Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 14.12.18


РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ: ПРОБЛЕМЫ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ ОТНОШЕНИИ ГОРОДА И ДЕРЕВНИ

Дата публикации: 21 июля 2018
Автор: Ю. М. Иванов
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Номер публикации: №1532186631 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ю. М. Иванов, (c)

найти другие работы автора

Характерной чертой современной эпохи является растущая роль стран Азии, Африки, Латинской Америки, освободившихся от колониальной и полуколониальной зависимости. Одним из факторов, содействующих усилению их антиимпериалистического потенциала, являются глубокие изменения в отношениях между городом и деревней, происходящие на периферии капиталистической системы.

Указанные изменения имеют два тесно связанных между собой аспекта: международный и внутренний. С точки зрения международной колониальные и зависимые страны в определявшем их экономическое развитие международном разделении труда играли роль деревни, обеспечивавшей сырьем промышленность городов индустриально развитых капиталистических держав. Иначе говоря, эти страны служили аграрно-сырьевыми придатками капиталистически развитого мира. "Буржуазия, - подчеркивается в "Манифесте Коммунистической партии", - подчинила деревню господству города... Так же как деревню она сделала зависимой от города, так варварские и полуварварские страны она поставила в зависимость от стран цивилизованных, крестьянские народы - от буржуазных народов, Восток - от Запада" 1 . Отмеченная зависимость была формой проявления в глобальном масштабе противоречий между городом и деревней, переросших по мере развития мирового капиталистического рынка рамки буржуазных государств. Естественно, что эти противоречия оказывали большое влияние на отношения между городом и деревней и в самих развивающихся странах, способствуя, в частности, сохранению политического господства крупных аграриев, на которых опирались колонизаторы.

В современную эпоху всемирно-исторического перехода от капитализма к социализму в зоне национально- освободительных революций происходит ломка старых отношений между городом и деревней. "Капиталистическая "периферия" перестает быть лишь аграрно-сырьевым придатком "центра" 2 . На базе относительно высоких темпов промышленного развития здесь протекают бурные процессы урбанизации, сопровождающиеся ускоренным становлением городских классов и изменением соотношения социальных сил между городом и деревней. Согласно прогнозу ООН, в Азии, Африке и Латинской Америке к 2000 г. будет проживать свыше половины (65%) городских жителей планеты 3 .

Исследование движения капиталистической противоположности между городом и деревней в развивающихся странах позволяет осмыслить не только прошлое изучаемых нами народов, но и ведущие тен-


1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 4, с. 428.

2 Примаков Е. М. Восток после краха колониальной системы. М. 1982, с. 133.

3 Growth of the World Urban and Rural Population 1920 - 2000. N. Y. 1969, p. 49.

стр. 51


денции их современного развития. Между тем эта проблема до сих пор остается малоизученной, нет специальных работ на эту тему. Лишь в немногих изданиях, посвященных анализу процессов урбанизации в регионе национально- освободительного движения, говорится об отдельных ее аспектах 4 . Заслуживают также внимания отдельные публикации западных исследователей, в которых можно обнаружить факты, свидетельствующие о кризисе традиционных отношений между городом и деревней 5 .

Высокие темпы урбанизации населения в развивающихся странах - важный показатель кризиса отношений, фиксированных глобальной противоположностью города и деревни. В большинстве государств Азии, Африки и Латинской Америки во взаимоотношениях между городом и деревней уже не деревня, а город либо стал, либо становится фактором, определяющим социальные процессы. В то же время пагубное наследие колониального прошлого до сих пор продолжает сказываться на всех сторонах их общественной жизни, в том числе и на процессах ломки связей "мировой город" - "мировая деревня" 6 .

Преподаватель Гонконгского университета Т. Мак Джи пишет, что большинство развивающихся стран "унаследовали от эпохи колониализма экономическую структуру, чрезмерно специализированную на производстве сырья для промышленности метрополий. Несмотря на независимость, эти страны остаются экономически тесно связанными с промышленными державами и находятся в опасной зависимости от последних. Такая зависимость служит одним из факторов, препятствующих осуществлению столь необходимой для городов третьего мира широкой индустриализации, призванной обеспечить большую занятость... Города развивающихся стран продолжают сохранять свою старую экономическую функцию посредников между промышленными державами и источниками сырья" 7 . Таким образом, прежние отношения между городом и деревней хотя и разрушаются, но окончательно не исчезают, тесно переплетаясь при этом с новыми. Поэтому, чтобы выделить качественно новые сдвиги, происходящие в движении рассматриваемой нами противоположности, следует показать те исторические формы, в которых она развивалась в прошлом.

Зарождение капиталистической противоположности между городом и деревней в развивающихся странах началось в эпоху колониализма. При этом генезис ее существенно отличался от аналогичного процесса на родине капитализма. Известно, что в индустриально развитых государствах формирование капиталистических городов происходило на базе разложения натурального хозяйства, при котором каждая хозяйственная единица производила все виды работ, "начиная от добывания различных видов сырья и кончая окончательной подготовкой их к потреблению". В ходе этого процесса промышленность обрабатывающая отделялась от добывающей и каждая из них подразделялась "на мелкие виды и подвиды, производящие в форме товара особые продукты и обменивающие их со всеми другими производствами" 8 . При этом обра-


4 См. Африканский город (критический очерк зарубежных концепций). М. 1979; Покатаева Т. С. Развивающиеся страны: проблемы урбанизации. М. 1977.

5 City and Country in the Third World. Issues in Modernization of Latin America. Cambridge (Mass.). 1960; Geertz C. The Social History of an Indonesian Town. Cambridge. 1965; English R. W. City and Village in Iran. Settlement and Economy in the Kirman Basin. Madison. 1966; Me Gee T. G. The South East Asian City. A Social Geography of the Primate Cities of South East Asia. Lnd. 1967; Latin American Urban Research. Vol. 5. Urbanization and Inequality. Ihe Political Economy of Urban and Rural Development in Latin America. Beverly Hills. 1975; Ross M. Grass Roots in African City. Political Behaviour in Nairobi. Cambridge (Mass.). 1975.

6 См. Примаков Е. М. Ук. соч.

7 Me Gee T. G. The Urbanization Process in the Third World. Exploration in Search of a Theory. Lnd. 1971.

8 Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 21.

стр. 52


батывающая промышленность концентрировалась в городе, тогда как добывающая - в деревне. Таким образом, по мере развития противоречий между городом и деревней и поляризации этих противоположностей капитализм, разрушая натуральное хозяйство у себя на родине, довершал "разрыв... первоначального семейного союза земледелия и промышленности, который соединял друг с другом младенчески-неразвитые формы обоих" 9 .

