Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 17.11.18


ОТКРЫТИЕ СИБИРСКОЙ НЕФТИ

Дата публикации: 31 октября 2018
Автор: В. В. АЛЕКСЕЕВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Номер публикации: №1540937634 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. В. АЛЕКСЕЕВ, (c)

найти другие работы автора

За строкой документов XXVII съезда КПСС

На севере Азиатского материка, занимая четверть его территории, протянулась овеянная легендами Сибирь. Разнообразные ее богатства: издревле славится она и пушниной, и драгоценными металлами, и алмазами, и рудами, и лесом. Кажется, здесь есть все: сырье и источники энергии, плодородные земли и полноводные реки. Долгое время не могли найти на сибирской земле только "черное золото" - нефть.

Еще во второй половине прошлого века Ж. Берн в романе "Михаил Строгов" возвестил миру о крупных источниках нефти в Сибири1 . Что это было - гениальное предвидение или реальный факт? Если факт, то откуда он стал известен французскому писателю? Внимательное чтение романа приводит к выводу: Ж. Берн хорошо ориентировался в географии Сибири и, судя по тексту, не только на основе опубликованных материалов; о многом он судил по устным сообщениям. Кто же ему рассказывал о Сибири? Возможно, друг писателя, крупный ее исследователь, известный революционер П. А. Кропоткин, одно время служивший секретарем Русского географического общества, участвовавший в Олёкминско-Витимской экспедиции и написавший ряд трудов о Сибири.

В отличие от романа, где нефть уже "текла рекой", в жизни ее долго и упорно искали. Открытию промышленных запасов предшествовала на протяжении почти 300 лет череда редких находок, больших надежд и горьких разочарований. На пути к цели русские землепроходцы, промышленники, горные инженеры, ученые и рабочие преодолевали не только тысячи километров глухой тайги и непроходимых болот, но и противодействие представителей некоторых научных школ, а также трудности, порожденные разобщенностью общегосударственных, ведомственных и частных интересов, чиновничий скептицизм и обманчивые иллюзии. Зато масштабы реального открытия, сделанного лишь в середине XX в., превзошли самые смелые ожидания и стали мировой сенсацией. Медленно и трудно шел человек к кладам земли Сибирской, но одарила она его богатствами быстро и щедро. Сибирские нефть и газ обеспечили не только нашу Родину, но отчасти и ряд европейских стран, в том числе отечество Ж. Верна. "Открытие века" переросло в "сделку века"2 .

Когда же были сделаны первые шаги к сибирской нефти? Сведения о том можно отыскать в трудах дореволюционных путешественников и ученых, отчетах горных инженеров и даже в стародавних "отписках" царских воевод. Нефть именуется там то горным дегтем, то горной смолой, то каменным маслом. Встречаются и другие названия. И теперь порою трудно установить, что они обозначали. Тем не менее отдельные упоминания заслуживают внимания. Так, уже после присоединения Сибири к Российскому государству о выходах в бассейне Оби битумных сланцев (спутников нефти) писал сосланный в Тобольск писатель и общественный деятель Юрий Крижанич, а в 1684 г. иркутский воевода Л. Кислянский сообщал князю К. Щербатову о "сущей нефти", найденной в окрестностях острога3 .


1 Берн Ж. Полн. собр. соч. Тт. 23 - 24. СПб. 1906 - 1907, с. 264.

2 Правда, 9.I.1982.

3 Крижанич Ю. Русское государство в половине XVII века. Ч. 1 М. 1859 с. 64; ДАИ Т. X. СПб. 1867, с. 327.

стр. 68


В первой четверти XVIII в. крупную экспедицию в Сибирь совершил Д. Г. Мессершмидт, который был приглашен в Россию Петром I. В ее составе работал шведский капитан Ф. Табберт (Страленберг). В 1730 г. он опубликовал книгу "Северн, и восточная часть Европы и Азии", в которой говорилось: "По реке Иртыш, между соленым озером Ялишево и Семью Палатями... находится битуминозный материал, который загорается, если его подержать на свету. Этот материал залегает в земле не пластами друг на друге, а кривообразно... Нефть также имеется в Сибири в Уральских горах"; он упомянул и о "земляном дыме" (газе), встречающемся возле Томска. Помимо того, выходы "каменного масла" по берегам Иртыша обнаружило посольство И. Унковского, направленное Петром I в 1722 г. в Джунгарию. Образцы сибирского "каменного масла" были доставлены в Петербург. Позднее их описал М. В. Ломоносов, заметивший, что "оно в великом множестве на р. Енисее находится"4 .

В 1733 - 1743 гг., путешествуя по Сибири, академик И. Г. Гмелин наблюдал газовые "вулканы" в бассейнах рек Томи и Хатанги. При слиянии Томи и Абашевского ручья он видел "дым, выходящий из подножия горы"; это "горела смолистая почва". Несколько лет потратил ученый на проверку сведений Страленберга о вилюйском газовом "вулкане", наводя справки в Якутске, Енисейске, Мангазее5 . Во второй половине XVIII в. член Петербургской академии наук П. С. Паллас, находясь в Сибири, подтвердил, что в Приенисейском крае есть "каменное масло". Местные кузнецы использовали его при изготовлении стали. Он же писал о "морском ладане", залегающем между Обью и Енисеем, а также темно-бурой "смоле", выбрасываемой Байкалом6 . Возможно, речь шла о спутнике нефти - байкерите. Отрывочные сведения о нефтепроявлениях поступали и из более северных широт. "В прошлом 1804 г., - сообщал якутский мещанин А. С. Бельков, - по случаю переездов моих по берегу Ледовитого моря в Анабарской стороне найдены мною были соль каменная и таковое же масло, названное Врачебной управой черной нефтью"7 .

Почти 100 лет спустя в тот же район прибыл геолог Э. В. Толль, который прошел по р. Анабар и обнаружил морские отложения, сопровождающие нефть. Еще через 10 лет экспедиция геолога И. П. Толмачева обследовала бассейны рек Хатанги и Анабара, а также Нордвик-Хатангское побережье и собрала коллекцию пород, интересную с точки зрения геологии нефти. Вслед за тем на полярном побережье Восточной Сибири побывал Н. А. Бегичев, в юго-западной части моря Лаптевых открывший и описавший два острова (ныне носящие его имя), где обнаружил выходы черной маслянистой жидкости, напоминающей нефть8 . С последней четверти XIX в. внимание нефтеискателей сосредоточилось на Прибайкалье, откуда неоднократно поступали свидетельства о нефтепроявлениях. После обследования ряда районов Приангарья геолог А. Л. Чекановский писал о "горящей горе" у дер. Тагнинской на левом притоке Ангары - р. Оке, где куски сланцев были пропитаны асфальтом и имели запах нефти. В 1875 г. группа иркутских предпринимателей пыталась отыскать нефть на Байкале9 . Геолог И. Д. Черский, посетивший в конце века дельту р. Селенги, пометил на карте места выбросов озокерита байкальскими волнами.


