Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 19.08.17

ДЕЙСТВИЯ МВО И МОСКОВСКОЙ ЗОНЫ ОБОРОНЫ ПО ЗАЩИТЕ МОСКВЫ

Дата публикации: 03 января 2017
Автор: К. Ф. ТЕЛЕГИН
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1483394548 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


К. Ф. ТЕЛЕГИН, (c)

найти другие работы автора

Генерал-лейтенант К. Ф. Телегин

Одной из самых ярких страниц героической летописи Великой Отечественной войны является великая победа Красной Армии и народа над немецко- фашистскими полчищами под Москвой. Здесь гитлеровская Германия потерпела первое крупнейшее поражение за прошедшие два года второй мировой войны. Именно под Москвой была бесповоротно похоронена гитлеровская стратегия "молниеносной" войны и развеян миф о "непобедимости" фашистского вермахта. Эта победа наглядно продемонстрировала перед всем миром силу и мощь социалистической державы, высокие патриотические чувства, мужество, единство и дружбу советского народа, его монолитную сплоченность под ленинским знаменем Коммунистической партии. Победа под Москвой высоко подняла международный авторитет Советского Союза и его Вооруженных Сил, вдохнула в порабощенные фашизмом народы надежду на освобождение, оказала решающее влияние на укрепление антифашистской коалиции, способствовала еще большему размаху партизанской борьбы в тылу врага, подъему национально-освободительного движения.

Захвату Москвы - важнейшего политического, экономического, культурного и административного центра страны - фашистское руководство придавало первостепенное значение. Взятием столицы нашего государства оно рассчитывало сломить сопротивление Красной Армии, поставить советский народ на колени. Гитлер ставил задачей сровнять Москву с землей, а на месте, где стоит столица русского народа, создать большое море.

Беспримерный подвиг защитников столицы, великий подвиг советского народа, руководимого Коммунистической партией, опрокинул все расчеты гитлеровцев. Советские люди не только отстояли Москву, но и совершили решительный всемирно-исторический поворот военных событий в пользу СССР.

Все героическое обладает огромной притягательной силой. О Московской битве написано много исследований и воспоминаний. В 1962 г. был опубликован обзор этой литературы1 . С тех пор, особенно в связи с 25-летием разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, издано значительное количество новых исторических трудов, документальных очерков2 , мемуаров участников сражений. В них обстоятельно освещается ход оборонительного сражения, контрнаступления и общего наступления Красной Армии, подвиг Москвы и москвичей, вводится в оборот


1 См. В. П. Цыганков. Книги о великом подвиге советского народа в битве под Москвой. "Вопросы истории", 1962, N 12.

2 Наиболее значительные, из них: "Очерк истории Московской организации КПСС". М. 1966; "Великая Отечественная война. 1941 -1945. Краткая история". Изд. 2-е, испр. и доп. М. 1970; "История Коммунистической партии Советского Союза". Т. 5, кн. 1. М. 1970.

стр. 16


значительное количество важных документов ЦК партии, Советского правительства, вносятся уточнения и дается новое толкование ряда событий, характеристика которых в ранее выпущенных исследованиях и мемуарах была ошибочной или неточной.

Среди других изданий о Московской битве заслуживают внимания труды научной конференции, посвященной 25-й годовщине победы под Москвой, сборники "Провал гитлеровского наступления на Москву", в котором с воспоминаниями выступают выдающиеся военачальники, партийные и хозяйственные работники, раскрывающие отдельные малоизвестные страницы героического подвига на фронте и в тылу, и "Подвиг тыла"3 , книги Д. Д. Лелюшенко, П. П. Андреева и К. И. Букова, С. Кувшинова и др.4 . Они раскрывают значение событий под Москвой, ход боев на отдельных участках фронта в Подмосковье, привлекая ранее неизвестные документальные материалы, более точно освещая события, свидетелями или участниками которых были многие из авторов. Мемуарная литература обогатилась такими книгами, как воспоминания маршалов Советского Союза Г. К. Жукова и К. К. Рокоссовского5 , в которых битве под Москвой отведено значительное место. Во всех этих трудах показаны беспримерный героизм и мужество защитников столицы, тружеников тыла, военно-организаторская и руководящая роль Коммунистической партии в обеспечении отпора врагу, разоблачаются попытки буржуазных историков и бывших фашистских генералов фальсифицировать историю.

И все же, несмотря на значительное количество книг, посвященных великой битве под Москвой, эта тема сохраняет свою большую актуальность, над ней работают многие мемуаристы, периодическая печать широко публикует воспоминания участников сражения и героического труда в тылу. Каждое из таких выступлений в печати вносит что-то новое в историческую науку, раскрывает еще неизвестные или малоизвестные страницы героического прошлого Родины. Мудро говорится в народе: великое видится на расстоянии. Чем дальше уходят от нас события конца 1941 г., тем осмысленнее, глубже осознается величие совершенного подвига, более отчетливо представляются напряжение, масштабы и размах борьбы за честь, свободу и независимость Родины, место в ней Московской битвы.

Битва под Москвой началась в сентябре 1941 г. и продолжалась более шести месяцев. К началу оборонительного сражения в ней участвовало с обеих сторон около 2 млн. солдат и офицеров, свыше 2,5 тыс. танков, 1,5 тыс. самолетов, 20 тыс. орудий и минометов6 . По характеру боевых действий войск, защищавших подступы к столице, их задачам она делится на два периода: оборонительный (30 сентября - 4 декабря) и контрнаступление (5 - 6 декабря 1941 г. - 7 - 8 января 1942 г.), переросшее затем в общее наступление на западном, северо-западном и юго-западном направлениях (7 - 10 января - 20 апреля 1942 г.). Наиболее трудной и чрезвычайно важной была первая задача - стратегической обороной остановить натиск неприятельских бронированных полчищ, выстоять, преградить врагу путь к Москве, сорвать его "последнее, ре-


3 "Провал гитлеровского наступления на Москву". М. 1966; "Беспримерный подвиг". Труды научной конференции, посвященной 25-й годовщине победы под Москвой. М. 1968; "Подвиг тыла". М. 1970.

4 П. Андреев и К. Буков. Подвиг города-героя. М. 1965; Д. Д. Лелюшенко. Заря победы. М. 1966; Х. Х. Камулов. Морская пехота в боях за Родину. М. 1966; Н. А. Антипенко. На главном направлении. М. 1967; Г. Д. Пласков. Под грохот канонады. М. 1968; "На страже неба столицы". М. 1968; С. Кувшинов. У стен столицы. М. 1969; К. Ф. Телегин. Не отдали Москвы! М. 1969; В. С. Рябов. Великий подвиг. М. 1970.

5 К. К. Рокоссовский. Солдатский долг. - М. 1968; Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. М. 1969.

6 "Великая Отечественная война. 1941 - 1945. Краткая история", стр. 115.

стр. 17


шающее" наступление на столицу, создать условия для перехода в контрнаступление. Необходимо было выиграть время для подтягивания из глубокого тыла резервов, для пополнения сражавшихся войск боевой техникой и всем необходимым для выполнения этой задачи, подготовить самоё столицу к несокрушимой обороне. И сделать это надо было в исключительно тяжелой и опасной обстановке, сложившейся на фронтах и под Москвой осенью 1941 года.

Мощные ударные группировки противника прорвали наш фронт обороны, прикрывавший Москву, и к 5 октября продвинулись в глубокий тыл, а к 7 октября окружили часть сил Западного, Брянского и Резервного фронтов в районе Вязьмы и южнее Брянска. Противник занял Орел, Вязьму, Мосальск, Киров, Юхнов. Сражение за Москву вступало в решающую фазу.

Автору этих строк выпала высокая честь в дни сражения выполнять волю партии и Советского правительства в качестве члена Военного Совета Московского военного округа (МВО), а с 12 октября - и члена Военного Совета Московской зоны обороны (МЗО). Если героической борьбе фронтов, прикрывавших Москву, в нашей литературе уделено большое внимание, то о роли и месте МВО и МЗО в Московской битве написано недостаточно, а в основных исторических трудах сказано буквально несколько слов. Опубликованы на эту тему отдельные статьи, научные сообщения7 и сборники8 , однако цельной картины пока нет.. В дни, когда советский народ отмечает 30-ю годовщину великой победы под Москвой, хочется восполнить этот пробел и попытаться охарактеризовать подвиг воинов МВО и МЗО в суровые дни сражения под Москвой осенью 1941 года9 .

Прорыв стратегического фронта на главном и решающем Московском направлении, выход врага на дальние подступы к Москве создали непосредственную угрозу для столицы. К 5 октября наиболее опасным был прорыв врага на глубину в 120 км по Варшавскому шоссе и занятие им Юхнова. Окруженные силы Западного и Резервного фронтов вели в районе Вязьмы героическую борьбу, а 43-я армия Резервного, фронта, прикрывавшая Варшавское шоссе, была частично окружена, а частично отброшена в сторону от шоссе и с жестокими боями отходила на восток. В районе Москвы, на готовившемся Можайском оборонительном рубеже, наше Верховное Командование резервных полевых войск не имело. Прорвавшемуся врагу открылась дорога на Москву. Положение усугублялось еще и тем, что была нарушена связь Ставки Верховного Главнокомандования и Генштаба с фронтами, а последних - с армиями. Опасный прорыв врага оказался неожиданным.

Московский военный округ считался еще тыловым и в, боевых действиях участвовал только посылкой боевых и маршевых пополнений и защитой столицы от воздушных налетов врага. Но после падения Смоленска он стал прифронтовым округом, война вошла на его территорию, а близость врага к Москве потребовала иных мероприятий и решений. На первый план, помимо подготовки резервов для фронта и новых формирований, выдвигались такие задачи, как надежное прикрытие столицы с воздуха, строительство оборонительных сооружений на дальних подступах (Можайская линия обороны - от Московского моря до Калуги),


7 "Военно-исторический журнал", 1962, N 1; 1966, N 9; "Вопросы истории КПСС", 1966, N 9.

8 "За Москву, за Родину". М. 1964; "Провал гитлеровского наступления на Москву"; "Бессмертный подвиг".

9 Одним из основных источников служит рабочая тетрадь "Запись боевых приказов и распоряжений Члена Военного Совета МВО дивизионного комиссара Телегина К. Ф." ныне хранящаяся в Архиве Министерства обороны СССР (Архив МО, ф. 6314, оп. 211087, д. 6),

стр. 18


обеспечение спокойствия и порядка в городе и на всей территории округа, меры борьбы с возможными авиадесантами противника и его диверсионными группами.

Хотя о защите столицы, особенно от наземного врага, по-прежнему заботились центральные партийные, государственные и военные органы, Военный Совет округа принял меры к тому, чтобы своевременно получить сведения о положении дел на фронте. Не имея разрешения на прямую техническую связь с фронтами, да и не располагая для этого средствами, Военный Совет МВО на свою ответственность (ибо вследствие острой нехватки авиагорючего расход его был строжайше лимитирован, и только авиация ПВО не имела ограничений) установил в светлое время дня патрулирование самолетов-истребителей в зоне от переднего края обороны фронтов до Можайской линии обороны.

Командование округа знало, что 27 сентября Генштаб предупредил командование Западного, Резервного и Брянского фронтов о возможном наступлении немцев в ближайшие дни, известно было и требование привести войска в полную боевую готовность. Работники штаба и политуправления округа выехали на Можайский оборонительный рубеж, дабы форсировать его строительство и принять меры к быстрейшему завершению формирования пяти танковых бригад, артполков противотанковой обороны, шести литерных гвардейских полков реактивных минометов и трех артиллерийско-пулеметных батальонов.

В ночь на 1 октября стало известно о начале наступления врага в полосе обороны Брянского фронта. Связь с командованием фронта прервалась. Секретарь Тульского обкома ВКП (б) В. Г. Жаворонков по телефону сообщил в Военный Совет МВО, что положение войск Брянского фронта неблагоприятно, фронт прорван, целый день шли ожесточенные бои. В связи с тем, что сведения о положении на Брянском фронте поступали скупо, отрывочно, а с Западного и Резервного фронтов тревожных Сообщений не было, 2 октябри на Военном Совете было принято решение о выезде командующего округом генерал- лейтенанта П. А. Артемьева в Тулу Для приведения частей гарнизона в боевую готовность, а его заместителя - генерал-майора Н. П. Никольского- в запасные части на восток с той же целью и для проверки готовности маршевых пополнений. Часа в 2 ночи 3 октября командующий позвонил из Тулы и сообщил, что положение войск Брянского фронта, по-видимому, очень тяжелое. Ни обком партии, ни лично он не могут установить связь со штабом фронта. По имеющимся сведениям, ударные клинья врага от Глухова через Севск стремительно продвигаются на Орел, враг прорвал фронт 50-й армии и движется на Брянск.

Военный Совет МВО, приняв решение форсировать строительство Тульского оборонительного рубежа, сформировал для этого оперативную группу и спешно передвинул туда 20-е военно-полевое строительство. Обком принял меры по мобилизации максимума трудящихся на оборонительные работы. Вместе с обкомом командующий МВО принимает меры по организации обороны Тулы, минированию мостов и дорог со стороны Орла. Из Москвы на автотранспорте туда спешно отправляется зенитный дивизион ПВО. Ставка перебрасывает воздушным путем и железнодорожным транспортом 1-й Гвардейский стрелковый корпус, который имел в своем составе две танковые бригады и особую авиационную группу. К 5 октября они должны были сосредоточиться в районе Мценска, ст. Чернь.

События нарастали. 3 октября враг врывается в Орел. Приказом Военного Совета МВО создается Тульский боевой участок. 330-я стрелковая дивизия (находилась в Туле в стадии формирования), Тульское оружейное военно- техническое училище, 14-я стрелковая запасная бригада, Тульский рабочий полк, зенитный дивизион, Тульский истребительный отряд выводятся на боевые рубежи с задачей прочно прикрыть направле-

стр. 19


ния Орел - Мценск, Белев - Тула. Тула разбита на боевые секторы, секретари райкомов ВКП(б) назначены их комиссарами, коммунисты и комсомольцы города и области объявлены мобилизованными.

В то время, как внимание ЦК партии, ГКО и Ставки было сосредоточено на Орловско-Тульском направлении (туда направлялись резервы, мобилизовывались ресурсы), на рубежах Западного и Резервного фронтов неожиданно возникла еще более опасная ситуация. С рассветом 5 октября истребители округа, как обычно, начали патрулирование в зоне. Часов в 8 утра начальник политуправления округа Н. М. Миронов принес перевод выступления Гитлера по радио 4 октября, в котором говорилось, что началась новая операция "гигантских размеров" и что "враг уже разбит и никогда больше не восстановит своих сил". Трудно было сразу понять, что это означает. Только час назад работник оперативной группы штаба округа майор Н. Г. Павленко докладывал полученную в Генштабе ориентировку, в ней не было и речи о начале операции "гигантских размеров", а тем более о каком-то "разгроме" Красной Армии. С Западного и Резервного фронтов тревожных вестей до утра 5 октября не поступало. На Брянском фронте положение действительно было тяжелое, под Мценском завязались ожесточенные бои, но враг был остановлен героической стойкостью гвардейского корпуса, хотя опасность для Тулы этим не снималась.

В течение первой половины дня 5 октября Военный Совет МВО получил несколько тревожных сообщений о положении на фронте. После тщательной проверки сведения о прорыве нашего фронта были переданы в Генштаб, а оттуда в Ставку. Верховное Главнокомандование поставило перед Военным Советом МВО задачу мобилизовать все силы и средства, имеющиеся в распоряжении округа и в гарнизоне Москвы, во что бы то ни стало задержать прорвавшегося противника на пять-семь дней на Можайской линии обороны10 . За это время предполагалось подвести резервы. Итак, в тяжелые октябрьские дни 1941 г. на командование и штаб округа была возложена особой важности боевая задача, а для ее выполнения не было ни одного готового полевого соединения, способного немедленно принять на себя удар прорвавшегося врага. Штаб и политуправление округа включились в самую энергичную работу по приведению в боевую готовность и выводу на боевые рубежи всех сил, способных принять удар врага, отразить, задержать его перед Можайским рубежом. На более опасное Юхновское направление, где враг находился ближе всего к Москве, спешно вышли курсанты Подольских пехотного и артиллерийского училищ во главе со своими начальниками генерал-майором В. Д. Смирновым и полковником И. С. Стрельбицким (около 3 тыс. человек личного состава, несколько десятков учебных орудий, минометов и пулеметов). На них была вся надежда, так как на Можайском оборонительном рубеже наших войск не было. Здесь лишь работали на возведении оборонительных сооружений рабочие батальоны, сформированные из московских, смоленских, калининских, ярославских и владимирских трудящихся, общей численностью до 100 тыс. человек, растянутые по фронту на 220 км, имевшие на вооружении комендантских взводов около 4,5 тыс. винтовок. Управления Волоколамского, Можайского, Малоярославецкого и Калужского укрепрайонов еще только формировались, средств связи они почти не имели, не было у них тыловых баз и органов, могущих принять на себя боевое обеспечение выводимых на рубеж частей. Положение в училищах было не лучше. Они жили слишком мирно и обеспечивались необходимым только для учебных целей: блоки питания - стационарные, для выхода в поле на училище полагалась одна походная кухня, но котелков и кружек не было; телефонная связь обеспечивала только один батальон, а в пехотном училище -


10 Подробнее об этом см. К. Ф. Телегин. Указ. соч., стр. 102 - 123.

стр. 20


их четыре; полевой санитарный транспорт в училищах вообще не был предусмотрен. Все это сразу же поставило перед командованием ряд трудноразрешимых задач. И пошли курсанты навстречу своей первой боевой грозе с тем, что имели на вооружении и снабжении. Единственное, что у них было в полном достатке, это горячее желание с честью выполнить поставленную задачу, оказаться достойными славных боевых традиций красных курсантов гражданской войны.

Трудная задача, легла на плечи будущих командиров, в которых остро нуждалась Красная Армия. Перед ними был грозный 57-й моторизованный корпус врага с большим количеством танков, бронетранспортеров, артиллерии. Шесть дней мужественно сражались на Варшавском шоссе курсанты передового отряда между рекой Угрой и Можайским оборонительным рубежом. Их вели в бой старший лейтенант Л. А. Мамчич и комиссар политрук Я. П. Киселев. Дважды они вместе с небольшим авиадесантным отрядом капитана И. Т. Старчака отбрасывали передовые части противника за р. Угру; курсантов обходили с флангов, окружали, над ними беспрерывно висели вражеские бомбардировщики,, они отходили и, подкрепленные свежими силами- артиллеристами 222-го противотанкового полка, батальоном 108-го запасного полка, Медынским, истребительным батальоном, - вновь бросались вперед, схватывались врукопашную, и только многократное превосходство врага заставило их в ночь на 12 октября, уже обессиленных, обескровленных, отойти на главную линию Можайского оборонительного рубежа11 . Они с честью выполнили свою первую задачу - задержали неприятеля перед рубежом на 6 дней. Тем временем Ставка ВГК сумела подвести 312-ю дивизию полковника А. Ф. