Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 25.09.17

Рецензии. Э. ПЕССЕН. БОГАТЫЕ, КЛАСС И ВЛАСТЬ ДО ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Дата публикации: 17 июля 2017
Автор: А. В. ВАЛЮЖЕНИЧ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Номер публикации: №1500307669 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. В. ВАЛЮЖЕНИЧ, (c)

найти другие работы автора

Е. PESSEN. Riches, Class and Power before the Civil War. Lexington (Mass.) e. a. D. С Heath and Company. 1973. 378 p.

В американской буржуазной историографии многие представления о той эпохе в истории США, которую по имени создателя демократической партии президента Э. Джексона обычно именуют "эрой Джексона", основаны на так: называемой традиционной интерпретации этого периода. Ее творцом считается А. де Токвилль. После девятимесячного пребывания в Америке в 1831 -1832 гг. (куда он был послан своим правительством для изучения системы тюрем) молодой французский граф опубликовал двухтомный трактат под заглавием "Демократия в Америке". В нем затрагиваются различные стороны жизни американского общества тех лет. Многие выводы и рассуждения Токвилля были вскоре позабыты историками. Однако тезис Токвилля о том, что Америка того времени олицетворяла "век равенства" или "эру простого человека", стал общепринятым в буржуазной историографии.

В последние годы ряд выводов Токвилля о "джексоновской" Америке стал подвергаться сомнению и буржуазными историками. Один из них - профессор Нью-Йоркского городского университета Э. Пессен. Свои соображения по поводу умозаключений Токвилля, а также выводы, основывающиеся на новых исследованиях, Пессен изложил в работах об "эре Джексона"1 . Новая книга обобщает многолетние размышления автора о социально-экономической жизни "джексоновской" Америки. Пессен широко пользуется выводами Токвилля, на которых он строит систему собственных заключений. Для обоснования своей аргументации Пессен привлекает широкий круг документальных и архивных источников. В центре его внимания находятся важнейшие в тот период города США - Нью-Йорк, Бостон, Филадельфия и тогда еще самостоятельный Бруклин.

Говоря о распределении "богатства" среди различных слоев населения в "эру простого человека", автор опровергает весьма распространенный традиционный тезис о том, что, если перед гражданской войной в США и были богатые люди, то их состояния вовсе не являлись столь "фантастичными", как у крупнейших европейских собственников. Согласно изысканиям Пессена, в Америке тех лет проживали семьи, богатство которых по своим размерам не только не уступало состоянию известных европейских семей, но в ряде случаев и превосходило его. Пессен, в частности, приводит пример Асторов, Бронсонов, Пьерпонов, Остинов и других. Главы этих семей, как показала документация, сплошь и рядом всячески избегали налогообложения и скрывали от общественности истинные размеры своего богатства.

Перечисляя источники этих состояний, Пессен называет торговлю, землю, а также страховое и банковское дело, судостроение, спекуляцию недвижимым имуществом и т. п. (стр. 23). Концентрации и централизации богатства в руках отдельных семей способствовало и заключение своего рода династических браков между детьми наиболее состоятельных родителей. В целом же, как отмечает Пессен, богатство добывалось американцами теми же способами, что и европейцами. Да и образ жизни состоятельных американцев мало чем отличался от того, какой в Европе вели семьи французских Ротшильдов, братьев Бэрингов или лорда Бедфорда в Англии.


1 См., например: E. Pessen. Most Uncommon Jacksonians. Albany. 1967; ejusd. Jacksonian America. N. Y. 1969.

стр. 179


Пессен показывает несостоятельность широко бытующего тезиса о том, что в США перед гражданской войной общество характеризовалось "беспрецедентным экономическим равенством". Соединенные Штаты тех лет представляли собой общество, разделенное на меньшинство имущих и большинство неимущих граждан. Процесс неравномерного распределения богатства, подчеркивает Пессен, начался уже в годы колониальной эры. С каждым годом неравенство росло. "В графстве Честер (Пенсильвания) в 1693 г. 10% богатейшего населения владели около 25% всего богатства. В следующем столетии их доля увеличилась до 38,3%, в то время как доля беднейших 60% населения понизилась с 38,5 до 17,6%" (стр. 32). Особенно неравномерным было распределение богатства в торговых или приморских городах. "В то время как 5% богатейших собственников Салема (Массачусетс) владели перед 1660 г. 25% богатства, к 1681 г. их доля увеличилась до 50% всего богатства. В колониальном Бостоне 1 % населения - самые крупные богачи - владел 10%, "просто богачи" (5%) - 25% и, наконец, вся богатая верхушка (15%)-50% всего богатства города в 1687 году. К 1771 г. богатейшие 3% бостонского населения держали в своих руках более 34% богатства, 10-процентная верхушка имела 55% богатства города" (там же). Экономическое неравенство продолжало неизменно углубляться и после войны за независимость. Эта же тенденция еще более усилилась во время гражданской войны 1861 -1865 гг. и вслед за нею.

Переходя к вопросу о социальной мобильности, автор рассматривает изменения в социальном и экономическом статусе глав богатых семейств и их родственников, а также "классическую" проблему "равенства возможностей" 2 . Пессен считает, что многие аспекты социально-экономического развития США скрыты под густым налетом мифологии. Имея в виду утверждение Токвилля, что "в Америке большинство богатых людей были ранее бедняками", автор показывает, что подавляющее большинство американских богачей стали таковыми не благодаря своему собственному груду и энергии, а в связи с тем, что вышли из зажиточных семей и унаследовали богатство.

Автор также ссылается на то, что богатые собственники не так часто, как мелкие собственники, терпели финансовую катастрофу. Этим Пессен косвенно подтверждает несостоятельность многочисленных заключений об "исключительном пути" развития США. Прослеживая жизненный путь и карьеру ряда американских богачей, Пессен приходит к выводу, что им удалось "накопить большое состояние главным образом потому, что само богатство обеспечило им новую жизнь и помогло достичь широкой известности. Семейное богатство в основном и открыло перед ними широкие возможности" (стр. 162). С помощью многих примеров автор показывает, что пресловутое "равенство возможностей" представляет собой миф, прикрывающий глубокое социальное и экономическое неравенство, фактически существующее в американском обществе.

Затем автор анализирует жизненный уклад городской "элиты". Употребляя термин "класс", он придерживается своей собственной трактовки этого понятия: главное внимание уделяется манерам и доведению самой богатой верхушки городского общества. Из поля зрения Пессен а выпадают основные объективные черты и характеристики, присущие научному понятию "общественный класс". Отсутствует в книге анализ и такого важного элемента, как классовое самосознание. Пессен подробно описывает улицы, где жила городская элита в "век простого человека", роскошь особняков богачей, общественные связи, обычаи, браки, личную жизнь. В работе рассматриваются всевозможные ассоциации, клубы и другие учреждения, в которых протекала жизнь богатейших людей Америки, подчеркивается сознательная обособленность жизни лиц среднего достатка, не говоря уже о бедных и беднейших слоях городского населения, показывается желание отдельных богатейших семей во многом подражать жизни и обычаям европейской аристократии.

В то же время автор отмечает и другой процесс. Некоторые представители деловой элиты сознательно шли на контакты с представителями более низших по своему общественному положению прослоек населения. Автор объясняет это "стремлением к большему накоплению богатства и власти" (стр. 245). Однако в личной жизни элита предпочитала не "смешиваться" с низами. Анализируя влияние и власть, которыми пользовались богатейшие семья перед граж-


2 "Равенство возможностей" ("equality of opportunities") - широко распространенная в США концепция, являющаяся составной частью понятия "американская демократия".

стр. 180


данской войной, автор указывает прежде всего на экономическую власть крупных собственников, обусловленную их огромными богатствами (стр. 249). Капиталисты, финансисты, владельцы недвижимого имущества определяли цены и кредит, уровень занятости, заработную плату трудящихся, стоимость жилищ.

Пессен довольно подробно рассказывает о том, как богатейшие люди Америки осуществляли свою власть и влияние не только через выборные политические организации, членами которых они являлись, но и через многочисленные общественные ассоциации. Последнему обстоятельству, как считает автор, американские исследователи уделяют мало внимания, в то время как эти ассоциации, возглавляемые богатыми собственниками, оказывали большое воздействие на общественную жизнь страны. Это влияние, однако, не бросалось в глаза окружающим. Поэтому у общественности подчас складывалось мнение, что в политической жизни США доминируют народные массы. Это мнение всячески поддерживалось и укреплялось ловкими политиканами и теми, кому это было выгодно. "Груз доказательств в пользу этого мнения, - пишет Пессен, - был не в состоянии, однако, достичь глубины убеждения, с которым выступали эти люди" (стр. 282).

Анализируя род занятий и социальный статус лиц, занимавших официальные посты в системе городских властей, Пессен приходит к заключению, что большинство их составляли богатейшие граждане. "Мэры городов почти без исключения принадлежали к богатейшим слоям населения, - подчеркивает он. - Элита была представлена и в местных легислатурах" (стр. 285 - 286). Причину засилья (или, говоря словами автора, "сверхпредставительства") крупных собственников в органах государственной власти Пессен усматривает прежде всего в стремлении богачей не допустить в эти органы представителей малоимущих или неимущих слоев населения (стр. 288). Никакие реформы или законы, декларировавшие демократичность американской политической системы, не могли изменить сложившегося положения, при котором в официальных органах США свою волю диктовали крупные собственники.

Подводя итог своим изысканиям, Пессен еще раз подчеркивает, что "новые факты доказывают несостоятельность эгалитарной версии о жизни предвоенной Америки" (стр. 306) (то есть о жизни США до гражданской войны), и призывает историков к коренному пересмотру этой концепции.

Опубликовано 17 июля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?