Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 13.11.18


Н.А. Цаголов и его школа

Дата публикации: 28 ноября 2010
Автор: Н.А.Шапиро
Публикатор: shapiro
Рубрика: ЭКОНОМИКА - Методология экономики →
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1290964186 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н.А.Шапиро, (c)

найти другие работы автора

Н.А. Цаголов – биография
Николай Александрович Цаголов (17.07.1904- 07.1985) родился в селе Христиановское в Северной Осетии (ныне г. Дигора), был третьим из пяти детей Александра Харитоновича Цаголова и Пелагеи Зурабовны Джиоевой. После 1910г. семья Цаголовых переехала на постоянное место жительства в г. Владикавказ, а к концу 20-х годов в Москву, где остались жить после окончания университета брат и две сестры Н. А. Цаголова.
В 1912г. Николай поступил в начальную школу при немецкой кирхе во Владикавказе, в 1916-1920гг. обучался в классической гимназии, после ее окончания в 1920г. поступил на экономический факультет Владикавказского политехнического института. Через два года перевелся в Институт народного хозяйства (бывший коммерческий, в последствие названный именем Г.В. Плеханова) в Москве. Получив диплом экономиста, в 1924-1926гг работал преподавателем политической экономии в Северо-Кавказском педагогическом институте. В 1926г. Цаголов поступил в аспирантуру Института экономики Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН).
Окончив аспирантуру, Цаголов работал в Воронежском государственном университете, а в Воронежском плановом институте, где был заведующим кафедрой политической экономии.
В 1932г. Н.А. Цаголов переехал в Москву в Институт экономиче-ских исследований Госплана СССР на должность ученого секретаря. Широкий теоретический кругозор Н.А. Цаголова, позволял ему, по сути, быть координатором научных исследований, видеть место и значение отдельной экономической проблемы в проекте хозяйственных планов и проблем института. В творческом плане, все, что было сделано Цаголовым в 30-е годы в институте Госплана, разрабатывалось в тесном содружестве и постоянном соавторстве с А.И. Ноткиным, их совместная работа и дружба сложилась еще в аспирантуре РАНИОН.
В 1937 г был закрыт Институт экономических исследований Госплана, Н.А. Цаголова перевели в центральный аппарат Госплана, где была сформирована группа экономических советников при председателе Госплана. Работать пришлось под непосредственным руководством В.И. Межлаука, а затем Н.А. Вознесенского, затем он перешел в Институт экономики АН СССР старшим научным сотруд-ником.
Во время Отечественной войны 1941-1944гг. Н.А Цаголов был в Грузию, где ему была поручена разработка темы использования ме-стных ресурсов на нужды войны. Весной 1944г. он вернулся в Москву в ИЭ АН СССР, а в 1949г. защитил докторскую диссертацию «Дворянская и буржуазная экономическая мысль в период “крестьянской реформы”».
Н.А. Цаголов был участником теоретических дискуссий, посвящен-ных обсуждению учебника по политэкономии социализма под редакцией К.В. Остравитянова (1951-1952), а также работы И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР»(1953).
С 1957 по 1985г. Н.А. Цаголов – заведующий кафедрой политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. На этой должности он сменил, тогда члена-корреспондента АН СССР, профессора Пашкова Анатолия Игнатьевича (1948-1957), и проработал здесь до конца жизни. В 1965г. Н.А. Цаголову было присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР. Похоронен он на Ваганьковском кладбище в Москве.
Под руководством и редакцией Н.А. Цаголова было разработано и опубликовано три издания «Курса политической экономии» в двух томах (соответственно в 1963, 1970, 1973-74гг.), в которых была особым образом реализована идея системы категорий и законов политической экономии. Данное обстоятельство позволяло и позволяет, с точки зрения методологических разработок, квалифицировать исследовательскую деятельность кафедры, возглавляемой Н.А. Цаголовым в указанный период, как сложившуюся научную школу экономической методологии. Работы Цаголова были изданы за рубежом, а университетский «Курс политической экономии», вызвавший в свое время большой научный и общественный резонанс как в СССР, так и за рубежом, издавался четырнадцать раз (на Кубе, в ГДР, ЧССР, ПНР, ФРГ, КНР, Турции, Греции, Японии).
Литература
1. Цаголов Н.А. Очерки русской экономической мысли периода падения крепост-ного права. М., Политиздат, 1956
2. Курс политической экономии. В 2-х томах. Под ред. Н.А. Цаголова. Три изда-ния. М., 1963г. 1-ое изд.; 1970г. 2-ое изд., 1973г. 3-ье изд.
3. Цаголов Н.А. Вопросы методологии и системы политической экономии. М., Изд-во Моск. Ун-та, 1982
4. Цаголов Н.А. Вопросы теории производственных отношений социализма. М., Изд-во Моск. Ун-та, 1983
5. Цаголов Н.А. Вопросы истории политической экономии. М., Изд-во Моск. Ун-та, 1984
6. Цаголов Н.А. Основные проблемы политико-экономическй науки на современ-ном этапе. Введение/ Проблемы развития политической экономии и совершенствова-ние ее преподавания. М., «Высшая школа», 1985.

О нем и научной школе:
1. Дзарасов С.С., Меньшиков С.М., Попов Г.Х. Судьба политической экономии и ее совет¬ского классика. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004.
2. Хубиев К.А. «Цаголовская школа» и ее современное звучание//Российский экономический жур¬нал, 2004, № 3.
3. Куликов В.В. «Цаголовская школа» и ее современное звучание//Российский экономический жур¬нал, 2004, № 4.
4. О творческом наследии Н.А. Цаголова: к 100-летию со дня рождения/Под ред. К.А. Хубиева.– М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2004.
5. Метод политической экономии социализма. П/р В.Н. Черковца, А.А. Сергее-ва. М., Наука. 1980.
6. История политической экономии социализма. Очерки. Научные редакторы Д.К. Трифонов, Л.Д. Широкорад, Изд-во Ленинградского ун-та, Л.,1983.
7. История политической экономии капитализма. Изд-во Ленинградского ун-та. Под редакцией А.А. Демина, Н.В. Раскова и Л.Д. Широкорада, Л.,1989.
8. Орешкин В.В. «Цаголов Николай Александрович»/ Экономическая энцик-лопедия. Политическая экономия. Т.IV. М., 1980; с.360
9. Шапиро Н.А.Нетипичные воззрения известного советского экономи-ста или мог ли быть в России «пекинский» консенсус?// Научный журнал СПбГУНиПТ серия «Экономика и экологический менеджмент» http://economics.open-mechanics.com/

Текст составлен -
Н.А. Шапиро, д.э.н.


Н.А. Цаголов и его научная школа
Н.А. Шапиро,
доктор экономических наук,
профессор-заведующая кафедрой экономической теории и
экономической политики Санкт-Петербургского госуниверситета
низкотемпературных и пищевых технологий (СПбГУНиПТ)

«Цаголовская школа» получила название от фамилии заведующего кафедрой политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова в 1957-1985гг. Николая Александровича Цаголова (1904-1985).
К 100-летию Н.А. Цаголова (2004) был издан ряд работ, где, помимо биографических воспоминаний, его ныне здравствующие коллеги пытались дать теоретическую идентификацию идей Цаголова, определить их значимость с высоты лет, прожитых без Цаголова. Был высказан практически очень широкий спектр оценок: от явно негативных (Г.Х. Попов ) до бесспорно позитивных (К.А. Хубиев ), включающих чуть ли не большинство подходов современной немарксистской науки. В одном случае Цаголов предстает идейным борцом за научную истину (Дзарасов) или за идеалы социализма (Меньшиков), в другом - бюрократом, пришедшим подобно пушкинской старухи к разбитому корыту (Попов) .
Что касается интерпретации научных заслуг, то разные авторы едины в формальном признании предмета исследования, что «цаголовская школа» занималась системной разработкой марксистского метода, но разошлись в оценках результата. Один автор данный опыт считает продуктивным, но ограниченным (С.С. Дзарасов), а другие – просто ущерб¬ным, потому, что модель социализма Цаголова не эффективна (С.М. Меньши¬ков) или потому, что она утопична (Г.Х. Попов). Данные оценки можно рассматривать как агрегированные и репрезентативные по отношению ко всему спектру мнений, высказанных другими экономистами, за исключением еще одного, что научные заслуги Цаголова связаны с историей мысли, а не экономической теорией.
Указанная литература инициировала проблему о «школе» в рам-ках марксизма в принципе : есть ли смысл говорить о «цаголовской школе», если в советское время все обществоведы стояли на одних и тех же идеологических позициях? Так, В.В. Куликов отмечает, что феномен научной школы вообще предполагает: 1) особое оригинальное направление в развитии науки, 2) сообщество единомышленников, имеющих своих последователей и, что этим критериям вполне соответствует «цаголовская школа». А «степень тесноты связи» подходов в изучении марксизма в советский период, несмотря на то, что «школы [в рамках марксистской идеологии – Н.Ш.] не были разведены не то что по разным домам, но и даже по разным квартирам: они «проживали» в комнатах одной коммунальной квартиры» , не мешает им быть таковыми в рамках марксизма.
Но существуют же школы маржинализма, монетаризма, кейнсианства !? Указанные школы так же не разведены по разным домам, а порой и по разным квартирам, но, разделяя исходные общие принципы, расходятся либо по путям обоснования правомерности этих исходных принципов, либо по масштабам изучения функциональных проблем, либо по интерпретациям выводов для политики или хозяйственной практики и проч.
Еще один довод в пользу существования школ марксизма видит-ся в следующем. К. Маркс, по имени которого названо течение в обществоведческой мысли, является в своем «имманентном» писательском статусе критиком политической экономии, сложившейся в середине XIX века, а не теоретиком в традиционном смысле. (См. подстрочное название «Капитала» – «Критика полити¬ческой экономии». Об этом же свидетельствуют и работы, пред¬варяющие «Капитал», «Теории прибавочной стоимости» и «К критике политиче-ской экономии»).
Маркс критиковал классическую политэкономию и отмежевался от нее, показывая, что она не адекватно объясняет современный ему капитализм и не пригодна для обоснования необходимости его изменения. Он, с точки зрения защиты идей коммунизма и социальной революции, разделил экономическую теорию на «классическую» и «вульгарную», противопоставлял свои выводы – и той, и другой.
Позиционируя себя как критик, он, тем самым, оставляет огромное проблемное поле для теоретиков. И стремление разрабатывать в рамках классовой институционализации и приоритета интересов пролетариата теорию и соответствующую учебную дисциплину, взяв за базу критическое ученье Маркса, вполне логично, а простор для интерпретаций, т.е. для появления теоретических школ, здесь более чем широк, (была бы интерес). Экономическая теория в традиционном смысле, нейтрально-позитивном, объясняющая порядок вещей или реализующая нормативный подход, не представлена у Маркса явно, и не имеет необходимой конструкционной завершенности. Главное – это критика, во многом и часто перерастающая рамки политической экономии, переходящая в критику капиталистической системы в целом. Задача, которую решали отечественные исследователи Маркса в ХХ веке: выявить теоретическую составляющую, очищенную от критики и политических наслоений, представляется вполне научной и весьма непростой, поскольку сам автор (Маркс) усложнил проблему для будущих последователей тем, что использовал научную риторику как форму для критических высказываний .
Изучение метода «Капитала» К. Маркса с целью формулирования основных принципов для создания собственно теории можно рассматривать как необходимый момент для становления теории, что и было предпринято, прежде всего, в исследованиях «цаголовской школы», а недооценка этого обстоятельства оппонентами Цаголова есть факт гносеологической противоречивости.
В методологических исследованиях Цаголов исходил от незавер-шенности решения задач системного подхода в классической школе, указанных Марксом, что там нет четкой связи между категориями, нет категорий, вы¬ражающих разные уровни по¬знания сущности и явления, нет разли¬чения категорий, находящихся на разных уровнях восхождения от абстрактного к конкретному, что приводило к разноречивым толкованиям содержания одних и тех же категорий в «Богатства народов» . Недостатки системы «Богатства на¬родов» рассматривались Цаголовым не только как «детская бо¬лезнь» первого опыта создания системы политической экономии, но и «как трудность каждого этапа посту¬пательного движения науки» . Решалась методологическая задача: разграничить важные и второстепенные отношения в комплексном разнообразии производственных отношениях, применительно к любой институционально определенной их совокупности, в любом способе производства. Решение было дано в системе катего¬рий и законов производственных отношений способа производства вообще: были выделены отношения исходное (способ соединения производства и по¬требления) и основное (способ соединения производителя со средствами про¬из¬водства). Два этих отношения рассматривались как ядро любой системы производственных отношений, вне зависимо¬сти от их институционально-классовых рамок. Применительно к социализму (коммунизму), вы¬брана планомерность как исходное отношение, а общественная собственность – как основное.
Тот факт, что социализм оказался неэффективной системой трудно оспаривать, но нельзя согласиться с тем, что социализм был не эффективен из-за модели Цаголова (С.М. Меньшиков). Реальный социализм есть результат исторического выбора, который был сделан страной или ее народом, и той хозяйственной практикой, которая пыталась отвергать использование товарно - денежные отношения или рынка (в современной риторике), отдавая предпочтение плану. Цаголов лишь стремился теоретически объяснить сложившееся общество и экономику в рамках метода «Капитала» К. Маркса и наметить пути более эффективного развития.
История науки свидетельствует, что когда ее теоретическая состав-ляющая перестает быть научно продуктивной, наука прибегает всякий раз к методологическим изысканиям.
Столкнувшись с проблемами и противоречиями при объяснении новых, не исследованных в классическом марксизме, явлений монополистического капитализма, товарно-денежных отношений при социализме, поиск путей их разрешения привел Цаголова к методологии. Методологические разработки «цаголовской школы», вызванные к жизни сложностями создания теории социализма, сопоставимы с лучшими западными образцами философии науки 70-х годов ХХ века.
Заметим, что философ науки постпозитивистского толка И. Ла-катос , объясняя свою методологию исследовательских программ, указывает, что у всех исследовательских программ есть «жесткое ядро» — (условно нефальсифицируемую часть), «техника решения проблем» (математический аппарат) и «защитный пояс» дополнительных гипотез, которые должны модифицироваться или заменяться новыми при столкновении с противоречащими им примерами. «Отрицательная эвристика» запрещает вносить изменения в «жесткое ядро»; «положительная эвристика» направляет ученого к внесению модификаций в «защитный пояс». Возникновение новой ис-следовательской программы, способной объяснить теоретический успех своей предшественницы и лучше ее предсказывать неизвестные ранее факты, ведет к смене программ .
«Ядро» и «защитный пояс»! Это тождественно цаголовской методологии понимания системы: ядро системы – исходное и основное производственное отношение, которые имманентны природе данного способа производства, а иные отношения, в которых отражается особенность данного, конкретно-исторического периода, составляют периферию или «защитный пояс». (Таким образом, один и тот же результат воспроизведен в разных теориях и разными авторами, что дает основания считать теоретико-методологические поиски Цаголова научно-продуктивными).
Формально Н.А.Цаголов никогда не позиционировал свои взгляды иначе как марксистские. Но он в определенном смысле совершил методологический прорыв, поскольку его интеллектуальный потенциал исследователя позволил ему выйти за гносеологические рамки философского позитивизма ХIХ века. Он, по сути, добился методологических результатов, сравнимых и идентичных с западными выводами постпозитивистов: выделение «ядра» и «периферии», открытость научно-исследовательских программ. К этим выводом Запад подошел через бурные дискуссии с неопозитивизмом, не признававшего универсального критерия научной рациональности (Т.Кун, М. Поланьи), разрушив при этом логическое единство принципов в экономическом познании, сведя их к несвязанной между собой совокупности научно-исследовательским программам. Цаго-ловская школа - это школа экономической методологии, раскрывшая новые для своего времени и актуальные до сих пор представления о системе экономических отношений и о самом методе как открытой системе, значимость которых еще не оценена по достоинству.
Методология в цаголовской школе вышла за рамки характеристик отдельных приемов, таких как восхождения от абстрактного к конкретному, единства логического и исторического, а перешла в статус особого, специального методологического направления экономического знания, сформировала специальную отечественную литературу по методологии. Марксов тезис о «клеточке» был развит до понимания метода как открытой системы, развитие которой продолжается с развитием мно¬гообразия самого мира и экономики, характера решаемых задач, что порождает «защитный пояс» дополнительных гипотез (Локатос). В эволюции знания от уже известного к новым знаниям, к отделению нового от старого, к неограниченному его разделению и расширению, признавая, ограниченность и противо¬ре-чивость конкретного этапа и приема познания, состоит нетривиальное понимание диалектического про¬цесса в методологии «цаголовской школы».
В создании политической экономии в широком смысле , как эво-люционной теории, основанной на принципах материалистической диа-лектики, Цаголовым четко осознавалась главная проблема эволюционизма – поиск переходных форм и причин их появления (когда и почему начинает разрушаться «ядро» и когда становление нового «ядра» завершается). «Политэкономия в широком смысле не есть простая сумма, ни даже простая совокупность систем политических экономий отдельных способов производства. Она представляет собой систему систем, т.е. включает и совокупность политических экономий всех исторически существовавших способов производства, и исследование совокупностей закономерностей перехода от одного способа производства к другому» .
Методологические параллели Лакатоса и Цаголова включают и связь с марксизмом. Ведь Лакатос, разделял идеи К. Поппера, который был признанным критиком К.Маркса. Он разрабатывал предложенную Поппером методологическую исследовательскую программу с бо́льшим упором на рационально реконструированную историю, чем сам Поппер. По афористическим словам Лакатоса, «философия науки без истории науки пуста; история науки без философии слепа». Здесь уместно апеллировать к тем акцентам, которые были сделаны «цаголовской школой» в развитии принципов единства логического и исторического.
«Философия и методология исследовательских программ» труд жизни Лакатоса, был опубликован впервые в 1968г. В этом же году были опубликованы статьи «”Капитал” К. Маркса и методологические вопросы изучения современного капитализма», «Метода “Капитала” К. Маркса и вопрос о пределах абстракции в политической экономии социализма», где речь шла о коренных отношениях и отношениях, не выражающих коренной сущности, о характере развития производственных отношений. В наиболее развитом виде идеи системы производственных отношений были изложены в Предисловии к третьему изданию «Курса политической эко-номии» .
Отношение философов и ученых к идеям Лакатоса было неодно-значным, но, несмотря на определенные возражения, исследовательские программы Лакатоса стали частью современной философии науки.
Мы же до сих пор не оценили потенциала «положительной эвристики», который содержит методология «цаголовской школы», не признаем поразительного сходства с методологией Лакатоса и его системных преимуществ.
Историческое значение идей цаголовской школы состоит в разви-тии методологии экономической науки. Эта школа расширила понима-ние метода от набора позитивистских принципов до метода как открытой, развивающейся системы («ядра» и «периферия»), согласно логике и характеру решаемых актуальных экономических задач, представила работы сопоставимые с западными.
Тот, кто интуитивно считает, что, осуществляя сегодня транслирование западных теорий, мы принесли в жертву что-то весьма существенное, можно сказать, что это методологическая концепция «цаголовской школы»: ее «ядра» – исходного и основного отношений и «открытой периферии» или некоренных экономических отношений в системе. «Эвристика» этой методологии в свое время не позволила одним исследователям однозначно утвердиться в том, что социализм – это новый тип товарно-денежных отношений, а другим настаивать на том, что нормальное развитие современного общества возможно без рынка.

Опубликовано 28 ноября 2010 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): ядро, переферия, система



Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама