Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 21.06.18

Рецензии. Г. ГУТМЭН. ТРУД, КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО В ИНДУСТРИАЛИЗИРУЮЩЕЙСЯ АМЕРИКЕ

Дата публикации: 13 января 2018
Автор: И. М. САВЕЛЬЕВА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Номер публикации: №1515859969 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


И. М. САВЕЛЬЕВА, (c)

найти другие работы автора

G. H. GUTMAN - Work, Culture and Society in Industrializing America. Alfred A. Knopf. New York. 1976. XIV, 343, XVI p.

Автор книги, профессор истории в Нью-Йоркском университете принадлежит к числу ведущих представителей направления "новой рабочей истории"1 , возникшего примерно 10 лет назад как противовес коммонсовско-висконсинской концепции с ее экономико-правовым институционализмом, апологетикой "делового юнионизма",


1 D. Montgomery. Beyond Equality. Labor and Radical Republicans, 1862 - 1872. N. Y. 1967; S. Thernstrom. The Other Bostonians: Poverty and Progress in American Metropolis, 1880 - 1970. Cambridge (Mass.). 1973; R. Ward and W. Rogers. Labor Revolt in Alabama. [W. p.]. 1965. Проблемам "новой рабочей истории" посвящен, в частности, специальный номер "Journal of Social History", Summer, 1974; см.

стр. 185


отрицанием классовой борьбы, игнорированием социальных и культурно-бытовых аспектов жизни рабочих США. Представители "новой рабочей истории" противопоставляют висконсинцам "реальную", "точную" историю рабочего класса и его отдельных формальных и неформальных групп. Стремясь воссоздать прошлое широких слоев трудящихся, исследовать их быт, культуру, сознание, поведение и в меньшей степени - производственную деятельность, "новые рабочие историки" обратились к массовым типам источников (переписям, налоговой документации, записям актов гражданского состояния), которые разрабатываются при помощи количественных методов анализа.

Концепция "новой рабочей истории" находится еще в процессе формирования и в некоторых отношениях даже на его начальном этапе. Как правило, исследования, написанные в духе "новой рабочей истории", предельно конкретны: они четко локализованы географически, ограничены узкими хронологическими рамками, посвящены рабочим определенной категории или этнической группы. В последнее время стали появляться работы обобщающего характера. К их числу относится и книга Гутмэна. Автор видит цель своих изысканий в объяснении "сознания и поведения американских трудящихся" на протяжении тех нескольких десятилетий, когда "нация превращалась в мощное индустриальное капиталистическое общество" (стр. XI). Если до 1966 г. Гутмэн анализировал в основном отношения между рабочими, предпринимателями и "общественностью" в XIX в., то в последнее десятилетие центральной темой его исследований стал конфликт доиндустриального общественного и индивидуального сознания и социальной психологии с возникающей системой капиталистических отношений. Сущность этого конфликта он видит в несовпадении темпов развития материального производства и общественного сознания. По мнению автора, "сознание и дух" рабочих изменились не так резко, как условия их жизни. "Старые традиции и образ мыслей (светский и религиозный) нелегко поддавались императивам дезорганизованного индустриального общества" (стр. 84).

Сопоставляя динамику социальной и культурной жизни с динамикой экономического роста, Гутмэн приходит к выводу, что "глубокие экономические перемены не разрушили окончательно старую социальную структуру Америки и укрепившуюся культуру ремесленников доиндустриального периода, как коренных, так и иммигрантов" (стр. 33). Автор считает, что в США процесс ломки традиционной системы ценностей и приспособления трудящихся к условиям капиталистического производства оказался усложненным и растянутым во времени, поскольку волны иммиграции постоянно вливали в ряды промышленного пролетариата отряды трудящихся с доиндустриальным сознанием (стр. 14).

В социальных конфликтах "века индустриализации" Гутмэна особенно привлекает борьба вокруг новых этических норм, формирующихся в процессе развития капиталистического общества. Проблема взаимоотношений доиндустриальных традиций с новой индустриальной этикой, связи морали с религией, приспособления религиозных норм к требованиям, предъявляемым к рабочему капиталистическим производством, для Гутмэна - первостепенная проблема. "Этика труда, - пишет он, - остается центральной проблемой в американском опыте, и изучать этот предмет по-новому - значит пересмотреть многое из того, что принималось как само собой разумеющееся при написании истории рабочего класса и социальной истории" (стр. 3).

В работе явственно присутствует идея автономности разных видов социальных конфликтов - экономических, политических, религиозных, моральных, национальных. При таком подходе производственные отношения низводятся до уровня любого другого типа отношений, возникающих в обществе. Характерна интерпретация социальной роли протестантизма в рабочем движении XIX века. По мнению Гутмэна, отдельные положения этой доктрины, модифицированные тред-юнионистами и революционными рабочими, стали элементами "протестующего классового сознания" и легли в основу идеологии "классового протеста" (стр. 84, 86, 97, 113).

Автор стремится использовать новые "нетрадиционные" источники. Так, в очерке, посвященном роли негров в профсоюзе углекопов, он привлекает материалы негритянского профактивиста Ричарда Л. Дэ-


также С. М. Аскольдова. Журнал "Labor History". "Вопросы истории", 1974, N 5; И. П. Дементьев. Основные направления и школы в американской историографии послевоенного времени. "Вопросы истории", 1976, N 11.

стр. 186


виса. "Поддержка негров, - утверждает он, - объясняла часть успехов профсоюза на начальном этапе его существования. К 1900 г. негритянские рабочие внесли значительный вклад в создание союза, и 20 тысяч негров были его членами" (стр. 124). Рядовых профактивистов, настроенных по-боевому, автор противопоставляет бюрократам типа С. Гомперса (стр. 208).

Эту же линию - противопоставление непримиримых и воинственных "рядовых" соглашателям из руководства АФТ - автор продолжает и при рассмотрении истории рабочего движения в отдельных промышленных центрах (стр. 79 - 117, 121 - 208, 295 - 320). Гутмэн приводит многочисленные данные о том, что рядовые пролетарии в XIX в. повсеместно участвовали в движениях протеста и борьбе за реформы, мужественно сопротивляясь капиталистической эксплуатации.

Трудящиеся массы, "рядовые" - главный объект исследования автора. Однако, как и другие представители "новой рабочей истории", он, хотя и пользуется термином "класс", нигде не поясняет, какой смысл вкладывается им в это понятие. Здесь Гутмэн следует за Э. Хобсбаумом, Ч. Тилли, Д. Руде, Э. Томпсоном и другими представителями европейской "новой социальной истории", которые придерживаются весьма противоречивых взглядов по данному вопросу. Э. Томпсон, например, заявляет, что невозможно дать четкого определения класса, и в качестве единственного критерия, позволяющего провести разграничительную линию между классами, называет осознание отдельными индивидами идентичности своих интересов2 .

Придерживаясь расплывчатых представлений о сущности классов, Гутмэн, естественно, не затрагивает таких вопросов, как реальное (то есть социально-экономическое) содержание классового сознания, классового действия, классового конфликта. В результате многие сюжеты, вошедшие в книгу, рассматриваются поверхностно, без раскрытия их существа и действительной значимости. Именно благодаря такому подходу он пытается поставить под сомнение вывод о том, что политическая власть и социальный престиж промышленников соответствовали степени их экономического могущества. Вместо этого он предлагает другой тезис: в начальный период, по крайней мере, на протяжении жизни одного поколения, "большая безличная корпорация и не имеющие собственности рабочие оставались необычными и даже чуждыми элементами в промышленном городе. Они нарушали традицию, подтачивали утвердившуюся социальную структуру и социальную иерархию и бросали вызов традиционному образу мыслей. Сила промышленников еще не была узаконена и неоспорима" (стр. 236). Гутмэн пытается подтвердить свой тезис материалами из истории лишь одного промышленного города - Патерсона, и поэтому его вывод носит сугубо частный характер. Из анализа происшедших в 1877 - 1880 гг. в этом городе двух стачек текстильщиков и двух судебных дел по обвинению редактора социалистической газеты в клевете, автор делает вывод, что баланс политических сил в городе в это время был не в пользу промышленной буржуазии, причем этот вывод экстраполируется на все американское общество.

Как реакцию против засилья догматов висконсинокой школы деятельность представителей "новой рабочей истории" можно приветствовать, поскольку на страницы исторического исследования выходят массы рабочего класса, в какой-то степени развенчивается миф о "бесконфликтности" социального развития США. Это существенно расширяет познания историков о прошлом американского пролетариата, вскрывает малоизученные или не известные ранее пласты социальной жизни. Однако, отказавшись от признания определяющей роли производственных отношений в процессе общественного развития, а фактически и от классового подхода к истории американского пролетариата, Гутмэн возвел в ранг центральных и основополагающих факторов вторичные (а зачастую - сугубо локальные) аспекты истории рабочего движения. Игнорируя общие закономерности развития капитализма и рабочего класса, он рисует картину фрагментарную и, в конечном счете, искажающую социальный портрет рабочего класса.


2 Е. Thompson. The Making of the English Working Class. L. 1963, p. 11.

Опубликовано 13 января 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?