4 Stralenberg Ph. J. Das Nord und ostliche Theil von Europa und Asia. - Studia Uralo-Altaica, Szeged, 1975, N 8, S. 319, 352; Посольство к Зюнгарскому хунь-тайчжи Цэвань Рабману капитана артиллерии Ивана Унковского и путевой журнал его за 1722 - 1724 годы. СПб. 1887, с. 18; Ломоносов М. В. Полн. собр. соч. Т. 5. М. 1954, с. 93.

5 Gmelin J. Voyage en Siberie. Т. 1. P. S. a., pp. 137, 412 - 415.

6 Паллас П. С. Путешествие по разным местам Российского государства. Ч. 2. СПб. 1770, с. 487; ч. 3. СПб. 1788, с. 38, 387.

7 Сборник статей по нефтеносности Советской Арктики. - Труды Научно-исследовательского института геологии Арктики. Л. - М., 1954, т. 78, вып. 3, с. 5.

8 Там же, с. 6 - 7; Толмачев И. П. Гора каменной соли в Северной Сибири. - Минеральное сырье, 1927, N 5 - 6, с. 346 - 348.

9 Чекановский А. Л. Геологические исследования в Иркутской губернии. Иркутск. 1874, с. 200 - 201; Рязанов В. Д. Месторождение озокерита и нефти в Прибайкалье. - Материалы по геологии и полезным ископаемым Дальнего Востока, 1928, N 19, с. 7.

стр. 69


XIX столетие не увенчалось успехами в раскрытии тайны сибирской нефти. Суровая природа строго хранила их. Кроме того, к рубежу XX в. Россия занимала первое место в мире по добыче нефти за счет бакинских нефтепромыслов, и поиски ее в более отдаленных регионах не были достаточно актуальными. В 1901 г. российские нефтепромыслы давали 85,17 млн. баррелей (1 баррель - около 159 л), в то время как США - 69,39 млн. баррелей. Около трети мировой нефтеторговли составляли нефтепродукты из России. За их счет Англия обеспечивала почти половину своих потребностей в керосине, Франция - более 70 %. Однако Россия недолго лидировала среди мировых экспортеров нефти: в 1903 г. ее добыча сократилась до 75,59 млн. баррелей10 . Глубокий кризис переживали бакинские нефтепромыслы.

В этих условиях расширился ареал поисков нефти в других местах России. В их орбиту все более активно стала втягиваться Сибирь, чему способствовали исследования, связанные со строительством Транссибирской железнодорожной магистрали. На заседаниях Комитета Сибирской железной дороги 29 октября и 8 ноября 1894 г. было рекомендовано выделить для разведки каменного угля (в районе Канск, Черемхово) и нефти (возле Иркутска) 36 тыс. рублей. В том же году геолог К. И. Богданович, возглавлявший горную партию, вновь обнаружил примерно в 40 км от Иркутска, на берегу Ангары, выходы нефти, о которых ранее упоминал В. А. Обручев. На следующий год Комитет запланировал продолжение и расширение поисковых работ, чтобы открыть нефтяные месторождения на побережье Байкала11 . Частные предприниматели были взбудоражены. Местные дельцы и авантюристы всех мастей шли буквально по пятам разведочных партий, уничтожая геологические обозначения и устанавливая на их месте собственные заявочные столбы. К весне 1902 г. "столбопромышленники" заявили около 180 "нефтеносных" площадей12 , которые покупались и перепродавались по все возраставшим ценам.

В этой обстановке Иркутское горное управление снарядило партию под руководством горного инженера В. Д. Рязанова "с целью окончательного и возможно полного выяснения условий нефтеносности юго-восточного побережья оз. Байкал"13 . В ее работе приняли участие многие специалисты, в том числе будущий академик М. А. Усов. О ходе исследований Рязанов систематически докладывал Обручеву. В одном из писем он сообщал своему учителю: "Как все имеющиеся до сих пор данные общего характера, так и результаты бурения указывают на широкое горизонтальное распространение содержащих нефть пород... Поэтому я теперь считаю возможным утверждать, что присутствие на перешейке участков с промышленной нефтью не подлежит сомнению"14 . Однако до "окончательного" выяснения нефтеносности побережья Байкала, а тем более получения промышленной нефти, было еще далеко.

Вскоре поиски байкальской нефти вновь перешли в руки частных предпринимателей Э. Ю. Березовского, Н. А. Цевловского и других, которые попытались привлечь иностранный капитал. По их поручению в 1908 г. Рязанов составил краткое описание результатов разведок в Прибайкалье с целью привлечения французских капиталовложений. Но сделка не состоялась. Тогда Березовский вступил в переговоры с английскими капиталистами, по указанию которых инженер Т. Бреккель весной 1910 г. посетил места разведок и пришел к выводу об их перспективности. В 1913 - 1914 гг. велись переговоры с германской фирмой "Бриски и Проче"; они были прерваны первой мировой войной15 . Во время войны Березовский активизировал поиски русского капитала для продолжения разведки байкальской нефти и в июне 1917 г. получил совместно с торговым домом "Д. Я. Алейников, Н. Д. Аверин и Ко " исключительное право на разведку нефти в прибрежной полосе Байкала и у Баргузинского залива вплоть до 1920 года16 . Там на протяже-


10 Фурсенко А. А. Нефтяные тресты и мировая политика. М. - Л. 1965, с. 190, 220.

11 ЦГИА СССР, ф. 1273, оп. 1, д. 151, лл. 200, 217, 248, 267, 300.

12 Рязанов В. Д. Ук. соч., с. 7.

13 Известия Томского технологического института, 1907, т. 5, N 2, с. 18.

14 Письмо В. Д. Рязанова от 26.IV.1906 из личного архива В. А. Обручева.

15 Рязанов В. Д. Ук. соч., с. 9 - 13.

16 Известия Геологического комитета, 1917 г., Петроград, 1918, т. 36, N 8 - 10, с. 294 - 299.

стр. 70


нии почти 240 км между устьем Селенги и п-вом Святой Нос со дна озера поднимались пузырьки горючего газа, жидкая нефть и всплывал байкерит. Это обещало открытие запасов нефти промышленного значения.

Однако оптимистические прогнозы насчет крупномасштабной добычи нефти не сбылись. Скважины, пробуренные на глубину свыше 360 м, обнаружили нефтеносные пески, но притока нефти не дали. Позднее Усов писал, что подвижные битумы сапропелита, опустившегося на большую глубину, выходят затем на поверхность; "это дает знак о присутствии нефти на глубоком горизонте, количество которой едва ли заслуживает промышленной разработки"17 .

В нефтяной бум втягивалось и Забайкалье. Еще в 1899 г. сообщалось: "Некто г. Косарев везет с собой в Петербург нефть, добытую в Забайкалье. Нефть эта сочится из горной скалы, местонахождение которой составляет пока секрет нашедшего"18 . В 1903 - 1904 гг. поиски нефти велись невдалеке от Усть- Баргузина, в районе Карги. Предполагалось построить нефтепровод и железную дорогу протяженностью 200 км до ст. Татаурово на Транссибирской магистрали. Во время русско-японской войны из Горного департамента в Иркутское горное управление поступила телеграмма с запросом, "можно ли на открытом в Забайкалье месторождении нефти развить в короткое время значительное производство"19 . В 1915 г. для обследования угленосных и нефтеносных земель Забайкалья был командирован горный инженер Стукачев. Однако нефть обнаружить там не удалось. В 1913 - 1914 гг. одна из геологических партий в Якутии открыла проявления нефти. По списку полезных ископаемых, составленному инженером Босенко, к 1917 г. на территории Якутии насчитывалось четыре нефтяных месторождения. Но ни одно из них нефти не давало.

На западе Сибири поиски нефти велись в меньших масштабах. В 1907 г. было выдано одно из первых "дозволительных свидетельств" на разведку нефти в Западно-Сибирской горной области. В 1911 г. такое свидетельство получило товарищество "Пономаренко и Ко " для поисков нефти в районе Кондинской Дачи Нарымской волости Тобольской губернии. В том же году были поданы заявки на нефтеносные месторождения в Других местах Тобольской губ. и в Семипалатинской области20 . Но и здесь случайные, без теоретических обоснований, поиски не давали положительных результатов.

Планомерная, научно обоснованная разведка нефти в Сибири началась только после Октябрьской революции. Она явилась частью общей концепции индустриального освоения региона. Еще не успели отгреметь последние залпы сражений гражданской войны, как из Обдорска (ныне Салехард) в Сибгеолком поступила телеграмма с просьбой прислать геолога для участия в экспедиции по изучению углей и нефти, сообщения о которых поступали из Березовского уезда от местных жителей21 .

В 1925 г. по поручению отдела газов Комитета естественных производительных сил Байкальская экспедиция под руководством Г. Ю. Верещагина обследовала выходы природных газов в районе Байкала и в долине р. Баргузин22 . Эти работы под эгидой разных организаций с переменным успехом продолжались почти 10 лет, ставя задачу проверить дореволюционные свидетельства о выходе нефти и газа на побережье Байкала и обосновать возможность их промышленного использования. Но сообщения о естественных выходах нефти на поверхность не подтвердились, а анализы образцов газов дали отрицательные результаты.


17 Усов М. А. Геология каустобилитов (уголь, нефть, графит и алмаз). Томск. 1920, с. 136.

18 Вестник золотопромышленности и горного дела, 1899, N 14, с. 354.

19 Сибирская жизнь, 17.IV.1904; Рязанов В. Д. Ук. соч., с. 9.

20 Сибирская жизнь, 13.II, 19.VIII.1915; 15.II.1917; Горнозаводская промышленность Западно-Сибирской горной области в 1907 году. Томск. 1909, с. 1; Тобольские губернские ведомости, 4.XI.1911; Горные и золотопромышленные известия. Томск. 1913, с. 84.

21 Запорожченко А. А. История организации геологической науки и службы в Западной Сибири. Новосибирск. 1977, с. 39.

22 Лукашук А. И. Обследование видов природных газов в районе оз. Байкала и северо-восточного Забайкалья. В кн.: Отчет АН СССР за 1925 г. Л. 1926, с. 312 - 314; Рябухин Г. Е. К изучению Байкальского месторождения нефти. Л. - М. 1934, с. 20.

стр. 71


В таких условиях точки зрения геологов на перспективу нефтегазоносности Прибайкалья разошлись. Одни, акцентируя внимание на пресноводных угленосных отложениях этого района, видели в них продуктивные пласты для бурения. Если бы эти отложения, которых так много в Сибири, дали промышленные притоки нефти, открылись бы надежные перспективы поиска ее месторождений. Другие считали, что признаки нефтепроявлений надо расценивать лишь как свидетельства древней нефтяной залежи, смятой и рассеянной молодыми геологическими образованиями, поэтому ожидать открытия крупных промышленных месторождений нефти не приходится. На том уровне геологической науки и практики ни доказать, ни опровергнуть ни ту, ни другую концепцию не удалось, поисковые же работы пришлось прекратить.

Между тем перспективы индустриализации СССР в целом, Сибири в частности, требовали много жидкого топлива. По данным Второй мировой энергетической конференции, в 1926 - 1927 гг. в Сибири потреблялось 93 тыс. т нефтепродуктов. На одного жителя в год расходовалось 3,5 кг керосина и 0,1 кг бензина. На вторую пятилетку только для Западной Сибири требовалось более 4 млн. т нефтепродуктов, а в перспективе несравненно больше. Перед геологами встала задача активизации поисков нефти за Уралом. В 1927 г. упоминавшийся выше Толмачев высказал предположение о нефтеносности побережья Ледовитого океана между устьями рек Хатанга и Анабар. Через два года экспедиция Н. Н. Урванцева, работавшая в бассейне р. Таймыр, обнаружила структуры, перспективные на нефтеносность. Еще через четыре года Урванцев совершил экспедицию в Таймырско-Ленский район с целью детального обследования этих структур. Свои наблюдения этот геолог (впоследствии известный исследователь Заполярья) изложил в работе23 , которая имела важное значение для поисков нефти в Советской Арктике.

Организатором нефтепоиска в Арктике выступило Главное управление Северного морского пути, обладавшее необходимыми людскими и материальными ресурсами. Первые буровые скважины были заложены в Нордвик-Хатангском районе. В середине 30-х годов они достигли пластов, насыщенных нефтью, а одна даже дала первый выход жидкой нефти, но промышленных ее притоков не поступило. В Усть-Енисейском р-не обнадеживающие результаты дало исследование естественных газопроявлений, но дальше этого дело тоже не пошло24 . Без достаточной теоретической обоснованности, геологической изученности и технической оснащенности проникнуть в тайны приарктических недр тогда не удалось.

С начала 30-х годов в орбиту активного нефтепоиска была включена Центральная Сибирь. Еще в 1929 г. акад. А. Д. Архангельский сформулировал задачу нефтеразведки на Сибирской платформе. Это была смелая инициатива, поскольку в то время большинство ученых скептически оценивало нефтеносность этой платформы. Один из специалистов писал: "Сибирь действительно бедна нефтью. Такое предположение, по-видимому, в значительной степени правильно, но только неверно часто высказываемое мнение о полном отсутствии нефти в Сибири"25 . Развернулась дискуссия, которая уходила корнями в противоборство противоположных концепций происхождения нефти - органической и неорганической. Из разных теоретических посылок вытекали противоречивые практические рекомендации.

"Первичники", возглавленные К. П. Калицким, утверждали, что все залежи нефти в земных недрах находятся на месте ее первоначального образования, и искать их надо там, где имелись условия для нефтеобразования. "Вторичники" во главе с акад. И. М. Губкиным считали, что процесс формирования нефтяных месторождений носил более сложный, динамичный характер: промышленная нефть может быть результатом миграции из материнских отложений через пористые по-


23 Доклады СССР на Второй мировой энергетической конференции в Берлине в июне 1930 г. М. - Л. 1930, с. 301; Нефтяное хозяйство, 1932, N 9, с. 131; Толмачев И. П. Ук. соч., с. 346 - 348; Смирнов Л. П., Урванцев Н. Н. Проблемы нефтеносности Таймырско-Ленского района. - Труды Нефтяного геологоразведочного института, М. - Л., 1935, серия "А", вып. 51, с. 19 - 26.

24 Недра Арктики. Т. 1. М. - Л. 1946, с. 76 - 77.

25 Архангельский А. Д. Где и как искать новые нефтеносные области в СССР? - Нефтяное хозяйство, 1929, N 6, с. 66 - 84; Шатский Н. С. Проблемы нефтеносности Сибири. - Там же, 1932, N 9, с. 136.

стр. 72


роды с последующим скоплением в породах-коллекторах, которые не обязательно обладали собственными условиями для нефтеобразования. Следовательно, промышленное месторождение нефти могло сформироваться даже вдалеке от пластов ее первичного образования. Такой подход расширял ареал поисков.

Большие споры между представителями двух направлений развернулись по вопросу о нефтеносности Урало-Волжской провинции. Архангельский вспоминал: "Еще в 20-х годах велись яростные споры, в которых доказывалось, что вообще промышленной нефти на равнине быть не может. Ту маленькую группу геологов, которую объединял по этому вопросу покойный И. М. Губкин, просто называли авантюристами"26 . Те, однако, убежденно и напористо штурмуя не только теоретические бастионы оппонентов, но и авторитетные хозяйственные органы, доказали необходимость буровой разведки на Русской равнине, что дало затем блестящие результаты. В начале 30-х годов в Среднем Поволжье уже обозначились контуры "второго Баку". Взоры Губкина обратились и к Западно-Сибирской низменности, где в 1925 г. геолог Г. А. Кузнецов обнаружил и описал признаки нефти в виде асфальтитов (это было подтверждено другими учеными), и 4 июня 1932 г. в Свердловске на заседании сессии АН СССР, посвященной проблемам Урало-Кузбасса, он поставил "вопрос о поисках нефти на восточном склоне Урала". 12 июня в Новосибирске в беседе с корреспондентом "Правды" ученый заявил: "Я полагаю, что на восточном склоне Урала угольная фация юры по направлению к востоку, т. е. немного дальше от береговой линии, где происходило накопление осадков, где отложились угленосные свиты,., заменяется нефтяной"27 .

Прогнозы Губкина оспаривались его оппонентами. С изрядной долей скепсиса относились к ним и многие практики. "Возможность обнаружения промышленных месторождений (нефти. - В. А.) теоретически хотя и вероятна, но в действительности, если принимать во внимание известные данные о геологическом строении, крайне невелика", - заявил Н. С. Шатский28 . Предстояло на практике доказать перспективность нефтегазоносности региона. В 1932 г. геолог М. К. Коровин в очерке геологических условий образования нефти высказал конкретные соображения о ее поисках в районе Алтая, Кузнецкого Алатау, Минусинской котловины и в других районах29 . В то время с мест поступали многочисленные сообщения о нефтепроявлениях. К лету 1934 г. только из Остяко-Вогульского национального округа (ныне Ханты- Мансийский автономный округ) поступило около 100 таких сообщений.

Нефтепоисковыми работами руководили партийные органы. В июне 1934 г. бюро Обско-Иртышского обкома ВКП(б) в постановлении "О геологоразведочных и поисковых работах" поставило задачу "проверить сведения о рождении нефти в Самаровском и Березовском районах"; и вскоре пришло сообщение геолога В. Г. Васильева: "Указание о выходе нефти на Югане подтвердилось. Необходимы детальные геологоразведочные работы". Остяко-Вогульский окружком ВКП(б) принял постановление, нацелившее на форсирование изыскательских работ по нефти и газу в округе. Летом того же года трест "Востокнефть" организовал экспедицию в районы рек Большой Юган и Белая для проверки достоверности выходов нефти. Экспедиция установила, что выходы являются естественными, а геологическое строение района соответствует условиям нефтезалегания. В декабре 1934 г. под председательством Губкина в Москве состоялась конференция геологов Западной Сибири, которая подтвердила и научно обосновала наличие нефти в регионе30 .

В середине 30-х годов на территории Западно-Сибирской низменности было зафиксировано три прямых выхода нефти: у с. Юганское Сургутского р-на, на


26 Архангельский А. Д. Главнейшие результаты работ экспедиций на равнине европейской части страны. Вестник Академии наук СССР, 1940, N 3, с. 64.

