Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 24.09.17

АГРАРНЫЕ РЕФОРМЫ Б. РИВАДАВИИ

Дата публикации: 02 августа 2017
Автор: К. В. КОМАРОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Номер публикации: №1501674426 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


К. В. КОМАРОВ, (c)

найти другие работы автора

Аргентина представляет собой пример страны, в которой латифундизм тормозит развитие не только сельского хозяйства, но и всей экономики. Борьба за демократическую аграрную реформу началась там еще в первые годы независимости. Важный этап этой борьбы составил период президентства Б. Ривадавии (1826 - 1827 гг.) - буржуазного политика, стремившегося утвердить государственную земельную собственность как основу дальнейшего развития страны.

Одним из первых биографов Ривадавии (1780 - 1845 гг.) был видный государственный деятель Уругвая, историк и журналист А. Ламас1 . Для него "обществом социального совершенства" было такое буржуазное общество, в котором отсутствовала бы частная собственность на землю2 . Он высоко ценил аграрные реформы Ривадавии, видя в них попытку претворить в жизнь "справедливые принципы общественной земельной собственности"3 . Ламас подчеркивал, что сами эти принципы противоречили общепринятым представлениям той эпохи. Отстаивая оригинальность Ривадавии как социального мыслителя, он писал: "Европейская наука исходила тогда из признания частного землевладения как чего-то абсолютного и священного... Европейская наука всегда отождествляла земельную частную собственность с социальной организацией общества вообще, рассматривая ее как краеугольный камень самой этой организации, который якобы нельзя стронуть без риска нарушить равновесие в обществе и даже разрушить его"4 . Автор выражал надежду, что "в тот день, когда аграрная система, введенная в Аргентине в 1826 г., станет известной научному миру, Ривадавия займет выдающееся место в галерее реформаторов своего века"5 .

В своем большинстве современные буржуазные историки находят планы Ривадавии фантастичными. Один автор назвал их даже "сумасшествием гения"6 . Типична оценка, которую дал деятельности Ривадавии аргентинский исследователь Р. Сорракин Беку7 . Он объяснял аграрные преобразования 1826 - 1827 гг. исключительно влиянием "европейской романтической пропаганды" и утверждал, будто политика Ривадавии "не отвечала национальным целям и не удовлетворяла общественное мнение"8 . "Программа (Ривадавии и его сторонников. - К. К.),будучи лишь подражанием иностранному, имела целью изменить облик нации в соответствии с импортированными идеями, вовсе не считаясь с тем, насколько это целесообразно и своевременно"9 . "Они


1 A. Lamas. Rivadavia. Su obra politica y cultural. Buenos Aires. 1941.

2 Ibid., p. 13.

3 Ibid., p. 15.

4 Ibid., p. 14.

5 Ibid., p. 18.

6 O. Amadeo. Vidas argentinas. Buenos Aires. 1965, p. 252.

7 R. Zorraquin Beeu. El federalismo argentino. Buenos Aires. 1953.

8 Ibid., p. 55.

9 Ibid., p. 56.

стр. 98


не знали своей страны и твердо верили во все догмы европейских авторов. Отсутствие духа критики и практицизма стало причиной их поражения"10 .

Есть в современной буржуазной историографии и другое направление, которое признает прогрессивность аграрных реформ Ривадавии. Видным представителем этого направления является К. Гальван Морено11 . Он утверждает, что Ривадавия выступал против латифундий - первопричины "раковой болезни, поразившей весь национальный организм"12 . Первый президент Аргентины "старался предотвратить такое положение, когда алчные спекулянты и невежественные помещики обогащаются лишь за счет повышения стоимости земли, сами не прилагая для этого никаких усилий"13 . "Его целью было также предотвратить земельные спекуляции наподобие тех, которые развернулись в стране позже, в связи со строительством железных и других дорог, и на которых колоссально нажились крупные землевладельцы, политики и вообще люди с положением"14 . В то же время Гальван Морено подчеркивает, что частная земельная собственность обеспечивает наилучшую эксплуатацию земель15 . Нарушая логику собственного изложения, он оспаривает мнение Ламаса о том, что в своей деятельности Ривадавия руководствовался идеей общественной собственности на землю16 .

Классовая ограниченность буржуазных исследователей мешает им со всей объективностью подойти к теоретическому осмыслению опыта Ривадавии. Подлинно научную оценку его деятельности дают ученые-марксисты. Перу видного историка-коммуниста Л. Пасо принадлежит монография, посвященная политике первого президента Аргентины17 . Глубокое исследование социально-экономических условий позволило автору сделать правильный вывод о буржуазном характере и прогрессивности реформ Ривадавии18 . Выступая за неотчуждаемость государственных земель, против монополии частной земельной собственности немногих, он, как утверждает Пасо, стремился покончить с латифундизмом и отсталостью. Аграрные преобразования 1826 - 1827 гг., продолжает автор, открывали для Аргентины перспективу превращения в высокоразвитую страну19 . Оценивая деятельность Ривадавии, Л. Пасо определил ее как попытку направить страну "по пути ускоренного капиталистического развития"20 .

Советская историография выработала общую характеристику деятельности Ривадавии и его эпохи21 . Однако аграрные преобразования 1826 - 1827 гг. еще не были предметом специального исследования наших латиноамериканистов. Целью настоящей статьи является попытка восполнить этот пробел.

Почти сразу же после Майской революции 1810 г., положившей начало войне за независимость Аргентины, аграрный вопрос стал камнем преткновения в решении основных национальных проблем. Земля явилась предметом ожесточенной классовой борьбы, от исхода которой зависело дальнейшее социально-политическое развитие страны. В условиях Аргентины "помещичий, полуфеодальный"22 капитализм представ-


10 Ibid., р. 101.

11 C. Galvan. Moreno. Rivadavia el estadista genial. Buenos Aires. 1940.

12 Ibid., p. 473.

13 Ibid., p. 472.

14 Ibid., pp. 472 - 473.

15 Ibid., p. 473.

16 Ibid., p. 472.

17 L. Paso. Rivadavia y la lfnea de Mayo. Buenos Aires. 1960.

18 Ibid., p. 203.

19 Ibid., pp. 69, 71.

20 Л. Пасо. Диктатура Росаса. "Новая и новейшая история", 1970, N 5, стр. 71.

21 "Очерки истории Аргентины". М. 1961, гл. IV.

22 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 24, стр. 6.

стр. 99


ляли обуржуазивавшиеся латифундисты-скотоводы, которые стремились сосредоточить в своих руках земельные богатства страны. Отсутствие у них политической власти препятствовало осуществлению их планов. В 1810 - 1815 гг. во главе страны стояли, с небольшим перерывом, правительства буржуазных радикалов, а затем блок патриотических сил (1816 - 1819 гг.)23 .

Сражаясь против испанского владычества, народные массы вместе с тем боролись "за землю и свободу от всякого угнетения"24 . Отстаивая равное право всех членов общества на землю, они объективно выступали против латифундизма. Эксплуатируемым массам вице-королевства Ла- Платы25 не удалось добиться последовательно демократического решения аграрного вопроса. Народное движение за социальную справедливость, отчасти нашедшее свое отражение в деятельности видного уругвайского патриота Х. Артигаса, было разгромлено в ходе классовых боев первого десятилетия независимости Ла-Платы. Буржуазно-радикальное крыло Майской революции пыталось направить аграрно-капиталистическое развитие страны по фермерскому пути посредством наделения землей мелких сельских производителей (арендаторов государственных и частных земель). Осуществление этих планов облегчалось тем, что собственником большей части земель было государство26 .

Попытка буржуазных радикалов Аргентины осуществить свои планы аграрных преобразований приходится на 20-е годы XIX в. и неразрывно связана с именем Б. Ривадавии. Как видный государственный деятель он выдвинулся в первые годы войны за независимость, входил в состав правительства (1811 -1812 гг.), был его полномочным представителем в Европе (1815 - 1820 гг.). С июля 1821 г. Ривадавия занимал пост министра внутренних дел в правительстве провинции Буэнос-Айрес27 .

Началом аграрных реформ Ривадавии явился декрет от 17 апреля 1822 г., по которому "запрещалось, вплоть до особого распоряжения, передавать земли в частную собственность"28 . Латифундисты, испугавшись, что готовится экспроприация их земель, развернули антиправительственную кампанию. Обвиняя власти в покушении на право частной собственности вообще, они хотели вызвать недоверие к правительству со стороны всех имущих. Ривадавия же стремился показать несостоятельность утверждений реакционной оппозиции. По его предложению палата депутатов приняла указ (21 июня 1822 г.), декларирующий неприкосновенность частной собственности, "независимо от того, кому она принадлежит"29 . Выставив себя защитником права частной собственности, правительство вместе с тем не уточнило своих взглядов на частное землевладение. Лишь 15 октября 1822 г., чтобы "избежать ложных толкований, которые некие злоумышленники пытались дать постановлению от 17 апреля", правительство провинции разъяснило, что апрельское постановление относится к государственным землям30 .


23 Их социальной базой являлись мелкие землевладельцы, арендаторы государственных и частных земель, владельцы небольших мастерских, а также демократическая интеллигенция. Проблемы истории Аргентины в колониальную эпоху и в период войны за независимость рассматриваются в монографии: А. И. Штрахов. Война за независимость Аргентины. М. 1976.

24 А. А. Губер, Н. М. Лавров. К 150-летию войны за независимость Латинской Америки. "Новая и новейшая история", 1960, N 4, стр. 15.

25 Вице-королевство Ла-Плата включало территории современных Аргентины, Уругвая, Парагвая и Боливии. В данном случае речь идет об Аргентине и Уругвае.

26 Такое мнение высказывается рядом авторов (см.: Б. Марианетти. Аргентина. Современное положение и перспективы. М. 1966, стр. 48; A. Lamas. Op. cit., p. 15; J. Oddone. La burguesia terrateniente argentine. Buenos Aires. 1967, p. 13).

27 В 1820 - 1824 гг. в стране не было центрального правительства. Развитие провинции Буэнос-Айрес, как и других районов, происходило автономно.

28 S. Bagu. El plan economico del grupo rivadaviano 1811 - 1827. Con una seccion documental. Rosario. 1966, doc. N 38, p. 159.

29 Ibid., doc. N 43, p. 166.

30 Ibid., doc. N 50, p. 172.

стр. 100


Трудно сказать, входила ли в первоначальные намерения провинциального правительства конфискация земель помещиков, были ли обоснованы в связи с этим опасения последних. Но исключить такой возможности нельзя. Апрельский декрет не пояснял, что его действие распространяется лишь на государственные земли, поэтому правительство могло, опираясь на это постановление, признать незаконным любой акт, связанный с куплей-продажей земли. Кроме того, оно почти полгода воздерживалось от признания неприкосновенности частных землевладений.

Сам Ривадавия был противником частной земельной собственности. Чрезвычайно важен для понимания его аграрных идей один фрагмент. Ссылаясь на естественное право, Ривадавия распространил идею буржуазного равенства и на сферу аграрных отношений. "Люди рождаются равными, - писал он, - отсюда их равное право пользоваться благами этого мира. Если каждый свободен постольку, поскольку не нарушает свободы другого, то каждый свободен для удовлетворения своих потребностей пользоваться естественными благами, признавая такое же право и за другими"31 . "Ясно, - продолжал Ривадавия, - что никто не может иметь монополию на пользование землей - иначе кто-то будет более свободен, чем другие, а это и есть нарушение Закона". Ривадавия отвергал такие формы решения аграрного вопроса, как "совместная обработка и даже равный раздел земли". По его мнению, "самой высокой ступени развития цивилизации соответствует теория коллективного права на недвижимость; и, несмотря на все трудности, сей принцип должен быть претворен в жизнь, этого настойчиво требует равенство"32 .

С лета 1822 г., то есть еще до признания неприкосновенности частных земель, правительство разработало и начало вводить систему "энфитеусис"33 . Суть энфитеусиса заключалась в передаче государственных земель во временное пользование частным лицам. При этом размер ренты, уплачиваемой государству, через определенный срок подлежал пересмотру. Учреждение данной системы проходило по-разному. Что касается пустующих земель, а также земель, отнятых у индейцев 34 , то здесь претворение ее в жизнь не встретило особых трудностей. Гораздо сложнее обстояло дело с теми землями, которые, хотя и считались собственностью государства, но уже давно находились в фактическом владении их пользователей. Латифундисты сопротивлялись намерениям Ривадавии распространить на захваченные ими земли режим энфитеусиса, но правительство последовательно проводило политику возвращения государству ранее утраченных земель. Недовольство помещичьих кругов провинции Буэнос-Айрес деятельностью властей вылилось в вооруженное выступление. Оно произошло 19 мая 1823 г. и закончилось неудачей. Ривадавия сурово расправился с мятежниками. Им были вынесены различные приговоры - от высылки из провинции до смертной казни35 .

Аграрные реформы Ривадавии создали благоприятные условия для развития сельского хозяйства. Оценивая деятельность предшествующего правительства, новый губернатор провинции Буэнос-Айрес Лас-Эрас говорил: "Меры, предпринятые для урегулирования отношений в пампе,


31 Ibid., doc. N 165, pp. 509 - 510.

32 Ibid., p. 510.

33 Ibid., doc. N 45, p. 167. "Энфитеусис" (от греч. "эмфитевсис") - договор, по которому владелец недвижимого имущества передает его на долгий срок в распоряжение другого лица за определенную ренту.

34 За счет земель, захваченных у индейцев, площадь провинции Буэнос- Айрес возросла с 50 тыс. кв. км в 1824 г. (R. Gorraiz Beloqui. Tandil a traves de un siglo. Buenos Aires. 1958, p. 50) до 100 тыс. кв. км в 1830 г. (A. Ferrer. La economia argentina. Las etapas de su desarrollo y problemas actuales. Mexico- Buenos Aires. 1965, p. 62).

35 См. A. Saldias. Historia de la Confederation Argentina. Rosas y su epoca. Vol. I. Buenos Aires. 1911, p. 142.

стр. 101


принесли блестящие результаты"36 . Признавая заслуги Ривадавии, конгресс Объединенных провинций Ла-Платы37 избрал его 17 апреля 1826 г. президентом страны. Пост министра внутренних дел занял Х. С. де Агуэро.

Благодаря усилиям президента конгресс активизировал свою деятельность в области аграрных отношений. Первое важное решение законодательное собрание приняло 15 февраля 1826 года38 . Конгресс запретил переход в частную собственность "земель и других видов недвижимости, принадлежащей государству"39 . Помещики всячески препятствовали принятию закона, ибо речь шла о новом наступлении на их позиции. Главный оратор оппозиции Мануэль Морено утверждал, что конгресс неправомочен распоряжаться землями страны, поскольку они принадлежат соответствующим провинциям. Кроме того, он пытался играть на тенденциях автономизма, предрекая, что принятие этого решения будет первым шагом на пути лишения провинций их собственности и даже правительств40 .

Следующим законом (18 мая 1826 г.) режим энфитеусиса был распространен на всю территорию страны41 . Максимальный срок, на который государственные земли передавались в частное владение, был определен в 20 лет; по истечении указанного времени они возвращались государству. В том случае, если участок вновь переходил в энфитеусис, предпочтение должно было отдаваться прежнему землепользователю. Каждые 10 лет предполагалась переоценка земли энфитеуты, соответственно и размера взимаемой ренты. Земли, предназначенные для организации земледельческих хозяйств, облагались ежегодным налогом в размере 4% от стоимости участка, а скотоводческих - 8%- Дифференцированный налог отвечал интересам мелких и средних собственников, в большинстве своем земледельцев, и был направлен против помещиков-скотоводов. Аргументируя необходимость дифференцированных рент, Агуэро говорил: "Если уменьшить налог, то крупные собственники захватят земли, чтобы, в свою очередь, сдать их в аренду с большой выгодой для себя и в ущерб среднему классу. Такое положение неприемлемо для среднего класса, интересы которого мы должны ставить превыше всего"42 .

В ходе парламентских дебатов оппозиция выдвигала предложения не ограничивать срок энфитеусиса и установить неизменную ренту (депутат Пасо). Эти "усовершенствования" имели целью санкционировать замаскированный переход государственных земель в частную собственность. Пасо утверждал, что условия энфитеусиса, разработанные правительством, не соответствовали интересам всего господствующего класса. Он говорил: "Только в том случае энфитеута будет настоящим


36 Цит. по: S. Bagu. Op. cit., p. 36.

37 Открытие конгресса произошло 16 декабря 1824 г. в Буэнос-Айресе. В своем большинстве он состоял из демократически настроенных депутатов, группировавшихся вокруг делегации провинции Буэнос-Айрес. Ее лидером был Х. С. де Агуэро, единомышленник Ривадавии. Консервативное меньшинство конгресса возглавляли М. Доррего и Мануэль Морено, выражавшие интересы помещичьих кругов Буэнос-Айреса. Однако они были избраны в конгресс не от своей провинции, где задавали тон радикалы, а от провинций Восточный берег и Сантьяго-дель-Эстеро, правящие круги которых отличались консерватизмом.

38 Проект постановления был подготовлен еще 7 октября 1825 г. правительством провинции Буэнос-Айрес, обладавшим в тот период функциями высшей исполнительной власти страны.

39 "Registro oficial de la Republica Argentina que comprende los documentos expedidos desde 1810 hasta 1873". (далее-"Registro oficial"). Vol. II. Buenos Aires. 1880, doc. N 1900, pp. 110 - 111.

40 "Asambleas constituyentes argentinas seguidas de los textos constitucionales, legislativos y pactos interprovinciales que organizaron politicamente la nacion" (далее - "Asambleas"). Vol. II. Buenos Aires. 1937, pp. 678 - 681.

41 "Recistro oficial". Vol. II. doc. N 1944, p. 134.

42 S. Bagu. Op. cit., doc. N 125, p. 353.

стр. 102


предпринимателем и станет заботиться о своем хозяйстве, если земли будут переданы ему как бы в собственность". Если ограничить срок, в течение которого энфитеута может чувствовать себя полным хозяином земли, то он не пойдет на крупные капиталовложения. В случае принятия его предложений, заключал Пасо, страна будет процветать, а ее граждане благоденствовать43 .

Доказывая обратное, Агуэро утверждал: если государственные земли перейдут в частную собственность, в стране неизбежно увеличится число лиц, арендующих землю у частных владельцев, и положение этой социальной группировки ухудшится. "С землей, - говорил он, - не происходит того же, что и с остальными вещами, количество коих зависит от спроса на них; поскольку спрос на землю будет постоянно расти, а ее количество ограниченно, то властолюбие, корысть и даже прихоть крупных землевладельцев будут единственным законом, определяющим условия аренды". "Они смогут повышать аренду и станут полными хозяевами даже тех доходов арендатора, которые по праву принадлежат только ему одному". Картина изменится, продолжал он, когда земельным собственником станет государство. "Его интересы полностью совпадают с интересами арендаторов, так как оно заинтересовано в увеличении состоятельных налогоплательщиков... Следовательно, условия государственной аренды всегда будут справедливы и даже к выгоде энфитеуты"44 .

Разъясняя законопроект, министр указывал, что в случае непродления энфитеусиса государственный арендатор имел право на получение компенсации за все произведенные на участке улучшения. Поэтому установление срока энфитеусиса не послужит препятствием для прогресса сельского хозяйства45 . "Главной целью ограничения срока энфитеусиса было, - как утверждал Агуэро, - регулирование системы землепользования и определения размера ренты"46 . Предложение установить максимум при оценке лиги (2700 га) Агуэро назвал "химерой". "Качество земельных участков, а отсюда и цены на них столь различны, что невозможно установить какой-либо предел"даже в границах одной зоны, не говоря уж о всей стране"47 . "Было бы несправедливо и вредно для общества установить неизменную ренту за каждую лигу. В таком случае пользователь плохой земли станет уплачивать столько же, сколько и пользователь хорошей"48 .

Помещичья оппозиция не сумела навязать своих взглядов демократическому большинству конгресса, представлявшему интересы мелких и средних собственников и хорошо понимавшему, что система энфитеусиса выгодна "средним" слоям и что она создает благоприятные условия для сельского предпринимательства. Депутат Гальярдо указывал, что сохранение за государством права собственности на недвижимость являлось "справедливейшей и наилучшей" мерой49 . Энфитеута, говорил другой депутат, не тратит средств на покупку земельного участка, а почти целиком использует их на организацию хозяйства50 .

Вводя данную систему землепользования, радикалы хотели оставить за государством ту часть земельной ренты, которая образуется вследствие ограниченности земли как объекта хозяйства и естественного различия в плодородии отдельных участков. Объясняя мотивы своего одобрения правительственного законопроекта, члены специальной парламент-


43 "Asambleas". Vol. II, p. 1213.

44 Ibid., pp. 1201 - 1202.

45 Ibid., p. 1214.

46 Ibid., p. 1215.

47 Ibid., p. 1214.

48 Ibid., p. 1213.

49 Ibid., p. 683.

50 Ibid., p. 1225.

стр. 103


ской комиссии указывали, что все выгоды, связанные с дальнейшим повышением стоимости земли, должно получить государство, а не "одна-две компании земельных спекулянтов"51 . Свое согласие с предложением уменьшить ренту Агуэро обусловил уменьшением сроков аренды - иначе, говорил он, "государство потерпит громадные убытки"52 .

Сторонники закона сознавали тот факт, что энфитеусис перекрывал путь к земле неимущим слоям общества. Депутат Гомес прямо говорил: "У кого нет средств, тот вовсе не лишается права пользоваться благами энфитеусиса. Однако понятно, что не он призван участвовать в этом деле, в этом виде предпринимательства"53 . Как следовало из выступления Гомеса, неимущие могли пользоваться "благами энфитеусиса" лишь как батраки в хозяйствах своих зажиточных соотечественников. Конгресс отверг законопроект депутата Портильо, который предусматривал бесплатное наделение землей широких народных масс и даже "диких индейцев, если те подчинятся законам республики". Согласно проекту, распределяемые земли никогда не могли бы отчуждаться и облагаться налогами54 .

Закон об энфитеусисе был принят абсолютным большинством голосов. Подразумевалось, что государство навсегда сохранит за собой право собственности на свои земли, а энфитеусис будет вечен. Пресса демократических кругов Буэнос-Айреса с одобрением встретила принятие закона конгрессом. Одна из статей газеты "El Mensagero Argentino" от 15 июня 1826 г. была посвящена системе энфитеусиса, обоснованию законности и правомерности ее введения. В статье утверждалось, что эта система землепользования - "самая справедливая, выгодная и производительная, лучшая из всех принятых в других странах, в том числе и опередивших нас в своем развитии". "Абсолютно бесспорно, что право владеть и распоряжаться землей вообще является исключительно привилегией общества и отнюдь не естественным правом, присущим человеку до образования этого общества". "В вопросах о земле должно исходить из общественной пользы и целесообразности - только общество вправе распоряжаться землями и устанавливать условия их передачи частным лицам"55 .

Для контроля над осуществлением закона правительство образовало 26 июня 1826 г. топографо-статистический департамент. В обязанность ему вменялись учет государственной и частной земельной собственности, проверка прав владельцев, установление границ между хозяйствами 56 . Все сведения об энфитеутах, размерах их участков и условиях аренды должны были заноситься в так называемую "Большую книгу общественных земель". Лица, которые не регистрировали занимаемые ими земли как взятые в энфитеусис, теряли на них всякие права 57 .

Какая-то часть лиц, самовольно захвативших государственные земли, не зарегистрировала их в "Большой книге". Поэтому в октябре 1826 г. был издан новый декрет58 . Всем, кто арендовал "на неопределенное время" государственные земли, предлагалось узаконить свой статус энфитеутов до 1 января 1827 года (ст. 1). Лица, арендовавшие государственные земли на определенный срок, должны были по его истечении рассматриваться как энфитеуты (ст. 2). 1-я статья определенно имела в виду самовольных захватчиков государственных земель. Стремление правительства избежать точных определений объяснялось высоким


51 S. Bagu. Op. cit., doc. N 125, p. 352.

52 "Asambleas". Vol. II, p. 1200. Конгресс оставил без изменения предложенный правительством размер ренты и сроки ее пересмотра.

53 Ibid., p. 1207.

54 Ibid., pp. 1264 - 1265.

55 S. Bagu. Op. cit., doc. N 132, p. 386.

56 "Registro oficial". Vol. II, doc. N 2009, p. 138.

57 Ibid., doc. N 2024, pp. 140, 141.

58 Ibid., doc. Xs 2066, p. 152.

стр. 104


социальным положением нарушителей законности - ими были в основном представители помещичьих кругов. Соглашаясь называть расхитителей общественных угодий их арендаторами "на неопределенное время", правительство не уступало по существу дела: оно добивалось возвращения государству его земель.

К 1830 г. энфитеусисом было охвачено более 86% всех земель провинции Буэнос-Айрес59 . Правительство Ривадавии стремилось утвердить эту систему землепользования в интересах мелких и средних собственников. Однако время показало, что предпринятые им меры не обеспечивали достижения поставленной цели. Государственные земли попадали в руки богачей - помещиков, которые арендовали громадные площади. Так, 18% энфитеутов провинции Буэнос-Айрес, каждый из которых имел в пользовании участок не менее 10 лиг (27 тыс. га), занимали более 65% всех государственных земель60 . Сверх ожидания радикалов крупных собственников вовсе не отпугивала 8-процентная рента с арендованных участков61 . В одной из своих заметок, опубликованных в газете "Cronica Politica y Literaria de Buenos Aires", Ривадавия отмечал: "Легкость, с которой происходит концентрация земли, способствует складыванию привилегированного класса, который может использовать свое положение в низменных целях - чтобы разрушить основы нашей республики; и тогда откроется дорога для господства земельной аристократии"62 .

Понимая напряженность ситуации, правительство стало уделять распределению земель особое внимание. В его политике все большее значение приобретала организация поселений энфитеутов. Декретом от 3 февраля 1827 г. запрещалось передавать в энфитеусис земли, лежащие к югу от линии: Кабо Коррьентес - Тандиль Лагуна де Куралафкен - Крус Колорада - Мар Чикита дель Норте. Правительство оставляло за собой эту зону, чтобы постоянно иметь под рукой земли, необходимые для создания поселений средних и мелких собственников. В районах, лежащих к северу от указанной границы, сохранялся прежний порядок передачи земель в энфитеусис. Однако и там предписывалось оставлять часть земли незанятой63 .

5 мая 1827 г. правительство смягчило условия энфитеусиса для мелких собственников, селившихся на юге провинции Буэнос-Айрес, на землях, захваченных у индейцев. Малоимущие поселенцы должны были получить для занятия земледелием участок в 350 гектаров. Землевладельцы и государственные арендаторы, имевшие не менее 200 голов скота, наделялись для организации скотоводческого хозяйства 675 гектарами. Поселенцы освобождались от уплаты налогов: скотоводы - на четыре года, земледельцы - на восемь. В течение этого времени они не могли ни продавать, ни уступать свои права энфитеутов64 .

Декретом от 10 мая 1827 г. запрещалось удовлетворять те заявки на государственные земли, податели которых были крупными энфитеутами. Целью декрета была защита интересов мелких и средних собственников. Его составители прямо заявили: "Отсутствие ограничений в


59 Площадь земель, взятых в энфитеусис, составляла 86,5 тыс. кв. км (J. Oddone. Op. cit., p. 91), а вся территория провинции исчислялась тогда в 100 тыс. кв. км (A. Ferrer. Op. cit., p. 62).

60 Подсчеты осуществлены по перечню энфитеутов с указанием площади земель, взятых ими в пользование с 1822 по 1830 г. (J. Oddone. Op. cit., pp. 73 - 83).

61 Закон об энфитеусисе не установил предельный размер участка, который мог быть передан одному энфитеуту. Агуэро заявил, что такая мера была бы неоправданной, поскольку вряд ли кто станет брать в энфитеусис большие площади, за которые нужно уплачивать значительный налог ("Asambleas". Vol. II, p. 1216).

62 Цит. по: C. Sienra. Campo y ciudad. El problema agrario argentino. Buenos Aires. 1946, pp. 81 - 82.

63 "Registro oficial". Vol. II, doc. N 2117, p. 176.

64 Ibid., doc. N 2154, pp. 187 - 188.

стр. 105


размерах передаваемых в энфитеусис земель, полное удовлетворение заявок на площади, в них указанные, создало ситуацию, пагубные последствия которой уже чувствуются обществом. Подаются заявки на необозримые поля, без намерения и возможности их эксплуатировать, но в уверенности перепродать в ближайшее время свои права пользователей, приобретенные за мизерную сумму, по высокой цене. В конце концов обнаружилось, что множество общественных земель уже распределено, хотя в своем большинстве они пустуют". Государственным интересам, как указывалось в декрете, противоречит, "чтобы общественными землями пользовались немногие, пользовались с громадным ущербом для общества и для частного предпринимательства более многочисленного класса"65 .

Буржуазные радикалы не сумели, однако, выполнить своих планов. Их "программа действий вызвала открытое сопротивление и саботаж со стороны крупных латифундистов, поднявших вооруженный мятеж, что в конечном счете и привело к падению правительства Ривадавии в 1827 году"66 .

Как мера буржуазного прогресса аграрные реформы Ривадавии, имевшие своей основой идею общественной собственности на землю, стали возможны в силу исключительно благоприятных условий: капиталистические отношения в Аргентине еще только зарождались, а собственником значительной части земель было государство. Многие хозяйства страны, как мелкие, так и крупные, велись на арендованных или самовольно занятых государственных землях. Частная земельная собственность не пустила там сколько-нибудь глубоких корней67 , господствующие классы не испытывали к ней особого "почтения".

Будучи важнейшей демократической реформой экономического строя Аргентины, аграрные начинания Ривадавии создавали материальную основу для быстрого развития капитализма. Энфитеусис позволял складываться фермерскому хозяйству на земле, свободной от средневекового надельного землевладения и тем более помещичьего уклада. При этом земля становилась открытой для беспрепятственного приложения капиталов, поскольку не была отягощена абсолютной рентой.

Поражение Ривадавии явилось последней вехой в борьбе буржуазно- радикального крыла Майской революции за демократическую аграрную программу. В период реакционной диктатуры Росаса (1835- 1852 гг.) помещики решили аграрный вопрос в свою пользу68 . Тогда же были заложены основы крупной латифундистской собственности69 . Развитие Аргентины окончательно пошло по пути "помещичьего, полуфеодального" капитализма.


65 Ibid., doc. N 2155, pp. 189 - 190.

66 Л. Пасо. Указ. соч., стр. 71. Вынужденный покинуть Аргентину, Ривадавия провел долгие годы в эмиграции, умер в Испании.

67 Е. Matteis. Analisis de la vida argentina. Buenos Aires. 1962, p. 57.

68 Б. Марианетти. Указ. соч., стр. 59.

69 Р. Гиольди. Избранные статьи и речи. М. 1974, стр. 86.

 

Опубликовано 02 августа 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?