По-иному протекал процесс становления капиталистических противоречий между городом и деревней в развивающихся странах. Колониальная экспансия застала их народы на различных ступенях докапиталистических отношений. Причем даже там, где к этому времени уже произошло отделение города от деревни, оно имело еще скорее характер различия, чем противоположности. Если в Западной Европе "главной формой собственности в феодальную эпоху была, с одной стороны, земельная собственность вместе с прикованным к ней трудом крепостных, а с другой - собственный труд при наличии мелкого капитала, господствующего над трудом подмастерьев", то на Востоке еще существовало "нерасчлененное единство города и деревни". "Подлинно крупные города, - писал К. Маркс, - могут рассматриваться здесь просто как государевы станы, как нарост на экономическом строе в собственном смысле" 10 . Товарные связи городских поселений с сельскими были незначительны. Городское ремесло развивалось автономно от деревни, обеспечивавшей себя в рамках натуральных отношений почти всем необходимым, в том числе и ремесленной продукцией. В свою очередь, значительная часть населения городов обычно занималась сельским хозяйством 11 . Все это свидетельствовало о том, что противоположность между городом и деревней здесь еще не была четко выражена и границы между ними в известной мере оставались условными.

Рост городского ремесла происходил здесь не за счет его отделения от труда земледельческого в связи с расширением торгового обмена между городом и деревней, а преимущественно на базе обслуживания концентрировавшихся в городах господствующих классов, их челяди и армии, а также включения городов в систему международной торговли. Иначе говоря, городские ремесла не были результатом их отпочкования от сельского труда, а следствием совершенствования, их качественно нового развития, определявшегося взыскательными вкусами знати и заморских покупателей. Другая особенность ремесленного производства заключалась в том, что оно, как правило, носило законченный характер, оставляя мало места для общественного разделения труда, опосредованного товарными отношениями. Естественно, что в таких условиях не было почвы для развития капиталистического уклада и, следовательно, предпосылок для капиталистической трансформации города.

Новые качественные сдвиги, связанные с возникновением капиталистических городов, явились не результатом имманентного экономического развития Азии, Африки и Латинской Америки, а следствием их насильственного включения в качестве "мировой деревни" в орбиту интернационального капиталистического хозяйства. Капиталистические города в этих регионах создавались колонизаторами не только как опорные точки политического господства, но и как ключевые пункты вывоза сырья- продукции колониальной деревни и ввоза промышленных товаров-изделий городов метрополии. "Урбанизация (речь идет о капиталистической урбанизации. - Ю. И .), -пишет сотрудник Массачусетского института прикладных наук К. Гиртц, - происходила здесь


9 Марк с К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 23, с. 514.

10 Там же. Т. 3, с. 23; т. 46, ч. I, с. 470.

11 Cities in Change. Studies of the Urban Conditions. Boston. 1977, p. 20.

стр. 53


преимущественно не на основе спонтанного развития, а независимо от него. Она была привнесена извне, а не явилась результатом имманентной эволюции того общества, на теле которого она возникала" 12 .

Противоположное движение сырья и промышленных товаров между городом и деревней - типичная черта капиталистического накопления 13 . Однако в колониальных условиях это движение имело свою специфику, заключавшуюся в том, что колониальный город в целом не был производителем промышленных товаров и, следовательно, потребителем сырья. С этой точки зрения его функции сводились к посредническим операциям между колониальной деревней и городскими промышленными центрами капиталистически развитого мира, где потреблялось сырье и производились промышленные товары, частично поступавшие в колонии. Это предопределяло дуалистический характер колониальных городов. Они включали кварталы европейцев и коренного населения. Первые представляли город капиталистических держав, вторые - колониальных и зависимых стран. Европейские кварталы имитировали принципы городской организации капиталистически развитого мира, тогда как туземные принципы местной сельской организации.

На Востоке проявлениями имитации таких принципов в городских отношениях были большесемейные и кастовые основы организации ремесла и торговли, зависимость городского люда от феодальной знати, занимавшейся ростовщичеством, устойчивость традиционных отношений и форм городских поселений. С этой точки зрения колониальная эксплуатация практически не внесла нового в унаследованную от прошлой эпохи организацию городских кварталов коренного населения, сохранявшего прочные связи с землевладением в деревне. Эта связь была одной из типичнейших черт городского населения вообще и формировавшегося городского пролетариата в частности. "Во многих местах, - подчеркивалось в документах VI конгресса Коминтерна по колониальному вопросу, - преобладают сезонные рабочие, и даже основные кадры пролетариата все еще стоят одной ногой в деревне" 14 .

В колониальный период главной фигурой среди трудившихся по найму на городских предприятиях был не кадровый рабочий, а крестьянин-отходник, сохранявший в деревке участок земли, на котором трудилась его семья. Эксплуатация периодически возвращавшихся в деревню крестьян- отходников была выгодна городским предпринимателям, т. к. заработная плата обеспечивала в основном существование только самого работника без семьи. Пособия по безработице, увечьям и болезням им не выплачивались. Практически все эти расходы возлагались на деревню, субсидировавшую воспроизводство рабочей силы, занятой на городских предприятиях 15 .

Связи с землевладением в деревне имели не только городские низы, в том числе и ремесленники, но и городские верхи. Многие из них были помещиками, наживавшимися на эксплуатации крестьян, другие - представителями национальной буржуазии, которые зачастую приобретали в деревне обширные участки и заводили полуфеодальные хозяйства, т. к. из-за конкуренции иностранных монополий у них были лишь ограниченные возможности вкладывать капиталы в промышленность и торговлю. В свою очередь, доходы от землевладения широко использовались для инвестиций в городские отрасли экономики. Таким образом, в рассматриваемый период город еще не отделился от пуповины сельской жизни. Городские кварталы коренного населения были как бы


12 Geertz C. Op. cit., pp. 3 - 4.

13 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Тт. 23 - 25.

14 VI конгресс Коминтерна. Выпуск шестой. Тезисы, резолюции, постановления, воззвания. М. -Л. 1929, с. 148.

15 См. Иванов Ю. М. Аграрный вопрос и формирование армии наемного труда в Тропической Африке. М. 1974.

стр. 54


продолжением деревни не только по форме, но и по существу. Но это было возможно лишь потому, что основной функцией колониальных городов являлось не промышленное производство, а финансово-торговые операции по выкачиванию сырья из колониальной деревни и сбыту промышленных товаров капиталистически развитых государств.

Неразвитым формам капиталистической урбанизации соответствовали неразвитые формы аграрного капитализма. На периферии капиталистической системы о его начале свидетельствовали, с одной стороны, возникавшие на основе европейского капитала крупные хозяйства, базировавшиеся на широком использовании подневольного труда, с другой - переход к производству экспортных культур в крестьянских хозяйствах, находившихся в зависимости от феодальной знати. Оба типа хозяйства специализировались преимущественно на производстве сырья для городской промышленности капиталистически развитого мира. И в том и в другом случае товарное производство на международный рынок было порождено в докапиталистических формах мировым капитализмом и обслуживало его нужды. С этой точки зрения оба типа были капиталистическими, хотя отношения между непосредственными производителями и владельцами средств производства зачастую не были обусловлены куплей-продажей рабочей силы 16 .

На это своеобразие функционирования капитала на периферии капиталистической системы первым обратил внимание Маркс. "А если владельцев плантаций (рабовладельческих. - Ю. И .) в Америке, - писал он, - мы теперь не только называем капиталистами, но они и на самом деле являются таковыми, то это происходит потому, что они существуют как аномалии в условиях мирового рынка, покоящегося на свободном труде" 17 . Но то, что в середине XIX в. представлялось аномалией, впоследствии оказалось закономерностью. Повсюду в Африке и Азии первоначально на создавшихся плантациях европейцев применялся либо рабский, либо феодально- принудительный труд, крайне медленно перераставший в отношения "вольного" найма. Капиталистический характер таких плантаций обнаруживался не столько в отношениях между владельцами капитала и непосредственными производителями, сколько в том, что, во-первых, его "первоначальное накопление" зачастую осуществлялось за счет труда наемных рабочих на родине капитализма и, во- вторых, что его дальнейшее возрастание было обусловлено реализацией продукции на мировом рынке, обслуживавшем капиталистическое производство.

Что касается феодальных землевладельцев, то прибавочный продукт, который им удавалось получать в результате торговых операций с европейскими фирмами, превращался в капитал, использовавшийся для эксплуатации непосредственных производителей торгово-ростовщическими методами. Иначе говоря, феодальный землевладелец становился обладателем капитала, и с этой точки зрения его можно рассматривать как капиталиста. Этот капитал, будучи тесно связанным с банками и закупочными фирмами, представлял собой первичную форму подчинения простого товаропроизводителя капиталистическому способу производства, господствовавшему в мировом хозяйстве. "И производство, - писал В. И. Ленин, - заведомо неорганизованное капиталистически: мелкие ремесленники, крестьяне, мелкие производители хлопка в колониях и проч. и проч. подпали под зависимость банков и вообще финансового капитала" 18 .

Вместе с тем укоренявшиеся в торговом земледелии колониальных и зависимых стран худшие, низшие формы капитала не столько всту-


16 См. Иванов Ю. М., Оганова А. С. Африка: у истоков классовых битв. М. 1978, г. 14.

17 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. I, с. 505.

18 Ленин В. И. ПСС. Т. 34, с. 367.

стр. 55


пали в конфликт с существовавшими до них феодальными отношениями, сколько приспосабливали их к своим нуждам, наполняя их новым, буржуазным содержанием. В условиях парализующего воздействия ростовщичества на производительные силы, способствовавшего консервации агротехники, характерной для феодального строя, наемный труд был зачастую невыгодным. В связи с этим и помещики и обладавшие капиталом зажиточные крестьяне широко использовали отработки, одной из разновидностей которых являлась издольная аренда. С этой точки зрения зажиточные крестьяне по своему экономическому положению во многом были близки к помещикам, ссужавшим крестьянам капитал не только в форме денег, но и жизненных средств, а также средств производства. "По своему экономическому типу мелкие и средние помещики и богатые крестьяне во многих странах Южной и Юго-Восточной Азии мало отличались друг от друга. Между ними существуют не столько качественные, сколько количественные различия" 19 .

На другом полюсе деревни низы, как правило, становились не наемными рабочими, а лицами, отрабатывавшими средства к жизни, которые им ссужали ростовщики, скупщики-помещики и зажиточные крестьяне. В целом для этих отношений был характерен процесс неуклонного сокращения прослойки состоятельных арендаторов, ухудшения условий аренды, превращения пауперизирующихся крестьян в кабальных издольщиков либо лиц, отрабатывающих полученные средства к жизни в хозяйствах помещиков и зажиточных крестьян, т. е. процесс, обусловленный низшими, худшими формами разложения крестьянства 20 . При этом значительная часть разорившихся крестьян становилась пауперами, перебивавшимися случайными заработками.

Таким образом, на периферии капиталистической системы сложилась своеобразная ситуация, при которой земледелие становилось капиталистическим, тогда как классы с точки зрения форм производственных связей между владельцами капитала и непосредственными производителями носили преимущественно докапиталистический характер. Но это было возможно потому, что существовал капиталистически развитый мир, втянувший в орбиту своего влияния земледелие колониальных и зависимых стран и превративший докапиталистические производственные отношения в одно из звеньев цепи капиталистического воспроизводства. В связи с этим и само земледелие эволюционировало здесь в формах, типичных для капитализма. "Самый процесс образования торгового земледелия, - подчеркивал Ленин, - происходит не совсем так, как в фабричной промышленности: в промышленности это происходит в простой и прямолинейной форме, в земледелии же мы видим другое: там преобладает смешение торгового и неторгового земледелия. Здесь соединяются различные формы. На рынок выносится главным образом один какой-либо продукт в каждой данной местности. С одной стороны, производство помещика и особенно крестьянина есть товарное, с другой - оно сохраняет свой потребительный характер" 21 .

В условиях господства колониальной и полуколониальной эксплуатации подобная двойственность земледелия - сочетание в одних и тех же хозяйствах его торговых и потребительских форм - носила устойчивый характер. Рыночные связи оказывали слабое влияние на процесс воспроизводства в крестьянских хозяйствах. Это позволяло монополиям, используя торгово-ростовщические методы, скупать продукцию крестьян по низким ценам, затрагивавшим не столько производство, сколько жизненный уровень производителя, вынужденного покупать втридорога промышленные изделия капиталистически развитых стран. Вторжение


19 Аграрный вопрос в странах Аэии и Северной Африки. М. 1968, с. 11.

20 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 4, с. 56.

21 Там же. Т. 7, с. 112.

стр. 56


торгово-ростовщического капитала в сферу сельского производства ограничивалось преимущественно районами торгового земледелия, площадь которых была относительно невелика. Громадные территории колониальных и зависимых стран продолжали оставаться зонами преобладания натурального хозяйства, где господствовали традиционные отношения, а торгово-ростовщические операции концентрировались в основном в сфере неразвитого товарного и денежного обращения. Вместе с тем это не исключало того, что и эти зоны участвовали в процессе накопления капитала. Их главной функцией в системе колониальной эксплуатации было обеспечение дешевой рабочей силой крестьян-отходников районов торгового земледелия и городов.