27 Губкин И. М. Избр. соч. Т. 2. М. 1953, с. 335 - 336; Проблемы Урало- Кузбасского комбината. Т. 1. Л. 1932, с. 93; Правда, 14.VI.1932.

28 Губкин И. М. Урало-Волжская нефтеносная область. М. - Л. 1940, с. 27; Шатский Н. С. Ук. соч., с. 140. В дальнейшем Шатский занял более оптимистическую позицию и внес заметный вклад в развитие нефтяной геологии Сибири.

29 Коровин М. К. О нефти в Западной Сибири. - Социалистическое хозяйство Западной Сибири, 1932, N 9, с. 72 - 77.

30 Нефть и газ Тюмени в документах, 1901 - 1965. Т. 1. Свердловск. 1971, с. 24, 26, 34.

стр. 73


р. Белой Верхне-Тавдинского р-на и у ст. Ганькино близ Петропавловска. Кроме того, имелись сведения о нефтеносности бассейнов рек Васюган, Парабель, Кеть. Но открытия промышленной нефти тогда не произошло. В июне 1939 г. в Наркомате топливной промышленности СССР состоялось совещание, которое подвело итоги нефтепоисковым работам в Сибири и пришло к выводу, что существовавшее ранее мнение об их бесперспективности ошибочно. Было отмечено, что за Уралом зарегистрированы десятки выходов нефти. Огромный интерес и большое практическое значение имело получение жидкой нефти при бурении в районе ст. Ганькино, на р. Толбе (север Восточной Сибири) и в других местах. После совещания размах поисковых работ усилился. В том же году было направлено для разведки нефти в Сибири 50 геологических, геофизических и топографических партий. Буровые работы велись в десяти районах31 .

Расширение нефтепоисковых работ затормозила, хотя и не остановила, Великая Отечественная война. В 1943 г. в Нордвик-Хатангском р-не из скважины на п-ве Юрюнг-Тумус был получен полупромышленный приток нефти - 950 л в сутки. Правда, он вскоре иссяк, и буровые работы были здесь временно приостановлены. Постепенно направление нефтепоиска стало смещаться в сторону таежно-болотистых районов Западно-Сибирской низменности. В 1943 г. отряд Тазовской экспедиции, возглавленной геологом В. Н. Саксом, прошел по бассейнам рек Пур и Таз, обнаружив геологические структуры, перспективные на нефть. Был сделан вывод о целесообразности расширить поисковые работы в бассейнах рек Таза и Надыма32 . Именно в этом направлении продолжались дальнейшие исследования.

В конце войны группа геологов под руководством М. К. Коровина обобщила материалы предшествующих изысканий на нефть и газ в Западной Сибири. В мае 1945 г. на сессии Западно-Сибирского филиала АН СССР Коровин сделал доклад о нефтегазоносности региона и поставил вопрос о том, где надежнее искать нефть и как определить наиболее эффективное направление поисков: "Чтобы отбросить все малое или совсем неинтересное и выделить главное, наиболее перспективное в отношении нефтеносности, надо прежде всего снять с Западно-Сибирской равнины маскирующий ее плащ новейших отложений и решить вопрос о природе скрытых на ее глубине геологических структур". Как бы срывая этот плащ, ученый подчеркивал, что "нефтеперспективные районы Западной Сибири нарастают по числу и по площади к северу; к югу, наоборот, они уменьшаются"33 . Это предвидение впоследствии блестяще подтвердилось.

Предложения Коровина в июле 1945 г. обсудила Комиссия по нефти и газу при Президиуме АН СССР, которая высказалась за проведение комплексных геофизических исследований и бурение опорных геологических скважин на территории низменности. Председатель комиссии акад. И. П. Бардин обратился в Наркомат нефтяной промышленности СССР с предложением возобновить поисковые работы и разведочное бурение глубоких скважин в Западной Сибири. Важным шагом на пути к штурму сибирских недр стало расширенное заседание Технического совета Министерства геологии СССР 6 - 10 декабря 1947 г., где обсуждался вопрос о направлении геологопоисковых работ на нефть и газ в восточных районах СССР. Основываясь на теоретических разработках Коровина, совещание пришло к выводу, что наибольший интерес в отношении нефтеносности представляет Западно-Сибирская низменность. Здесь намечалось в ближайшие годы пробурить 12 - 15 опорных скважин глубиной до 2 - 3 километров34 . Ранее нефть добывалась с небольших глубин (на Кавказе - до 1 тыс. м). Скважины, превосходившие 1 тыс. м, были редкостью, требовали сложного оборудования и стоили дорого. При слабой геологической изучен-


31 Васильев В. Г. Проблема нефтеносности Западно-Сибирской низменности. - Нефтяное хозяйство, 1937, N 6, с. 68; Сенюков В. М., Шмелев А. А. Сибирская нефть. - Советская геология, 1939, N 8, с. 83 - 84.

32 Недра Арктики. Т. 1, с. 119; Сакс В. Н. Геологическое исследование в северовосточной части Западно-Сибирской низменности. - Труды горно- геологического управления Главного управления Северного морского пути, М. - Л., 1946, вып. 22, с. 66.

33 Коровин М. К. Перспективы нефтеносности Западной Сибири. Новосибирск. 1945, с. 3, 19, 21.

34 Нефть и газ Тюмени в документах. Т. 1, с. 57 - 60, 65 - 66.

стр. 74


ности Западной Сибири, ее отдаленности и экстремальных природно- климатических условиях постановка опорных скважин глубокого бурения сопрягалась с большими трудностями.

Начало глубокого бурения в Западной Сибири совпало с возобновлением дискуссии между сторонниками неорганического и органического происхождения нефти. Поводом для нее послужили многолетние, дорогостоящие и пока еще малорезультативные поиски нефти в Сибири. Спор развернулся на страницах журнала "Нефтяное хозяйство". Один из оппонентов Губкина назвал свою статью резко и категорично. Ему возражали специалисты, показавшие несостоятельность "космического" и "магматического" вариантов неорганической теории35 . В полемику были втянуты крупные научные силы. С переменными результатами она длилась ряд лет и наложила отпечаток на практику поиска нефти.

В момент наибольшего накала дискуссии Л. А. Назаркин, отталкиваясь от "планетарно-космической" гипотезы происхождения нефти, на базе новейших данных обосновал "экваториальный" вариант, утверждая, что залежи нефти тяготеют к южным районам, и аргументировал это тем, что ее мировая добыча и потенциальные запасы сосредоточены в более южных широтах. Особую весомость этому аргументу придавало бурное развитие нефтепромыслов на Среднем Востоке, который вышел на второе место в мире после США по нефтедобыче. В СССР нефть тоже добывалась преимущественно на юге. Поэтому Назаркин предлагал интенсифицировать поисковые работы в Туркмении. Узбекистане и т. п. и свернуть их на Севере. Хотя многие ученые решительно отвергали его концепцию, она сказалась на организации нефтепоисков. В 1953 г. была прекращена нефтеразведка на Крайнем Севере, свернута на севере Центральной. Сибири и пошла на убыль на севере Западной Сибири. Немаловажную роль сыграли неудачи разведки.

Но еще зимой 1952 г. на север Тюменской обл., в район Берёзова, начальником партии опорного бурения был направлен инженер А. Г. Быстрицкий. Для удобства разгрузки тяжелого оборудования и рационального использования немногочисленных транспортных средств он выбрал место для бурения с отклонениями от указанной точки. За самовольный перенос скважины ему был объявлен выговор36 , а первоначальная проходка не обещала положительных результатов. Неожиданно 21 сентября 1953 г. в Тюмень поступила срочная телеграмма с сообщением о выбросе инструмента водяным фонтаном при испытании скважины. Высота фонтана достигала 50 м, его рев не только оглушал жителей ближнего села, но и разносился далеко по берегам Северной Сосьвы. Ежесуточно из недр извергалось свыше 1 млн. куб. м горючего газа37 . На его укрощение потребовалось более семи месяцев. Кстати, в результате специальных работ выяснилось, что, если бы скважину пробурили в месте, предусмотренном проектом, она дала бы только воду.

Березовский фонтан возвестил о рождении новой нефтегазоносной провинции и позднее вознес на вершину славы тех, кто, не щадя сил и энергии, не отступал перед трудностями, испытаниями и авторитетами, а, проявив знания, талант и волю к победе, настойчиво и целеустремленно шел навстречу открытию. В 1956 г. XX съезд КПСС принял решение: "Подготовить к промышленной эксплуатации Берёзовское месторождение природного газа в низовьях р. Оби"38 . Что касается нефти, то ощутимых результатов все еще не было. Она "не давалась" в руки. Одна из причин заключалась в том, что центр поиска смещался к южным районам Си-


35 Кудрявцев Н. А. Против органической гипотезы происхождения нефти. - Нефтяное хозяйство, 1951, N 9, с. 17 - 24; Бакиров А. А. О серьезных принципиальных ошибках проф. Н. А. Кудрявцева в вопросах теории происхождения нефти. - Там же, с. 25 - 40.

36 Трофимук А. А. Важные уроки истории открытия Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции. - Геология и геофизика, 1974, N 5, с. 33; Элвелл- Саттон Л. Иранская нефть. М. 1956, с. 376; Нефтегазоносность Севера Сибири. Труды Научно-исследовательского института геологии Арктики. Л., 1958, т. 92, с. 108; Нефть и газ Тюмени в документах. Т. 1, с. 94 - 95; Эрвье Ю. Г. Сибирские горизонты. Свердловск 1968, с. 21.

37 Нефть и газ Тюмени в документах. Т. 1, с. 95.

38 XX съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стеногр. отч. Ч. II М. 1956, с. 484.

стр. 75


бири. В середине 50-х годов там было пробурено 510 тыс. м глубоких скважин, тогда как на севере - 93 тыс. метров39 . Считалось, что наиболее благоприятные условия для промышленных месторождений нефти существуют на стыке Уральской и Западно-Сибирской геологических провинций. К тому же окраинные районы Западно-Сибирской низменности по сравнению с непроходимыми болотами Средней Оби были более доступны и для разведки, и для добычи.

В апреле 1957 г. эта позиция подверглась резкой критике на расширенной сессии Ученого совета Института геологии Арктики, который констатировал: "В настоящее время поиски месторождений нефти концентрируются в южной части Сибири, но, несмотря на значительный объем проведенных здесь разведочных работ, до последнего времени не обнаружено ни одного промышленного месторождения нефти, а установленные признаки нефтеносности весьма незначительны". В противовес "южной" альтернативе геологи Арктики выдвигали "северную": "По мнению всех исследователей, изучавших геологическое строение и нефтегазоносность северных районов Сибири, не подлежит никакому сомнению, что поисковые работы на этой территории в конце концов увенчаются успехом, и здесь будут открыты крупные месторождения нефти и газа"40 . Однако Институт геологии Арктики имел тогда в виду не Западную Сибирь, где были выявлены впоследствии крупные нефтегазоносные площади, а Восточную.

В то время опять стали крепнуть голоса противников поисков нефти в Западной Сибири. А тут еще возникла новая проблема - возможное затопление поймы Оби в результате создания каскада гидроэлектростанций. Под воду могли уйти и нефтеносные площади. Так, водохранилище Нижне-Обской ГЭС должно было затопить 113 тыс. кв. километров. Снова развернулась острейшая борьба, теперь между гидростроителями и нефтяниками. В нее были втянуты представители научной общественности. Начальник института "Гидропроект" Д. М. Юринов, отстаивая идею сооружения гидростанции, доказывал, что ее строительство и превращение заболоченной тундры в глубоководный водоем не затруднят, а облегчат и ускорят промышленное и транспортное освоение района. Акад. М. А. Лаврентьев, выражая позицию ученых Сибирского отделения (СО) АН СССР, писал, что промышленно-транспортное освоение Западно-Сибирской низменности связано в первую очередь с использованием запасов нефти, газа и леса, и отвергал предложение о подводной добыче нефти, газа и заготовке затопленного леса как дорогостоящее и не соответствующее местным условиям мероприятие. Директор Тюменского филиала Сибирского НИИ геологии, геофизики и минерального сырья Г. П. Богомяков привел расчеты, из которых следовало, что сибирский газ с территории, подлежащей затоплению, может поступить на Урал раньше, чем электроэнергия ГЭС, а годовой объем его добычи вскоре сравняется с выработкой электроэнергии на ГЭС. По данным писателя С. П. Залыгина, для получения энергии, эквивалентной нефти, которая окажется в зоне затопления, Нижне-Обской ГЭС потребовалось бы от 150 до 500 лет41 .

Озабоченность ученых и широкой общественности разделяли партийные и советские органы Сибири. Первый секретарь Тюменского областного промышленного комитета КПСС А. К. Протазанов от имени областных организаций поддержал ученых, заявив, что они правильно ставят вопрос о несовместимости строительства Нижне-Обской ГЭС в предложенных "Гидропроектом" вариантах с интересами быстрого комплексного развития хозяйства бассейна Нижней Оби, ибо водохранилище затопит все открытые месторождения нефти и газа в долине реки. Ориентировочная оценка возможного ущерба превысит 1 млрд. рублей. "Мы считаем, - резюмировал Протазанов, - что имеющиеся материалы вполне обосновывают нецелесообразность строительства Нижне-Обской ГЭС в ближайшие 20 лет из- за большого ущерба"42 . Тем не менее дискуссия длилась еще долго. В результате напряженной борьбы мнений было принято решение не проектировать ГЭС. Это обеспечило затем успешную разведку и последующую эксплуатацию нефтяных и газовых месторождений.


39 Нефтегазоносность Севера Сибири, с. 215.

40 Там же, с. 4, 215.

41 Коммунист, 1963, N 9, с. 121, 124, 126; Литературная газета, 26.VI.1962.

42 Коммунист, 1963, N 9, с. 122, 123.

стр. 76


25 сентября 1959 г. на Мулымьинской структуре у р. Конда близ с. Шаим бригада буровиков мастера С. Н. Урусова открыла нефтеносный пласт, суточный дебит которого составлял более 1 т легкой нефти. В июне 1960 г. та же бригада вскрыла еще один мощный нефтяной пласт. Присутствовавший при испытании скважины акад. А. А. Трофимук четко заявил: "Это первая большая нефть Сибири, имеющая промышленное значение"43 . Родина высоко оценила подвиг первооткрывателей. В 1964 г. наиболее выдающиеся участники нефтяного штурма Сибири были удостоены Ленинской премии. Среди них - начальник Тюменского геологического управления Ю. Г. Эрвье, главный геолог Л. И. Ровнин, заместитель начальника управления А. Г. Быстрицкий, доктора геолого-минералогических наук В. П. Казаринов, М. К. Коровин, Н. Н. Ростовцев, В. Д. Наливкин и др.44 . Вскоре последовало еще несколько блестящих открытий, включая всемирно известный Самотлор. Этому значительно способствовало создание в 1959 г. (на базе Института геологии и геофизики СО АН СССР) Научного совета по проблеме "Закономерности размещения нефтяных и газовых месторождений на территории Сибири и Дальнего Востока" во главе с акад. Трофимуком. Совет скоординировал деятельность многочисленных организаций, занятых поисками нефти и газа в регионе, направив ее в единое русло.

Наряду с нефтяными были открыты уникальные газовые месторождения: Уренгойское, Медвежье, Заполярное и другие. Характерной особенностью первых западносибирских месторождений является их концентрация на сравнительно небольшой территории, неглубокое залегание, высокая мощность и коллекторские свойства пластов, что обеспечивает получение из одной скважины большого количества газа и высокие технико-экономические показатели разработки месторождений. Эти открытия вывели Советский Союз по запасам природного газа на первое место в мире45 . За открытие уникальных месторождений природного газа в северных районах Западной Сибири, их эффективную разведку, а также выявление месторождений нефти в Среднем Приобье и ускоренную подготовку промышленных запасов в 1970 г. большой группе ученых и практиков были присуждены Ленинские премии. Лауреатами ее стали Г. П. Богомяков, В. Т. Подшибякин, И. Я. Гиря, А. Г. Краев, К. В. Кавалеров, В. В. Соболевский, В. А. Абазаров, Л. Н. Кабаев, И. И. Нестеров, Ф. К. Салманов, В. Г. Смирнов, А. Н. Сторожев46 .

В общей сложности на территории Тюменской обл. с 1953 по 1980 г. было открыто около 200 нефтяных и газовых месторождений. Сейчас их количество увеличилось. Нефть и газ найдены в Томской, Новосибирской и Омской областях. Но это лишь часть ожидаемого. Еще в 50-е годы нефть и газ были найдены в Восточной Сибири. В 1956 г. обнаружено месторождение газа в устье р. Вилюй. Исследуя Лено-Вилюйскую газоносную провинцию, Трофимук и акад. Н. В. Черский обнаружили, что на больших глубинах, под толщей вечной мерзлоты, находятся гидраты горючего газа в замороженном твердом состоянии47 . Это означает, что, если научиться добывать их и использовать, резко возрастают запасы промышленного сырья. В последние годы советские геологи обосновали наличие между Енисеем и Леной нефтегазоносной провинции. В 1962 г. ударил нефтяной фонтан в Иркутской обл., возле пос. Марково. В середине 70-х годов найдена нефть в Эвенкии. В 1984 г. на Собинском газоконденсатном месторождении получены первые притоки нефти промышленного значения. В общей сложности восточнее Енисея уже обнаружено около 20 газоконденсатных месторождений48 .

Как отмечает печать, "нефте- и газодобывающая промышленность - базовые отрасли нашей экономики, а Западно-Сибирский комплекс - сердце этих отраслей";


43 Нефть и газ Тюмени в документах. Т. 1, с. 137, 175, 191.

44 Правда, 22.IV.1964.

45 Нефть и газ Тюмени в документах. 1966 - 1970. Т. 2. Свердловск. 1973 с. 111 - 113.

46 Правда, 21.IV.1970.

47 Нефть и газ Тюмени в документах. Тт. 1 - 3. Свердловск. 1971 - 1979; Тюменская правда, 5.IV.1981; Геология нефти и газа, 1962, N 9, с. 1, 23; Сакс В. Н., Яншин А. Л. Деятельность Академии наук по изучению геологии и полезных ископаемых Сибири и Дальнего Востока. - Геология и геофизика, 1974, N 5, с. 17.

48 Правда. 23.IX.1984.

стр. 77


открытие сибирской нефти позволило коренным образом перестроить топливно-энергетический баланс страны, расширить сырьевую базу химической промышленности: в 1964 г. в Западной Сибири были добыты первые 200 тыс. т нефти и около 3 млн. куб. м природного газа; через пять лет добыча нефти превысила 31 млн., еще через пять - 148 млн. т (в 1,5 раза больше, чем дала Урало-Волжская нефтяная провинция за 20 лет). Ныне тюменские промысловики обеспечивают основной прирост добычи нефти и газа в стране, за сутки извлекая из недр более 1 млн. т нефти и 1 млрд. куб. м газа, причем на долю Тюменской обл. приходится свыше 60% добываемой в СССР нефти, а Западно-Сибирскому нефтегазовому комплексу принадлежит определяющая роль в решении энергетических проблем Советского государства49 .

Наряду со значительными успехами у Западно-Сибирского нефтегазового комплекса еще много нерешенных проблем. На совещании партийно- хозяйственного актива Тюменской и Томской областей в сентябре 1985 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев говорил: "Методы добычи, предусмотренные на первом этапе формирования нефтедобывающего комплекса на Оби, практически исчерпали себя"50 . В результате тюменцы в 1982 г. недодали 2,1 млн. т, в 1983-м - 3,5, а в 1984-м - 9,5 млн. т, ибо методы фонтанной добычи вовремя не были заменены механической, был осуществлен переход на менее продуктивные, отдаленные месторождения; медленно внедрялись научно-технические достижения; недостаточное внимание уделялось социальной инфраструктуре; основные фонды вводились с отставанием. Например, в 1984 г. план их ввода был выполнен в Нефтеюганске на 91%, в Сургуте - на 66,9%, в Ханты-Мансийском автономном округе - на 74%. Плохо использовалось установленное оборудование. В объединении "Нижневартовскнефть" в начале 1985 г. простаивала каждая третья скважина. Серьезные промахи имели место в организации труда. По этой причине в нефтегазовой промышленности и на стройках Тюменской обл. терялось 25 - 30% рабочего времени51 . Из 26 месторождений, намеченных к эксплуатации в 11-й пятилетке, продукцию дает только половина52 .

Преодоление негативных тенденций в развитии Западно-Сибирского нефтегазового комплекса имеет принципиальное значение для экономики страны. На встрече с сибирскими нефтяниками М. С. Горбачев подчеркивал: "Партия выдвинула ответственные задачи по ускорению развития экономики. И скажу прямо - для их решения страна должна располагать необходимыми ресурсами нефти и газа. А это прежде всего зависит от нефтяников и газовиков Тюмени. Тюменская область - главный источник углеводородного сырья, подобного у нас больше нет"53 . Вот почему в "Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1986 - 1990 годы и на период до 2000 года" поставлена задача усилить разведку, обустройство и освоение нефтяных и газовых месторождений в Западной Сибири54 .

В целом создание этого огромного нефтегазового комплекса оказало определяющее влияние на развитие Сибирского региона. Капитальные вложения в основные нефтедобывающие районы (Тюменская и Томская области) за 1966 - 1980 гг. составили почти 50 млрд. руб. - четверть всех капитальных вложений в народное хозяйство Сибири. За это время введено основных фондов на 43 млрд. рублей55 . Построены десятки нефтегазодобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий, проложены тысячи километров железных и шоссейных дорог, поднялись новые города


49 Там же, 16.II, 7.IX.1985; Тюменская область за 50 лет Советской власти. Стат. сб. Омск. 1967, с. 38; Тюменская область в цифрах. 1976 - 1980 гг. Стат. сб. Свердловск. 1981, с. 28.

50 Горбачев М. С. Избранные речи и статьи. М. 1985, с. 237.

51 Нефтеюганский рабочий, 29.I.1985; К победе коммунизма, Сургут, 25.I.1985; Ленинское знамя, пос. Омутинский, 31.I.1985; Ленинская правда, Ханты-Мансийск, 23.I.1985; Тюменская правда, 26.I, 16.II, 2.IV, 18.V.1985.

52 Правда, 24.XII.1985.

53 Горбачев М. С. Ук. соч., с. 235.

54 Основные направления экономического и социального развития СССР на 1986 - 1990 годы и на период до 2000 года. М. 1986, с. 74.

55 Подсчитано по: Тюменская область в цифрах, 1971 - 1975 гг. Стат. сб. Свердловск. 1976, с. 81; то же, 1976 - 1980 гг., с. 105; Народное хозяйство Томской области за 1971 - 1975 гг. Стат. сб. Новосибирск, 1976, с. 55; то же, 1976 - 1980 гг., 1983, с. 54.

стр. 78


и рабочие поселки. Среди непроходимых болот и глухой тайги вырос новый промышленный район площадью 1,7 млн. кв. километров. Сюда прибыло около 1 млн. человек. На предприятиях и в организациях комплекса трудятся свыше 700 тыс. человек56 .

С каждым годом возрастает и международное значение Западно-Сибирского нефтегазового комплекса, что способствует укреплению международных позиций СССР, других стран социализма, расширению их возможностей в экономическом соревновании с Западом. Английский сибиревед В. Коннолли писала, что нефть и газ Тюмени представляют запасы "величайшей важности для национального топливного баланса Советского Союза, а также в международном отношении"57 .

В соответствии с международными соглашениями58 СССР ежегодно поставляет странам Западной Европы более 30 млрд. куб. м природного газа. С этой целью в рекордно короткий срок построен уникальный газопровод Уренгой - Помары - Западная граница СССР, по которому транспортируется количество газа, эквивалентное мощности четырех Братских ГЭС. Американская администрация тщетно пыталась сорвать сооружение сибирской супертрассы, опасаясь, что она окажет "крупномасштабное экономическое и политическое влияние на западноевропейские дела" и тем самым "истощит жизнеспособность союза НАТО"59 . Президент США пытался запретить поставку оборудования для этой стройки. После того как газопровод был построен, американская пресса стала писать, что Советский Союз "заманил западные страны в сибирский капкан"60 . Но вопреки клеветникам сибирские нефть и газ служат расширению международного экономического сотрудничества и тем самым делу мира во всем мире.

Так жизнь оказалась богаче и самой буйной фантазии писателей прошлого века, и творческого воображения многих ученых.


56 Правда, 16.II.1985.

57 Connolly V. Siberia Today and Tomorrow. Lrrd. - Glasgow. 1975, p. 65.

58 Правда, 24.IX.1983.

59 Proposed Trans-Siberian Natural Gas Pipeline. Washington. 1982, p. 1.

60 Драбкин А. С. "Проект века": факты и домыслы. М. 1984, с. 86.

Опубликовано 31 октября 2018 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): ОТКРЫТИЕ СИБИРСКОЙ НЕФТИ



Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама