Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 23.06.17

ПРОНИКНОВЕНИЕ ГЕРМАНСКИХ МОНОПОЛИЙ В КИТАЙ В ПЕРИОД ЯПОНО-КИТАЙСКОГО КОНФЛИКТА (1931 - 1933 гг.)

Дата публикации: 26 декабря 2016
Автор: Ренате Вюнше
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Источник: (c) Вопросы истории, № 9, Сентябрь 1963, C. 82-94
Номер публикации: №1482736086 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ренате Вюнше, (c)

найти другие работы автора

Одной из важнейших черт современной эпохи является глубокий революционный процесс распада империалистической колониальной системы. Империалисты, всячески стремясь вернуть утраченные позиции, прибегают к новым, более тонким, неоколониалистским методам. Западногерманские империалисты, пытающиеся под прикрытием так называемой экономической помощи сохранить или даже усилить свое политическое и экономическое влияние в Азии, Африке и Латинской Америке, отрицают, что их политике присущи захватнические цели. Они ссылаются на то, что уже свыше сорока лет Германия не владеет колониями и поэтому не проводит больше колониальной политики. Эта демагогия являлась и является неотъемлемой частью тактики германских монополий. Для разоблачения действительных планов западногерманского милитаризма необходимо исследовать не только его нынешние неоколониалистские устремления, но и воскресить правду о прошлом, в частности о политике Германии в отношении Китая в период японо-китайского конфликта 1931 - 1933 годов 1 .

 

Хотя германский империализм в результате первой мировой войны потерпел поражение, ему, как известно, удалось после 1918 г. возродить свои основные силы с помощью и при поддержке империалистических держав и прежде всего США. Одним из проявлений внешнеполитической экспансии Германии явилась активная колониальная политика в период Веймарской республики. Однако если германские империалисты добились ревизии ряда положений Версальского договора, то в вопросе о колониях это им не удалось из-за противодействия западных держав.

 

Особенно активно германские монополии пытались утвердиться в Китае. После войны Германия потеряла в Китае колонию Цзяочжоу; кроме того, вследствие изменений, происшедших в результате первой мировой войны и победы Великой Октябрьской социалистической революции, она вынуждена была придать иную форму своим отношениям с Китаем. По "германо-китайским соглашениям о восстановлении мира" от 1 июля 1921 г. 2 Германия отказалась от всех особых прав

 

 

1 При исследовании этого вопроса автор опирался в основном на еще не опубликованные материалы из Германского центрального архива в Потсдаме (Deutsches Zentral - Arcniv Potsdam, далее - ГЦА), преимущественно из фонда документов "Германская миссия в Китае", а также из Германского центрального архива в Мерзебурге (далее - ГЦА, Мерзебург).

 

2 "Reichsesetzblatt". Т. II. Berlin. 1921, S. 830 - 838.

 
стр. 82

 

в Китае, в частности от консульской юрисдикции, то есть от того института, который служил важной опорой колониальной политики империалистических держав в этой стране. Германские империалисты пошли на этот шаг в надежде, что в будущем они смогут возвратить себе прежние позиции в Китае. Несмотря на "германо-китайские соглашения", германское правительство продолжало проводить по отношению к Китаю империалистическую, колониальную политику прежде всего в форме экономической экспансии. Заключив 17 августа 1928 г. 3 торговое соглашение с Китаем, германское правительство официально признало режим Чан Кай-ши в Нанкине. Объем торговли между обоими государствами был немалым 4 , и Германия стремилась его еще больше увеличить. "Ввиду того, что наши прочие экспортные возможности сокращаются, - сообщала германская миссия в Китае, - Китай с его огромными потребностями и его относительно низкими таможенными барьерами останется в будущем важным фактором нашей торговой политики... Нашу главную задачу мы должны, однако, в настоящее время видеть в том, чтобы подготовить почву для использования этих будущих возможностей" 5 .

 

Главная цель, которую преследовали германские империалисты, заключалась не столько в расширении внешней торговли с Китаем, сколько во всестороннем проникновении в китайскую экономику (строительство промышленных объектов и т. п.). Для этого в 1930 г. в Китай была послана исследовательская комиссия имперского союза германской промышленности, в которую входили видные представители и специалисты определенных отраслей промышленности 6 . Опубликованный в ноябре 1930 г. доклад этой комиссии содержал подробный анализ экономического положения Китая 7 .

 

Вскоре после этого, в январе 1931 г., было основано общество по изучению Китая 8 , в первом отчете которого перечислялись его задачи: "Мы посвятили себя исключительно разработке отдельных крупных планов развития или планов индустриализации. Не имея возможности входить в подробности, мы можем здесь между прочим указать на переговоры о строительстве железнодорожных линий, о проектировании судов, о реорганизации судоходства и сооружении электростанций. При рассмотрении всех этих планов мы стремились объединить для совместной работы предприятия и отрасли промышленности,

 

 

3 21 января 1929 г. договор вступил в силу ("Reichsgesetzblatt". Т. II. 1929, S. 79); подробнее об этом см. W. Rosег. Deutsch-Chinesische Wirtschaftsbeziehungen. Buckeburg. 1935.

 

4 В 1931 г. в Китае было 340 германских торговых фирм и постоянно проживали 3 444 германских подданных. Стоимость экспорта из Германии в Китай достигла в 1931 г. 141,7 млн. германских марок. Импорт в Германию из Китая в том же году составил 215 млн. германских марок. В 1931 г. Германия в общей торговле Китая шла впереди Франции, занимая четвертое место, после США, Японии и Англии, хотя в ценностном отношении доля трех главных стран в два - четыре раза превышала долю Германии. Подробнее об этом см.: ГЦА, ф. "Министерство иностранных дел", док. 66804, л. 47/48 (регистр); там же, ф. "Германская миссия в Китае", док. 2207 - "Внешняя торговля Китая в 1931 году"; ГЦА, Мерзебург, ф. "Прусское министерство торговли и ремесел", стеллаж 120, CXIII, 18, N 15, т. 6 - "Маньчжурия и германские торговые интересы".

 

5 ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 3885, л. 141 (регистр).

 

6 В эту комиссию входили: Г. Ретцман (член президиума имперского союза германской промышленности, член имперского экономического совета) - руководитель комиссии; проф. Г. Деттмар (Высшая техническая школа в Ганновере); К. Вендт (с 1913 г. до 1925 г. старший технический руководитель всех заводов Круппа, член наблюдательных советов крупных промышленных компаний) (см. ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 3883, лл. 1 - 5, 8; док. 3886, лл. 6, 7).

 

7 "Veroffentlichungen des Reichsverbandes der Deutschen Industrie", XI. 1930, N 57.

 

8 В правление общества входили: А. Фровейн - председатель (член президиума имперского союза германской промышленности), Якоби (Дармштадтский и Национальный банк), К. Гервин (Стальной концерн) (ГЦА, ф. "Имперское министерство хозяйства", док. 2591/2, лл. 36, 40).

 
стр. 83

 

о которых идет речь, и исключить конкуренцию германских фирм между собой" 9 .

 

Намеченные мероприятия свидетельствовали о том, что при данных обстоятельствах германские империалисты вынуждены были применять новые методы для достижения своих целей в Китае.

 

Совершенно иначе господствующие круги Германии расценивали свои политические и экономические 10 отношения с Японией. Быстрое усиление японского империализма в результате первой мировой войны и его растущая агрессивность на Дальнем Востоке представлялись германским империалистам в известной степени поучительными, поскольку показывали, как можно бесцеремонно укреплять свои позиции. Тот факт, что японские империалисты при осуществлении своих планов должны были вести постоянную борьбу с другими великими державами и прежде всего с США, позволял реакционным кругам Германии считать, что в лице Японии они нашли союзника, который поддержит их реваншистскую политику. Журнал "Ostasiatische Rundschau" 11 писал: "У Германии нет никакого повода противопоставлять себя Японии. Разве поддержка Японией германского требования равноправия не дает желанного повода для того, чтобы перестроить германо-японские отношения в духе тесного сотрудничества?" 12 .

 

Таким образом, уже в 20-е годы было положено начало тем тесным отношениям, которые позже привели к образованию фашистской оси Берлин - Токио.

 

Японо-китайский конфликт, начавшийся 18 сентября 1931 г. вторжением японских войск в северо-восточные провинции Китая и обстрелом Мукдена, был наглой попыткой колониального порабощения страны. По требованию китайского представителя Лига наций в конце сентября рассмотрела вопрос о японской агрессии.

 

С самого начала конфликта Германия старалась доказать, что она придерживается строгого нейтралитета. Орган германской тяжелой индустрии газета "Deutsche Allgemeine Zeitung", близкая к МИД, писала: "...позиция германского правительства ясна, она не может быть никакой другой, кроме как позицией строгого нейтралитета и крайней сдержанности" 13 . Эта якобы нейтральная позиция должна была служить прикрытием действительных целей Германии в Китае. Одновременно Германия надеялась переложить ответственность за решения Лиги наций на остальные империалистические великие державы.

 

Германия вынуждена была определить свою позицию прежде всего потому, что правительство Чан Кай-ши, несмотря на свою политику непротивления по отношению к агрессору, пыталось приобрести союзников как против Японии, так и против империалистических западных держав и США. Между прочим, китайское правительство обратилось за помощью также к германскому правительству. В самом начале дебатов в Лиге наций по поводу японской агрессии германская миссия в Китае довела до сведения министерства иностранных дел Германии просьбу китайского министра иностранных дел о поддержке в Женеве:

 

 

9 ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 1569.

 

10 О германо-японском торговом соглашении от 17 апреля 1927 г. см. "Reichs-gesetzblatt". Т. III. 1927, S. 371; R. Кiehl. Die Entwicklung der handelspolitischen Beziehungen zwischen Deutschland und Japan bis zum Jahre 1938. Dresden. 1943; E. Kiel. Die handelspolitischen Beziehungen zwischen Deutschland und Japan in der Nachkriegszeit. Mimster i. W. 1934.

 

11 Гамбургский журнал "Ostasiatische Runschau" помещал на своих страницах материалы по общим вопросам, а также по вопросам политики, экономики и культуры в Юго-Восточной Азии.

 

12 "Ostasiatische Rundschau", 1933, N 3, S. 50.

 

13 "Deutsche Allgemeine Zeitung", 31.I.1932.

 
стр. 84

 

"Ссылаясь на дружественные отношения, министр иностранных дел просит германское правительство энергично поддержать относящиеся к этому шаги китайского представителя в Женеве" 14.

 

Однако германское правительство и не думало выполнять эту просьбу; напротив, оно дало своей делегации в Женеве и миссии в Пекине указание о том, что в связи с японо-китайским конфликтом необходимо соблюдать величайшую сдержанность и не поддерживать образующийся антияпонский фронт, а также избегать каких-либо высказываний о позиции Германии 15 .

 

Эти инструкции ясно показывают истинную позицию германского правительства. И Германия и Лига наций отвергли просьбу китайского правительства о поддержке. В Женеве германская делегация заняла прояпонскую позицию. От германского посланника в Китае Траутманна китайское правительство узнало, что Германия "не может сделать ничего существенного для восстановления мира и прекращения японского нападения", так как "у нее "нет силы, и поэтому она должна занять нейтральную позицию" 16 .

 

В связи с тем, что Лига наций создала комиссию Литтона 17 для расследования японо-китайского конфликта, германским империалистам стало значительно труднее афишировать свою якобы нейтральную позицию по отношению к Китаю. Германия была представлена в этой комиссии доктором Шнее, занимавшим ранее пост губернатора "Германской Восточной Африки" - бывшей колонии германского империализма. Шнее получил подробные инструкции, которые были препровождены германскому посланнику в Китае в секретном письме руководителя отдела министерства иностранных дел Шёна: "Я прошу указать Его Превосходительству Шнее на то, что не в германских интересах проявлять в комиссии какую-либо инициативу с нашей стороны и выступать с предложениями о будущем решении маньчжурской проблемы... то, что будет происходить в комиссии, никогда не останется тайной, и возможные предложения будут лишь отклоняться, будь то китайцами или японцами, и будут ставить нас в нежелательное положение. По этой причине я настоятельно прошу Вас побудить Шнее к крайней сдержанности; всякую инициативу следует предоставить членам комиссии" 18 .

 

Эти инструкции позволяют дать правильную оценку политике германского правительства. В то время как указания, посылавшиеся ранее германской делегации в Лиге наций, носили явно прояпонский характер, секретное письмо выдержано в гораздо более осторожном тоне. Это объясняется тем, что в начале конфликта японские агрессоры пользовались поддержкой западных держав, и тем самым прояпонская позиция германских империалистов совпадала с позицией великих держав. В дальнейшем, вследствие того что японские милитаристы затронули интересы империалистических держав в Китае, противоречия между ними резко обострились. В ходе бесконечных переговоров США и Англия, делая вначале японским захватчикам компромиссные предложения с целью направить их против Советского Союза, затем, во время работы комиссии Литтона, заняли более жесткую позицию по отношению к Японии.

 

 

14 ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 3195, телеграмма Нанкин - Берлин от 21 сентября 1931 года.

 

15 Там же, док. 3185, радиограмма министерства иностранных дел миссии в Пекине от 24 сентября 1931 года.

 

16 Там же, ф. "Наследие Траутманна", т. 12, стр 182.

 

17 Решение Совета Лиги наций от 10 декабря 1931 г. о посылке в Маньчжурию комиссии из пяти человек под руководством англичанина Литтона с тем, чтобы она на месте выяснила причины японо-китайского конфликта.

 

18 ГЦА, ф. "Наследие Траутманна", т. 15, л. 370.

 
стр. 85

 

Так как Германия не располагала так называемыми сферами влияния в Китае, а только собиралась их получить, японское вторжение в Центральную Азию не вызывало у нее неудовольствия. Напротив, она рассчитывала извлечь из нового передела Китая реальные преимущества для укрепления своих позиций в этой стране. Германские империалисты надеялись, что японская интервенция приведет к ликвидации или сокращению англо-американского и росту японского влияния в Китае и что в результате они получат такие возможности, которые им никогда не даст конкурентная борьба на китайском рынке, проводимая с помощью одних экономических средств. Германский посол в Токио писал в министерство иностранных дел: мы должны учитывать, "что в грядущие тяжелые годы мы можем ожидать от благодарной за нашу позицию Японии добрых услуг, в то время как Китай в политическом отношении ничего не может нам дать" 19 .

 

Поддержать Японию и с ее помощью укрепить свои позиции в Китае - такова была тактика германских монополий, наорав ленная против интересов Китая, против интересов китайского народа.

 

В связи с образованием Маньчжоу-Го Шнее "совершенно доверительно" говорил германскому посланнику в Китае: "В Маньчжурии нет нигде самостоятельного, уходящего корнями в народ движения за новое государство. Новое государство создано японцами силой и будет существовать только благодаря поддержке японцев... Сопротивление в стране чувствуется всюду" 20 . Тем самым он признал, что японские милитаристы повинны в агрессии против Китая и что они, применив грубую силу, отторгли от китайского государства часть его территории. Империалистическая Германия поддерживала японских агрессоров, втайне надеясь вместе с другими империалистическими державами на то, что японская агрессия в Китае впоследствии приведет Японию к конфликту с Советским Союзом.

 

Именно этой антикитайской и антисоветской цели в конечном счете служил доклад Литтона. Согласно предложению комиссии, "суверенитет" Китая в отношении Маньчжурии сохранялся, причем Маньчжурия должна была получить гарантированную империалистическими державами автономию. Фактически речь шла об установлении для Маньчжурии режима международного протектората в целях обеспечения интересов империалистических стран. Доклад Литтона был не чем иным, как коллективным санкционированием японской агрессии, соединенным с призывом к тому, чтобы совместно руководить всеми дальнейшими действиями, направленными против Советского Союза и революционного движения в Китае. В этом смысле доклад может расцениваться как империалистическое компромиссное предложение; в нем признавались требования Японии и одновременно предусматривалось создание общего фронта против освободительного движения китайского народа и первого в мире социалистического государства. Под этим глубоко антисоветским и колониалистским документом Шнее поставил свою подпись от имени германского правительства.

 

Прояпонская политика германского правительства в период японской агрессии в Китае полностью соответствовала классовым интересам германской буржуазии, которая увидела в длительном и широком движении бойкота японских товаров в Китае благоприятную возможность для увеличения объема своей внешней торговли. Перед началом вооруженной антияпонской борьбы китайского народа под руководством его Коммунистической партии антияпонское движение бойкота было одним из важных событий в борьбе против агрессоров. Это массовое движение приняло в те годы небывалый размах и причиняло

 

 

19 Там же, т. 11, л. 62.

 

20 Там же, т. 14, л. 81.

 
стр. 86

 

японским империалистам значительный экономический ущерб. Даже в тех областях, которые пострадали тогда от больших наводнений, движение бойкота не ослабевало. Директор торгового отдела министерства иностранных дел Японии Такетоми в беседе с одним из сотрудников германского посольства следующим образом оценил бойкот японских товаров в Китае: "Я настроен очень пессимистически, более пессимистически, чем когда бы то ни было. К нынешнему бойкоту надо относиться очень серьезно. По моему мнению, он будет продолжаться по крайней мере полтора-два года" 21 .

 

По германским подсчетам, общий годовой ущерб, нанесенный Японии в результате движения бойкота в Китае, достигал 125 млн. иен 22 . Бойкот распространился, по существу, на все товары, ввозившиеся в Китай из Японии. В связи с этим появился спрос на изделия из других стран. По мнению германских экономических кругов, "германская промышленность, работающая "а экспорт, получила возможность заполнить дешевыми германскими товарами эту брешь, внезапно появившуюся в снабжении китайских масс" 23 .

 

Как можно заключить из экономических докладов отдельных германских представительств в Китае, германские монополии действительно использовали эти возможности. Во многих случаях китайское население из патриотических соображений вместо японских товаров покупало именно германские. Данные, содержащиеся, например, в "Тяньцзиньском экономическом докладе", говорят об абсолютном росте импорта из Германии. Если в 1930 г. в Китай было ввезено германских товаров на 5 705 876 млн. таможенных лан, то в 1931 г. эта сумма возросла до 8 641 838 млн. таможенных лан 24 . Импорт из Японии, наоборот, уменьшился. Что касается импорта из Англии и Франции, то он увеличился незначительно 25 . Несмотря на мировой экономический кризис, сообщали составители доклада, "Германия в 1931 г. удержала свою долю, даже увеличила ее..." 26 .

 

В условиях всеобщего упадка мировой торговли во время мирового экономического кризиса, германский экспорт в Китай по сравнению с экспортом из других стран имел тенденцию к увеличению, В одной из записок, посвященных анализу "культурных и экономических отношений с Китаем под влиянием маньчжурского кризиса", указывалось, что в 1931 г. наряду с Японией все страны, являвшиеся крупными экспортерами в торговле с Китаем, понесли чувствительные потери; экспорт США в Китай уменьшился, например, на 31%, в то время как объем внешней торговли империалистической Германии с Китаем уменьшился лишь на 5,2% 27 . В 1932 - 1933 гг. германские монополии смогли добиться новых успехов. По данным имперского министерства экономики, торговля между Германией и Китаем выросла в 1932 г. по сравнению с 1931 г. более чем на 15 млн. марок 28 . Расширение германской торговли с Китаем подрывало позиции не только японских, но в значительной степени также американских и английских экспортеров. В упоминавшемся уже докладе об экономических отношениях Германии с Ки-

 

 

21 ГЦА. Мерзебург, ф. "Прусское министерство торговли и ремесел", стеллаж 120, CXIII, 18, N 7, т. 21, стр. 2 - 3.

 

29 Там же, стр. 8.

 

23 Там же, стр. 6.

 

24 ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 843, л. 62 - "Тяньцзиньский экономический доклад за 1931 г.".

 

25 Там же.

 

26 Там же.

 

27 См. "Deutschlands Kultur- und Wirtschaftsbeziehungen zu China unter dem Einfluss der mandschurischen Krise" (далее - "Deutschlands Kultur- und Wirtschaftsbeziehungen..."). Mitteilungen der Industrie und Handelskammer. Berlin. Heft I. 1932, S. 7.

 

28 "Obersicht uber den Stand der wirtschaftlichen Beziehungen Deutschlands im Jahre 1932". Berlin. 1933, S. 15.

 
стр. 87

 

таем говорится: "Германская экспортная торговля на китайском рынке имеет тенденцию к вытеснению в равной степени Англии, Америки и Японии" 29 .

 

Перед Германией, которая стояла на четвертом месте в торговле с Китаем и значительно отставала от указанных трех держав, открывались благоприятные внешнеторговые перспективы 30 .

 

Эксплуатация народных масс Китая германскими империалистами возрастала. Однако Германия стремилась к тому, чтобы и после окончания конфликта сохранить возможность сбывать свои товары в Китай. Германские промышленники и финансисты считали, что "эти позиции, завоеванные в борьбе с японской промышленностью, работающей на экспорт, должны быть удержаны и после установления нормальных отношений между Китаем и Японией путем улучшения качества поставляемых товаров" 31 . Подобные рассуждения показывают, как энергично германские империалисты намеревались использовать благоприятные возможности.

 

Германские империалисты смогли в те годы укрепить свои позиции в торговле с Китаем и усилить зависимость экономики страны от своих поставок. В конце 1931 г. концерн "АЭГ" получил, например, от одной китайской фирмы заказ на строительство паровой турбины для цементного завода в Таньшани, а также должен был поставить оборудование, требовавшееся для расширения электростанции в Пекине. Тяньцзиньская мукомольная промышленность получала из Германии нужные ей электромоторы, локомобили и т. д. 32 . По поводу этого аспекта германских интересов в "Тяньцзиньском экономическом докладе" говорится следующее: "Фарфоровая фабрика "Чин Синь" в Таньшани, работающая под германским руководством, вследствие сократившегося в последнее время в связи с конфликтом японского экспорта в Китай смогла добиться увеличения сбыта изоляторов и фарфора, предназначенного для электротехнических целей, и успешно поставляет санитарно-техническое оборудование и выполняет заказы железных дорог" 33 .

 

В провинции Юньнань германские электростанции также смогли использовать в своих интересах невыгодную для их японских конкурентов обстановку. Официальное представительство Японии в Юньнани должно было покинуть провинцию в 1931 г.; все японские магазины в административном центре провинции были закрыты по распоряжению властей, продажа японских товаров прекращена. Работы по расширению электростанции по этим мотивам были переданы не японским фирмам, а германскому акционерному обществу "Сименс", которое в 1932 г. поставило и смонтировало первую турбину, а в 1933 г. должно было поставить еще одну 34 . В 1932 г. начались переговоры о строительстве металлургического завода в Китае. Тринадцать фирм германской тяжелой промышленности, в том числе фирмы Круппа, Маннесмана, Тиссена и "ИГ-Фарбениндустри", изъявили готовность взять на себя поставку материалов и машин. Предварительные переговоры затянулись, правда, до лета 1933 года 35 . В 1932 г. начались также консультации о строительстве аммиачно-сульфатного завода. Из 15 млн. марок, необходимых для этого, половину суммы должно было предоставить германское акционерное общество по производству азота 36 .

 

 

29 "Deutschlands Kultur- und Wirtschaftsbeziehungen...", S. 4.

 

30 Ibid., S. 7.

 

31 Ibid.

 

32 ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 843, л. 63 - "Тяньцзиньский экономический доклад за 1931 г.".

 

33 Там же.

 

34 Там же, док. 3771, л. 35 - "Политическое и экономическое положение в провинции Юньнань".

 

35 См. W. Rosеr. Op. cit., S. 135 - 136.

 

36 Ibid., S. 136 - 137.

 
стр. 88

 

В начале 1932 г. стало известно о договоре между концерном "Гутэ-Хоффнунгс-Хютте" и Китайским правительством о сооружении металлургического завода, стоимость которого должна была составить 16 - 20 млн. золотых долларов 37 .

 

Приступая к осуществлению таких дорогостоящих проектов в то время, когда их собственная экономика находилась в тисках кризиса, германские монополии преследовали две цели. Во-первых, они надеялись, что вследствие обострения японо-китайского конфликта в 1932 г. их планы не привлекут к себе большого внимания остальных империалистических держав. Это открыто признается в письме германской миссии в Пекине, адресованном министерству иностранных дел. В нем говорится, что "нападение Японии на Шанхай, к счастью, не привлекло внимания, к проекту "Гутэ-Хоффнунгс-Хютте", о котором сообщало агентство Рейтер" 38 .

 

Во-вторых, германские монополии ни в коем случае не хотели упустить возможность на долгие годы закрепиться в Китае. "Риск, связанный с этими капиталовложениями, - пишет В. Резер, - при нынешней неясной обстановке в Китае велик. Однако на это нужно пойти с тем, чтобы... германская промышленность могла закрепиться и путем образцового выполнения подрядов на крупные промышленные объекты склонить китайцев к дальнейшему привлечению германской промышленности" 39 .

 

Однако японо-китайский конфликт имел также и отрицательные последствия для германской торговли с Китаем. Нападение японских империалистов на Маньчжурию привело к быстрому уменьшению объема импортно-экспортных операций с этой частью Китая. В одном из исследований, посвященных германским торговым интересам в Маньчжурии, констатируется: "С началом китайско-японского конфликта прекратились операции с мукденским правительством. С 18 сентября 1931 г. торговля в Маньчжурии находится в упадке" 40 . Это была чувствительная потеря, так как в 1930 г. ввоз соевых бобов в Германию в стоимостном выражении составлял свыше одного миллиона марок, причем Германия была "крупнейшим потребителем маньчжурских бобов" 41 .

 

В другом докладе о германских интересах в Северном Китае выражается недовольство тем, что не удалось "осуществить поставку четырех тяжелых товарных паровозов для Пекин-Суйюаньской железной дороги, а также пассажирских самолетов. В целом в связи с мукденскими событиями возник значительный ущерб" 42 .

 

Сокращение торговых операций остро отразилось на положении Германо-Азиатского банка, директор которого следил "с растущей озабоченностью за событиями на Дальнем Востоке" 43 .

 

 

37 ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 3920, л. 97. В связи с этим договором сообщаются следующие подробности: "Для окончательного соглашения предусмотрены следующие главные условия: "Гутэ-Хоффнунгс-Хютте" предоставляет китайскому правительству семипроцентный заем в сумме 16 - 20 млн. золотых долларов, который должен быть погашен в соответствии с определенным порядком, начиная с четвертого года и кончая десятым годом. В качестве гарантии китайское правительство выдает "Гутэ-Хоффнунгс" долгосрочные облигации, которые должны приниматься к оплате китайским правительством и, в частности, китайскими банками" (там же, л. 98).

 

 

38 Там же, л. 97.

 

39 W. Roser. Op. cit., S. 137.

 

40 ГЦА, Мерзебург, ф. "Прусское министерство торговли и ремесел", стеллаж 120, СХШ, N 15, т. 6, стр. 14.

 

41 М. Iigner. Bericht uber eine Reise nach Ostasien 1934/35. Band II, S. 259.

 

42 ГЦА, Мерзебург, ф. "Прусское министерство торговли и ремесел", стеллаж 120, СХШ, 18, N 15, т. 5, л. 15.

 

43 "Deutsche Bank und Diskontogesellschaft" Deutsch-Asiatische Bank. Akie N 5953/6 (Personalia). Brief von F. Urbig am 7.XI.1932 an den Direktor der Filiale Schangnai. Fotokopie des Originals befindet sich im Deutschen Wirtschaftsinstitut Berlin.

 
стр. 89

 

В этих условиях торгово-промышленные круги германской буржуазии не выступали безоговорочно за продолжение конфликта 44 . Даже германский консул в Дайрене высказывался против образования Маньчжоу-Го, так как он опасался, "что в результате того, что все влиятельные должности в правительстве Маньчжоу-Го будут заняты японскими чиновниками, существовавший ранее свободный рынок будет ликвидирован"45 .

 

В то время как некоторые круги германской буржуазии высказывались за прекращение конфликта, крупные германские монополии (такие, как концерны Круппа, "ИГ-Фарбениндустри" и др.), заинтересованные в торговле с Японией, всеми средствами старались использовать конфликт в своих интересах.

 

При осуществлении внешней политики Германии влияние этих монополий было решающим. Как можно заключить из доклада германского посольства в Токио, озаглавленного "Будущее Маньчжурии", германские монополии, которые поддерживали тесные отношения с Японией, считали, что "с точки зрения экономической вопрос о том, окажется ли Маньчжурия в тесной связи с Японией (то есть будет оккупирована Японией. - Р. В.), не имеет для Германии большого значения. Принцип "открытых дверей" останется пустым словом, Япония будет претендовать на самую большую часть крупных заказов, которые, как можно предполагать, будут вначале финансироваться японскими деньгами. Но усиленная экономическая деятельность Японии в Маньчжурии вызовет в самой Японии большой спрос на заграничные товары, в частности на средства производства, так что возможные потери в прямой торговле с Маньчжурией были бы компенсированы. В конце концов Германия, как и весь мир, с экономической точки зрения заинтересована в том, чтобы по крайней мере одна часть Китая получила упорядоченное управление и развивалась как перспективный рынок, невзирая на то, что прямые выгоды при этом извлечет одно государство" 46 .

 

Из этого высказывания видно, что германские монополии признавали возможным нарушение принципа "открытых дверей" японскими империалистами, однако считали это несущественным. Более важными им казались новые возможности. Старая колониалистская позиция Германии проявляется в данном случае вполне отчетливо. Для германских монополий важнее было, что из этой части Китая можно было бы извлечь соответствующие прибыли, в то время как факт японской оккупации и утрата Китаем государственного суверенитета имели для них второстепенное значение. Это еще раз разоблачало лживость тезиса о "нейтралитете" Германии. В записке германского посольства в Китае "Позиция германского экономического объединения Токио - Иокогама в отношении японо-китайского конфликта" сообщалось: "...если, напротив, Япония наведет порядок в маньчжурских провинциях, то возникнет большой массовый спрос, удовлетворение которого будет предоставлено японской промышленности. Однако германская промышленность может содействовать удовлетворению этого спроса по крайней мере в той степени, в которой она лишена этой возможности теперь" 47 .

 

Для определенных кругов германской буржуазии в связи с японской агрессией в Китае открывался выгодный источник прибылей, связанный с тем, что резко возросли нужды японских империалистов в военных материалах, и в частности в химических продуктах. Боль-

 

 

44 A. Wirth. Ostasieri - ein Fuhrer durch fernostliche Probleme. Regensburg. 1934; V. Hundhausen. Schlaglichter auf China. Verlag der Pappelinsel-Werkstatt bei Peking. 1938.

 

45 ГЦА, ф. "Германская миссия в Китае", док. 986, л. 9.

 

46 Там же, ф. "Наследие Траутманна", т. 11, "Будущее Маньчжурии", л. 61.

 

47 ГЦА, ф. "Министерство иностранных дел", док. 65405, л. 125.

 
стр. 90

 

шое количество этих материалов японские агрессоры получали из Германии. Значительную роль играл, например, концерн "ИГ-Фарбениндустри", который поставлял японцам самую современную по тем временам военную продукцию, хотя при этом утверждалось, что в Японию отправляются грузы, предназначенные для гражданских целей. В брошюре П. Дитриха, изданной Коммунистической партией Германии в 1932 г., говорилось: "С некоторого времени на заводах "ИГ-Фарбениндустри" наблюдается значительный рост производства, особенно химикалиев, которые находят применение в изготовлении взрывчатых веществ. Заводы в Хёхсте поставили до 10 февраля не менее 150 000 тонн селитры Франции, откуда она была переотправлена в Японию. Производство нитрита составляет 15 тонн в день. Нитрит, который раньше упаковывался мелкими партиями с указанием Иокогамы, крупного японского порта, теперь отправляется без всякого указания места назначения. Это делается для того, чтобы не привлекать внимания рабочих к грузам взрывчатых веществ" 48 .

 

Эти цифры ясно говорят о размерах германских поставок японским агрессорам. О том, что поставки носили регулярный характер, видно из материалов газет "Die Rote Fahne" и "Der Klassenkampf", издававшихся КПГ, которые, особенно в 1932 г. почти ежедневно - благодаря бдительности рабочих, - могли сообщать о таких фактах. 24 февраля 1932 г. "Der Klassenkampf" опубликовала накладную, свидетельствующую об отправке 21 вагона аммиака (по 15 тонн в каждом) из Лейна в Иокогаму 49 . Далее газета писала: "На заводе в Грисгейме вчера было установлено, что в Кобе были отправлены три платформы магния. Следовательно, речь идет о явном военном материале. Магний применяется для изготовления трассирующих пуль и ручных гранат... На заводе царило большое возбуждение, так как стало ясно, что заводы в Грисгейме поставляют военный материал японскому империализму" 50 .

 

На отдельных заводах дело дошло до перестройки производства для выпуска военной продукции (вновь были пущены закрытые ранее цехи, сокращены сроки изготовления пороха, введены дневные и ночные смены); на заводах в Грисгейме в течение короткого времени были полностью исчерпаны запасы солей 51 , служащих для изготовления взрывчатых веществ. Выпуск военной продукции ускорился после того, как в середине марта 1932 г. заводы в Лейне посетила военная комиссия, состоявшая из офицеров рейхсвера и японских военных. Вскоре после этого в некоторых цехах были установлены новые машины с целью быстрого увеличения производства военных материалов 52 .

 

Несколько ранее "Die Rote Fahne" сообщала: "28 февраля 1932 г. из Лейна в Гамбург-южный отправлено 27 вагонов - в них находился аммиак. Их содержимое было погружено на пароход "Рур", принадлежащий компании "Хапаг". Место назначения: Кобе. На пароход "Тамер Мару" было погружено не менее 96 вагонов аммиака. Согласно накладным, места назначения - японские порты Кобе и Хакау" 53 .

 

Ни одна буржуазная газета в Германии не пожелала опубликовать эти факты. Несомненной заслугой органов коммунистической печати является то, что они сообщили германскому :народу правду; публиковавшиеся ими сведения, почерпнутые из документов и сообщений рабочих корреспондентов, разоблачали махинации концерна "ИГ-Фарбениндустри", теснейшим образом связанного с империалистами США и

 

 

48 P. Dietrich. Krieg in China. Hamburg-Berlin. 1932. S. 14.

 

49 "Der Klassenkampf" ("Классовая борьба") - коммунистическая газета округа Галле-Мерзебург. 24 февраля 1932 г., стр. 5.

 

50 Там же, 28 февраля 1932 г., стр. 5.

 

51 Там же.

 

52 Там же, 21 марта 1932 г., приложение.

 

53 "Die Rote Fahne, 1 марта 1932 года.

 
стр. 91

 

оказывавшего решающее влияние на внутреннюю и внешнюю политику Германии.

 

Наряду с военными материалами японские агрессоры получали из Германии также оружие. Из Гамбурга в эти дни пришло сообщение, что по пути в Японию находится буксирный пароход "Альфред Нобель" с грузом, состоящим из 2 250 тыс. патронов, которые были изготовлены на заводе взрывчатых веществ в Геештахте 54 , принадлежащем акционерному обществу "Крюммель". Германские империалисты поставляли в Японию минометы, которые изготовлялись на заводе "Пинч" в Фюрстенвальде. Берлинский филиал этого завода производил для Японии регуляторы и зажимы для торпед, запускаемых с подводных лодок, а также запалы для гранат 55 . В этой сделке участвовал также ряд других берлинских предприятий. Принадлежащий концерну "АЭГ" завод "Кабельверк-Обершпрее" поставлял полевые телефоны и кабель, а предприятие "Германиа-Рейниккендорф" изготовляло по японскому заказу пулеметные замки 56 .

 

Ряду других германских фирм также удалось получить выгодные заказы от японских организаций. На заводах Даймлер-Бенц производились санитарные автомобили 57 ; специальные германские заводы в Неймюнстере, работая в три смены, изготовляли военное сукно для Японии 58 ; химическая фабрика в Бейерсдорфе получила заказы на поставку перевязочных материалов для Японии 59 .

 

Немецкие транспортные суда перевозили в Японию военные материалы из других стран. Например, чешские фирмы (прежде всего заводы Шкода) отправляли военные материалы по Эльбе через Германию в Гамбург. Отсюда грузы морским путем направлялись в Японию. Не только чешские, но и все северогерманские заводы отправляли свои грузы в Гамбург; гамбурский порт стал крупнейшим перевалочным пунктом в Европе, откуда производились отправки военных материалов в ЯПОНИЮ . Одновременно "по германским железным дорогам шли из Чехословакии в Гамбург для отправки в Японию боеприпасы, гранаты и снаряды с ядовитыми газами, а в Гамбурге судоходные компании баснословно наживались на перевозках военного снаряжения в Японию" 60 .

 

Несмотря на все заверения гамбургских судовых компаний в том, что им даны указания не производить подобных перевозок 61 , большая часть германского тоннажа использовалась для транспортировки военных грузов. Этим особенно активно занималась гамбургская судоходная компания "Риккмерс". Интересно отметить, что страховые ставки для торговых судов, направлявшихся в Тихий океан, повысились иа 2 000% 62 . "Die Rote Fahne" разоблачила эти махинации и привела многочисленные примеры, доказывающие соучастие германских монополий в японо-китайском конфликте на стороне Японии. Если учесть количество грузов, которые ежедневно перевозились германскими железными дорогами, автомобилями и судами, то станет ясно, какие огромные суммы текли в карманы причастных к этому германских капиталистов. Они действовали по принципу: "Чем больше разрывается гранат, бомб и чем больше гибнет рабочих и крестьян в Китае, тем выше прибыли" 63 .

 

 

54 Там же.

 

55 Там же, 3 марта 1932 года.

 

56 Там же.

 

57 Там же, 10 февраля 1932 года.

 

58 Там же, 23 февраля 1932 года.

 

59 Там же.

 

60 Там же, 23 февраля 1932 г.; см. также P. Dietrich. Op. cit., S. 14.

 

61 См., например, передовую статью журнала "Ostasiatische Rundschau", 1932, N 1.

 

62 См. "Мир вползает в новую империалистическую мировую войну". "Коммунистический Интернационал", 1932, N 3, стр 177.

 

63 P. Dietrich. Op. cit., S. 14.

 
стр. 92

 

Приведенный краткий обзор поставок оружия из Германии в Японию подтверждает выводы В. Д. Кульбакина 64 о том, что в последний период Веймарской республики многие заводы в Германии были заняты производством военных материалов. Во время японской агрессии в Китае еще более расширился круг тех германских капиталистов, которые участвовали в торговле оружием. Для них, особенно для "ИГ-Фарбениндустри" и гамбургских судовладельцев, война в Китае означала выгодные операции; поэтому они стремились к расширению конфликта.

 

В этой связи чрезвычайно красноречивы отдельные выступления буржуазной печати. "Deutsche Allgemeine Zeitung" 18 марта 1932 г. в статье, посвященной войне против Китая и ценам на мировом рынке, с явным сожалением констатировала, что "в противоположность привычным явлениям, наблюдавшимся ранее при военных событиях, сейчас не последовало значительного повышения цен на нефтепродукты, шелк-сырец, камфару и на изделия из железа и стали". Газета финансистов "Berliner Borsen Berichte" откровенно поведала о имеющихся на этот счет "заботах" германских финансовых кругов: "Если бои будут и в дальнейшем ограничены масштабом нынешних операций, то это не вызовет массового расхода военных материалов... Они широко расходуются только тогда, когда на фронте большей протяженности, как это было в свое время во Франции, в течение длительного времени энергично ведется огонь" 65 . Вывод, который надлежало сделать из этого, напрашивался сам собой, и газета биржевиков совершенно откровенно изложила его: "По всем этим данным точка зрения, что имеются основания ожидать повышения цен, несколько наивна, во всяком случае, пока конфликт ограничивается Японией и Китаем" 66 .

 

Таким образом, Германия продемонстрировала явное желание расширить конфликт, что при тех обстоятельствах могло означать только войну против Советского Союза. Наличие тесного сотрудничества германских империалистов с японскими агрессорами стало неопровержимым фактом. Об этом свидетельствуют доверительные доклады министерства иностранных дел о секретных переговорах между представителями германского военного министерства, японским военно-морским атташе в Берлине и фирмой "Шинциигер, Хакк и Ко ". В результате деятельности японского военно-морского атташе в Берлине Японии удалось договориться о крайне выгодных, довольно стабильных заказах в Германии. Например, в 1927 г. Япония разместила среди различных германских фирм заказы на 876 550 марок; в 1929 г. эта сумма возросла до 1 776 210 марок. Несмотря "а мировой экономический кризис, японские военно-морские заказы росли; они не уменьшились и во время конфликта. Названные выше организации и лица были единодушны в том, что германо-японское сотрудничество следует "поддерживать и развивать" 67 .

 

О тесном сотрудничестве германских и японских военных кругов свидетельствует также запрос, направленный торгово-промышленной палатой в Берлине прусскому министерству торговли и ремесел. В нем говорится: "В настоящее время в Европе находятся некоторые господа из японского военного министерства. Они намерены собрать некоторые предложения о поставках военных материалов... Мы были бы вам чрезвычайно благодарны, если бы вы сообщили нам несколько адресов таких заводов, которые могли бы препроводить нам свои предложения ДЛЯ ЯПОНСКИХ ГОСПОД " 68 .

 

 

64 См. В. Кульбакин. Милитаризация Германии в 1928 - 1930 гг. М. 1954.

 

65 Цит. по журналу "Der Rote Aufbau", 1932, N 7, стр. 311 и сл.

 

66 Там же.

 

67 ГЦА, ф. "Министерство иностранных дел", док. 65405, л. 110 (120).

 

68 ГЦА, Мерзебург, ф. "Прусское министерство торговли и ремесел", стеллаж 120, CXIII, 18, N 7, т. 22, письмо от 5 октября 1932 года.

 
стр. 93

 

Прусское министерство торговли и ремесел предложило торгово-промышленной палате обратиться в техническое контрольное бюро по экспорту военного снаряжения при имперском союзе германской промышленности 69 .

 

В соответствии с основным направлением своей внешней политики германские правящие круги активно поддерживали в союзе со всеми остальными империалистическими великими державами японских агрессоров; одновременно они стремились реализовать свои экспансионистские планы подавления и ограбления китайского народа и укрепить позиции германских монополий в Китае.

 

Правда, Германия по сравнению с остальными великими державами имела ограниченные средства и возможности для проведения активной империалистической внешней политики. Вследствие изменений, происшедших внутри Германии и в ее международном положении, в результате первой мировой войны и победы Великой Октябрьской социалистической революции германские правящие круги не могли применять те методы, которыми они пользовались при завоевании Цзяочжоу 70 или при подавлении революционного движения Ихетуань в Китае 71 . Поэтому они были вынуждены действовать иначе. В этом отношении как раз типична политика германского правительства во время японского вторжения в Китай в 1931 - 1933 гг., видоизменявшаяся от лицемерных заявлений "о нейтралитете" до прямого содействия поставкам оружия японским агрессорам. В конечном итоге политика правительства в данном вопросе определялась интересами германского империализма. В основе усилий германских монополий, направленных на возвращение своих старых позиций в Китае, несомненно, лежали попытки проникнуть в китайскую экономику. Экономические, культурные, торговые и прочие отношения были направлены на то, чтобы, используя различные противоречия и сложившуюся обстановку, экономически закрепиться в этой стране и подготовить экспансию широкого масштаба. Посылка исследовательской комиссии имперского союза германской промышленности, а также организация общества по изучению Китая представляли собой новые методы экспансии германских монополий; с их помощью германские империалисты рассчитывали расширить свое экономическое и политическое влияние в Китае. При этом они действовали в теснейшем контакте с соответствующими отделами министерства иностранных дел. В ходе событий полностью обнаружилась лживость тезиса о "строгом нейтралитете" Веймарской республики во время китайско-японского конфликта и выявились действительные цели, которые преследовали германские империалисты в то время.

 

 

69 Там же.

 

70 Спровоцировав кровавый инцидент, Германия в 1898 г. высадила войска в Китае и принудила его к заключению "германо-китайского договора", по которому Китай отдавал Германии в аренду на 99 лет порт Цзяочжоу на южной стороне Шаньдуньского полуострова.

 

71 Движение ихэтуаней, развернувшееся в 1900 г., было направлено против раздела и ограбления Китая. 8 государств послали свои войска в Китай для его подавления. Эти войска находились под верховным командованием германского генерал-фельдмаршала фон Вальдерзее.

Опубликовано 26 декабря 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?