Насильственное включение развивающихся стран в орбиту мирового капиталистического рынка первоначально сопровождалось тенденцией превращения колониально зависимой "периферии" в деревню, полностью лишенную какого бы то ни было производства промышленных изделий. В результате конкуренции городской промышленности капиталистических держав пришли в упадок крупнейшие города Востока - центры ремесленного производства. "Британский завоеватель, - пишет Маркс, - уничтожил индийский ручной ткацкий станок и разрушил ручную прялку. Англия сначала вытеснила индийские хлопчатобумажные изделия с европейских рынков, затем приступила к ввозу в Индостан пряжи и кончила тем, что стала наводнять родину хлопчатобумажных изделий хлопчатобумажными товарами". Наступил, подчеркивает он, "упадок индийских городов, славившихся прежде своими изделиями" 22 . Наиболее пагубно конкуренция фабричной промышленности отразилась на незатейливых сельских ремеслах, главной предпосылкой существования которых было наличие в сельской общине натурального хозяйства и связанных с ним натуральных отношений. Эти ремесла были обречены на постепенное отмирание, длительность которого определялась не их конкурентоспособностью, поскольку рыночный климат вообще был для них губителен, а масштабами проникновения товарно-денежных отношений 23 . Международное разделение труда определяло экономическое развитие колониальных и зависимых стран, способствуя регрессу тех неразвитых отношений между городом и деревней, которые существовали здесь до прихода колонизаторов. Поэтому в развивающихся странах ремеслам в целом так и не суждено было стать основой самостоятельной стадии промышленного развития в виде мелких промыслов, производящих специально на продажу и ставших базой, на которой вырастала мануфактура.

Известно, что отставание деревни от города - черта, свойственная капитализму. Оно составляет, как подчеркнул Ленин, "одну из наиболее глубоких причин нарушения пропорциональности между разными отраслями народного хозяйства, кризисов и дороговизны" 24 . Однако никогда это отставание не принимало столь крайних форм, как в отношениях капиталистического "центра" с колониально зависимой "периферией". Если у себя на родине капитал, освобождая земледелие от феодализма, втягивал сельское хозяйство в торговый оборот, а вместе с ним в мировое экономическое развитие, вырывал аграрное население из застоя, заскорузлости и патриархальности, способствуя в то же время развитию на селе мелкого промышленного производства, то в колониальных и зависимых странах тот же капитал, вовлекая деревню в мировое экономическое развитие, одновременно консервировал феодальные формы отношений, обрекал ее на застой, заскорузлость и патриархальность, приводил к исчезновению ремесел. Естественно, при


22 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 9, с. 133 - 134.

23 Подробнее см.: Колонтаев А. П. Разложение сельского ремесла и возникновение новых отраслей мелкой промышленности в Индии. М. 1968.

24 Ленин В. И. ПСС. Т. 27, с. 219.

стр. 57


этом как внутри этих стран, так и в глобальном масштабе возникали огромные диспропорции между городскими и сельскими отраслями хозяйства, взаимосвязи между которыми могли осуществляться лишь при посредстве механизма мирового капиталистического рынка.

Порожденные мировым капитализмом колониальные города эксплуатировали деревню посредством налогов, установления монопольных цен на сырье и фабричные товары. Доходы землевладельцев оседали в городах. Признавая этот факт, многие буржуазные ученые нередко характеризуют колониальные города как паразитов на теле нации, упирая при этом на то, что они-де не играли прогрессивной роли. "Экономисты, - пишет, например, индийский ученый В. Де Суза, - изучающие роль городов в экономическом развитии, подразделяют городские центры на паразитарные и производящие. Паразитарные города аккумулируют ресурсы окружающих их регионов, не давая взамен соответствующей компенсации. Производящие города распространяют свое влияние на окружающие регионы, обслуживая их нужды и стимулируя изменения и развитие... Прошло более четверти века после ликвидации в Индии колониализма. Однако до сих пор индийские города, в том числе и индустриальные, вряд ли можно рассматривать как производящие" 25 .

В действительности же исследуемый феномен диалектически сочетал противоположные черты. Колониальные города одновременно "паразитировали" и "стимулировали развитие". Еще в середине прошлого столетия Маркс отмечал, что британское владычество в Индии, опиравшееся на колониальные города, обеспечило политическое единство страны, учредило свободную печать, способствовало росту нового класса, вооруженного современными знаниями, ломало инертность общин и сопровождалось строительством железных дорог - предвестником промышленного развития. Иначе говоря, города и в колониальную эпоху были центрами прогресса, достигаемого за счет эксплуатации деревни, ее отсталости и нищеты. Но последнее свидетельствует лишь о том, что при капитализме прогресс, как писал Маркс, неизбежно уподобляется "тому отвратительному языческому идолу, который не желал пить нектар иначе, как из черепов убитых" 26 .

Потребности городов капиталистически развитого мира определяли структуру и масштабы производства аграрной "периферии", игравшей в глобальных связях пассивную роль. Однако в самих колониальных и зависимых странах действовала противоположная закономерность - не деревня зависела от города, а город от деревни, поскольку экономическая жизнь первого непосредственно определялась хозяйственной деятельностью последней, что обеспечивало крупным аграриям, на которых опирались колонизаторы, господствующее положение среди коренного населения. В подобных противоречиях проявляется дуалистический характер колониальных городов, с одной стороны, представлявших собой форпосты капиталистически развитого мира, с другой - зависимой от него "периферии" 27 .

Отношения "центра" и "периферии" порождали относительную гипертрофию - на одном полюсе промышленности, на другом - сельского хозяйства. В то же время диалектика развития этих отношений приводила к тому, что постепенно возникали предпосылки для преодоления этой противоположности. Порожденный капиталистическими державами товарообмен способствовал возникновению в колониальных и зависимых странах такого спроса на промышленные товары, который


25 D'Souza V. C. Urban Development in India: Demographic Functional and Socio-Cultural Perspectives. - The Indian Journal of Social Work, October-January 1976, Vol. XXXVI, N 3 - 4, p. 289.

26 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 9, с. 225 - 228, 230.

27 Payne G. K. Urban Housing in the Third World. Lnd. 1977, p. 17.

стр. 58


не покрывался полностью за счет импорта. Частично дефицит удовлетворялся за счет уцелевшего старого ремесленного производства (в тех случаях, когда из-за неразвитости транспортной сети оно могло конкурировать с заморской фабричной промышленностью), частично за счет превращения мелких заведений в придаток фабричной системы (часто заморской) 28 , частично за счет развития местного фабричного производства, когда оно не выступало конкурентом метрополии, как это было, например, с хлопчатобумажной промышленностью Британской Индии 29 . Наконец, последнее по месту, но не по важности, обстоятельство: империалисты были заинтересованы в первичной переработке на месте сельскохозяйственного и минерального сырья с целью экономии на транспорте и затратах на рабочую силу.

Эти тенденции роста промышленного производства, подготавливавшие коренные изменения отношений между городом и деревней в развивающихся странах, особенно усилились в годы мирового экономического кризиса 1929 - 1933 гг., который в наибольшей степени затронул сельское хозяйство. "Цены на сырье и продукты сельского хозяйства упали значительно больше, чем цены на готовые промышленные изделия... Характерно, что особенно упали цены именно на колониальное сырье... Цены на такое сырье и полуфабрикаты промышленных стран, как уголь, чугун, цемент и пр. упали незначительно" 30 . Иначе говоря, кризис особенно пагубно сказался на деревне колониальных и зависимых стран, продукция наиболее доходных в прошлом отраслей которой оказалась обесцененной. В то же время имевшиеся там промышленные предприятия, ориентировавшиеся на внутренний рынок, в целом от кризиса выиграли. Они не только не свертывали своего производства, но и получили возможность его расширять за счет вытеснения производства дорогостоящих импортных товаров. Поэтому выпуск продукции и занятость на таких предприятиях в ряде случаев не только не сокращались, но и увеличивались. В частности, в хлопчатобумажной промышленности Британской Индии-оплота национального капитала- с 1929 по 1933 г. число веретен возросло на 9,9, станков - на 14, рабочих - на 8% 31 . Причем темпы прироста производства фабричной пряжи были даже выше, чем в 1923/24 - 1927/28 годы. Сходная ситуация сложилась в Бразилии, где с середины 30-х годов сравнительно быстро стала развиваться промышленность, ориентировавшаяся на внутренний рынок.

Росту промышленного производства способствовало то, что в условиях кризиса за счет относительно небольших издержек на зарплату и транспортировку изделий усилилась конкурентоспособность отраслей национальной промышленности, производивших предметы потребления для внутреннего рынка. Такие отрасли оказались более приспособленными к низким ценам, чем промышленность капиталистически развитых стран. В связи с этим национальная промышленность во многих случаях расширялась даже в кризисные годы, что способствовало ускорению темпов урбанизации населения.


28 "Когда фабрика ограничивается производством полуфабрикатов, - указывал Ленин, - она вызывает иногда к жизни мелкие промыслы, занятые дальнейшей обработкой его; напр., механическое производство пряжи дало толчок кустарному ткачеству, около горных заводов появляются "кустари", производящие металлические изделия и пр. Наконец, и капиталистическая работа на дому является нередко придатком фабрики" (Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 535). Именно обработка фабричных полуфабрикатов (часто импортных): металла, пряжи, тканей и т. п. послужила той новой качественной основой, на которой происходило возрождение мелкого производства в колониальных и зависимых странах.

29 См. Наумов Н. Промышленное развитие колониальных стран. М. - Л. 1930, с 37

30 Мировой кризис 1929 - 1931. М.-Л. 1931, с. 186.

31 Мельман С. К вопросу о положении индийской хлопчатобумажной промышленности. - Революционный Восток, 1934, N 5, с. 121.

стр. 59


Продолжавшийся в колониальных и зависимых странах рост промышленного производства в 30-х годах, одновременное падение цен на продукцию наиболее доходных в прошлом экспортных отраслей сельски развитого "центра" с зависимой от него "периферией", показателями зарождавшегося анахронизма подобных связей. Одним из его проявлений было возникновение дефицита торгового баланса ведущей колониальной державы - Великобритании - с колониальными и зависимыми странами. Главная причина этого, пишет преподаватель Суонсийского университетского колледжа А. Латхам, "был значительный прогресс текстильной промышленности Индии и Китая. Местные изделия вытесняли продукцию хлопчатобумажных фабрик Ланкашира". Только в Индии фабричное производство пряжи в 1935/36 г. выросло в 1,7 раза против 1928/29 г., тогда как ее импорт за этот период сократился более чем в 2 раза 32 . В последующие годы этот кризис отношений капиталистически развитого мира с развивающимися странами продолжал углубляться.

Начавшаяся вскоре вторая мировая война, ослабление экономических связей периферии с центрами капиталистической системы сузили возможности реализации продукции отраслей сельского хозяйства, производивших на экспорт, тогда как резкое сокращение импорта промышленных товаров послужило толчком к дальнейшему расширению национальной промышленности и, следовательно, приливу в нее новых инвестиций. Городские отрасли, прежде всего промышленность и торговля, обеспечивали более высокие прибыли, чем сельское хозяйство. Эта тенденция зародилась еще в начале 30-х годов. "В годы кризиса, - пишет индийский ученый А. Багчи, - условия торговли между сельским хозяйством и промышленностью сложились явно в пользу последней" 33 ... Если раньше избыточные капиталы местной городской буржуазии направлялись в деревню, то теперь уже сельские капиталы стали вкладываться в городские отрасли. В Египте, например, "в целом именно кризисы и депрессии 30-х годов способствовали переливу капиталов крупных землевладельцев в "городскую экономику" 34 . В свою очередь, увеличение капиталовложений усиливало тенденции городского развития на базе национального промышленного производства. В условиях ликвидации колониализма и полуколониальных отношений эти тенденции стали определяющими.

Уничтожение на периферии капиталистической системы свойственного колониальной эпохе политического господства империализма открыло качественно новые, неизмеримо более широкие по сравнению с прошлым перспективы для индустриализации развивающихся стран. Во-первых, была ликвидирована монополия империалистических держав, контролировавших внешнеэкономические связи государств Азии, Африки и Латинской Америки, впервые получивших возможность налаживать экономические отношения с государствами социалистического содружества, непосредственно заинтересованными в их независимом от империализма развитии. Во-вторых, пришедшие к власти классы стали обладателями государственных доходов- потенциально громадного источника финансирования промышленности. В-третьих, независимость позволила проводить протекционистскую политику, защищавшую развивающуюся промышленность от пагубных последствий конкуренции капиталистически развитых государств. Хотя во многих освободившихся от колониальной и полуколониальной зависимости государствах развитие происходит по капиталистическому пути, "их объективным интере-


32 Latham A. The Depression and the Developing World 1914 - 1939. Lnd 1981 pp. 183, 192.

33 Bagchi A. K. Private Investment in India 1900 - 1939. Cambridge. 1972, p. 90.

34 Фридман Л. А. Египет 1882 - 1952. Социально- экономическая структура деревни. М. 1973, с. 34.

стр. 60


сам - как подчеркивалось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС, - противоречит агрессивная политика господства и диктата, проводимая империалистическими державами. Стремясь к преодолению экономической отсталости, эти страны нуждаются в равноправном международном сотрудничестве, в прочном мире" 35 .

Важным инструментом, содействующим преодолению экономической отсталости развивающихся стран, является курс на индустриализацию. С 1950 по 1980 г. доля развивающихся государств в валовом внутреннем продукте капиталистического мира увеличилась с 14,5 до 18,5%, в том числе по промышленности - с 8,5 до 15,5%. Причем по темпам роста валового внутреннего продукта они обгоняли большинство индустриальных капиталистических государств. Значительно более высокими темпами, чем в колониальную эпоху, стало развиваться промышленное производство освободившихся стран, доля которого в валовом внутреннем продукте с 1950 по 1980 г. возросла с 15,9 до 26% 36 .

Вследствие роста промышленности в развивающихся странах сократилась доля импорта в потреблении промышленных товаров. К середине 60-х годов, по подсчетам Организации ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), созданная в развивающихся странах промышленность обеспечивала в среднем уже почти 4/5 всех поставок для внутреннего потребления и экспорта. "Конечно, - пишет в этой связи А. Я. Эльянов, - роль местных промышленных изделий на рынках Азии, Африки и Латинской Америки, а также отдельных молодых государств далеко не одинакова... Наибольший удельный вес изделия местного производства занимают на рынках латиноамериканских стран, наименьшее - в Африке". Согласно приведенным им данным, в таких крупнейших государствах развивающегося мира, как Аргентина, Бразилия, Индия, удельный вес импорта во всех реализованных на внутреннем рынке промышленных товарах в 60-е годы составлял всего от 7 до 11,5% 37 .

На базе иностранного и местного капитала в развивающихся странах возникли промышленные объекты, специализировавшиеся преимущественно на выпуске предметов личного потребления, которые до этого ввозились из-за границы. В то же время необходимые для их изготовления средства производства и технология импортировались из капиталистически развитых стран. В связи с этим промышленность, возникавшая в развивающихся странах, на этой стадии продолжала еще оставаться придатком капиталистически развитого мира. Процесс замещения импорта промышленных товаров собственным производством в развивающихся странах порождал рост экспорта средств производства и технологии в капиталистически развитых странах. При таком импортозамещении, с одной стороны, межотраслевые связи, в том числе и промышленности с сельским хозяйством, оставались в зачаточном состоянии, с другой - само сельское хозяйство во многих случаях продолжало играть роль главного источника валюты, необходимой для импорта средств производства и технологии. Таким образом, развивавшаяся здесь промышленность первоначально вырастала на почве старых, характерных для колониальной эпохи отношений "деревня - город", сложившихся между капиталистической "периферией" и ее "центром".

Однако по мере роста внутреннего рынка на предметы личного потребления развивался и внутренний рынок на средства производства.


35 Пленум Центрального Комитета КПСС, 14 - 15 июня 1983 г. Стеногр. отч. М. 1983, с. 128.

36 Примаков Е. Закон неравномерности развития и исторические судьбы освободившихся стран. - Мировая экономика и международные отношения, 1980, N 12, с. 29.

37 Эльянов А. Я. Развивающиеся страны: проблемы экономического роста и рынок. М. 1976, с. 212.

стр. 61


Показателем этого может служить тот факт, что с 1948 по 1972 г. производство средств производства в развивающихся странах возросло на 744% 38 . Сегодня такие государства, как Индия, Бразилия, Аргентина, Мексика и другие, уже имеют относительно развитую промышленность, выпускающую как предметы потребления, так и средства производства. Наряду с ними в развивающемся мире, в частности в Тропической Африке, имеется много стран, находящихся на более низкой стадии промышленного развития, характеризующейся отсутствием в целом фабричного производства средств производства.

Сегодня развивающиеся страны перестают быть лишь "деревней", в основном потребляющей промышленные изделия, произведенные в капиталистически развитых странах. Они уже стали обладать известным индустриальным потенциалом, позволяющим не только удовлетворять свои, потребности за счет собственного производства, но даже экспортировать свои промышленные товары за границу, в том числе в индустриально развитые страны.

На этой основе меняется содержание экономических связей развивающихся стран с капиталистически развитыми государствами. Раньше они были подчинены исключительно нуждам последних, обеспечивая выкачивание сырья и сбыт промышленных товаров, теперь наметилась новая тенденция - развитие международных экономических связей в интересах национального развития вообще, и промышленного в особенности, самих развивающихся стран. Связи капиталистически развитого "центра" с зависимой от него "периферией", ограниченные только отношениями города и деревни, уже стали в целом анахронизмом. Однако в рамках международного разделения труда развивающиеся государства зачастую по-прежнему выступают прежде всего в старой роли аграрно-сырьевых придатков капиталистически развитого мира, т. е. качественно новые тенденции их промышленного развития находятся в противоречии со старыми формами внешнеэкономических связей, которые им навязывает международный капитал. А это не может не вызывать обострения противоречий между развивающимися странами и империалистическими державами, одним из проявлений которых служат требования установления "нового экономического порядка".

С развитием национального промышленного производства изменилось содержание процесса урбанизации в развивающихся странах. В прошлом рост капиталистических городов в этой зоне базировался прежде всего на отношениях, обусловленных функционированием колониальных и зависимых стран в качестве аграрно-сырьевых придатков капиталистически развитого мира, т. е. на международном разделении труда, тогда как процессы, связанные с развитием внутреннего рынка, с разделением труда внутри самих колониальных и зависимых стран и развитием на этой основе противоречий между городом и деревней, не оказывали на них существенного влияния. Теперь же изменения в общественном разделении труда внутри самих развивающихся стран все более становятся решающими. Один из важных показателей этого - ускоренный рост городов во внутренних районах. "В 1920 г., - пишет сотрудник ООН Дж. Десмонд, - этот регион (имеется в виду Азия. - Ю. И. ) не имел крупных городов, расположенных далеко от морского побережья. Все главные городские центры были портовыми городами, как это только и могло быть в условиях колониализма. Однако после 1940 г. доля населения ведущих портов в общей массе жителей крупнейших городов резко сократилась - с 72 до 53%, тогда как число городов во внутренних районах и их население быстро возрастали" 39 .

В связи с ростом промышленности, ориентирующейся на внутрен-


38 Эльянов А. Я. Ук. соч., с. 223.

39 Urbanization and National Development. Beverly Hills. 1971, p. 63.

стр. 62


ний рынок, отношения между городом и деревней в развивающихся странах претерпевают глубокие изменения. Если раньше город зависел от деревни, то теперь пробивают дорогу тенденции зависимости деревни от города, потребляющего сырье и сбывающего ей промышленные товары, что обеспечивает ведущую роль городских классов, постепенно утрачивающих связь с землевладением.

В наибольшей мере разрыв таких связей и обусловленных ими патриархальных отношений произошел у фабрично- заводского пролетариата. И это не случайно, поскольку отношения найма достигают "полного развития и полного отделения от прежних форм хозяйства... только в крупной машинной индустрии" 40 , ибо "крупная машинная индустрия, концентрируя вместе массы рабочих, сходящихся нередко из разных концов страны, абсолютно уже не мирится с остатками патриархальности и личной зависимости" 41 . Превращаясь в кадровых рабочих, вчерашние крестьяне-отходники порывают экономические путы, которые их связывали с деревней. А вместе с этим создаются материальные предпосылки зарождения современного революционного рабочего класса, для появления которого, как известно, "абсолютно необходимо, чтобы была перерезана пуповина, еще привязывавшая рабочих... к земле" 42 . Что касается городских верхов, то их связи с землевладением утрачиваются значительно медленнее. Акционеры промышленных компаний часто являются крупными помещиками. Многие служащие имеют в деревне участки земли.

В развивающихся странах промышленные города дают наиболее высокие показатели роста и сосредоточивают все большую долю городского населения. В 1950 г. в городах- миллионерах развивающихся стран проживало 19% городских жителей, в 1975 г. - 32%, а в 1985 г. этот показатель может составить 37% 43 . В то же время все больше приходят в упадок порожденные колониальной эпохой городишки, деловая жизнь которых определялась прежде всего торговлей с деревней. Их упадок - лишь отражение общего упадка последней. Громадное большинство сельского населения, задавленное полуфеодальной и торгово-ростовщической эксплуатацией, не только не может почти ничего ни продавать, ни покупать, но не может и прокормить себя за счет своих наделов, которые вследствие парцелляции становятся все меньше и меньше, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на развитии городской промышленности.

Как правило, она концентрируется лишь в немногих городах, где сосредоточивается деятельность ТНК и национальных предпринимателей. Например, в Колумбии три ведущих города - Богота, Медельин и Кали - производят 70% продукции обрабатывающей промышленности и сосредоточивают 66% иностранных инвестиций. В Аргентине 2/5 промышленного производства приходится на Буэнос-Айрес и Росарио, в Бразилии 80% - на треугольник Сан-Паулу - Рио-де-Жанейро - Белу-Оризонти. Согласно оценке 60-х годов, в Латинской Америке 1/3 промышленной продукции производилась в Буэнос-Айресе. Сан-Паулу и большом Мехико 44 .

Известно, что тенденция сосредоточения промышленности в крупнейших городах является закономерностью развития капитализма 45 . В развивающихся странах концентрация промышленности в городах вообще, и в немногих крупнейших из них в особенности, достигает таких громадных размеров, которых не знал капиталистически развитый мир.


40 Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 586.

41 Там же, с. 547.

42 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 18, с. 213.

43 Million Cities of India. New Delhi. 1978, p. 27.

44 Latin American Urban Research, Vol. 2. Beverly Hills. Lnd. 1972, p. 66.

45 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 2, с. 261 - 262.

стр. 63


В развивающихся странах у крупной промышленности нет основания вне городов, т. к. деревенское ремесло, приходя во все больший упадок из-за чрезвычайной узости сельских рынков и их разобщенности, так и не может отделиться от пуповины натуральных связей с земледелием. Поэтому в деревне этих стран, как правило, нет мелких торговых промыслов и, следовательно, отсутствует почва для поглощения мелких заведений фабрикой. Поляризация противоположностей между городом и деревней здесь больше, чем она была на родине капитализма, промышленное производство концентрируется лишь в немногих городах.

Важным фактором, определяющим ограниченный характер промышленного развития освободившихся стран, служит низкая покупательная способность масс. Дело в том, что дифференциация доходов в развивающихся странах, несмотря на низкий душевой доход, заметно превосходит нынешние стандарты индустриально развитых государств. Так, "средняя доля индивидуальных доходов самого состоятельного (5%) слоя в развивающихся странах (30,9%) в 1,5 раза больше, чем в капиталистических государствах (19,8%), а удельный вес наиболее бедных - 60% населения, напротив, в 1,25 раза меньше (25,4 и 31,8% соответственно)" 46 . При этом наиболее состоятельные слои сосредоточиваются в городах, а те, чья покупательная способность особенно низка, концентрируются прежде всего в полуфеодальной деревне, где проживает подавляющее большинство населения развивающихся стран.

Раньше, когда их экономика служила лишь аграрно-сырьевым придатком капиталистически развитого мира, низкая покупательная способность подавляющего большинства населения вообще, и сельского в особенности, не могла служить препятствием для экономического развития в рамках подобных связей, поскольку противоречие между ограниченным внутренним рынком и растущим товарным производством разрешалось путем экспорта товарного продукта и переводом избыточного капитала за границу. Теперь же, когда имеется промышленность, ориентирующаяся в первую очередь на внутренний спрос, низкая платежеспособность деревни превратилась в оковы, сдерживающие развитие индустрии, а значит и всей экономики в целом.

Следствием растущего разрыва в доходах между городом и деревней является миграция из сельских местностей в города, т. е. из районов с низким потенциалом развития капитализма в район с более высоким потенциалом его развития. Районы, " наиболее развитые в капиталистическом отношении, - писал Ленин, анализируя закономерности миграции в России, - привлекают массы рабочих... Заработная плата наиболее низка в районах выхода,.. отличающихся наименьшим развитием капитализма как в земледелии, так и в промышленности; в районах же прихода заработная плата повышается по всем видам работ, повышается и отношение денежной платы ко всей плате, т. е. усиливается денежное хозяйство за счет натурального" 47 . Сельское население вынуждено мигрировать и вследствие огромного аграрного перенаселения, обусловленного не только растущим применением наемного труда в сельском хозяйстве, сопровождающимся абсолютным уменьшением переменного капитала, но и кризисом полуфеодальных методов хозяйствования, еще в колониальную эпоху сросшихся с торгово-ростовщическим капиталом. Одна из черт этого кризиса заключается в том, что, будучи экстенсивными, такие методы во многих странах уже исчерпали свои возможности сельскохозяйственного освоения новых территорий, порождая избыток сельского населения, усугубленный демографическим "взрывом".


46 Эльянов А. Я. Ук. соч., с. 50.

47 Ленин В. И. ПСС. Т. 3, с. 588, 590.

стр. 64


В таких регионах, как Юго-Восточная Азия, еще в колониальный период происходило усиление давления избытка населения на производительные силы деревни.

Сегодня в развивающихся странах избыточному сельскому населению, появившемуся в результате недостаточного развития производительных сил, остается либо прозябать на старых местах при ухудшающихся жизненных условиях, либо мигрировать туда, где производительные силы имеют большой простор для своего развития, - в города.

С точки зрения роста численности горожан современная миграция из деревни играет, безусловно, большую роль, поскольку если в прошлом мигрировавшие, как правило, возвращались в деревню, то теперь подавляющее большинство из них становится городскими жителями. Однако аграрное перенаселение в развивающихся странах продолжает расти. "В города уходит не только небольшая часть всего сельского населения, но и меньшая часть естественного прироста - менее трети в 50-х годах и менее четверти в 60-х годах; его большая часть остается в деревне, причем интенсивность миграции не возрастает, как это можно было ожидать. Однако абсолютные масштабы миграции огромны и возрастают даже при уменьшающейся интенсивности оттока, т. к. сельское население растет... Несмотря на то, что ежегодный отток был невелик, общее число сельских мигрантов в города в 1950 - 1970 гг. составило около 230 млн." 48 .

Рост городов за счет пришлого населения - прогрессивный процесс, вовлекающий в орбиту своего действия наиболее грамотную и энергичную часть населения. С переселением в город не только поднимается жизненный уровень мигрантов, но и начинается их освобождение, связанное с вовлечением в водоворот современной общественной жизни. "Подобно отвлечению населения от земледелия в города, - писал Ленин, - неземледельческий отход представляет из себя явление прогрессивное. Он вырывает население из заброшенных, отсталых, забытых историей захолустий и втягивает его в водоворот современной общественной жизни. Он повышает грамотность населения и сознательность его, прививает ему культурные привычки и потребности... Отход в города повышает гражданскую личность крестьянина, освобождая его от той бездны патриархальных и личных отношений зависимости и сословности, которые так сильны в деревнях" 49 .

Современные культурные и технические достижения способствуют интенсификации миграционных потоков, порожденных растущей диспропорцией между городом и деревней. Развитие транспорта и связи, средств массовой информации, рост грамотности населения и т. п. облегчают передвижение населения, расширяют представления о городском образе жизни, пропагандируют его, содействуя тем самым увеличению в развивающихся странах числа тех, кто стремится избавиться от "идиотизма" сельской жизни или мелких городских захолустий.

Масштабы капиталистической урбанизации развивающихся стран далеко превосходят имеющийся потенциал капиталистического развития деревни. Это обусловлено действием ряда факторов. В послевоенные годы в сельском хозяйстве развивающихся стран торговое земледелие развивалось, с одной стороны, вширь за счет включения в торговый оборот районов с преобладанием натурального хозяйства, с другой - вглубь на базе более современных методов ведения хозяйства с использованием высокоурожайных сортов, удобрений, машин, и т. д., т. е. на основе достижений "зеленой революции", расширившей сферу применения наемного труда в сельском хозяйстве. Тем не менее капиталисти-


48 Покатаева Т. С. Развивающиеся страны: проблемы урбанизации. М. 1977, с. 18 - 19.

49 Ленин В. И. Т. 3, с. 575 - 577.

стр. 65


ческая трансформация деревни на базе отношений купли- продажи рабочей силы протекает чрезвычайно замедленно как из-за территориальной ограниченности районов "зеленой революции", служащей материальной основой такой трансформации, так и из-за сохраняющихся полуфеодальных отношений.

В большинстве стран, развивающихся по капиталистическому пути, аграрные реформы, направленные в основном против крупного помещичьего землевладения и ростовщичества, половинчаты и очень растянуты по времени. До сих пор капиталистическое предпринимательство продолжает уживаться с промежуточными полуфеодальными методами эксплуатации не только в помещичьих хозяйствах, но и зачастую во многих хозяйствах зажиточных крестьян. В этих условиях деревня не в состоянии обеспечить ни емкого рынка для городской промышленности, ни удовлетворить потребности городских жителей в продовольствии, что ведет к необычайно большому росту импорта продовольственных товаров вообще, и прежде всего зерновых. "Между импортом зерна и численностью населения крупнейших городов развивающихся стран существует непосредственная связь" 50 . Согласно данным ФАО, с 1962- 1964 по 1974 - 1976 гг. в 90 развивающихся странах на каждый процент прироста внутреннего спроса на сельскохозяйственную продукцию приходился прирост импорта сельскохозяйственных товаров на 1,75%. "За годы после второй мировой войны нетто-импорт зерна развивающихся стран увеличился почти в 5 раз, в том числе по странам Ближнего и Среднего Востока - более чем в 7, по африканским государствам и по Юго-Восточной Азии - почти в 2 раза" 51 . Многие развивающиеся страны стали крупными импортерами продовольствия.

Импорт продовольствия в развивающиеся страны - важный показатель усиления ломки прежних форм международного разделения труда, унаследованных от колониальной эпохи, когда колониальные и зависимые страны были основным поставщиком сырья и продовольствия и скупали только промышленные товары. Уже на рубеже 60 - 70-х годов на эти страны приходилось всего 32,5% продовольствия и лишь 33% минерального сырья, поступавших на мировой капиталистический рынок. С одной стороны, экспорт продовольствия уже стал атрибутом капиталистически развитых стран, в сельском хозяйстве которых произошла перестройка на индустриальной основе, с другой - сами развивающиеся страны все больше вывозят промышленные товары. В 1968 г. их экспорт продукции обрабатывающей промышленности достиг почти 8 млрд. долларов 52 .

В условиях неоколониалистской эксплуатации прогрессивные сдвиги в отношениях бывшей "мировой деревни" с бывшим "мировым городом", а также деревни и города в самих развивающихся странах происходят замедленно, так как эти отношения отягощены отмирающими связями между ними, присущими колониальной эпохе, в сохранении которых заинтересованы определенные социальные силы как в самих освободившихся государствах, так и вне их. Переживаемое этими государствами переходное состояние от зависимого развития к независимому не может не порождать обстановку социальной напряженности, чреватую конфликтами и взрывами, подоплекой которых является борьба новых и старых тенденций, обусловленных движением противоположности города и деревни.


50 The Study of Urbanization. N. Y. 1965, p. 300.

51 Продовольственная проблема в современном мире. М. 1982, с. 17, 97.

52 Santos M. The Shared Space. The Two Circuits of the Urban Economy in Underdeveloped Countries. Lnd. 1979, p. 43.

Опубликовано 21 июля 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама