Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

RUSSIA (TOPICS) есть новые публикации за сегодня \\ 23.04.17

АНГЛИЙСКИЙ ДВОР В МОСКВЕ XVI в.

Дата публикации: 08 ноября 2015
Автор: Е. ЗВЯГИНЦЕВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: RUSSIA (TOPICS)
Источник: (c) Исторический журнал, № 10-11, Ноябрь 1941, C. 141-144
Номер публикации: №1447002323 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Е. ЗВЯГИНЦЕВ, (c)

найти другие работы автора

(Из истории англо-русских отношений)

 

После смерти царя Ивана IV Васильевича английская королева Елизавета в письме к его наследнику, царю Федору Ивановичу, в прочувствованных выражениях характеризовала те дружественные отношения, какие установились у нее с покойным московским государем: "Мы с ним всегда были соединены, преимущественно перед прочими государями всего мира, каким-то влечением душевным и любовью, и дружба с ним оставалась взаимно не нарушена и свято сохранена до последнего дня его жизни"1 .

 

Как и подобало в официальном письме, королева Англии умалчивала о случавшихся временами размолвках, вспышках недовольства со стороны Грозного. Но в общем Елизавета правильно оценивала исключительную важность деловых сношений, завязавшихся у Англии с Россией в первой половине XVI века.

 

"Открытие" в 1553 английским капитаном Ченслором пути от Белого моря к центру неизвестной дотоле обширной страны было совершенно непредвиденным. Столь же неожиданным был радушный в Москве прием Ченслора; а вслед затем дарование английским купцам существенных привилегий. Все это было очень кстати для Англии, вступавшей тогда на поприще морской торговой державы.

 

Для Московского государства с его быстро раздвигавшимися границами, с его возраставшими естественными ресурсами установление связи с Англией также сулило немало выгод в смысле торгового обмена и культурно-технических позаимствований.

 

Для обеих сторон - и для Лондона и для Москвы - начало англо-русской торговли было значительным событием. В Лондоне образовалась "московская" компания английских купцов для организации на монопольных началах торговли. В Москве же был отведен особый двор, или подворье, для приезда британских "гостей" и склада привозных, заморских товаров, а также закупленного к вывозу из России сырья.

 

Двор этот раньше принадлежал греку Юрию Траханиотову, который в 1472 г. прибыл в Москву из Рима в свите невесты великого князя Ивана III и племянницы последнего греческого императора Софьи Фоминишны2 . Двор, принадлежавший Траханиотову, лицу, приближенному к великому князю и его казначею, по всей вероятности, был значительным по размерам, солидно построенным и обставленным.

 

Торговое подворье англичан стало первым по времени проводником сближения московского общества с представителями Западной Европы. Вспомним всю степень замкнутости русского народа в то время. Даже столетием позже, в 50-х годах XVII столетия, иностранцев, проживавших в Москве, выселили за город, в особую, изолированную слободу иноземцев. В самом конце XVII в. имел место, например, такой факт. Патриарх Иоаким, серьезно заболевший (1690 г.), не пустил к себе врачей-иностранцев, явившихся к нему по царскому поведению; он отверг их врачебную помощь: "Никако же даде себя врачевати, иже суще верою не едина мышлении"3 . Впоследствии царю Петру I приходилось, как известно, очень крутыми мерами бороться с московскими предубеждениями против иностранцев. Если столь

 

 

1 Толстой Ю. "Первые сорок лет сношений между Россией и Англией", стр. 275 - 276. СПБ. 1875.

 

2 Гамель И. "Англичане в России в XVI и XVII вв.". Т. I, прил. стр. 174 и 255. СПБ. 1865.

 

3 Барсуков Н. "Житие и завещание патриарха Иоакима", стр. 50. СПБ. 1879.

 
стр. 141

 

решительно сторонились иностранцев в XVII в., то можно себе представить, каким внезапным новшеством должно было показаться москвичам XVI в. появление целой английской колонии, целой иностранной организации, и к тому же внутри самой столицы, на территории Китай-города. Правда, Китай-город был торговой частью Москвы, но вместе с тем он был переполнен православными храмами, и подворье английских купцов стаяло на Варварской улице, в непосредственном соседстве с древней церковью св. Максима.

 

Нужны были самовластье державного "англофила" - царя Ивана - к предприимчивости английских купцов, не пугавшийся риска заморских предприятий, чтобы на. Варварском крестце, в гуще китайгородского населения, могла возникнуть община чужеземцев-иноверцев с их собственными коммерческими интересами, с чуждыми навыками и своеобразным бытом.

 

Возникновением английского подворья закладывалось основание будущей оживленной торговли двух народов, будущих дипломатических отношений и взаимного культурного влияния двух стран.

 

Английский двор на Варварке был предоставлен в распоряжение "торговой компании", образовавшейся, как было сказано, с разрешения английского правительства. Компания эта, по своему уставу, имела исключительное право на торговлю с русским государством, а также с другими могущими быть ею открытым странами, расположенными на север, северо-восток или северозапад от Англии. Купцы, не входившие в состав компании, могли участвовать в московском торговом деле только в качестве агентов компании, т. е. лиц, подчиненных ее постановлениям и нормам.

 

От московского правительства получила ряд привилегий не только в смысле льготной или даже вовсе беспошлинной торговли, но и в отношении правового положения. По привилегии 1569 г., англичане пользовались формальным правом самостоятельно разбирать недоразумения, споры и тяжбы между своими. Главный агент компании имел право суда, высылки и уголовного наказания над англичанами же. Русское правосудие выступало на сцену лишь при столкновениях русских с англичанами или англичан - с другими иностранцами1 : "Желая гарантировать англичанам скорый и беспристастный суд, царь отдает их (т. е. англичан. - Е. З. ) и все их дома, даже стоящие на земле земщины в ведение опричнины и приказывает разбирать их дела только в Москве". В условиях того времени такая подсудность являлась существенным преимуществом. В частности Варварка, где стоял московский английский двор, была в годы опричнины причислена к ведомству земщины, но двор англичан был из нее выделен2 . Мы не имеем точных сведений о том, что представлял собою английский двор того времени в строительном отношении. Но об этом до некоторой степени можно судить по косвенным данным от 1571 года.

 

В 1571 г. англичанам пришлось вместе со всеми москвичами пережить нападение злейшего врага Московии - крымского хана Довлет-Гирея - и его полчищ и сплошной пожар, охвативший всю Москву. В письме некоего англичанина Ричарда Ускомба, бывшего в тот год в Москве, сообщаются, между прочим, некоторые интересные для нас подробности об английском подворье. "Москва сожжена, - писал Ускомб мистеру Лену, - крымцами 24 мая дотла, с бесчисленным множеством народа, а в английском доме задохлись Томас Соуфман, Тофальд, Уеверли, жена Грина с детьми, двое детей Рефа, и более 25 человек погибло в нашем погребе, в котором, к удивлению, уцелели, однако, сам Реф, его жена, Джон Броун и Джон Кларк. Туда же прибыли было еще министр Глоуер и министр Роули; но так как жар был слишком велик, то они поспешили из него вон с большою опасностью, так что один малый у их ног был охвачен огнем и они с закрытыми глазами убежали в другой погреб, где, благодаря богу и спаслись..."3 .

 

Из приведенной выдержки явствует, что английский двор располагал каменным погребом и не одним. Погреба служили товарными складами. Из того же письма видно, что московские агенты английской компании всего лишь 15 лет после начала торговли чувствовали себя на Варварке совершенно оседлыми жителями, выписали из Англии своих жен, имели детей и слуг. В другом письме, повествовавшем о том же пожаре, упоминается, что в подвалах подворья задохлись, между прочим, какие-то "ремесленники", "аптекарь" и др. Кроме гибели людей пожар причинил и крупные материальные убытки. По одному сообщению, потери англичан от пожара оценивались в 10 тыс. рублей4 - сумма по тому времени значительная.

 

 

1 Любименко И. "История торговых отношений России и Англии". Юрьев. 1912.

 

2 Гамель И. "Англичане в России в XVI и XVII ст.", стр. 90.

 

3 "Чтения в Обществе истории и древностей российских". Кн. III. 1370.

 

4 Гамель И. "Англичане в России в XVI и XVII ст.", стр. 103.

 
стр. 142

 

Торговые дворы у англичан имелись в России не в одной Москве: они были в Архангельске, Вологде и Ярославле; но московский двор служил важнейшим пунктом английской коммерции и главным складом ввозимых товаров.

 

Ив чего именно складывался товарообмен между Англией и Россией?

 

Предметами английского ввоза были: 1) сукна и бумажные материи, 2) оружие и боевые припасы и 3) разные: сахар, бумага, посуда, органы, медь, свинец в виде плиток для крыш и пр. Лондонское сукно, носившее в Москве искаженное название "лундыш", было в большом употреблении в среде верхних слоев "московского населения и военных лиц. В описи казны царя Бориса перечисляется "лундыш" разнообразных цветов: сизый, светлозеленый, брусничный, лимонный, вишневый, крапивный, малиновый, темносиний с искрой и т. п.1 .

 

Более важное значение имела вторая категория ввозимых из Англии предметов. Это военные и боевые припасы, в том числе селитра, порох, свинец и сера.

 

К снабжению Московии английским оружием и боеприпасами крайне недоброжелательно относились правительства смежных государств и в первую очередь Польши и Дании. Для них усиление военной мощи московского царя Ивана казалось угрожающим, вместе с тем завязавшиеся торговые сношения Москвы с отдаленной от нее Англией вызывали зависть и у купцов соседних с Россией стран: предприимчивые англичане опередили их. Не без основания англичане гордились своей инициативой в деле сношений с Москвой и получение торговых преимуществ признавали справедливым вознаграждением за эту инициативу. Даже в 1588 г., т. е. через 35 лет после появления Ченслора в России, королева Елизавета не позабыла об этом и писала царю Федору Ивановичу: "Когда из всех смертных - мы первые открыли путь морем в Московию, много перед тем погублено кораблей и многие пожертвовали жизнью", и вот "за толикие утраты и неисчислимые труды" царь Иван Васильевич признал справедливым предоставить англичанам совершенно исключительные права2 .

 

Предметами вывоза из России в Англию служили следующие вины сырья: воск, сало, кожи, масло, ворвань, меха, лен, пенька, мясо. Для использования некоторых видов закупленного сырья англичане тогда же пробрали организовать в России фабрики и заводы. Так, в Холмогорах и Вологде ими были устроены "дворы" для изготовления из пеньки веревок и канатов, в которых так нуждался в XVI-XVII вв. английский флот. В Вычегде был устроен железный завод, для нужд которого был отведен значительный участок леса. Есть даже глухое указание, что в самой Москве, на английском дворе, можно было плавить руду.

 

Учреждение в России английских торговых контор и складов повело к обмену между Англией и Россией дипломатическими представителями, главным образом с отдельными поруганиями, а иногда и с длительными функциями. Поручения чисто торгового характера чаще всего переплетались с вопросами политическими, а торговый английский двор в Москве нередко должен был служить местопребыванием англичан, имевших поручения дипломатические.

 

Царь Иван Васильевич, лично благосклонно расположенный к англичанам, даже как будто спешил закрепить торговые связи политической дружбой. В 1565 г. от московского царя был отправлен послом в Англию вологодский наместник Непея, который встретил на пути много трудностей: он был на краю гибели, едва спасся во время кораблекрушения у берегов Шотландии и еле добрался до границы Англии. Тем самым положено было начало политическим отношениям. Через много лет после посольства. Непеи королева Елизавета, подводя итоги англо-русской дружбы, говорила, что она-де "со многими государями в братстве, дружбе и любви, но ни с кем не имеет такой дружбы и любви, как с московским царем"3 .

 

В ближайшем соседстве с английским торговым двором по Варварке в XVI в. находился дом, принадлежавший боярину Никите Романову. Есть указание, что один из приказчиков английского подворья давал уроки латинского языка юному сыну названного боярина4 . Ученик, этого англичанина, - будущий боярин Федор Никитич, ставший впоследствии патриархом Филаретом, соправителем царя Михаила. Какими привилегиями пользовался английский двор в Москве, свидетельствует следующий факт. Когда опричники Ивана Грозного разгромили в Москве целый квартал, где проживали пленные литовцы и ливонцы, подвергли их всяческим насилиям и оскорблениям, то некоторые из ограбленных и

 

 

1 "Сборник Русского исторического общества". Т. 38.

 

2 Мартенс Ф. "Россия и Англия в продолжение XVI-XVII вв.". См. "Русскую мысль" за 1891 г., N 2, стр. 9.

 

3 См. указанную статью Ф. Мартенса в "Русской мысли", за 1891 т., N 2, стр. 11.

 

4 Снегирев И. "Знаменский монастырь и палата бояр Романовых", стр. 5. М. 1861.

 
стр. 143

 

обиженных нашли временное убежище в английском подворье.

 

В Москву являлись англичане, что называется, бывалые и видавшие виды. В их лице москвичи сталкивались с представителями иного кругозора, чем они сами, иных интересов и понятий. Общение с ними не могло но оказывать своего воздействия. В свою очередь и англичане, долго проживавшие в России, неизбежно усваивали, хотя частично, русские вкусы и представления.

 

Приезжавшие в Россию англичане преследовали главным образом практические цели и заинтересованы были прежде всего в приискании новых рынков для выгодной купли-продажи. Но, как опытные и дальновидные купцы, они понимали, что надо внимательно присмотреться к той социально-экономической обстановке, в какой они собирались вести свои торговые дела. Проделав длинный и опасный морской путь, англичане не могли привозить из своего далека в Россию товары какие попало и вывозить из России все, что им там предлагали. Они должны были знать как вкусы своих русских покупателей, так и торговлю конкурентов других наций. Необходимость строгого торгового расчета заставляла их изучать незнакомую им обширную страну, незнакомых им раньше людей, их требования, быт, нравы и политические порядки. Не преследуя каких-либо научных целей, они, однако, собрали ценный материал, который во многих отношениях являлся и является теперь очень важным! источником для историка и географа России.

 

В сочинениях, записях, отчетах и письмах англичан, оказавшихся во второй половине XVI в. в пределах России, имеется разноценный по качеству, но, несомненно, богатый, разнообразный по содержанию материал о нашем отечестве. Такого обильного материала не могли собрать и объединить ни сами русские люди того времени, ни путешественники другой какой-либо нации.

 

Можно почти с уверенностью предположить, что часть этого материала, хотя бы в черновом и неоформленном виде, заносилась на бумагу нигде как в английском доме, на Варварке.

 

Окажем в заключение несколько слов о дальнейшей судьбе земельного участка, на котором в XVI в. стоял английский торговый дом, и судьба самого дома.

 

В половине XVII в. английские купцы в Московском государстве лишились своих преимуществ. Понятные при начале торговли с Англией, преимущества эти стали с течением времени стеснительными для роста торговых оборотов собственно русского купечества, тормозом для развития торговли с другими странами и прежде всего с Голландией. Поэтому под давлением челобитных представителей русских торговых кругов, правительство царя Алексея Михайловича решилось на разрыв с некоторыми английскими купцами. В начале 50-х годов англичан, оставшихся в Москве, наравне с прочими иностранцами выселили из города за черту нынешнего Садового кольца.

 

В связи с происшедшими переменами английский двор на Варварке был отобран в казну и отдан в пользование одному из бояр Милославских - Ивану Андреевичу, который, однако, владел им недолго. Позже помещения бывшего английского двора использовались правительством для содержания многочисленных пленных татар; в конце XVII в. оно было предоставлено для подворий двух провинциальных церковных организаций: нижегородского монастыря и нижегородского "архиерейского дома"1 . В первой половине XVIII в. здесь размещалась некоторое время "гарнизонная школа", а часть помещения отдавалась внаймы. Во второй половине века, после секуляризации недвижимых имуществ церкви, а также в течение XIX в. владение, проданное частным лицам, неоднократно переходило из рук в руки.

 

В настоящий момент владение, на территории которого когда-то находился английский двор, значится по улице Разина под N 12. Здесь расположен ряд советских учреждений и организаций.

 

Со времени прерывания здесь англичан произошло много перемен: весь наружный строительный облик английского двора до неузнаваемости преобразился. Но не исключена возможность, что подвальные помещения дома N 12 хранят еще в себе следы далекого XVI века.

 

 

1 Забелин И. "Материалы для истории археологии и статистики Москвы". Т. II, стр. 113, 657, 681 и др. М. 1891.

Опубликовано 08 ноября 2015 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?