Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

СОВЕТСКАЯ ФАНТАСТИКА есть новые публикации за сегодня \\ 24.10.17

Немезида

Дата публикации: 09 июля 2012
Автор: Игорь Соколовский
Публикатор: Янин Алексей
Рубрика: СОВЕТСКАЯ ФАНТАСТИКА
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1341856059 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Игорь Соколовский , (c)

найти другие работы автора

«Первым и главным достоинством науки является возможность пролагать в ней новые пути».

Георгий Мартынов, «Спираль времени».



Глава. 1. Гость.

В главном зале управления полетами подмосковного института космических исследований с раннего утра кипела работа. Возле мониторов суетились техники и настройщики аппаратуры. На большом экране, занимающем половину дальней стены, появлялись и исчезали изображения звездного неба. Готовился очередной сеанс связи с автоматической межпланетной станцией «Корвет», которая приближалась к системе гиганта Солнечной системы – Юпитера.
Долгие пять лет ученые института ждали этого момента. До сих пор о планете было известно немного. Предстояло уточнить характер и состав атмосферы гиганта, получить более полные данные о его внутреннем строении. В соответствии с планом миссии предусматривались посадки спускаемых зондов на поверхности Галилеевых спутников планеты.
Корвет был оборудован новейшими оптическими системами, позволяющими рассматривать мелкие объекты, находящиеся на значительном удалении. Исследователи собирались составить подробные карты поверхностей спутников. Возможно, даже удастся обнаружить какие-либо необычные структуры или объекты, которые могли бы пролить свет на прошлое Солнечной системы.
Проект исследования Юпитера и его спутников был международным. В зале присутствовали ученые из разных стран: России, США, Европейского Союза, Индии, Китая, Японии. Они надеялись совместными усилиями обнаружить то, что каждому в одиночку было не под силу. Основания к этому были. Предыдущие миссии получили некоторые данные, которые говорили о том, что человечество еще далеко не в полной мере владеет информацией о своей планетной системе и ее прошлом.
Предполагалось, что миллионы лет назад происходили крупные катаклизмы, радикально менявшие условия жизни на Земле. Многие планеты и спутники были усеяны кратерами. Это говорило о том, что в прошлом в Солнечной системе было не так спокойно, как в настоящее время.
Внешних границ системы Юпитера Корвет должен был достичь через несколько дней. Но уже сейчас ожидался большой объем новой информации. Что она будет из себя представлять? Каждый, находящийся в зале, задавал себе этот вопрос. Такая экспедиция была предпринята человечеством впервые. Корвет представлял собой станцию нового поколения.
Когда на большом мониторе вдруг появилось крупное изображение Юпитера, в зале наступила тишина. Все поняли, что начался сеанс связи. Из далекого космоса автоматический посланник людей начал передавать данные. Телевизионные камеры Корвета были направлены в разные стороны. Они были запрограммированы самостоятельно искать нужные объекты, которые могли представлять интерес.
Изображение Юпитера исчезло, и на экране появился Ганимед – самый крупный спутник планеты. Расстояние до него было еще большим, и поэтому деталей поверхности различить не удавалось. Но качество и разрешение изображения были высокими, что свидетельствовало о том, что аппаратура станции работает, как и было предусмотрено.
Через минуту изображение Ганимеда сместилось в сторону, и уступило место одному из мелких тел, которое, по-видимому, тоже принадлежало системе Юпитера. Можно было различить светлую каменистую поверхность, усеянную мелкими кратерами. Тело имело размер не более нескольких десятков километров. Расстояние от Корвета до него было значительным. Прежние автоматические станции на таком удалении не смогли бы рассмотреть какие-либо детали поверхности.
Поступала уникальная бесценная информация, которая тут же фиксировалась и обрабатывалась. На экране сменяли друг друга различные объекты, и ученые с трудом успевали осмысливать увиденное.
Руководитель отдела исследований Игорь Николаевич Соколовский, внимательно следивший за монитором, заметил странный предмет, появившийся среди прочих слева от станции. Он привлек внимание необычной формой. Вытянутый эллипсоид имел по краям два дискообразных утолщения. Такие формы в природе не встречаются.
По залу прокатилась волна оживления. Странный объект заметили многие. Ученые начали обмениваться мнениями. Наконец-то в космосе обнаружено нечто принципиально новое.
Через несколько минут эллипсоид исчез с экрана. По-видимому, электронный мозг Корвета не обратил на него особого внимания. Программой не была предусмотрена подобная встреча. В поле зрения объектива попадало множество различных космических тел, и мозг не посчитал нужным уделить ему больше времени. Это была недоработка программистов.
- Нужно попытаться обнаружить эллипсоид еще раз, - обратился Игорь к одному из операторов, который занимался системой наведения. Но тот уже сам начал пробовать это делать.
Все находившиеся в зале испытывали необычное нервное возбуждение. Ученые боялись даже подумать о том, что уже становилось все более очевидным. Человек впервые за всю историю освоения космоса столкнулся с чем-то, выходящим за рамки привычного и обыденного.
Уже давно никого не удивляли виды планет, спутников и астероидов. Испещренные кратерами каменистые пустыни Марса, Луны, Меркурия постоянно появлялись на страницах научных и научно-популярных изданий. Искусственные аппараты опустились даже на испепеленную зноем поверхность Венеры и передали оттуда фотографии покрытых загадочными плитами склонов гор. Не вызывали удивления озера сжиженных газов на скованной холодом поверхности Титана, спутника Сатурна. Все эти картины были по большому счету проявлением одного и того же. Жизнь в Солнечной системе за пределами Земли, по-видимому, была невозможной. Последнюю надежду ее обнаружения астрономы связывали с предполагаемыми океанами под ледяной поверхностью некоторых спутников планет-гигантов, например Европы, спутника Юпитера. Неужели обнаруженный объект оттуда? Казалось невероятным, что в океане при чудовищном давлении воды могла возникнуть раса разумных существ, которым удалось выйти в космос. Далекие глубины подледного океана, по-видимому, защищены от смертоносных космических лучей, и там могла появиться жизнь.
Эти мысли возникли у многих, находящихся в зале после того, как на экране появился эллипсоид. Все с нетерпением ждали, когда Корвет обнаружит его во второй раз. Ему была отдана нужная команда. Теперь оставалось только ждать. К сожалению, радиоволны распространяются не мгновенно. Нужно было около тридцати минут, чтобы сигнал с Земли достиг системы Юпитера. Столько же требуется, чтобы он дошел обратно. Если к этому еще прибавить время, нужное Корвету для ориентировки, то ответ следовало ждать примерно два часа. При условии, конечно, что эллипсоид удастся обнаружить.
Нетерпение ученых было так велико, что они немедленно приступили к обработке и анализу тех немногочисленных данных, которые уже удалось получить. Ведь они были уникальными.
Через полчаса в небольшом конференц-зале института Игорь Николаевич Соколовский выступил с небольшим докладом. Он подвел итог той небольшой работе, которая была проведена. Выводы, как и ожидалось, были необычными. Это еще раз подтверждало, что ученые столкнулись с чем-то уникальным. Докладчик отметил, что странное тело трудно было идентифицировать с известными объектами. Размерами оно напоминало небольшой астероид. Длина эллипса между краевыми дисками составляла около километра. Радиус самой широкой средней части не превышал пятьсот метров. Что это было? Одно можно сказать наверняка. Объект двигался по периферии системы Юпитера со значительной скоростью. Поэтому он не мог ей принадлежать, и гипотезу о том, что эллипсоид построен разумными обитателями подледных океанов Европы, следовало отбросить.
- Может быть все как раз наоборот, - заметил один из сотрудников института Сергей Соболев. Он работал в области изучения спутников Юпитера по результатам предыдущих миссий. – Звездолет запущен с Европы и сейчас набирает скорость.
- Такое предположение мне представляется невероятным, - ответил Соколовский. – Нам удалось зафиксировать направление полета эллипсоида. Анализ показывает, что он не мог быть запущен из внутренних областей системы Юпитера. Кроме этого, плоскость траектории тела наклонена к плоскости планетных орбит. Значит, оно может не принадлежать нашей Солнечной системе.
В зале послышался шум. Последнее обстоятельство было очень важным. Ученые, перекрикивая друг друга, стали обмениваться мнениями. Кое-где возникли споры. Соколовский терпеливо ждал, когда наступит тишина.
- Вы хотите сказать, что объект прилетел к нам из внешних областей пространства? – спросил молодой ученый и инженер из Америки Джон Карпентер. Он познакомился с Игорем Николаевичем много лет назад во время совместной работы над проектами американского космического агентства. С тех пор их связывает крепкая дружба. – По-вашему, это пришелец с другой звезды?
- Я бы не делал поспешных выводов, - заметил Соколовский. – У нас еще очень мало данных. Но такую версию исключать нельзя.
- Этот объект необычен во всех отношениях, - продолжал дальше Соколовский. – Здесь, на мой взгляд, важны даже не его скорость и направление полета, а другое.
Ученый на минуту задумался. Казалось, он размышляет, нужно ли говорить дальше. В зале наступила полная тишина. Все почувствовали, что сейчас прозвучит самое интересное.
- Мы получили и проанализировали спектры эллипсоида, - начал Соколовский. – Они весьма необычны. Такие спектры известные нам объекты Вселенной не дают. Данные свидетельствуют о том, что эллипсоид активно поглощает солнечную энергию. Можно предположить, что он пытается «проснуться от зимней спячки». Но это еще не все. В его составе нет металлов или минералов, из которых состоят планеты, астероиды и даже кометы. Весьма вероятно, что там все состоит из органики.
В зале опять послышался шум.
- Может быть, все же эллипсоид стартовал с Европы или был выброшен гейзером Энцелада, спутника Сатурна? – спросил кто-то из зала. – Как еще можно объяснить этот факт? А затем он включил двигатели и вышел на свою орбиту.
- Если эллипсоид стартовал с Энцелада, то для выхода на его теперешнюю траекторию нужно затратить колоссальное количество энергии, - ответил Джон Карпентер. Он был экспертом американского космического агентства по теории межпланетных перелетов. – Сатурн находится сейчас в невыгодном положении для такого маневра.
- Если в составе эллипсоида нет металлов, то у него, по-видимому, нет и двигателей, - заметил Игорь Николаевич.
- Не нужно на все смотреть земными глазами, - сказал Чопра Секар, астроном из Индии. – Мы имеем дело с уникальным объектом. В Солнечной системе оказалось тело, которое не вписывается в обычные представления. Нужны новые данные. Пока их нет, выводы делать рано.
Обнаружить странный объект удалось только на следующий день. По команде с Земли Корвет направил все свои локаторы в ту сторону, где впервые был замечен эллипсоид. Он тогда прошел на расстоянии нескольких сотен тысяч километров от станции. Поэтому детально его рассмотреть было трудно. И только благодаря уникальному оборудованию Корвета, удалось получить бесценные данные. Но их оказалось очень мало. Орбита эллипсоида была известна лишь в общих чертах. Похоже, что он направляется внутрь Солнечной системы, к планетам земной группы.
Когда объект был замечен вторично, его отделяли от станции миллионы километров. Рассмотреть детали уже было невозможно. Но зато астрономам удалось установить точное направление полета эллипсоида и его скорость. Это позволило рассчитать орбиту странного тела. Оказалось, что оно движется по гиперболической незамкнутой траектории внутрь Солнечной системы. Отсюда напрашивался вывод, что тело прибыло из внешнего пространства, возможно, что с другой звезды. Оно должно было подойти близко к Солнцу внутри орбиты Венеры и затем умчаться из нашей планетной системы навсегда. Пройдет два-три года, и эллипсоид покинет поле зрения людей Земли, так и не приблизившись к нашей планете ближе, чем на несколько десятков миллионов километров.
Проблема контакта с представителями инопланетного разума всегда будоражила умы людей. Во Вселенной разбросаны миллиарды звезд, вокруг которых обращаются планеты. Это уже установлено наукой. Трудно допустить, что ни на одной из них нет разумных существ. Тогда почему они не пытаются установить с нами связь? На протяжении всей человеческой истории, насчитывающей тысячи лет, не было зарегистрировано ни одного случая прибытия на Землю представителей инопланетного разума. Ученые допускают, что пришельцы были у нас тайно. Возможно, что они приземлялись в труднодоступных районах и оттуда тайно проникали в поселения людей, преследуя какие-то свои цели. Они могли помочь человеку возвести гигантские пирамиды и другие сооружения, которые сохранились до настоящего времени. Зачем они это делали? Однозначного ответа нет до сих пор. Рамки человеческого мышления не позволяют адекватно оценить ситуацию с прибытием пришельцев. Человек невольно представляет себе гостей Земли такими, какими может их видеть на основании собственного опыта и представлений.
На нашу планету должны опуститься блестящие сигарообразные звездолеты или «блюдца», из которых выйдут «зеленые человечки». Они научат людей правильно обустроить жизнь и передадут им бесценные научные сведения. Но почему все должно быть именно так?
Обо всем этом постоянно думал Игорь Соколовский. Он вспомнил, как в далеком детстве прочитал увлекательный научно-фантастический роман о прибытии на Землю миссии доброй воли из планетной системы Сириуса. Блестящий белый шар опустился в средней полосе России. Из него на крыльях вылетели милые черные люди, которых встретила специальная экспедиция академии наук. В руках ученых оказалась уникальная научная информация. Двое из них совершили ответный визит на жаркую родину пришельцев.
«Может быть, и сейчас нас ждет нечто подобное»? – задавал он себе вопрос.
На одном из совещаний, постоянно проводившихся в институте с участием представителей руководства и печати разных стран, он сказал об этом.
- Возможно, что эллипсоид является космическим кораблем, прилетевшим из другой планетной системы, - говорил Соколовский. – Что ему мешает включить двигатели и выйти на траекторию сближения с нашей планетой?
- Почему вы думаете, что предполагаемые пришельцы должны лететь именно на Землю, а скажем не на Венеру или Марс? – спросил Чопра Секар. – Откуда они могут знать, что только на Земле есть разумное население?
- Наша планета находится в средней части пояса жизни Солнечной системы, а значит здесь больше шансов найти разумных существ, - ответил Игорь Николаевич.
- Для того чтобы сблизиться с Землей при минимальной относительной скорости эллипсоиду нужно израсходовать непомерно большое количество энергии, - заметил Карпентер. – Впрочем, у него есть один реальный вариант для такого сближения. Чтобы его совершить, нужно выполнить гравитационные маневры вблизи больших планет. Нашей группой были выполнены необходимые расчеты. При тех параметрах траектории, которые имеются у эллипсоида в настоящий момент, он обладает только одним шансом остаться в Солнечной системе, израсходовав разумные запасы топлива. Если, конечно, предположить, что у пришельца есть реактивные двигатели, подобные нашим. Любой другой вариант торможения такой большой массы с точки зрения нашей техники нереален. Для этого нужно использовать огромное количество топлива. Вместить его в себя эллипсоид по нашему мнению не сможет. Чтобы воспользоваться «окном» сближения, пришельцу следует после прохождения ближайшей к Солнцу точки орбиты ненадолго включить двигатели в районе Марса. Тогда его гравитационное поле направит эллипсоид в сферу притяжения Юпитера, где и произойдет основное торможение. Затем он отправится сначала к Меркурию, а потом к Венере. После всех маневров он сможет выйти на траекторию полета к нашей планете и сблизиться с ней, включив на короткое время свои двигатели. У него появится возможность остаться на орбите Земли.
- Из ваших слов следует, что «окно» для сближения с нашей планетой откроется нескоро, когда пришелец будет уже удаляться от Солнца, - заметил корреспондент одного популярного американского издания Стив Такен. Он в свое время освещал в прессе полеты космических аппаратов многоразового использования и имел большое влияние и авторитет. – Если мы будем ждать этого момента, ничего не предпринимая, то рискуем потерять пришельца навсегда. Вдруг он не предпримет описанный Джоном маневр и навсегда покинет Солнечную систему. Тогда мы не сможем его догнать. С моей точки зрения упускать возможность исследовать этот объект непосредственно человечество не имеет права. Мы имеем дело с уникальным случаем, который может больше не повториться. В нашу планетную систему, по-видимому, прибыл космический корабль, который человек обязан изучить. Пусть даже в его составе нет металлов. Все равно на борту могут оказаться разумные существа.
Присутствующий на совещании представитель президента США бросил беглый взгляд на своего коллегу из России. Они давно были знакомы и понимали друг друга с полуслова. Наступила тишина. Все поняли, что сейчас свое слово должны сказать люди, наделенные властью.
- Я согласен с господином Такеном, - заявил глава президентской администрации России. – И думаю, что американские коллеги меня поддержат. В этом вопросе нам следует действовать вместе. Только тогда мы добьемся успеха.
- Вы все хорошо знаете, что уже много лет готовится международная пилотируемая экспедиция на Марс, - напомнил представитель американского президента. – Проект близок к завершению. Человек впервые собирается ступить на Красную планету. Я думаю, что следует отправиться не на Марс, а к пришельцу. Президент придерживается такого же мнения.
- Не все так просто, - заметил Карпентер. – Эллипсоид движется с огромной скоростью, и поэтому сблизиться и проникнуть в него будет трудно. Проще было бы послать автоматический разведчик без людей. Но он него будет мало толку. В этом случае люди не заменимы. Мы не знаем, что нас там ждет. Поэтому, запрограммировать автоматы нужным образом невозможно. Человек должен все потрогать своими руками.
- При современном уровне развития техники, - продолжал дальше американский инженер, - пилотируемая экспедиция к пришельцу невозможна. Российские коллеги, я думаю, со мной согласятся. Экспедиция к Марсу гораздо проще. Ведь он не мчится с огромной скоростью. Это значительно облегчает сближение с ним и посадку на его поверхность. Чтобы выполнить задуманное, мы заранее на протяжении многих лет высылали на его орбиту беспилотные аппараты с запасами топлива, продуктов питания и других материалов, необходимых для экспедиции. В противном случае невозможно вернуть астронавтов на Землю. В случае с пришельцем у нас нет на все это времени. Через год он покинет Солнечную систему. Если, конечно не воспользуется «окном» чтобы остаться в ней.
- Каков же выход? – спросил представитель президента России.
- Есть один вариант, - после небольшой паузы сказал Карпентер.


Глава. 2. Билет в один конец.

Американец внимательно посмотрел на своего давнего коллегу и друга из России Игоря Соколовского. Они уже давно обсудили этот вопрос, и пришли к общему мнению.
- Я думаю, что об этом лучше расскажет господин Соколовский, - предложил Карпентер, - это его идея.
Игорь Николаевич медленно поднялся со своего места. Робкое и чуть растерянное выражение лица исчезло, и ученый с некоторым вызовом обвел твердым взглядом окружавших его людей. Сейчас все должно решиться. Стив Такен понял, что начинается самое интересное и приготовился записывать. Нужно успеть первым опубликовать материал.
- Много лет назад, - начал Соколовский, - в нашей стране начал обсуждаться вопрос посылки пилотируемой экспедиции на Марс. Уровень развития ракетной техники тогда был значительно ниже теперешнего. Главный конструктор понимал, что создать необходимые системы жизнеобеспечения для полета на Красную планету и возврата людей на Землю практически невозможно. Только сейчас мы подошли к решению такой задачи. Тогда один из известных космонавтов обратился к главному конструктору с неожиданным предложением. Он попросил отправить его на Марс в ракете без возврата на Землю. Такой полет был реально осуществим. Но руководство страны не одобрило его. Этого человека вы все хорошо знаете. Он много раз летал на орбиту и провел там в общей сложности около года. Несколько лет назад его не стало.
Сейчас мы имеем дело с уникальным случаем. Времени у нас очень мало. Джоном и его отделом выполнены нужные расчеты. Чтобы двух человек высадить на поверхность эллипсоида, необходимы совместные усилия многих стран, запускающих в космос свои аппараты. Одной стране, даже самой развитой в области ракетной техники, это не под силу.
Нам очень повезло, что на орбите Марса сейчас находятся два грузовых корабля, предназначенных для приема пилотируемой экспедиции. Чтобы достичь нашей цели, они жизненно необходимы. Кроме этого, следует договориться с европейским космическим агентством, а также с Японией, Китаем и Индией. Нам нужны будут их разгонные блоки и ракетоносители.
План, разработанный группой Джона Карпентера, довольно сложный. Каждый желающий может с ним ознакомиться, и поэтому я не буду его описывать сейчас во всех подробностях. На разных этапах к основной капсуле, имеющей размер микроавтобуса, должны пристыковаться грузовые ракеты и отдать нужные запасы топлива и продовольствия. Кроме этого, капсула должна будет совершить гравитационный маневр вблизи Венеры. После этого она сможет совершить посадку на поверхность эллипсоида. Взлететь с него возможности уже не будет…
У экспедиции останется в запасе около месяца. Этого времени должно хватить для того, чтобы исследовать эллипсоид попытаться вступить в контакт с его предполагаемыми обитателями. Капсула будет оборудована системами дальней космической связи. Поэтому на Земле должны узнать результаты работы экспедиции. Если на борту эллипсоида окажутся разумные существа, то можно попытаться убедить их прибыть на нашу планету. Для этого можно воспользоваться «окном», о котором говорил Карпентер. Оно откроется уже после того, как наш посланник достигнет эллипсоида.
- А вы не опасаетесь, что они прилетели к нам с враждебными намерениями? – спросил французский журналист Жак Маршан. – Может быть, нам следует готовиться к инопланетному вторжению? Размеры у эллипсоида большие. Там можно разместить небольшую армию.
- Вы, наверное, насмотрелись наших фантастических боевиков, - ответил Карпентер. – Мы с господином Соколовским полагаем, что вероятность враждебных действий с их стороны невелика. Даже в случае нападения, мы сможем защитить себя. Если предполагаемые пришельцы настроены против землян, то участники экспедиции передадут по радио из капсулы специальный код. Об этом можно договориться заранее.
- Что будут делать члены экспедиции, если эллипсоид окажется необитаемым? – спросил Чопра Секар. – Вероятность этого весьма велика. Если пришелец прибыл с другой звезды, то он летел к нам сотни тысяч, а может быть и миллионы лет. Так долго пилотируемая экспедиция длиться не может. Субсветовые скорости достижимы только на страницах фантастических романов. Даже если предположить, что ракету можно разогнать до такой скорости, она должна погибнуть при столкновении с мелкими частицами материи, которые, несомненно, есть в межзвездном пространстве. Я уже не говорю о крупных телах. Энергия, выделяемая при таком столкновении намного порядков выше, чем при взрыве атомной бомбы. Члены экспедиции там никого не встретят и обречены на гибель.
- Космонавт, собиравшийся лететь на Марс много лет назад, тоже понимал, что Красная планета необитаема, и помощи ему будет ждать неоткуда, - заметил Соколовский. – Но это его не остановило. Я предлагаю отправить меня и Джона Карпентера. Мы как раз являемся теми специалистами, которые нужны в экспедиции. У нас нет близких родственников, и на Земле ждать нас некому.
- Вас будет ждать вся планета, - заметил представитель американского президента.
«Похоже, что чаша весов склоняется в нашу пользу, - подумал Карпентер. – Последние слова шефа много значат».
- А что вы будете делать, если пришелец после вашего отлета с Земли включит двигатели и перейдет на другую траекторию? - спросил опять индийский астроном. – В таком случае ваша капсула уже не сможет догнать эллипсоид.
- Это будет нелогично с его стороны. Если на борту есть разумные существа, то они должны дождаться «окна». А к этому времени мы уже будем у них, - ответил Карпентер.
– Риск, конечно, есть, – продолжил инженер. - Но мы с господином Соколовским готовы пойти на него.
Со своего места поднялась невысокая женщина с пышной седой шевелюрой и немного прищуренными глазами. Она представилась Сандрой Кельвин, археологом из Канзаса. Соколовский вспомнил, что несколько лет назад читал в одном популярном журнале, как экспедиция под ее руководством исследовала древние поселения в Гватемале. Она получила тогда престижную премию за открытия в области археологии.
«Что она здесь делает? – подумал Игорь Николаевич. – Какое отношение к пришельцу имеет археология?»
- Я полагаю, что могу быть вам полезной, - начала госпожа Кельвин. – У меня есть информация, которая, возможно, связана с пришельцем. Я попросила разрешения присутствовать на этом собрании потому, что две недели назад видела по телевизору репортаж о наблюдениях за вашим объектом. Один корреспондент описал его эллипсоидную форму с двумя дисками по краям. Дело в том, что такая форма известна на Земле. Она присутствует в культуре некоторых древних народов, и в частности племен, населявших центральную Америку в доколумбовую эпоху. По-видимому, эллипсоид с дисками имеет очень давние корни. Он был объектом поклонения, и олицетворял собой доброе начало. В фольклоре племени гуанов встречаются, хотя и редко, призывы избавить людей от злого наваждения. При этом упоминается эллипсоид с дисками.
По залу прокатилась волна шума. Видимо, такой неожиданный поворот событий взволновал ученых и других присутствующих. В деле появлялись новые важные обстоятельства, которые должны повлиять на планы дальнейших действий.
- Но это еще не все, - продолжала археолог из Канзаса. – Два года назад наша экспедиция работала в Гватемале. В одном из поселений нами был обнаружен старый культовый предмет. Он имеет эллипсоидную форму с двумя дисками по краям. Местные жители практически о нем ничего не знали. Известно было только, что он очень древний. Размеры у него небольшие, не более полуметра, и мы забрали его с собой в Канзас. В лабораториях нашего университета находку попытались вскрыть. Материал оказался мягким, но очень прочным. На полупрозрачной поверхности невозможно было найти ни одного шва. Сквозь пелену проступали какие-то расплывчатые очертания, которые, как нам казалось, иногда меняли свою форму.
И вот совсем недавно из глубины эллипсоида стало исходить едва заметное свечение. Это говорило о том, что объект начал активизироваться. Через некоторое время во всех средствах массовой информации появились сообщения о том, что в системе Юпитера обнаружен пришелец. Здесь наверняка имеется какая-то связь. Случайным совпадением это назвать нельзя.
Сандра Кельвин подождала несколько минут, пока в зале утихнет шум. Представитель американского президента эмоционально высказывал свою точку зрения сидящему напротив китайцу, и тот видимо соглашался. Чопра Секар пытался что-то доказать японцу, который, казалось не слушал его и смотрел на археолога из Канзаса. Российские правительственные чиновники спорили с директором института космических исследований. Стрелка весов, похоже, окончательно склонялась к положительному решению вопроса. Китайцы и японцы, вначале настроенные скептически, выражали готовность своих правительств участвовать в проекте.
- В новостях передавали, что пришелец активно поглощает солнечную энергию, - продолжила археолог, когда в зале утих шум. – Он пробуждается. Значит, внутри должны быть разумные существа. И они выходят на связь со своим маяком, который обнаружен в Гватемале. Об этом свидетельствует свечение, начавшее недавно исходить из него. Раньше свечения не было. Это мне известно точно. Поэтому экспедиция имеет много шансов на успех. Эллипсоид это космический корабль, прибывший в нашу планетную систему. Возможно, что гуманоиды в нем сейчас пробуждаются от длительного сна и приступают к исследованию планет. Членов экспедиции они обеспечат всем необходимым для жизни и вернут на Землю. Им нужно объяснить, что лететь следует именно к нам, потому что другие планеты необитаемы.
- Госпожа Кельвин смотрит на все слишком оптимистично, - заметил японский представитель. – Ее предположения не являются бесспорным фактом. Все, о чем она говорит, может иметь и другие объяснения.
- Во всяком случае, нужно детально изучить артефакт, найденный в Гватемале, - заметил Соколовский. – Он наверняка содержит ответы на многие наши вопросы.
На следующий день специальная комиссия во главе с Карпентером вылетела в Канзас, где находился предполагаемый маяк пришельцев. Было установлено, что от него постоянно исходит какое-то излучение, природа которого оставалась пока не ясной.
Внутри по-прежнему наблюдалось слабое свечение, которое становилось более четким в темноте. Это натолкнуло исследователей на мысль, что артефакт как-то связан с жизненным циклом определенной группы насекомых, которые обитают в Гватемале. К работе подключились энтомологи. Химический анализ артефакта в полной мере выполнить не удалось, так как он оказался невероятно прочным, и взять от него образец ткани было крайне трудно. Пришлось использовать спектральный анализ. Была установлена органическая природа артефакта, что также подтверждалось его мягкостью. Химический состав ткани оказался во многом таким же, как у некоторых насекомых, хотя были и отличия.
Кроме этого, удалось выяснить, что находка жадно впитывает в себя энергию из окружающего пространства. В этом смысле она вела себя так же, как и пришелец, который с каждым днем приближался к Солнцу и все более активно притягивал его излучение.
После долгих дискуссий ученые решили предпринять попытку разрезать артефакт на две части специальным лазерным инструментом. В подземной лаборатории с помощью дистанционного управления удалось, наконец, заглянуть внутрь находки. Были опасения, что при попытке нарушить целостность артефакта может произойти взрыв или выделение ядовитых веществ. Но ничего такого не случилось. На ровном срезе четко различались непонятные структуры, похожие на блоки какой-то аппаратуры. Нагромождение бесчисленного количества геометрических фигур говорило о сложном устройстве артефакта. Ученые пытались вникнуть в их смысл, но порождение чуждого разума не поддавалось расшифровке. Нужно было много времени, чтобы разобраться во всем. А его не хватало до отправки экспедиции.
Как и ожидалось, внутри все было выполнено из органики. Казалось невероятным, что без использования металлов можно создать сложное техническое устройство. Но факт был налицо. Находка, несомненно, являлась таким устройством, хотя его назначение оставалось неизвестным.
- Может быть, артефакт послан инопланетянами на нашу планету с целью шпионажа? – спрашивали популярные издания, настроенные скептически в связи с предполагаемым контактом доброй воли.
На всякий случай артефакт оставили в подземной лаборатории. Его поместили в специальный герметичный бокс, защищенный от внешнего мира толстой бетонной стеной. После разрезки внутреннее свечение прекратилось. По-видимому, артефакт перестал выполнять свое предназначение, поскольку был поврежден. Тщательный химический и биологический анализ, который, наконец, удалось сделать, показал, что находка, возможно, представляет собой древнее окаменевшее насекомое гигантских размеров. Однако некоторые ученые-энтомологи не были уверены в этом. Вопрос о том, является ли артефакт техническим устройством или окаменевшим живым существом, оставался открытым.
- Если пришелец, приближающийся к Солнцу, является увеличенной копией артефакта, то экспедиция к нему обречена на гибель, - говорили противники ее отправки. – Он тоже, по-видимому, сплошной. Внутренних полостей, которые могли бы служить каютами, на борту нет. О каких разумных обитателях внутри него тогда идет речь? Космонавты не смогут проникнуть туда, и их никто не встретит. Они будут обречены на гибель.
Но Соколовский и Карпентер были непоколебимы в своей решимости отправиться к пришельцу. По инициативе России и США было созвано международное совещание представителей космических держав с целью выработки общей позиции. В отличие от других подобных форумов взаимопонимание было достигнуто почти сразу. Все понимали, что имеют дело с уникальным шансом, и время упускать нельзя. Только совместные усилия могли обеспечить успех экспедиции.
Сначала некоторые азиатские страны пытались возражать, но потом согласились с общей точкой зрения. Было решено все имеющиеся ресурсы использовать для экспедиции к пришельцу, отложив другие проекты, в том числе запланированный пилотируемый полет на Марс. Намеченная миссия стала поистине всепланетной. Человечество впервые за всю известную историю собиралось встретить представителей инопланетного разума.
Но не все видели в предстоящей встрече только возможность свободного научного обмена и прямого доброго диалога с предполагаемыми пришельцами. Раздавались голоса о том, что нужно попытаться захвалить эллипсоид вместе с его обитателями и силой выжать из них всю полезную информацию. В чем «полезность» этой информации не уточнялось. Но нетрудно было догадаться, что речь идет о военной сфере. Милитаристские круги надеялись пополнить свои арсеналы и получить превосходство над противниками. Вокруг пришельца уже сейчас начиналась борьба, которая еще более должна была обостриться в случае прибытия эллипсоида к Земле.
То, что предполагаемый космический корабль прибыл в Солнечную систему из внешнего пространства, уже ни у кого не вызывало сомнений. Этому во многом способствовала находка в Гватемале. Ее присутствие на нашей планете подтверждало, что пришельцы, летящие сейчас между орбитами Марса и Юпитера, уже бывали на Земле раньше. Когда это произошло? Ответа никто сейчас дать не мог. Возможно, это случилось миллионы лет назад. Такое предположение косвенно подтверждал возраст артефакта, который был определен радиоизотопным методом. Оказалось, что он составляет не меньше нескольких сотен тысяч лет. А, может быть, и больше.
Если выводы современной науки верны, и субсветовые скорости недостижимы, то межзвездный перелет занимает много времени, возможно, сотни тысяч и даже миллионы лет. Тогда многое становится ясным. Последний раз пришельцы были на Земле во времена пещерного человека, и сейчас прибыли к нам второй раз. Во время перелета они пребывали в анабиотическом сне и сейчас пробуждаются от него. Для этого им нужна энергия Солнца, которую они, как показали наблюдения, активно поглощают.
- Зачем тогда отправлять экспедицию? – спрашивали представители некоторых средств массовой информации. – Если все это так, то пришельцы скоро затормозят, воспользовавшись «окном», и сами приблизятся к Земле.
- Мы не можем рисковать, - отвечали им другие. – Пришельцы могут не включить тормозные двигатели и через год покинуть нашу систему. Тогда они будут для нас потеряны навсегда. Их истинные намерения нам неизвестны. Есть только предположения.
- Зачем они тогда прилетели? Неужели разумные существа откажутся от исследования новой планетной системы, до которой летели тысячи или даже миллионы лет.
- На борту может не быть разумных существ или они давно погибли, и их космический корабль много веков носит по космосу их тела. И только сейчас эллипсоид случайно залетел в нашу систему.
- В таком случае экспедиция погибнет, потому что не сможет сама вернуться на Землю.
Соколовскому и Карпентеру некогда было участвовать в подобного рода теоретических диспутах. Друзья активно готовились к полету. Срочно был разработан и построен основной жилой модуль, названный Прометеем, в котором космонавтам предстояло провести долгие месяцы полета. Объем помещения был сведен к минимуму. Проведенные детальные расчеты показали, что разогнать до нужной скорости технически возможно только тело, величиной с микроавтобус. Полезная масса могла составить всего несколько тонн. К Прометею на разных этапах полета должны пристыковываться ракетоносители и грузовые корабли с продуктами питания, запасами кислорода и горючего. Уже сейчас на околосолнечную орбиту в спешном порядке выводились аппараты, принадлежащие разным странам в соответствии с расчетами группы Карпентера. Все они будут обслуживать основной модуль. С марсианской орбиты в направлении Солнца стартовали грузовики, которые предназначались для обеспечения высадки человека на Красную планету. Китайские и японские ракетоносители, построенные для полета на Луну, направились по указанным Карпентером траекториям. Прометей должен будет достичь скорости, которая более чем в два раза превышает орбитальные скорости движения близких к Солнцу планет. Иначе совершить посадку на поверхность пришельца будет невозможно.
Тем временем эллипсоид уже вошел внутрь орбиты Земли. За ним постоянно следили с помощью систем дальнего космического наблюдения, расположенных в Крыму, на Гавайских островах и в южноамериканских Андах. Со времени первого обнаружения возле Юпитера пришелец ни разу не включал двигатели и в течение нескольких месяцев двигался по прежней траектории. Это вселяло надежду, что так будет и дальше. Отклонение от курса привело бы к гибели экспедиции. Прометей в таком случае с огромной скоростью покинет Солнечную систему и уйдет в межзвездное пространство навсегда. И унесет с собой бездыханные тела двух людей Земли, отважившихся бросить вызов космосу.
План полета был разработан во всех деталях. Если где-то произойдет отклонение от него, то членов экспедиции тоже ожидает гибель. Космос полон сюрпризов. Предусмотреть все невозможно. На всякий случай Прометей оборудовали ионным двигателем. Его можно будет использовать для незначительной корректировки орбиты в случае необходимости.
Если все пойдет в соответствии с планом, то у Соколовского и Карпентера после посадки на поверхность пришельца будет в распоряжении около месяца для его детального обследования. По истечении этого срока закончатся запасы кислорода и продуктов питания. Если пришельцы не обеспечат землян всем необходимым, их ждет гибель.
В строго определенный день и час Прометей стартовал с околоземной орбиты с двумя космонавтами на борту и направился в свой беспримерный полет. Время отправки экспедиции нужно было выдержать точно. Если бы старт отложили, хотя бы на несколько часов, догнать корабль пришельцев было бы уже практически невозможно.
На пятый день полета к Прометею приблизился и пристыковался запущенный месяц назад китайский разгонный блок, который отработал в полном соответствии с планом. Начальный этап миссии проходил нормально, и это вселяло уверенность в успехе всего полета.
К состоянию невесомости Соколовский и Карпентер привыкли быстро. Ежедневно по несколько часов каждый из них работал на специальном портативном тренажере, установленном в тесной кабине. Дело в том, что при длительной невесомости происходят нарушения важных функций человеческого организма. Многомесячные пребывания космонавтов на орбите Земли показали, что изменяется структура костных тканей. Происходит вымывание из них жизненно важных элементов, в частности кальция. Это приводит к хрупкости костного скелета человека. Поэтому в полете необходимы ежедневные тренировки.
По плану весь полет продлится несколько месяцев. Чтобы в течение этого времени организмы людей не потеряли работоспособность, нужны постоянные физические нагрузки.
Однообразный вид из иллюминатора действовал утомительно. Панорама звездного неба и сияющего на нем ослепительного диска Солнца утратила свою новизну в первые дни полета. Земля, сначала занимавшая половину небосвода, постепенно уменьшалась, пока не превратилась в яркую голубую точку на фоне других звезд. Порой космонавтам не сразу удавалось отыскать ее. Создавалось тяжелое ощущение оторванности от всего привычного, окружавшего людей всю жизнь. Прометей казался застывшим в пространстве и навсегда потерявшим нити, связывающие его с родной планеты. Осознание того факта, что корабль не сможет вернуться домой, давало ощущению оторванности реальное наполнение. Это действовало на первопроходцев большого космоса угнетающе. Ведь человек впервые удалился так далеко от Земли. Ее разделяли с кораблем уже десятки миллионов километров. Но, несмотря на все это, друзья были полны решимости довести дело до конца. Пусть им суждено умереть через несколько месяцев глубоко в космосе. Цель стоила этого. Человечество должно узнать, кто прибыл в их планетную систему.
Прометей не был полностью оторванным от родины. Соколовский и Карпентер ежедневно принимали радиограммы с Земли от руководителей государств, политических партий и организаций, научных учреждений. В них выражалось восхищение беспримерным подвигом двух землян, бросившим вызов космосу ради попытки вступления в непосредственный контакт с братьями по разуму.
Перелет до Венеры, где нужно было совершить гравитационный маневр, подходил к концу. Прометей уже выполнил несколько разгонов с помощью пристыковавшихся к нему в разное время ракетоносителей. Топливо для них доставили грузовики, прибывшие с орбиты Марса. Скорость корабля достигла беспрецедентного уровня. Так смогли разогнаться в свое время в поле Юпитера только межпланетные автоматические станции, исследовавшие внешние планеты Солнечной системы и затем направившиеся к звездам.
Корабль приближался к Венере. Диск сестры Земли уже был виден в иллюминатор невооруженным глазом. Предстоял сложный маневр вблизи атмосферы планеты. Это таило в себе определенные опасности, которые Карпентер хорошо понимал. Нужно было с большой точностью пройти на максимально близком расстоянии от верхней границы сернокислых облаков, обогнуть планету по плавной дуге и устремиться вдогонку за пришельцем, который уже прошел максимально близкую к Солнцу точку своей траектории и теперь устремился к внешним границам Солнечной системы.
Он до сих пор так и не включил двигатели и находился на прежней орбите. Это поддерживало надежду на успех всего предприятия. Возможно, что у пришельца вообще нет двигателей, и он будет лететь только по инерции. «Окно» для торможения и последующего сближения пришельца с Землей должно открыться уже после того, как Прометей его достигнет. До этого момента вероятность разгона или торможения эллипсоида была небольшой. Поэтому друзья полные оптимизма готовились к сложному маневру. От его успеха зависела судьба всей экспедиции.
С каждым часом Венера становилась все ближе и ближе. В иллюминаторе, имеющем диаметр около метра, был виден огромный серп планеты. Большая ее часть находилась в тени. На бескрайних просторах раскаленной пустыни под кораблем стояла долгая ночь.
Серп постепенно увеличивался, и через час взорам космонавтов предстала поразительная картина. Под Прометеем на тысячи километров расстилались бесконечные массы ослепительных белоснежных клубящихся в дикой пляске облаков с едва заметным оранжевым оттенком. Неистовая первозданная природа проявляла свою необузданную странную красоту. Бушующие на поверхности планеты раскаленные ураганы выбрасывали обширные облачные смерчи за пределы атмосферы.
Соколовский вдруг заметил, как впереди появилась оранжево-грязная масса выбросов, кружащаяся в диком ритме. Через минуту за окном уже не было видно ничего. Прометей угодил в самый эпицентр гигантского торнадо. В кабине пришлось зажечь свет, так как стало совсем темно. Появилась заметная сила тяжести. Передняя стенка каюты стала полом. Это было явным свидетельством начавшегося торможения.
- По-видимому, прямо под нами происходит извержение вулкана, - предположил Соколовский.
Карпентер ничего не ответил. Он уже несколько часов неотлучно сидел за пультом управления и внимательно наблюдал за приборами.
«Наверное, настал момент включать резервный разгонный блок», - подумал пилот в эту критическую минуту.
В кабине стало жарко. Происходил нагрев от трения корабля об выброс атмосферы. Ситуация становилась угрожающей. Такого предвидеть никто не мог. Скорость стала падать, и это было хуже всего.
Прометей оказался в относительно плотных слоях атмосферы. Карпентер понимал, что если не удастся в ближайшее время выйти в открытый космос, то о пришельце можно забыть. Никакая техника уже не поможет догнать его.
Пришлось включить двигатель и использовать резервный запас горючего. Оно предназначалось для возможного маневра непосредственного сближения с кораблем пришельцев. Но сейчас другого выхода не существовало. О том, как выполнить этот маневр, можно будет подумать потом. В данный момент было жизненно важно выйти из атмосферного выброса.
Через некоторое время красно-оранжевый диск Солнца пробился через теряющую свою плотность завесу. За окном постепенно появлялись звезды. Карпентер, до боли стиснув зубы, пристально наблюдал за приборами пульта. Нужно было точно уловить момент, когда нужно отключить двигатель. От этого зависела дальнейшая траектория Прометея.
Соколовский почувствовал, как вновь появилось состояние невесомости. Значит, они уже вышли из вихря и отключили двигатель. За иллюминатором расстилалась величественная панорама облачного покрова сестры Земли.
Карпентер пересел к бортовому компьютеру. Необходимо было срочно уточнить, насколько Прометей затормозился. От того, как быстро он разберется в возникшей ситуации и примет соответствующие меры, зависела судьба экспедиции. Может быть, что после случившегося, догнать эллипсоид не удастся.
Вернуться на Землю уже не было никакой возможности. Скорость Прометея оставалась очень большой, и тормозить его было нечем. По той же причине нельзя было принять грузовые ракеты с тормозными блоками. Кроме этого, взаимное расположение Земли и корабля оказалось неблагоприятным для возврата домой. Космонавты теперь могли рассчитывать только на собственные силы.
Связываться с Землей по радио и запрашивать совета, не было времени. Радиосигнал мог дойти до нее только за несколько минут. Столько же придется ждать ответа. Поэтому сейчас нужно самим принять решение.
Через некоторое время Карпентер снова сел к пульту и несколько раз кратковременно включил двигатель. Запасы драгоценного топлива стремительно уменьшались. Но зато удалось вновь приблизиться к планете, чтобы выполнить намеченный гравитационный маневр и выйти на траекторию сближения с пришельцем.
На этот раз все прошло удачно. Прометей приблизился на минимальное расстояние к Венере и получил необходимый импульс. Теперь скорость корабля достигла нужного значения. Ни один рукотворный аппарат за всю историю космонавтики еще не двигался так быстро. Прометей приступил к завершающему этапу погони за пришельцем, до которого оставалось всего пять миллионов километров. По космическим масштабам это ничтожно малое расстояние.
Тщательные расчеты, выполненные на Земле, показали, что Прометей все-таки немного отклонился от курса сближения из-за внештатной ситуации возле Венеры и теперь должен был пройти мимо пришельца на расстоянии двух тысяч километров. Нужен был еще один импульс, на который уже не хватало горючего.
Ионный двигатель, который находился на борту, работал постоянно, но его мощности не хватало. Космонавты держали постоянную радиосвязь с Землей и по ее указаниям корректировали курс. Навигационные приборы, находившиеся на Прометее, не обеспечивали нужную точность. Земные обсерватории вели за ним непрерывное наблюдение и помогали уточнить направление полета.
Пришелец уже был так близко, что его можно было увидеть с помощью бортового относительно слабого телескопа. Ярко сияющий в лучах близкого Солнца, он, казалось, находился совсем рядом. До максимального сближения оставался один день. В этот момент относительная скорость двух кораблей приблизится к нулю. Но разделять их будут тысячи километров.
После долгих совещаний с наземными службами, Карпентер и Соколовский приняли свое решение. Оно оказалось тяжелым и вело к быстрой гибели. Если, конечно, предполагаемые обитатели эллипсоида срочно не придут на помощь. В течение оставшихся до сближения часов друзья отделили разгонный блок Прометея с остатками топлива от базового корабля с жилым отсеком и радиостанцией. По счастливой случайности такая возможность предусматривалась конструкцией корабля. Облачившись в скафандры, они вышли в открытый космос, закрепились на разгонном блоке и включили его двигатель. Доставить к пришельцу можно было только незначительную массу. Поэтому базовую часть Прометея вместе со всеми запасами, каютой для экипажа и радиостанцией пришлось бросить.
Друзья с горьким чувством наблюдали, как она медленно стала удаляться, пока не затерялась в ярких лучах Солнца. Пути назад уже не было. Пройдет несколько десятков лет и Прометей с большой скоростью покинет Солнечную систему, направившись к звездам. Кто знает, может быть, через миллионы лет его обнаружат разумные существа другой планетной системы. Им будет очень трудно догадаться, с какой целью к ним прибыл, несомненно, искусственный, но мертвый корабль с пустым жилым отсеком.
Запасов кислорода в баллонах скафандров должно хватить всего на несколько часов. Если в течение этого времени пришельцы не помогут, обоих ждет гибель. Но только так можно было достичь цели. Если бы космонавты остались на борту Прометея, то примерно через месяц им все равно пришлось бы умереть. Запасы кислорода и продовольствия к тому времени закончатся. Поэтому они решили предпринять последнюю отчаянную попытку.
Связь с Землей прервалась. Громоздкую радиостанцию дальней связи взять с собой не было никакой возможности. Между собой космонавты могли переговариваться с помощью портативных раций, вмонтированных в скафандр.
Когда до пришельца осталось всего несколько десятков километров, двигатель разгонного блока замолчал навсегда. В нем кончилось горючее.
Скафандры были оборудованы портативными реактивными двигателями, чтобы космонавт мог перемещаться на незначительные расстояния при работе в открытом космосе. Больше в распоряжении экспедиции не было никаких средств для полетов в пустом пространстве.
Пришельца уже можно было наблюдать впереди невооруженным глазом в виде яркой точки. Двигаясь по инерции члены экспедиции через несколько часов должны оказаться в непосредственной близости от загадочного объекта. К такому выводу пришел Карпентер, сделав несложный расчет.
Что ждет посланников Земли на поверхности эллипсоида? Удастся ли проникнуть внутрь? Оба участника полета испытывали чувство невероятного волнения и трепета. Никогда еще представители человечества не находились так близко от объекта, построенного чужим разумом. Что он собой представляет? Как он встретит гостей?
Соколовский вспомнил известный роман английского писателя о попытке захвата Земли воинственными марсианами. Они уничтожали людей без разбора, жестоко и безжалостно. Неужели и сейчас на поверхность эллипсоида выйдут «зеленые человечки» и начнут из бластеров расстреливать приближающихся гостей? А может быть они возьмут их в плен и будут пытать? Игорь невольно опустил правую руку к поясу и нащупал кобуру автоматического пистолета, который был обязательной принадлежностью скафандра.
«Нет, - подумал Игорь. – Представители внеземного разума не могут быть жестокими. «Зеленых человечков» с бластерами придумали люди, которые формировались в условиях общественных антагонизмов. Их фантазии о космосе основаны на той социальной среде, в которой они воспитывались. Многие писатели фантасты механически перенесли на просторы Вселенной те стереотипы, которые сложились на Земле».
Космический корабль постепенно приближался. Рассматривая с помощью сильного бинокля его поверхность, Соколовский заметил световые гаммы, которыми отливал корпус.
«Можно ли назвать это корпусом? – думал ученый. – Лучше подходит слово «поверхность». Ведь там нет металла. Что находится внутри? Что скрыто под матово-блестящим покровом? Возможно, что обитатели корабля уже заметили приближающийся к ним объект, и теперь внимательно наблюдают за ним. Догадываются ли они, что прибывшая экспедиция на грани гибели и что только они могут ее спасти? Нет, конечно. Откуда им это знать?»
- Надо подать какой-то сигнал, - предложил Карпентер, когда Соколовский поделился с ним своими мыслями.
- У нас нет для этого никаких средств. Можно только помахать руками, - заметил Игорь. – Подойдем поближе. Там что-нибудь придумаем.
Стремительно приближающийся эллипсоид уже можно было рассматривать невооруженным глазом. Гигантские диски по краям выглядели то прозрачными то мутно-матовыми. В какой-то момент Карпентеру показалось, что на поверхности одного из них произошло едва уловимое движение. Он взял бинокль у Игоря и несколько минут рассматривал внутреннюю часть диска. Именно там, по-видимому, что-то мелькнуло. Он ожидал, что появятся пришельцы и помогут гостям опуститься на поверхность. Но ничего такого не происходило.
До загадочного объекта осталось десять километров. В бинокль можно было хорошо различить, что огромный диск покрыт бесчисленными бугорками, напоминающие бородавки некоторых насекомых. Впрочем, Джон не очень хорошо разбирался в энтомологии и не был уверен, что обнаруженные неровности имеют к ним отношение.
На отливающей матовым блеском коричневатой поверхности все было спокойно.
«Показалось», - подумал ученый. Он продолжал рассматривать в бинокль различные участки эллипсоида в надежде, что удастся все-таки заметить какие-нибудь интересные детали. Но все оказалось тщетным.
- Неужели он не обитаемый? – с мукой в голосе спросил Игорь.
Карпентер ничего не ответил. Оба хорошо знали, что их ждет в этом случае.
Когда до эллипсоида осталось два-три километра, стало ясно, что разгонный блок пролетит мимо. Поэтому космонавты отсоединили крепления, включили реактивные двигатели скафандров и уже самостоятельно один за другим приблизились к эллипсоиду в его средней части. С двух сторон примерно на равном расстоянии блестели на Солнце двухсотметровые диски. До каждого из них было около пятисот метров.
Ненужный больше разгонный блок стал удаляться и через минуту скрылся в темноте космоса, едва не задев край диска.
Когда Соколовский коснулся руками матовой бугристой поверхности, ему показалось, что на него кто-то смотрит. Постороннее присутствие он ощутил всем своим существом. Это продолжалось недолго, всего несколько секунд.
Опустившийся рядом Карпентер ничего не почувствовал когда коснулся мягкого на ощупь небольшого углубления. Игорь в нескольких словах рассказал другу о своем непонятном подсознательном ощущении.
- Возможно, что корабль все-таки обитаем, - заключил Соколовский.
Он слегка стукнул каблуком по поверхности, и тот час поднялся вверх на несколько метров. Сила тяжести, хоть и существовала, но оказалась ничтожно малой. Это было не удивительно для объекта, размером с небольшой астероид.
– Поверхность мягкая и точно не металлическая, - заметил Игорь после того, как опять коснулся ногами небольшого бугорка. – Ходить нужно очень осторожно. Небольшого усилия может оказаться достаточно, чтобы улететь в открытый космос.
Кислорода в баллонах оставалось совсем немного. При экономном его расходовании можно было прожить около часа. Если за это время обитатели корабля не предоставят живительный газ, экспедиции придет конец. Оба друга имели твердый характер и сильную волю. Поэтому они были далеки от панических настроений и не потеряли способность рассуждать здраво. В конце концов, оба знали, на что идут с самого начала. Обидно только будет, если так и не удастся приоткрыть завесу тайны пришельца. Сообщить же ее на Землю теперь получится, только если предполагаемые пришельцы примут решение лететь туда.
- Откуда они могут знать, какой газ нам нужен для дыхания? – рассуждал Соколовский. - Пришельцы, по-видимому, прибыли с другой звезды. Они могут быть не похожи на людей и иметь иную биохимию. Как мы сможем за короткое время объяснить, что нам нужно? Неизвестен даже способ их общения.
- До сих пор они не предприняли попытки вступить с нами в контакт, - заметил Карпентер. Он вспомнил, как вроде бы обнаружил движение на поверхности одного из дисков. – Нужно двигаться туда, - он указал рукой в его сторону.
Около получаса понадобилось путешественникам, чтобы дойти до края эллипсоида. Ходить было трудно. При малейшем неосторожном движении они поднимались высоко вверх, как в первый раз, и нужно было долго ждать, чтобы опуститься обратно. А времени оставалось мало. Магнитные подошвы скафандров оказались бесполезны, потому что на пришельце не было металлов.
Путешественники приблизились к основанию диска. Как он крепился к эллипсоиду, было не ясно. По-видимому, они составляли единое целое. Поверхность, по которой шли Соколовский и Карпентер, плавно переходила в стену диска. Циклопическое сооружение неизвестной цивилизации уходило далеко вверх в черноту звездного неба. На его вертикальной поверхности четко выделялись бугры, отливающие матовым блеском. В земных условиях такие противоречивые цветовые гаммы не встречались. Ученые столкнулись с ними впервые. Отражающая и одновременно матовая поверхность вызывала чувство нереальности происходящего. Именно эти бугры, неестественно отражающие свет, Джон заметил в бинокль при подлете. С ними тогда что-то происходило.
Вогнутая поверхность перехода к диску, плавно изгибаясь, уходила в противоположные стороны за близкий горизонт. Обе части пришельца, очевидно, соединялись по окружности.
Пока Джон что-то рассматривал на вертикальной стене, Игорь осторожно направился вдоль линии соединения по естественному желобу. Определить на глаз длину окружности, а значит и диаметр соединения, оказалось трудно. Поэтому ученый решил измерить ее шагами. Может быть, это приоткроет завесу тайны, на раскрытие которой оставалось все меньше и меньше времени.
Соколовский остановился и задумался. Он не знал, сколько прошло времени с того момента, как они расстались с Джоном. По-видимому, около получаса. Кислород в баллоне заканчивался, а они так ничего и не выяснили. Соколовский вдруг осознал, что последняя мысль относится только к нему одному. Карпентера нигде не было видно.
Ученый, по-видимому, совершил «кругосветное» путешествие вокруг эллипсоида. Он помнил, что побывал на «ночной стороне», где Солнце уходило за горизонт. Освещенность при этом была достаточной за счет внутреннего свечения поверхностей. Теперь дневное светило находилось над головой чуть справа, как в начале обхода. Хотя было возможно, что корабль пришельцев вращается вокруг своей оси. Тогда трудно было определить, где он сейчас. Игорь чувствовал, что ему становится все тяжелее сохранять ясность ума. Наверное, сказывалось кислородное голодание. А возможно чуждая обстановка тормозила рассудок. Усилием воли он заставил себя сосредоточиться и мыслить логически.
«Где же Джон? – задал он себе вопрос. – Похоже, что я уже был здесь. В этом не может быть сомнений. Я проходил мимо этого углубления в стене и значит обошел весь круг».
Прямо напротив его глаз находилась неглубокая ниша, мимо которой он проходил минут двадцать назад. Соколовский не на шутку встревожился. Попытка вызвать Джона по радио ни к чему не привела. Он не отвечал. Игорь знал, что радиус действия связи очень мал. Это означало, что его товарищ находится далеко. Но такого не могло быть. Последний раз они виделись недалеко от этого места.
«Нельзя исключать, что сам эллипсоид блокирует прохождение радиоволн, - подумал Игорь. – Хотя такого не должно быть. Ведь он не металлический. Совсем недавно связь работала нормально, несмотря на близость этого странного корабля. С другой стороны, что мы знаем о нем»?
Соколовский направился в обратную сторону в надежде обнаружить следы товарища. Дышать становилось все труднее. Случилось то, что и должно было случиться. Кислород закончился. Пройдет две-три минуты, и все будет кончено. Уже не имело значения, где Джон. Возможно, что он уже мертв. Их миссия закончилась ничем. Пришельцы на помощь не пришли. По-видимому, разумных существ вообще здесь нет. Не исключено, что гигантское сооружение когда-то принадлежало им. Но они его покинули по неизвестной причине. Возможно, с тех пор прошли тысячи или даже миллионы лет.
От недостатка живительного газа Соколовский начал терять сознание. Сил идти больше не было. Игорь опустился на колени и упал лицом вниз. Он увидел прямо перед собой отца и мать. Они погибли много лет назад в автомобильной катастрофе. Родители что-то пытались ему сказать, но разобрать ничего было нельзя.
Игорь оказался в длинном искрящемся коридоре. Мать указывала ему на свет, который виднелся далеко впереди. Корабль пришельцев исчез. Постепенно краски стали тускнеть, пока не исчезли совсем. Игорь провалился в темноту.


Глава. 3. Коллективный разум арахнидов.

Джон всем своим существом почувствовал, что где-то совсем близко произошло едва уловимое движение. Что это было? Возможно, то же самое, что он наблюдал в бинокль при подлете к пришельцу. Тогда он решил, что ему показалось. Теперь это было реальным.
Справа на поверхности у самого основания стены появился вход. Он вел куда-то вниз. Солнце, высоко стоявшее над «горизонтом» за спиной Карпентера, освещало образовавшийся проем. Ученый оглянулся назад, туда, где минуту назад стоял его товарищ. Соколовского нигде не было видно. По-видимому, он скрылся за близким горизонтом в надежде найти что-либо интересное.
Времени оставалось мало. Кислород в баллоне скафандра подходил к концу. Его хватит всего на пять-семь минут.
«Нужно идти внутрь одному, - подумал Джон. – Иначе ждет смерть. Что находится внутри? Возможно, что там есть воздух и им можно дышать. Почему проем открылся, а из него никто не выходит»?
Джон постепенно начинал терять способность рассуждать здраво и поэтому не подумал о том, что жизненные формы во Вселенной могут быть разнообразны. Живая материя не обязательно должна подразделяться на отдельные особи. Разум может существовать и в других, непривычных человеку формах. Эти простые соображения не пришли в голову ученого, потому что он был изможден последними событиями и находился на грани гибели.
- Игорь, - позвал Карпентер.
Ответа не последовало. Видимо Соколовский удалился далеко, за пределы досягаемости рации.
Джон решительно шагнул вперед. Где-то далеко, внутри этого загадочного пришельца был виден свет.
«Неужели он все же обитаемый, - рассуждал дальше ученый. – Если здесь нет разумных существ, то такого не должно быть. Ни один искусственный источник света не мог существовать миллионы и даже тысячи лет. А этот объект находится в космосе давно».
Карпентер ускорил шаг. Дышать становилось все труднее. Баллоны в наспинном ранце были пустые. Он оглянулся назад и увидел, что там темно. Вход, через который прошел ученый, закрылся. По-видимому, что-то управляло открытием и закрытием дверей. Возможно, что сработала автоматика.
Мягкие части скафандра на руках и ногах съежились. Значит, вокруг появилась газовая среда, и давление внутри и снаружи скафандра выровнялось. Джон почувствовал, что задыхается. Можно ли здесь дышать? Выбора не оставалось, и он снял с головы прозрачный шлем.
В первое мгновенье ему показалось, что дышать нечем. Однако через несколько секунд его легкие наполнились живительным газом. Джон вдохнул полной грудью. В воздухе чувствовался неизвестный привкус, который он раньше никогда не встречал. Но дышать было легко.
Ученый направился дальше к свету, который по-прежнему был виден впереди. Идти было трудно. Низкий и узкий коридор не позволял выпрямиться в полный рост. Из-за небольшой силы тяжести каждый шаг давался с трудом. Подошвы ботинок скользили по гладкому полу, который, как иногда казалось Джону, слабо светился. Точно таким же свойством обладал артефакт, найденный в Гватемале до того, как его разрезали. Становилась несомненной связь находки на Земле и пришельца из космоса.
Плохая освещенность не позволяла рассмотреть, из какого материала выполнены стены, пол и потолок. Пощупав их рукой, ученый убедился, что они мягкие, как и все здесь. По-видимому, артефакт и пришелец имели одинаковую природу и химический состав. Металл неизвестные строители не использовали. К сожалению, оборудование, необходимое для проведения химического анализа, осталось на борту Прометея. Поэтому ученый мог полагаться только на свой опыт.
«Интересно, что произойдет, если в него ударит метеорит? – размышлял Джон. – Такое наверняка случалось. Хотя ударных образований на поверхности пришельца мы не видели. Космические тела, движущиеся с огромной скоростью, должны его пробить насквозь, если он такой мягкий везде. Но этого, по-видимому, не происходит. Проблема метеоритов здесь решена. Только непонятно, каким образом».
Размышления ученого прервались, когда он из узкого коридора вышел в просторное помещение, которое было ярко освещено. Стало понятным, откуда исходит свет.
Джон не поверил своим глазам. Он стоял в огромном зале. Слева и справа в стене находились круглые иллюминаторы, метрового диаметра. Возле них по кругу располагались заклепки или болты. В иллюминаторы было видно усеянное бесчисленными звездами черное небо и ярко сияющий диск Солнца. Он и был источником света.
«Неужели элементы крепления металлические? – подумал Джон. – Выходит, металл все-таки есть на этом корабле».
Впереди метрах в десяти находилась глухая сплошная стена без каких-либо проемов или дверей. В потолке на высоте пяти метров ученый заметил вмонтированные светильники. Они, по-видимому, должны зажигаться, когда Солнце окажется с другой стороны эллипсоида. Значит, здесь есть электричество и металлы!
Но самое поразительное и невероятное заключалось в другом. Интерьер помещения до мелочей соответствовал представлениям Джона о космических кораблях землян, которые должны летать к другим звездам и галактикам. Такая техника в распоряжении людей не существовала. Ее показывали в фантастических боевиках, снятых в Голливуде. Несколько лет назад Карпентера пригласили туда в качестве эксперта, и он побывал в съемочном павильоне. И вот теперь он, казалось, вернулся туда.
Слева и справа обе стены изгибались в одну сторону и исчезали за поворотом метрах в пятидесяти. Возможно, что помещение представляло собой кольцевую галерею. Двигаясь в одном направлении, можно вернуться в исходное место.
Джон оглянулся назад. Вход, через который он сюда проник, исчез. Что это значит? Проходы возникают и исчезают. Создавалось впечатление, что его кто-то специально привел сюда. Сначала на поверхности эллипсоида «открылась дверь». Затем в конце коридора возник свет. Он как будто приглашал человека проследовать сюда в галерею. Кто этим всем управляет? Где загадочные обитатели корабля? Почему они прячутся? Неужели все делает автоматика? Она не может сохранить работоспособность в течение долгого времени. Неизвестные хозяева уже спасли ему жизнь, не дав умереть от удушья. За этим стоит разум и его целенаправленные действия.
Ученый еще раз внимательно осмотрел галерею и стал прислушиваться. Может быть, хозяева где-то рядом и выдадут свое присутствие звуками речи или шагов. Кругом стояла полная тишина. На Земле такого не бывает. Всегда в глубокой шахте или в пустом доме можно услышать те или иные звуки. Это может быть шелест листьев, журчание воды или скрип половицы. Но на борту пришельца звуки отсутствовали полностью. Тысячелетний величественный покой здесь властвовал нераздельно.
Джону вдруг показалось, что его кто-то внимательно рассматривает. Такое с человеком иногда бывает. Каким-то непонятным внутренним чувством он реально ощутил чье-то присутствие. Причем совсем рядом. Карпентер быстро оглянулся. Сзади никого не оказалось. По-прежнему в помещении он был один.
Ему стало не по себе. Страх теплыми волнами разливался по всему телу от затылка до пяток ног. Привычным усилием воли Карпентер заставил себя успокоиться. Ему не раз приходилось бывать в сложных и опасных ситуациях. Много лет назад, будучи еще молодым человеком, он участвовал в боевых действиях на Ближнем Востоке и в Африке. Там Джон часто с отрядом разведчиков отправлялся на территорию врага, где нужно было проявлять выдержку и самообладание.
Ученый направился в левую сторону. Ему вдруг показалось, что именно оттуда его рассматривают. Впрочем, это было субъективное ощущение. У Джона опять возникла мысль, что его сюда ведут специально, по-видимому, с помощью воздействия на подсознание.
Характер интерьера не менялся. С правой стороны по-прежнему шла глухая стена. Слева на равном расстоянии друг от друга располагались круглые иллюминаторы. Галерея закруглялась и уходила вправо. Вековой покой, как и раньше не нарушался ни единым звуком.
«Возможно, что когда-то давно здесь кипела жизнь, - размышлял ученый. – Неведомые существа, о внешнем виде которых пока ничего неизвестно, управляли полетом гигантского корабля. Они совершали межзвездные перелеты и открывали новые миры. С тех пор прошло много времени. По какой-то причине корабль не вернулся домой не родную планету. Возможно, произошла катастрофа, приведшая к гибели экипажа. И вот теперь мертвый корабль обречен на вечное скитание по бескрайним просторам Вселенной. А почему тогда открываются и закрываются проходы? Нет, значит, в нем осталась жизнь. Почему интерьер полностью совпадает с тем, что я видел в Голливуде? Вплоть до мелких деталей. Это не может быть простым совпадением и имеет рациональное объяснение. Его нужно только найти. Тогда, возможно, удастся раскрыть тайну корабля. На съемках фильма я работал много лет назад. В то время этот эллипсоид был далеко от Солнечной системы и не мог служить основой для наших режиссеров. Может быть, он уже бывал у нас раньше? Нет, это невозможно. Тогда как объяснить странный факт совпадения»?
Мысли Джона были прерваны появившимся за поворотом блестящим удлиненным предметом. Когда ученый подошел ближе, то с удивлением обнаружил, что это скафандр. Он мог принадлежать только Игорю.
Сквозь прозрачное стекло шлема, поврежденного в нескольких местах, Джон увидел безжизненное лицо своего товарища.
«Неужели он погиб»? – со страхом подумал Карпентер.
Некоторое время американец рассматривал повреждения на шлеме. По-видимому, на него попал сильный растворитель, который расплавил органическое довольно прочное стекло. Скафандр был разгерметизирован. И это могло бы спасти Соколовскому жизнь, потому что кислородные баллоны оказались пустыми. Русский космонавт не подавал признаков жизни.
«Неужели мне одному придется провести здесь остаток дней»? – с тревогой подумал Джон.
На лице Игоря Карпентер не увидел следов химических ожогов, несмотря на то, что шлем поврежден сильным растворителем. Это было странно. Кислота, которая прожгла насквозь стекло, должна была попасть на оголенные участки тела. Если, конечно, кто-то аккуратно с хирургической точностью не проделал разгерметизацию. Не проще ли просто снять шлем?
Все на этом корабле происходило не так, как надо. Вопросы накапливались, а ответов на них пока не находилось.
К счастью Соколовский оказался жив. Джон снял с него скафандр и убедился, что пульс есть. Американец имел опыт оказания первой помощи в таких случаях. Он сделал Игорю искусственное дыхание и энергично растер руки.
Через несколько минут Соколовский застонал и открыл глаза. Карпентер влил ему в рот несколько капель спирта из аптечки, которую всегда держал при себе. Россиянин окончательно пришел в себя.
- Лежи спокойно, - сказал ему Джон. – Тебе лучше пока не двигаться.
Карпентер обратил внимание на тот факт, что его помощь подоспела как раз вовремя. Если бы он опоздал хотя бы минут на двадцать, то у Игоря могло бы остановиться сердце. Карпентер уже не сомневался, что хозяева корабля специально привели его к другу.
После того, как Игорь вдохнул полной грудью живительный воздух галереи, он почувствовал, как сознание окончательно прояснилось. Где он находится? Что произошло, когда в баллонах кончился кислород? Он вспомнил, что видел отца и мать, которые вели его по искрящемуся коридору. Откуда они здесь взялись? Затем следовал провал в памяти.
Он немного приподнялся и огляделся вокруг. Ярко освещенная Солнцем просторная галерея показалась ему знакомой. Он видел нечто подобное в американской космической фантастике. Вот сейчас из-за поворота выскочат боевые треноги андромедян и бросятся с бластерами на жителей отдаленной земной колонии на безымянной планете. Последние в свою очередь, не выдержав натиска агрессоров, отступят в боковой проход слева в стене. Окружающий интерьер ассоциировался у Игоря именно с таким голливудским фантастическим сюжетом. Но все кругом было тихо. Кроме американца, с тревогой наблюдающего за ним, в галерее никого не было.
Соколовский заметил, что воздух в помещении имеет специфический запах. Он был ему знаком. Игорь вспомнил, что когда-то в далеком детстве часто уезжал на каникулы в деревню, где жила его бабушка. С раннего утра, как только всходило солнце, он отправлялся купаться в речке, которая текла неподалеку. После водных процедур он ложился в траву, пропитанную утренней росой, и наблюдал за синим безоблачным небом. Все вокруг было наполнено звуками. Проснувшиеся после ночной спячки насекомые принимались за повседневные занятия. Всевозможные жучки, паучки и муравьи полчищами атаковали его голое тело. Игорь едва успевал отбиваться от них. В эти моменты он чувствовал такой же запах, что и сейчас в галерее. Свежий утренний воздух был пропитан ароматами душистых трав и насекомых.
«Опять насекомые», - подумал ученый. Он вспомнил, что в связи с пришельцем, уже упоминались эти представители животного мира Земли. Артефакт, найденный в Гватемале, и по форме совпадающий с пришельцем, ученые-энтомологи идентифицировали с окаменевшим насекомым.
- Это не может быть совпадением, - заметил Карпентер, после того, как Игорь поделился с другом своими мыслями. – По-видимому, пришелец как-то связан с пауками или муравьями. На другой планете в принципе могли появиться разумные насекомые, которые смогли построить звездолет. Все поверхности здесь мягкие и, скорее всего, имеют органическую природу.
Карпентер начал понимать, что разгадка тайны пришельца имеет прямую связь с какими-то насекомоподобными существами, которые где-то в неизвестном уголке Вселенной стали разумными. Это их корабль.
«Почему они воздействуют на наше подсознание, скрываясь от нас? – думал он. – То, что они где-то рядом – несомненно»!
Джон коротко рассказал другу о своих приключениях, наблюдениях и предположениях. Когда он упомянул о заклепках на иллюминаторах и лампах на потолке, Игорь встал и пощупал их пальцами. Подняться к потолку оказалось не сложно из-за небольшой силы тяжести на корабле. Она была такой же, как и на поверхности. Достаточно только легко оттолкнуться ногами от пола.
- Здесь нет металла, - заключил Игорь после того, как опустился обратно. – «Заклепки» и «лампы» такие же мягкие, как и все остальное. По-видимому, все эти элементы – бутафория.
- Зачем тогда это нужно? – с удивлением спросил Карпентер. – Космонавты берут с собой в полет только жизненно необходимое.
Игорь задумался. Только что у него мелькнула мысль, которая может дать ключ к решению задачи. Так, по крайней мере, ему показалось. Что-то очень важное пришло сейчас в голову и сразу же забылось. Мозг ученого еще был затуманен недавним удушьем, и он не мог пока рассуждать с обычной ясностью ума.
Джон заметил состояние друга и с удивлением посмотрел на него.
- Выходит, что все вокруг – декорация, как в Голливуде, - заметил Карпентер.
Последнее замечание направило мысли Игоря в новое русло. Он начал вспоминать фантастические фильмы и романы о полетах в космос. Именно в них скрывалась разгадка. Сейчас ученый уже был уверен в этом.
- Один польский писатель прошлого века в своем романе описал необычную космическую экспедицию к загадочной планете, - задумчиво начал рассказывать Игорь. – Герои столкнулись с ситуацией, которая похожа на нашу. На планете обитал живой разумный океан, который проникал в подсознание людей, находившихся на орбитальной станции. Чуждый разум создавал копии умерших родственников космонавтов, с которыми можно было общаться.
- Ты хочешь сказать, что вся эта бутафорская галерея является порождением нашего подсознания? – воскликнул Джон. – И нами кто-то манипулирует? При этом он не желает показаться нам явно. Я не удивлюсь, если окажется, что отдельных особей или обитателей здесь вообще нет, и никогда не было. В противном случае они не стали бы прожигать кислотой твой шлем, а просто сняли бы его, для того, чтобы ты смог дышать. Предполагаемые обитатели могли бы сами сделать тебе искусственное дыхание, а не приводить меня, воздействуя на мое подсознание. Это было бы гораздо проще.
- Возможно и так, - ответил Игорь. – По крайней мере, многое становится ясным. Теперь понятно, почему в галерее все до мелочей совпадает с твоими представлениями о внутреннем устройстве звездолетов. Они взяли их из твоего подсознания и смоделировали.
- Ну, хорошо, допустим, что ты прав, - согласился Джон. – Зачем тогда они все это делают? Если обитателей на корабле не существует, то для чего нужна внутренняя полость, в которой мы оказались?
- По-видимому, хозяева проводят с нами какой-то эксперимент, цель которого нам пока не ясна - предположил Игорь. - Для его проведения они создали у себя на корабле внутреннее пустое пространство, которого, возможно, раньше не существовало. Вспомни артефакт из Гватемалы. Он сплошной без пустот. Также и пришелец мог изначально быть сплошным монолитом. Ведь у них, по-видимому, одна природа.
- Пришельцы спасли нам жизнь, - заметил Джон. – Если бы они не вмешались, мы сейчас были бы мертвы.
- Нам и так осталось немного. Скоро мы начнем слабеть от голода. Даже если они обеспечат нас кислородом для дыхания.
- Ты хочешь есть? – спросил вдруг Джон.
- Нет, - ответил Игорь. – Я, наверное, долго был без сознания и поэтому еще не успел проголодаться.
- А я находился в сознании все время и голода не чувствую, - с удивлением заметил Джон. – Последний раз мы ели на Прометее больше суток назад.
Игорь с удивлением посмотрел на друга. Выходило, что пришельцы накормили своих гостей, а они даже не заметили этого. Что же все-таки происходит на этом корабле? Кое-что ученым уже стало понятно. По крайней мере, они так думали. Но много вопросов еще оставалось. Возможно, что ответы нужно искать в области энтомологии. Однако оба ученых не были биологами.
Игорь уже окончательно пришел в себя, и оба ученых решили заняться более детальным исследованием корабля пришельцев. Джон прошел всего около ста метров вдоль галереи. А она, видимо, уходила далеко.
Пока ничего нового обнаружить не удалось. Если не считать, конечно, того, что Джон наткнулся в галерее на своего друга. Но, возможно, дальше исследователей ждут сюрпризы. Опасаться нехватки кислорода или питания пока не следовало. А вот что будет через несколько дней, сказать никто пока не мог. Друзья прошли по закругляющейся галерее несколько километров, но вокруг ничего не менялось. По-прежнему слева одно за другим чередовались круглые окна, а справа шла глухая стена.
Положение Солнца снаружи постепенно менялось. Оно светило уже не в глаза, а сзади. Значит, скоро должна наступить «ночь». Зажгутся ли «лампы» на потолке когда станет темно? Ученые ускорили шаг, чтобы проверить это. Идти, как и раньше было трудно. Поэтому они не могли двигаться быстро. Прошло около получаса, но Солнце по-прежнему светило в спину. Джону даже показалось, что оно переместилось вперед. Неужели пришельцы специально поворачивают свой корабль так, чтобы гостям всегда было светло? Или их скорость случайно совпала со скоростью вращения эллипсоида вокруг своей оси?
Вдруг Игорь заметил впереди какой-то круглый блестящий предмет, чуть больше футбольного мяча. Друзья ускорили шаг. Но когда они подошли ближе, их ждало разочарование. Это оказался шлем со скафандра Джона. Он его сам оставил здесь, когда вышел в галерею из бокового прохода.
- Мы завершили полный круг, - подвел итог экскурсии Соколовский. - Хозяева не балуют нас разнообразием. Длина галереи по окружности около трех километров.
Во время обхода друзья внимательно все осматривали, но не нашли ни одного ответвления или бокового прохода в стене. Гигантское помещение оказалось замкнутым. Хотя наверняка при необходимости нужные проходы открывались. На корабле должен быть вход. По крайней мере, тот, через который проник Джон.
Так полагали друзья, основываясь на своем личном опыте и человеческом восприятии. Им казалось, что иначе и не может быть. Они все время мыслили земными категориями и забывали, что имеют дело с порождением иного разума, живущего по иным законам.
Они оба проспали двенадцать часов подряд. Организм брал свое. Нервное возбуждение, связанное с драматическим прибытием на этот загадочный корабль, сменилось сонливостью и апатией. Люди устали физически и морально. Непрерывные загадки действовали угнетающе.
Во сне оба видели Землю. Перед мысленным взором проносились знакомые картины. Люди как бы переживали заново свое прошлое, вспоминали забытые эпизоды из своей жизни.
Историческое прошлое родной планеты стало таким отчетливым, как будто они сами участвовали в вооруженных конфликтах и политической борьбе. Люди Земли стали «открытыми книгами», которые изучались внимательно и скрупулезно.
Научная информация, которую по крупицам собирало человечество в течение тысячелетий, проявилась в мозгу людей на генетическом уровне.
Неведомый разум изучал все, что касается Земли и Солнечной системы в целом. Зачем ему это нужно? Что он собирался предпринять? Неужели готовится вторжение, и человечеству грозит гибель? А может быть, он прибыл в планетную систему Солнца, чтобы помочь, подсказать человеку, как ему решить надвигающиеся проблемы?
Подсознание людей Земли во время сна работало с полной отдачей. Они в бессознательном состоянии рассказывали пришельцам все, что знали. Напряженная работа мозга достигла такого уровня, при котором происходящее начало проникать на уровень сознания.
Оба проснулись одновременно. Где-то в отдаленных уголках внешнего восприятия людей зажглась яркая искра. Своим светом она согревала и разливала по телу теплоту добра и спокойствия. Готовилось что-то важное, и ученые поняли это.
- Люди Земли! Раса арахнидов приветствует вас.
Ученые сначала не разобрали, где и как прозвучала эта фраза. От неожиданности они быстро вскочили на ноги и начали оглядываться вокруг. Наконец-то загадочные хозяева корабля дали о себе знать явно.
Но вокруг по-прежнему никого не было.
- Не бойтесь. Мы не причиним вам зла.
Теперь друзьям стало ясно, что они слышат обычную человеческую речь. Откуда она звучит? Направление на источник звука различить было невозможно. Казалось, что он наполняет собой все вокруг, а не распространяется из определенного места.
- Где вы находитесь? Почему не выходите к нам? – спросил Соколовский.
- Я перед вами, - ответил голос. – Вы, люди Земли меня видите давно, с тех пор, как Корвет обнаружил монолит-эллипсоид в системе Юпитера несколько месяцев назад. Все, что вас окружает сейчас, и есть моя телесная оболочка. Я представляю коллективный разум расы арахнидов.
- Как вы сказали? – переспросил Карпентер. – Арахнидов?
- Да, - ответил голос. – Я изучил ваш язык и попытаюсь с его помощью объяснить вам нашу сущность. Мне придется при дальнейшем общении называть неизвестные людям объекты и категории на вашем человеческом языке по методу аналогии. Иначе вам трудно будет меня понять.
- Раса предполагает наличие отдельных индивидуумов или особей, - заметил Соколовский. – Или вы в слово «раса» вкладываете другой смысл?
- Нет, - ответил голос. – Я имею в виду тоже, что и люди Земли. Наша популяция действительно состояла из большого количества индивидуумов. Но в силу обстоятельств она сейчас имеет вид монолита, на борту которого вы находитесь. Я представляю собой в данный момент разум всех членов нашего сообщества. При других обстоятельствах, каждый из нас может обладать своей волей и сознанием. Но в тех условиях, при которых мы существуем сейчас, это невозможно. Мне еще многое нужно будет вам объяснить.
- Почему вы сразу не вступили с нами в контакт? – спросил Карпентер. – Когда мы только прибыли на ваш корабль или монолит.
- Потому что я почти не владел вашим языком и смутно представлял себе, кто вы такие, - ответил Арахнид. – Было ясно, что ваша экспедиция находится на грани гибели. Это удалось установить по психологическому излучению, которое мы приняли, когда вы отделились от Прометея и направились сюда. Впрочем, я знал о том, что Прометей совершит рейс только в один конец еще до вашего отлета с Земли. Дело в том, что у вас на планете находится наш маяк, по форме похожий на монолит. Только размеры его значительно меньше. Ваши ученые нашли маяк в Гватемале.
- Как он у нас оказался? – спросил Карпентер.
- Это вы поймете позже, когда я все вам объясню, - ответил Арахнид. – Как только монолит вошел в планетную систему Солнца, он стал получать тепловое излучение. Это пробудило меня ото сна, и я активизировал маяк. Он стал посылать информацию о вашей цивилизации вообще и о готовящейся экспедиции в частности. К моему большому сожалению, маяк был вскорости поврежден. Сейчас я уже знаю, что вы его разрезали на части, чтобы изучить.
- Почему только сейчас? – спросил Соколовский.
- До вашего прибытия мне стало известно очень мало, - продолжал Арахнид. – Но когда вы оба уснули уже здесь в галерее, я проник глубоко в ваше подсознание и спросил вашего разрешения считать всю известную вам информацию. Такое разрешение было получено. Хотя сейчас на сознательном уровне вы этого не знаете.
- Почему вам понадобилось разрешение? – удивился Карпентер.
- Еще совсем недавно я бы не понял этот вопрос, - ответил Арахнид. – Но теперь я знаю, что мы сильно отличаемся друг от друга. Для нашей расы являются немыслимыми любые формы обмана, хитрости и насилия над отдельным индивидуумом. Свободная воля каждого для арахнидов священна. На Земле думают иначе, и это для нас загадка. Мы не могли это себе даже представить до последнего времени. Без разрешения я не стал бы копаться в вашем подсознании. Постарайтесь меня понять.
Теперь мне известно все, что хранится в вашей памяти, и я могу полноценно с вами общаться на человеческом языке. Мне с большим трудом удалось его освоить. У вас много понятий, с которыми я сталкиваюсь впервые. Я только что говорил об этом.
- Когда разгонный блок отделился от Прометея и направился к монолиту, - продолжал Арахнид, – моей первейшей задачей стало спасение ваших жизней. Арахниды по своей внутренней глубинной природе не могут равнодушно относиться к чужим страданиям. Это основа нашей жизни, которая существовала всегда.
Строение вашего организма я представлял тогда смутно, но догадывался, что человеку, как и арахниду, нужно дыхание и питание. В монолите уже давно была заготовлена для вас внутренняя полость, в виде кольцевой галереи. Это было сделано, как только я узнал о готовящейся экспедиции. Интерьер оформлялся в соответствии с шаблоном, который с помощью нашего маяка получен из съемочных павильонов Голливуда. Возле маяка находилось много людей, смотревших фантастику. Их психологическое излучение воспринималось нашим прибором и передавалось на монолит. Изначально все здесь было сплошным без пустот. Так же, как и у маяка.
Вас следовало проводить сюда в галерею. Для этого с одного из дисков был послан сигнал в сторону приближающегося разгонного блока. Джон заметил его в бинокль, но не понял. Нужно было сразу направиться к диску. Тогда вы оба быстро попали бы в галерею.
Когда один из вас коснулся поверхности монолита, мне удалось выяснить, что для дыхания нужна кислородно-азотная смесь в определенной пропорции. Она в спешном порядке начала готовиться.
К сожалению, вы опустились далеко от диска. Я не знал, как вас направить в галерею, но вы сами пошли в нужном направлении. По-видимому, сыграл роль мой сигнал во время вашего приближения. Джон запомнил, что он шел от диска и решил двигаться к нему. К счастью, кислорода в ваших баллонах почти хватило.
Как только вы приблизились к диску, Джон сразу же был направлен по коридору в галерею. Когда он снял шлем скафандра, дыхательная смесь в коридор уже начала поступать. Я успел в самый последний момент. Джон, наверное, заметил, что в какой-то миг его окружала непригодная для дыхания атмосфера. Но мне удалось все быстро исправить.
С Игорем было сложнее. Кислород в его баллонах кончился, когда он еще находился на поверхности. От асфиксии у него наступила клиническая смерть, и остановилось сердце. Мне пришлось в спешном порядке прокладывать в монолите новый коридор к тому месту, где он упал. Ему уже стали являться умершие родственники. Душа его вышла из тела и направилась по астральному тоннелю. Но его удалось вернуть к жизни уже здесь в галерее. Пришлось кислотой разрушить прозрачную часть шлема, чтобы он смог сделать вдох. Дальше я вынужден был при помощи воздействия на подсознание направить к нему Джона, чтобы он помог мне привести Игоря в чувство.
Ему не следовало ходить вдоль основания диска. Вам нужно было оставаться вместе.
Некоторое время ученые молчали. Им было нелегко осмыслить происходящее. По-прежнему, они находились в галерее одни. Казалось, что никакого голоса не существует.
- Почему вы назвали себя арахнидами? – спросил Игорь. – Насколько мне известно, в нашем языке так называют паукообразных насекомых. Форма монолита не похожа на них.
- В естественной среде обитания мы действительно похожи на пауков, муравьев и других насекомых Земли, - ответил Арахнид. – У нас существует бесчисленное количество разновидностей особей. Их тысячи, а может быть и больше. Они могут появляться и исчезать, заменяясь другими в зависимости от внешних условий и потребностей всего сообщества. Одни имеют крылья и способны летать. Другие ползают по земле или роют в ней ходы. Но все мы представляем собой единое целое. Можно сказать, что арахниды принадлежат к одному виду. У каждого есть свой индивидуальный разум и свободная воля.
На вашей Земле тоже есть насекомые. Однако размеры их значительно меньше, чем у нас. В этом смысле мы ближе к вам – людям.
Ваши насекомые только внешне похожи на арахнидов. Они в отличие от нас являются хищниками, за редким исключением, и питаются себе подобными. По-видимому, потому, что у них нет разума. Ими движет закон выживания, который арахниды никогда не знали.
- У людей есть разум, но они, как и насекомые, часто подчиняются этому закону, - заметил Соколовский.
- Мне тоже это непонятно, - ответил Арахнид. – Я, по-видимому, еще плохо знаю человека. Ваша планета для меня загадочна и непонятна. На ней происходит что-то непостижимое для моего разума. Ваш конфликтный способ существования не имеет аналогов в моей памяти, которая включает все, что стало известно арахнидам за миллионы лет нашего существования.
Наш уклад жизни в естественной среде не имеет ничего общего с законом выживания. Я уже говорил вам, что внутренняя глубинная природа арахнидов направлена на обеспечение блага для всех без исключения. Любой из нас не сможет равнодушно смотреть на чужие страдания. Он сделает все от него зависящее, чтобы помочь ближнему.
- Где расположена ваша естественная среда обитания? – спросил Соколовский. – Насколько я понял, сейчас арахниды находятся за ее пределами.
Оба ученых затаили дыхание. Сейчас они должны получить ответ на очень важный вопрос. Откуда прибыл этот странный эллипсоид с дисками?
- Да, это так, - ответил Арахнид. – Наша популяция давно покинула свою родину.
- Вы хотите сказать, что в космос отправились все члены вашего сообщества? – с удивлением спросил Карпентер. - И теперь находятся здесь на корабле?
- Совершенно верно, - ответил Арахнид.
- Но где они? Мы пока никого здесь не встретили. Слышен только ваш голос.
- Вы видите их постоянно. Посмотрите вокруг. Стены, пол, потолок, элементы интерьера представляют собой тела членов нашего сообщества. Весь монолит состоит из них. Поэтому, все здесь мягкое. Арахниды плотно упакованы и находятся как бы в спящем конгломерированном состоянии. Бодрствует только их разум, аккумулированный в единое целое. С ним, то есть со мной вы сейчас общаетесь. Если нам удастся вернуться в естественную среду, то можно будет произвести дезинтеграцию монолита на миллиарды отдельных особей, каждая из которых будет обладать индивидуальностью и разумом. Я тоже останусь, но отойду как бы на второй план. Мне трудно это объяснить. В человеческом языке нельзя найти нужный аналог.
Создание подобных конгломератов является естественным элементом нашей физиологии. Оно возможно только в естественной среде. Арахниды не имеют и никогда не имели технической цивилизации. У нас нет заводов и фабрик, домов и автомобилей. Мы всегда жили в той естественной среде, которую предоставила нам природа. Если возникала необходимость создать те или иные объекты, например, для освоения космоса или борьбы с природными катаклизмами, мы собирались в монолиты, состоящие из наших тел. Они могут иметь различные размеры, в зависимости от решаемых задач. Объединяться может часть арахнидов или все без исключения. Если нужно посетить другие планеты, то достаточно небольшого числа особей.
- Что это за планеты? – спросил Соколовский.
- Мы подошли теперь к очень важной части нашего разговора, - заметил Арахнид. – Вы являетесь представителями человечества, попавшими к нам. Поэтому наше сообщество может рассматривать вас как делегацию для переговоров. На протяжении последнего времени после пробуждения от сна я пытаюсь решить важный и насущный вопрос. Что нам делать дальше?
Очень скоро монолит приблизится к гравитационному «окну» для торможения и последующего сближения с Землей. Вы об этом знаете. Если его пропустить, то корабль покинет Солнечную систему. Вернуть его уже будет невозможно. Кроме этого, меня волнует ваша судьба. Вас нужно вернуть домой.
Я сразу хочу вас заверить, что арахниды в любом случае не будут завоевывать вашу планету. Такие планы противоречат нашей сущности и природе. Наше прибытие на Землю может состояться только при полном согласии на это всех людей.
- Боюсь, что такое согласие невозможно, - заметил Карпентер после минутного колебания.
- Я тоже так думаю, - сказал Арахнид. – История и современность человечества мне уже хорошо известны, и предвидеть то, что может произойти не трудно. Монолит попытаются захватить и уничтожить. Перед этим меня, наверное, будут принуждать поделиться научными знаниями, которые нужны для создания нового оружия. Должен вам признаться, что у меня такие знания есть. Но арахниды никогда не могли даже подумать, что их можно использовать для истребления разумных существ.
Сначала, когда маяк только начал передавать информацию о Земле и ее обитателях, я подумал, что он испортился и искажает окружающую его среду. Нам арахнидам невозможно себе представить, что отношения между разумными существами могут быть такими, как у людей. Вы воюете друг с другом, пытаетесь обеспечить свое существование за счет других, себе подобных. У вас одни могут страдать, а другие не всегда приходят им на помощь. По нашим представлениям, как я уже говорил, если хоть один член сообщества попал в беду, или нуждается в чем-либо, остальные обязательно помогут ему и обеспечат всем необходимым. В противном случае им тоже тяжело. У нас если плохо одному, то плохо всем как на биологическом, так и на социальном уровне. Мне трудно это объяснить. Если у человека, например, болит рука, то он в целом не может чувствовать себя комфортно и наслаждаться жизнью. Тот же принцип должен действовать и в сообществе мыслящих существ. Так у нас было всегда, и нам непонятно, почему вы – люди смотрите на это иначе.
Соколовскому и Карпентеру стало очень стыдно за человечество Земли. Но они понимали, что Арахнид прав.
- Вам не следует лететь на нашу планету, - заметил Соколовский.
- А что делать с вами? – спросил Арахнид. - Земля – ваша родина, и вы, по-видимому, хотите туда вернуться. Свой долг я вижу в том, чтобы доставить вас домой, на орбиту Земли.
Наступила продолжительная пауза. Друзья внимательно посмотрели друг другу в глаза. Когда они отправлялись в экспедицию, было ясно, что возвращение домой может не состояться. Теперь возможность вернуться появилась. Но стоит ли ей воспользоваться? Может быть, за нее придется заплатить слишком высокую цену.
Как всегда это бывало в трудных случаях, друзья приняли решение без слов. Они хорошо понимали друг друга.
- Мы не должны возвращаться на Землю, - сказал Карпентер. – Входить в «окно» и тормозить монолит вам не следует.
Арахнид молчал. Согласился ли он с людьми?
- Где находятся двигатели монолита? – спросил Соколовский, чтобы прервать неприятную паузу. – Каков принцип их работы? Они реактивные?
- Нет, - ответил Арахнид, – мы применяем другой принцип. Его трудно объяснить. Я опять не нахожу нужных слов. Здесь используется жизненная сила арахнидов, их воля и вера.
- А эта сила восстанавливается потом, после выключения двигателей? – спросил Карпентер.
- Двигателя, как отдельного элемента не существует, - заметил Арахнид. – Весь монолит и есть своего рода двигатель. После разгона или торможения жизненная сила исчезает безвозвратно. Определенная часть арахнидов погибает. Они отдают свою волю и веру добровольно. Их никто не принуждает. Каждый член сообщества готов отдать себя целиком для общего блага. Это незыблемая основа нашей жизни. Мне трудно подобрать правильные аналогии, чтобы объяснить основы управления полетом монолита. В ваших священных книгах говорится, что вера человека, величиной с маленькое горчичное зерно может сдвинуть гору. У нас используется похожий принцип.
Арахнид охотно давал любые пояснения, связанные с жизнью необычных разумных насекомых, которая так резко отличалась от человеческой. Все его слова были пропитаны искренностью и доброжелательностью. Люди невольно стали испытывать к нему симпатию и дружеское расположение. У них появился новый друг.
- Расскажите нам о себе, - попросил еще раз Соколовский. – Где ваша родина? Откуда вы прилетели?
- Это длинная история, - начал Арахнид. – Она непосредственно связана с теми трагическими событиями, которые нам пришлось пережить. Но мы сами во многом виноваты. Нельзя было нарушать закон гармонии Вселенной.
Началось все давно, миллионы лет назад. Древняя цивилизация арахнидов тысячелетиями вела беззаботную жизнь на трех теплых цветущих планетах. Нежась в лучах ласкового светила, мы постепенно углубляли наши познания законов природы и космоса. Жизненная сила была в избытке.
Но потом все изменилось. Стала активизироваться вулканическая деятельность сразу на всех трех планетах. Начались наводнения, землетрясения, засухи. С неба один за другим стали падать кометы и астероиды. Это приводило к тому, что на многие годы планеты, окутанные слоем пыли, остывали. Массово гибли обитатели суши и океанов.
Оказалось, что к нашему светилу приблизилась еще одна звезда. В земной астрономии такие объекты называют коричневыми карликами. Произошел гравитационный дисбаланс планетной системы. Такое случается один раз за несколько миллионов лет. Карлик обращается вокруг нашего светила по вытянутой эллиптической орбите и периодически возвращается из долгого странствия. Человек Земли назвал бы его Немезидой.
- Подождите, - воскликнул Соколовский. – Астрономы уже давно предполагают, что у нашего Солнца есть такой спутник. Его как раз и назвали Немезидой.
- Я полагаю, - продолжил Карпентер мысль друга, - что вы имеете в виду нашу систему Солнца. Теперь понятно, почему ваш маяк оказался на Земле.
- Да, вы правы, - согласился Арахнид. – Солнечная система является нашей родиной. Мы вернулись туда, откуда улетели миллионы лет назад.
- А три планеты это Венера, Земля и Марс, - догадался Соколовский.
- Верно, - подтвердил Арахнид.
- Зачем нужно было покидать Солнечную систему? – спросил Карпентер. – Планеты сохранились. По крайней мере, на Земле можно жить.
- Мы совершили большую ошибку, - продолжил свой рассказ Арахнид. – После того, как начались катаклизмы, ученые решили заглянуть в будущее, чтобы выяснить судьбу планет и нашей цивилизации. Для этого были задействованы запретные тонкие механизмы прорицания из сферы зла, ведущие к необратимым деформациям эфирной среды обитания арахнидов. Сначала мы не догадывались об этом. Человек Земли знает о существовании таких механизмов. У вас есть прорицатели, которые, нарушая вселенские запреты, предсказывают будущее. Они уродуют астральное поле планеты и притягивают различные бедствия. Этого делать нельзя.
Наши ученые увидели будущее, в котором на планетах нет цивилизации арахнидов. Образы оказались смутными. Во всей полноте картина не проявилась. Но самое главное стало ясно. Поскольку цивилизация исчезнет, то ее ждет гибель. Значит, чтобы спастись, арахниды должны собраться в монолит и покинуть свою среду обитания на трех планетах.
Сейчас уже ясно, что следствие и причину следует поменять местами. Арахниды исчезли, потому что улетели. У меня не вызывает сомнений, что наша популяция смогла бы выжить по крайней мере на Земле. Две другие планеты стали непригодны для жизни. Венера столкнулась с крупным астероидом, что спровоцировало парниковый эффект. Образовались сернокислые облака. По-видимому, под поверхностью в месте столкновения залегало большое количество серы. Океаны испарились, а поверхность раскалилась до высокой температуры. Началась активная вулканическая деятельность, сопровождавшаяся большими выбросами в атмосферу углекислого и сернистого газов. Вы смогли убедиться в этом, пролетая на Прометее мимо Венеры, когда направлялись к монолиту.
Марс тоже пострадал. Гравитационные возмущения вывели его на новую орбиту, более удаленную от Солнца. Из-за холода он потерял большую часть атмосферы. Открытые водные поверхности исчезли с лица планеты. Жизнь на ней стала невозможна.
Земля пострадала меньше, и жизнь на ней сохранилась. Но все это я узнал только сейчас, когда солнечное тепло пробудило мой разум. А тогда, миллионы лет назад монолит направился в сторону звезды Эпсилон в созвездии Аргонавта. На Земле мы решили оставить маяк на случай возвращения. Он представляет собой конгломерат примерно ста арахнидов, которые остались на родине. Это образование может сохраняться без повреждений достаточно долго. Вы знаете, что Эпсилон Аргонавта является одной из самых близких к Солнцу звезд. Но лететь до нее нужно было миллионы лет. К сожалению, монолит не способен развить релятивистскую скорость и долететь быстрее.
Когда мы пролетали мимо Немезиды, произошел гравитационный захват. Монолит стал пленником коричневого карлика. Вокруг него обращается планета, величиной с Землю. Она и оказалась тем третьим телом, которое необходимо для захвата. На вашем языке я ее буду называть Пандора.
Вы хорошо знакомы с астрономией и знаете, что коричневый карлик представляет собой относительно холодную звезду, небольшую по размерам. Выделение тепла происходит в основном за счет гравитационного сжатия.
Пандора обращается по близкой к звезде орбите и находится в поясе жизни. Приливные силы давно заставили ее быть повернутой к Немезиде всегда одной стороной. Продолжительности суток и года равны. Они составляют всего около половины земного месяца.
На дневной стороне незаходящее светило разогрело поверхность до высоких температур, исключающих существование жизни. В противоположном полушарии царит вечная ночь и космический холод.
Жить можно только вдоль узкой полосы вблизи терминатора, границы дневного и ночного полушарий. Атмосфера оказалась подходящей. Монолит совершил тормозной маневр, израсходовав немалую часть жизненной силы, и опустился на Пандору. С ней тогда мы связывали свои последние надежды. Лететь к Эпсилону Аргонавта миллионы лет нам представлялось нецелесообразным. Кроме этого, чтобы вырваться из гравитационного поля Немезиды, нужно было пожертвовать жизненной силой половины всех арахнидов.
Когда монолит прибыл на планету, Немезида уже удалялась от Солнца в направлении Эпсилона. Мы произвели дезинтеграцию и начали осваивать полосу жизни. Природа нас не баловала, как раньше на нашей родине. Край оказался суровым. Постоянно дули сильные ветры из-за большой разницы температур в различных частях планеты. Полоса в основном оказалась пустынной, но кое-где встречались оазисы. Чахлая растительность и небольшие озера в таких местах служили источником пищи и кровом. Приходилось зарываться под поверхность планеты, подобно земным современным насекомым или возводить что-то типа муравейников. Только так можно было укрыться от непогоды. Когда ветер дул с дневного полушария, стоял невыносимый зной. При изменении направления ветра на противоположное, все вокруг замерзало за несколько минут.
Атмосфера Пандоры богата кислородом. Хоть в этом нам повезло. По-видимому, в течение миллионов лет его выделяли зеленые растения в результате фотосинтеза. Животного мира на планете не оказалось, и кислород был не востребован.
Экспедиции арахнидов в течение длительного времени обследовали планету. Сначала был изучен пояс жизни. По-видимому, в более ранние геологические эпохи там кипела жизнь, и условия на Пандоре не были такими суровыми. Возможно, существовали животные, и даже разумные существа. Мы нашли остатки древних сооружений в виде гигантских геометрических фигур. Они могли служить системой связи с другими мирами. На Земле тоже существуют подобные сооружения в Египте, Центральной Америке и в других местах. Можно предположить, что когда-то обитатели вашей планеты пытались установить с кем-то связь. Хотя, возможно, что это и не так.
Наконец, настал момент, когда арахниды проникли в ночное полушарие. Для этого пришлось рыть подземные ходы, длиной десятки и даже сотни километров. Для нас это привычное занятие и не является таким трудоемким, как для людей.
Одна из экспедиций сделала очень важное открытие. Было обнаружено древнее подземное сооружение. Или, правильнее сказать – комплекс. Он хорошо сохранился, но оказался необитаем. Это, в общем-то, нас не удивило. Долго жить в условиях вечного холода невозможно. По-видимому, сооружение представляло собой базу неизвестной цивилизации, посетившей Пандору много тысяч лет назад.
Бесчисленные ходы, залы, непонятное оборудование, переплетения труб и резервуаров говорили о том, что здесь побывали представители технологически развитой цивилизации. Она знакома с металлургией, электроникой, атомной и другой техникой, которой у вас, людей, по-видимому, нет. Почему все это осталось на планете? Ответа мы пока не находили.
Долгие годы ученые исследовали комплекс. Нужно было понять цель и задачи пришельцев. Постепенно стало проясняться, что сооружение построено в силу жесткой необходимости. Неизвестные звездопроходцы прибыли на Пандору после катастрофы. По-видимому, их звездолеты или другие средства перемещения в космосе были сильно повреждены. Они совершили вынужденную аварийную посадку на планету.
В те времена климат, видимо, был мягче, и они обосновались в комфортной для них зоне. Нам удалось установить внешний вид пришельцев. Это были люди, похожие на вас. Только синего цвета. Рядом с комплексом ученые обнаружили захоронения. Там найдены останки пришельцев. Они, как и люди Земли, имели костный скелет.
Удалось выяснить, что синие пришельцы длительное время находились на Пандоре. Они пытались обосноваться там надолго. Но из этого ничего не вышло. Негостеприимная планета не смогла их обеспечить всем необходимым. Свои продукты питания постепенно подошли к концу. Кроме этого космические лучи долго, но неуклонно делали свое дело. Происходили генетические изменения, которые привели к прекращению функции продления рода. На свою планету синие люди вернуться не могли и постепенно вымерли, оставив после себя комплекс. С тех пор прошли, наверное, десятки или сотни тысяч лет, и все сооружения оказались глубоко под поверхностью планеты, погребенные осадочными породами и ледяными массами. Возможно, что именно синие люди возвели гигантские геометрические фигуры на Пандоре, с целью установления связи со своей родной планетой. Но помощи от нее они так и не дождались.
Судьба арахнидов оказалась во многом такой же. Наша биомасса и жизненная сила за время пребывания на Пандоре уменьшалась ускоренным темпом. Полное исчезновение популяции было не за горами. Поэтому мы были вынуждены покинуть Пандору. Собравшись в монолит, арахниды вышли на орбиту вокруг Немезиды. При этом пришлось израсходовать значительную часть жизненной силы. Нас стало еще меньше. С тех пор все находятся в спящем законсервированном состоянии. Функционирует только наш коллективный разум, который включился при входе монолита в Солнечную систему.
Глава. 4. Право на самопожертвование.

Арахнид замолчал. Потрясенные люди долго не могли вымолвить ни слова. Трагедия двух миров, двух сообществ разумных существ произвела ошеломляющее впечатление.
Люди видели вокруг себя становящуюся уже привычной обстановку пустынной галереи. Беседа длилась несколько часов. Однако Солнце относительно иллюминаторов оставалось неподвижным. По-видимому, монолит сейчас не вращался относительно своей оси.
Трудно было себе представить, что все, находящееся вокруг, это тело их необычного собеседника, который, несомненно, является высокоразумным существом.
Космонавты по-прежнему не испытывали голода. Монолит обеспечивал их необходимыми питательными веществами, без которых организм не сможет прожить. Как он это делал? Люди чувствовали, что начали жить по новым законам, о которых раньше не имели ни малейшего представления. Они уже примирились с мыслью, что с прошлым покончено навсегда. Возврата на Землю не будет. Здравый смысл должен подсказывать арахниду, что входить в гравитационное «окно» не следует. Оба друга отлично понимали, что если монолит окажется на орбите Земли, то будет предпринята попытка его захвата. Как арахниды могут защитить себя? И станут ли они это делать? Что произойдет, если в руках военных окажутся секреты этих странных существ? Арахнид сказал, что у него такие секреты есть.
На Земле произойдет новый опасный виток гонки вооружений на основе захваченных технологий или знаний. К чему он приведет? Если вспыхнет вооруженный конфликт, то он может привести к гибели человеческой расы. Их странный собеседник, видимо, понимает это.
- Каковы ваши дальнейшие планы? – спросил Соколовский. – Вы так и не сообщили нам о них.
Ученым казалось странным и неудобным беседовать с пустым пространством. В какую сторону поворачиваться, когда нужно обратиться к невидимому собеседнику? По-прежнему оставалось неясным, откуда исходит голос. Карпентер все время пытался определить направление на источник звука, но это ему так и не удалось. Необычность обстановки разговора и долгая непосредственная близость загадочного и во многом непонятного разума отрицательно действовала на психику людей, хотя они этого и не замечали.
Арахнид ответил не сразу. Друзьям даже показалось, что весь этот странный разговор является плодом их больного воображения. Никого здесь нет и быть не может. Экипаж давно покинул корабль. Если он, конечно, здесь был.
Но странное и непонятное разумное существо было реальным. Оно обдумывало ответ на непростой вопрос.
- Я верну вас на орбиту Земли, - наконец ответил Арахнид.
- И что потом? – спросил Соколовский. – Вы же понимаете, что с вами сделают? Монолит будет атакован. В злые руки может попасть опасная информация после того, как ваш корабль будет захвачен. Или у вас есть средства обороны?
- До последнего времени я не знал, что такое война вообще, - ответил монолит. – В нашем мире подобное понятие невозможно. Даже сейчас я не могу ее себе представить. Это полная бессмыслица. Я в принципе не способен причинить вред какому-либо существу.
Мы заправим кислородом баллоны скафандров, и вы пролетите в них несколько километров от монолита до орбитальной околоземной станции. После вашей высадки, монолит начнет ускоренный полет и выйдет за пределы зоны тяготения Земли. Люди уже не смогут догнать меня.
- Сколько жизненной силы вам придется истратить на ускорение? – спросил Карпентер. – Какое количество арахнидов сгорит в этом огне?
- Много, - ответил невидимый собеседник после небольшой паузы. Он не был способен на ложь.
- Почему вы думаете, что мы, люди Земли можем принять такую жертву? - с возмущением спросил Соколовский. Психическое напряжение последних часов начинало вырываться наружу. – Похоже, что у арахнидов сложилось очень нелестное мнение о нас. Поверьте, мы не являемся расой самовлюбленных эгоистов, готовых любой ценой сохранить свою жизнь. Мы отвергаем ваш план.
Щеки Игоря покраснели и пылали яростью. В глазах его горела отчаянная решимость. Самолюбие землянина было глубоко оскорблено. Его принимали за низшее существо, для которого главным приоритетом является собственное выживание несмотря ни на какие потери других. Так, по крайней мере, оценили люди намерение своего собеседника.
- Ваш план для нас неприемлем, - спокойным, но решительным тоном сказал Карпентер. – Погибнет много арахнидов. Монолит не должен входить в «окно». Не надо принимать нас за диких животных. Мы – люди, и для нас тоже дороги жизни живых существ.
Наступила пауза. Опять людям показалось, что странного собеседника нет. Может быть, он не согласился с людьми и намерен поступить по-своему? Он готов на любое самопожертвование ради своих братьев по разуму и казался полным решимости отстоять свое право спасти людей.
- Мы останемся живыми, даже если не вернемся на Землю, - заметил Карпентер. – Нет смысла бросать арахнидов в котел гибели. Вы должны нам уступить.
- Хорошо, - наконец отозвался Арахнид. – Я согласен и уважаю ваше право на самопожертвование.
- О каком самопожертвовании вы говорите? – удивился Соколовский. Он уже справился со своими эмоциями и начал мыслить хладнокровно. Игорь постепенно осознавал, что его гневная вспышка не имела особо веских оснований. – Мы же будем живы на вашем корабле.
- Вы поймете меня, но чуть позже, - ответил Арахнид.
- Я понимаю, - сказал Карпентер. – На борту монолита нас нечем кормить. Долго «питаться воздухом» по-видимому, нельзя.
- Не в этом дело, - возразил Арахнид. – Вопрос вашего питания решен. Так же, как и дыхания.
- Разумеется, за счет жизненной энергии арахнидов, - Соколовский не смог удержаться от сарказма. – А вы их спросили? Может быть, они не согласны приносить себя в жертву, чтобы нас накормить, обеспечить кислородом или доставить на Землю.
- Ваш вопрос говорит о том, что вы еще не поняли истинной природы популяции арахнидов, - спокойно ответил голос. Казалось, что собеседник не заметил сарказма. А может быть, он в принципе не способен на эмоции в человеческом проявлении. – Мне опять трудно подобрать нужные слова. В вашем мире не существует такого вида организации. Свободная воля арахнидов незыблема. Я уже пытался объяснить это. Никакое посягательство на нее у нас невозможно в принципе. Оно противоестественно нашей сути. Сейчас тела арахнидов «законсервированы». Но их разум и свободная воля активны. Они во мне. Я не правитель и не диктатор. Я есть каждый арахнид, и олицетворяю их, являясь коллективным разумом. Человеческий социум построен на иных принципах. Поэтому мы не можем понять друг друга в полной мере.
- Что произошло дальше, после того, как монолит покинул Пандору? – спросил Карпентер. Он решил переменить тему. – Как вы оказались возле Солнца. Ведь монолит остался в гравитационном плену Немезиды.
- С тех пор прошли миллионы лет. Все это время мой разум находился в «замороженном», законсервированном состоянии сна. Что случилось потом, мне удалось частично выяснить только после пробуждения здесь, возле Солнца.
На протяжении долгого времени монолит двигался по замкнутой орбите вокруг Немезиды. Потом, по-видимому, коричневый карлик сблизился с большим планетоидом. Наш монолит совершил незапланированный маневр в поле его гравитации и был выброшен с большой скоростью из системы Немезиды.
После этого мы стали двигаться по замкнутой сильно вытянутой траектории вокруг Солнца. Спустя миллионы лет монолит приблизился к нему. Метеориты, которые иногда встречаются в пространстве, для нас не представляли опасности. Они насквозь проходили через монолит, практически не причиняя вреда. Его органическая масса очень податлива и быстро восстанавливается.
Пройдет немного времени, и он покинет околосолнечное пространство. Я вернусь в состояние сна.
- А что будет дальше? – задумчиво спросил Соколовский. Только что возникшая мысль стала получать все более реальное очертание. Он еще до конца не осознал, что уже принял решение, о котором хозяин монолита догадался уже давно, когда говорил о праве людей на самопожертвование.
- Монолит уйдет во внешнее пространство и через десять миллионов лет опять вернется к Солнцу, - ответил Арахнид. - Ваши ученые ошиблись, когда решили, что эллипсоид движется по незамкнутой гиперболической траектории.
- И так он будет возвращаться до бесконечности? – спросил Карпентер.
- Нет. Постепенно в течение долгого времени монолит испаряется. Он медленно, но неуклонно будет терять жизненную силу. Наступит момент, когда она кончится и монолит прекратит существование. Но это произойдет не скоро. Два или три раза мы еще подойдем к Солнцу. Только нас будет становиться все меньше и меньше. Есть небольшая вероятность того, что мы сможем обосноваться на одной из околосолнечных планет. Если она не будет занята. Но надежды на это мало. Наша популяция несет наказание за то, что попыталась через астральный эфир заглянуть в свое будущее, когда Немезида приблизилась к Солнцу. Наша плоскость бытия была изуродована, исковеркана. И мы получили то, что и должны были получить. Если бы арахниды тогда не покинули Землю, Венеру и Марс, все было бы иначе.
Людям показалось, что в тоне собеседника начали появляться интонации грусти и боли.
- Неужели вам никак нельзя помочь? – воскликнул Соколовский.
Арахнид не ответил.
- Мы, видимо, должны разделить вашу судьбу? – спросил Карпентер.
- Достаточно одного вашего слова согласия, и я доставлю вас на орбиту Земли, - сказал Арахнид.
- Мы уже решили этот вопрос, - с досадой воскликнул Игорь. – Не нужно больше возвращаться к нему.
- Переведите нас в законсервированное состояние как арахнидов, - предложил Карпентер.
- Это невозможно, - ответил невидимый собеседник. – Вы – люди, и состоите из вещества иного рода. Оно не поддается конгломерированию. Такой физиологический процесс может протекать только у нашего биологического вида. Вам придется дожить свой век в этой галерее. Если захотите, интерьер можно будет изменить на более привычный, который вам нравится.
- Откуда прилетели на Пандору синие люди? – Соколовский решил, что лучше изменить тему разговора. – Этот вопрос удалось выяснить?
- Немезида после сближения с Солнцем направилась в сторону звезды Эпсилон Аргонавта. Через миллионы лет она должна была пройти относительно близко от нее. По космическим меркам, конечно. Наши ученые предположили, что во время предыдущего сближения синие люди прибыли на Пандору. Им каким-то невероятным образом удалось преодолеть бездну пространства за относительно короткий срок, измеряемый тысячелетиями. Во всяком случае, с другими звездами Немезида не сближается. Ее орбиту вокруг Солнца нам удалось рассчитать.
- Могли бы мы ознакомиться подробно с вашими научными исследованиями и выводами? – спросил Соколовский.
- Да, конечно. Если хотите, - ответил Арахнид.


Полностью повесть читайте по ссылкам:

Часть 1


[Скачать файл!ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ]



Часть 2


[Скачать файл!ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ]



Часть 2


[Скачать файл!ЗАГРУЗИТЬ ФАЙЛ]

Опубликовано 09 июля 2012 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?