходят нескончаемые маятниковые колебания в сторону усиления то государства, то рынка. Но эта концепция уже не удовлетворяет ни левых, ни правых. Попробуем показать, почему представители противоположных политических сил ищут новую парадигму развития в ложном направлении и какая парадигма отвечает, на наш взгляд, вызовам современной эпохи.

Известный евразиец А. Дугин в статье "Теоретические источники альтернативы либеральной экономики"1 отвергает либерализм и марксизм как две крайности, в основе которых лежит своеобразно трактуемый им "экономизм". Сразу же отметим, что экономизм, возникший как один из вариантов вульгарного материализма, быстро утратил свой авторитет. И либерализм, и марксизм - это оппозиция экономизму, а не его развитие. В отличие от теории автоматического приоритета производительных сил, обусловливающих развитие всех сфер жизнедеятельности общества, либерализм и марксизм ввели в экономическую теорию систему отношений между субъектами и объектами. Либерализм исходил из идеи множественного субъекта, то есть реального массового участника экономических (рыночных) отношений. Марксизм разработал идею объектно-субъектных отношений как системы классов. Так что говорить о необходимости новой научной парадигмы нужно не потому, что пора ввести в понятие экономики субъекта - это давно было сделано.

Можно согласиться с автором, что в нынешних условиях неолиберализм действительно выполнил свою миссию и превратился в негибкую "ортодоксию", несмотря на все попытки вдохнуть в него жизнь с помощью институционально-эволюционных теорий. Стремление оживить другую "ортодоксию" - марксизм - сегодня тем более непродуктивно, поскольку он устарел вследствие характерного для постиндустриальной эпохи "погружения" понятия "класс" (собственник капитала, собственник земли, собственник труда) в историческую преамбулу современной экономики. Классовое единство, которое создавалось когда-то демократическим государством как посредником, становится частичной структурой внутрицивилизационных факторов развития. Как устроены такое общество и его экономика - вот в чем вопрос.

Эволюция социально-экономической системы современного общества объединяет судьбы марксизма и либерализма. Обе теории сталкиваются с проблемой эволюции субъекта. Можно ли заменить класс как субъект экономики массовым индивидом (личностью) и тем самым внедрить в общественное сознание либеральную идеологию (как в классическом варианте, так и в формах неолиберализма)? Возвращение к исторически первичному рынку невозможно, поскольку движение вспять означает деградацию условий жизни и факторов роста, а также утрату достигнутого уровня политических, экономических и социальных свобод. Условия либерализации в современном развитом обществе изменились так, что свободного инди-


--------------------------------------------------------------------------------

1 Главная тема. 2005. N 5.

стр. 127


--------------------------------------------------------------------------------

вида нужно "вписать" в сложный иерархический рынок. Опыт российских реформ показывает, что либеральный базис не создается только малым и средним бизнесом. Он требует существования крупной индустрии, формирования инвестиционных кластеров, на основе которых возникает стратегический рынок.

Итак, речь идет не об оживлении "ортодоксий", а о синтезе классической линии развития науки (мейнстрима) и институционального направления. Институционализм исследует рынок с позиций, с одной стороны, приоритета субъекта, а не объекта (факторов экономического роста), а с другой - расширения пространства рынка, в котором экономика остается "ядром" исторического развития, но самым тесным образом взаимодействует со своим социально-политическим и культурным контекстом.

Синтез классики и институционализма способен, как нам представляется, реализоваться в рамках новой научной парадигмы - экономической синергетики - науки о саморазвитии сложных иерархических систем, слагаемых множествами разной природы. Экономическая синергетика делает только первые шаги, поэтому на авансцену выходят разного рода неортодоксальные концепции. Среди них - предложенный А. Дугиным "новый социализм" как один из вариантов немарксистского социализма и альтернатива современному капитализму.

Автор отмечает, что его вариант не является "промежуточным, средним вариантом" между либерализмом и марксизмом "и поэтому может быть рассмотрен потенциально как нечто самостоятельное и законченное". А несколькими строками ниже, видимо забыв об этом утверждении, пишет: "Между принципом "борьбы" (марксизм) и принципом "равновесия" (либерализм) должно быть найдено промежуточное решение", и новый тип хозяйствования "будет иметь в себе элементы обеих ортодоксальных моделей (капитализма и социализма), только взятых в отрыве от их идеологических предпосылок, от их "экономизма"". Никакой новой парадигмы здесь, на наш взгляд, нет.

А. Дугин странным образом заводит речь об иных противоположностях. Теперь это уже не дилемма "марксизм - либерализм", а дилемма "социализм - капитализм". Главное же, по мнению автора, состоит в требовании отрыва от идеологических предпосылок обеих "ортодоксий". Не будем вдаваться в вопрос о соотношении идеологии и науки. Их взаимное влияние, конечно, существует. Однако наука имеет свой предмет, она не может быть непосредственно выведена из идеологии. Поэтому остановимся на методологической ущербности самой концепции "нового социализма".

Свою методологию автор связывает с технологизацией экономики, исходя из рациональной "смеси" различных элементов из разных экономических теорий. Можно утверждать, что вводится приоритет "здравого смысла". Опасность здесь заключается в том, что такая логика игнорирует системный подход к экономике. Предполагается не структурируемый, а значит, несистемный субъект (принцип "зависимости экономики от общества", или "закон социологичности экономики"). Но через какие структуры и институты будет реализовываться зависимость экономики от общества? Видимо, через приоритет государства.

стр. 128


--------------------------------------------------------------------------------

Если учесть, что автор не признает ни роли плана (считая его "главным принципом догматического социализма"), ни роли рынка, то тем самым полностью снимаются экономические и технологические ограничители политической воли. В результате государство, пусть даже как субъект социально ориентированной экономики, наделяется приоритетом по отношению не только к экономике, но и к обществу в целом.

Почему же концепция "нового социализма" незаметно преобразовалась в концепцию тоталитаризма? Прежде всего потому, что весь пафос статьи А. Дугина устремлен на критику либеральной экономики, и в пылу этой критики отошел на задний план углубленный анализ реальных процессов в России и мире. Автор избрал своеобразный способ доказательства своей точки зрения - привлечение в союзники полутора десятков западных экономистов (заметим, только западных, что немного странно для убежденного евразийца). Какие же рецепты именитых экономистов пришлись ему по вкусу? При проведении экономической политики государство должно: больше учитывать ее социальную (М. Вебер, В. Зомбарт, Г. Шмоллер, С. К. Кольм) и экологическую (Н. Жоржеску-Реген) составляющие; умело проводить протекционистскую, в частности таможенную, политику (Ф. Лист, Дж. М. Кейнс); разумно перераспределять налоги и доходы (Ж. Сисмонди, М. Альетта, теоретик "социального кредита" К. Дуглас); не забывать в нарождающейся финансовой экономике и о реальном капитале (С. Гезелль); принимать во внимание теорию инновационных циклов Й. Шумпетера; создавать инновационные кластеры ("очаги роста", по Ф. Перру).

Единственный из приведенных в статье авторов, который может быть отнесен к "чистым" теоретикам социализма, - Ж. Прудон с его утопическим "общинным социализмом". Немарксистский социализм во многом близок взглядам экономистов, которые, хотя и принадлежат к другим школам, не скрывают своих симпатий к социалистическим идеям. Но все же корректно отделять их друг от друга. Один из известнейших несоциалистов - Дж. Гэлбрейт, между прочим, первым ввел в научный оборот термин "новый социализм". Наверное, было бы полезным - раз уж речь зашла о дефинициях - сопоставить с его взглядами собственное понимание "нового социализма", представив на суд читателей свою целостную, отличную от других концепцию.

Перечисленные разрозненные экономические рекомендации применяются в наше время в той или иной степени во всех странах мира. И свидетельствуют они скорее о происходящем сближении англо-саксонской и континентальной моделей в рамках глобализации, чем о формировании некой новой социалистической концепции, вся "ересь" которой в данной статье состоит в попытках заимствовать полюбившиеся мысли разных авторов, чтобы доказать, что будущее человечества - социализм.

Но использование абстрактного теоретического тезиса - еще полбеды. Гораздо серьезнее то, что, прикрываясь флагом борьбы с либерализмом, А. Дугин вольно или невольно выступает за восстановление патерналистской роли государства в экономической и общественной жизни. Что ищет автор на этом пути? Скорее всего социальную спра-

стр. 129


--------------------------------------------------------------------------------

ведливость и ориентированность экономического роста на повышение благосостояния населения. Однако современная экономика, то есть глобальная финансовая макроэкономика эпохи постиндустриализации, делает акцент не на типе распределения созданного национального дохода - по капиталу или по труду, а на стратегическом общественном выборе направлений развития экономики, в котором сочетаются траектории увеличения капитала и доходов населения.

Сопоставим содержание статьи с евразийской позицией автора, которая в данной работе формально не получила отражения. Возможно, это сделано для того, чтобы не отвлекаться на ее обоснование при рассмотрении идеи "нового социализма". Но, нам кажется, здесь есть доля лукавства. Ведь для евразийцев главное - геополитическая идентификация страны. Выживание и прогресс России, по их мнению, заключаются в самоизоляции (стыдливо именуемой ими "инсуляцией") от внешнего мира2 . Недаром они так охотно цитируют слова Ф. Листа об "автаркии больших пространств". А что это значит в сегодняшних условиях? Опять ощетиниться штыками, перейти к мобилизационной экономике, свернуть зарождающийся рынок? То есть под прикрытием евразийской риторики сотворить "ортодоксию" теперь уже "нового социализма" со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот куда может завести линейное мышление, какими бы рассуждениями о плюрализме, "мезоэкономизме" и т.п. оно ни прикрывалось.

В рамках жесткой каузальной логики отсутствует глобальный выбор стратегических направлений развития общества и экономики. Экономический выбор подменяется политическим, а затем рыночная самоорганизация экономики вытесняется политической самоорганизацией общества, которое постепенно приобретает черты тоталитаризма. Например, вызывает тревогу наблюдающаяся параллельно с реализацией национальных проектов тенденция к национализации частной собственности. Партнерство государства и рынка в сфере стратегических инвестиций и формирования инвестиционных кластеров, по нашему мнению, должно строиться на основе глобальной кооперации финансового капитала, федерального центра и регионов, а значит, оно предполагает формирование рынка стратегических инвестиционных программ и создание механизмов внутренней конвергенции (взаимного приспособления) государства и крупного финансового капитала. Таким образом, перед нами стоит задача развития теории либерализма как теории рыночной макроэкономики. Экономическая перспектива видится в становлении сложного рынка на принципах экономической синергетики.

В своей статье А. Дугин не рассматривает проблему различий и единства микроэкономики и макроэкономики. Однако без обращения к ней невозможно решить поставленную автором задачу подъема российской экономики. Странно, что, даже анализируя концепцию Дж. М. Кейнса, он не счел нужным в нее углубиться. Вместе с тем именно Кейнс впервые провел четкую границу между микроэкономи-


--------------------------------------------------------------------------------

2 См., например, стратегические перспективы развития России в XXI в. "Наш путь" (http://www.arctogaia.com/public/pr-oglav.htm).

стр. 130


--------------------------------------------------------------------------------

кой ("экономикой фирмы") и макроэкономикой ("денежной экономикой"). Он обосновал существование сугубо макроэкономических регуляторов рынка - мультипликаторов (инвестиций, дохода и занятости) и параметров (предельной эффективности капитала, ставки рефинансирования и предельной склонности к потреблению).

Главное для А. Дугина - расширить спектр факторов развития экономики и общества до их полного охвата (экономика, политика, культура, социальная сфера, глобализация и т.д.). Такую постановку можно только приветствовать. Мы живем в постиндустриальную эпоху, более того, в эпоху постмодерна, когда общественное сознание ориентировано на взаимодействие, образование сложных субъектных структур, а не на присвоение объекта рефлексии и адаптацию к нему. В наше время и реальные процессы использования новых источников экономического роста требуют освоения сложных иерархических моделей. Эти источники лежат в сфере макроэкономики и связаны с эволюцией производительного потенциала - от факторного к спросовому, а от него - к институционально-структурному. Последнее - это уже сфера экономической синергетики. К сожалению, автор идет по пути установления банальной абстрактной связи всего со всем.

Иногда А. Дугин попадает в логическую "ловушку" собственной патетики "нового социализма". Например, он почему-то полагает, что классическая экономика отталкивается от постулата о бесконечности природных ресурсов. Это удивительно: еще в 1960-е годы во всех учебниках присутствовало определение предмета политической экономии как науки об оптимальном распределении ограниченных ресурсов. Теория ренты изначально исходила из идеи об ограниченности земли и природных ресурсов. Скорее самого автора можно упрекнуть в том, что он растягивает до бесконечности ряд факторов экономического роста, стирая границу между экономикой и общекультурным пространством.

Заметим, что А. Дугин не случайно не предлагает читателю какого-либо системного построения в обоснование "нового социализма". Складывается впечатление, что он прибегает к критикуемому им же самим редукционизму, пытаясь сформулировать целостное видение без рейтингов, без иерархий, без автономий. Например, он приписывает Кейнсу попытку "уйти от логики экономической ортодоксии, не порывая с ней окончательно" на том основании, что он якобы использовал понятие дирижизма (кстати, Кейнс ставил проблему не дирижизма, а "социализации инвестиций" при условии деликатного государственного вмешательства в функционирование рынка). Не заметить в его теории проблемы перехода от микро- к макроэкономике - значит, насильственно редуцировать важнейший вклад кейнсианства в экономическую теорию.

Другой автор, взгляды которого нам хотелось бы прокомментировать, выступает с противоположных позиций. Либерал В. Рыжков, интервью с которым публикуется в этом номере журнала, темпераментно критикует многие аспекты нынешней российской экономической политики. Но в интервью его позитивная концепция не выражена явно.

стр. 131


--------------------------------------------------------------------------------

Чего хочет В. Рыжков? Ликвидировать государственный капитализм и соответственно непомерно разросшуюся бюрократию, поскольку незаконное присвоение высокопоставленными чиновниками государственной собственности и прямая коррупция снижают эффективность инвестиций, ограничивают возможности модернизации страны. При этом он также остается в плену микроэкономического мышления, а значит, и логики линейного подхода к экономике, то есть все того же "третьего пути". Но способны ли даже самые добрые намерения, которыми, как известно, вымощена дорога в ад, изменить ситуацию в позитивную сторону?

Таким образом, борясь либо с market failures (А. Дугин), либо со state failures (В. Рыжков), каждый из авторов стремится по-своему улучшить действующую экономическую систему. Но они не предпринимают попыток преодолеть исхоженный вдоль и поперек "третий путь" и предложить действенные меры по выходу из создавшегося положения.

В том же заколдованном круге продолжают блуждать и многие авторы во всем мире, пытаясь найти золотую середину между государством и рынком. Одни это делают бесхитростно, другие же стремятся внимательно проанализировать, как изменилось мировое экономическое пространство, понять, почему на передний план выдвинулись макроэкономические источники роста, как они соотносятся с процессами глобализации и какая в связи с этим качественно новая парадигма развития начинает вырисовываться в экономической науке.

Р. Гринберг и А. Рубинштейн, авторы солидной монографии, вышедшей в свет в начале нынешнего века, вплотную приблизились к новой, синергетической парадигме3 . Они обосновали тенденцию превращения государства в один из субъектов конкурентного рынка, но не довели логику исследования до выяснения многоуровневого характера современной сложной рыночной экономики, до анализа взаимодействия разных уровней как фактора экономического роста4 . В итоге они практически вновь вменили государству важнейшие процессы социально-экономического развития. Главной причиной такого вывода явилось, на наш взгляд, то, что в своем анализе, даже обсуждая проблемы макроуровня, они не вышли за рамки микроэкономики, ибо упустили из вида качественное различие систем - линейной системы конкурентного рынка и сложной нелинейной системы рыночной макроэкономики.

Подчеркнем еще раз логическое единство микроэкономического подхода и линейной логики, ориентированной на поиск причин устойчивого рыночного равновесия. В рамках линейной логики находится и современная трактовка макроэкономики как агрегированного упрощенного представления конкурентного рынка, способного в такой форме стать объектом государственного управления. Не случайно в науч-


--------------------------------------------------------------------------------

3 Гринберг Р. С., Рубинштейн А. Я. Экономическая социодинамика. М.: ИСЭ-ПРЕСС, 2000. Примечательно, что книга вышла в научной серии "Альтернативные теории", то есть теории, находящиеся за пределами основного теоретического русла.

4 Подробнее монография рассмотрена в рецензии: Евстигнеева Л. Новая эпоха - новая наука (о книге "Экономическая социодинамика") // Вопросы экономики. 2001. N 4.

стр. 132


--------------------------------------------------------------------------------

ном сообществе растет авторитет микроэкономики - реакция привычной линейной логики на усложнение современного рынка, в котором все больше проступают черты, свойственные экономической синергетике. Последняя позволяет анализировать макроэкономику как качественно новый социально-экономический объект со своими источниками роста и специфическими механизмами развития.

Другой пример - синергетическая школа, родоначальниками которой по праву считаются И. Пригожин и Г. Хакен. Казалось бы, синергетический подход содержит все методологические возможности для исследования экономики как единства объектной и субъектной структур рынка, взаимодействия рынка и государства как способа формирования целостного рынка. Но представляется, что работы синергетиков, в том числе и в России, пока не вышли за пределы изучения проблем самоорганизации. Например, большинство участников I международной научно-практической конференции "Стратегии динамического развития России: единство самоорганизации и управления" (Москва, РАГС при Президенте РФ, июнь 2004 г.), ратуя за синергетический подход к экономике, свели его, в сущности, к "направляемой социальной самоорганизации", "оптимальному сопряжению социальной самоорганизации и государственного управления"5 . То есть к до боли знакомому балансу между государством и рынком.

Тем не менее, по нашему убеждению, сегодня нет более достойного претендента на роль новой парадигмы, чем экономическая синергетика6 . Что же заставляет нас так считать? Самый общий ответ - качественные изменения в экономике. В конце прошлого века в развитии мира, в том числе и России, стали нарастать элементы неопределенности. Уходят в прошлое те времена, когда события развивались линейно и линейным же оставалось общественное сознание. Мы вступаем в полосу нелинейного развития и нелинейного мышления (последнее является главным отличием синергетики от системного анализа), в период доминирования финансового капитала (а не реального, как в эпоху классического капитализма). На смену факторному подходу к анализу экономического роста постепенно приходит подход, основанный на взаимодействии всех участвующих в этом процессе акторов - индивидов, хозяйствующих субъектов, крупного финансового капитала, банковской системы, государства, глобальных структур.

Взаимодействие, а не игра на свободном рынке - сердцевина синергетического либерализма. Человек становится одновременно производителем, потребителем, инвестором и эмитентом. И либеральный потенциал индивида раскрывается во всех его ипостасях - этнической, социальной, духовной (что становится необходимым противоядием от потери чувства реальности, к которой ведут современные информационные технологии). Мы используем термин "синергетический


--------------------------------------------------------------------------------

5 См.: http://www.spkurdyumov.narod.ru/BooksCo.htm.

6 Синергетическая схема экономики, рассмотренная в широком социально-политическом, цивилизационном и глобальном контекстах, изложена в монографии: Евстигнеева Л., Евстигнеев Р. Экономический рост: либеральная альтернатива. М.: Наука, 2005.

стр. 133


--------------------------------------------------------------------------------

либерализм" не просто ради подтверждения своей приверженности либерализму, а для того, чтобы подчеркнуть пафос свободы, которая сегодня все больше пробуждается. И именно в этом пробуждении, а не в искусственном привнесении в экономическую логику мейнстрима неэкономических факторов видим основной смысл сформулированной нами парадигмы развития. Парадигмы, предполагающей единство экономического "текста" и культурного - в самом широком смысле этого понятия - "контекста".

В заключение хотелось бы отметить, что мы разделяем тревогу А. Дугина по поводу растущей утраты в последние годы нашей национальной самобытности, но в то же время выражаем глубокое сомнение в том, что ее удастся сохранить, объявив главным в альтернативной теории закон социологичности экономики. Законы формулируются в результате осмысления и обобщения реальных процессов, идущих в экономике и обществе, нравятся они нам или нет.

А мир движется в направлении от микроэкономики к макроэкономике и далее - к финансовой экономике. В современных российских условиях этот процесс приобрел форму эволюционной трансформации бюджетной экономики в синергетическую экономику. В пространстве последней, лишенной каких-либо признаков пресловутого "третьего пути", и следует искать ответ на вопрос о национальной идентификации России и повышении социальной пассионарности ее народов как одного из важнейших факторов экономического роста.

стр. 134

Опубликовано 21 октября 2007 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?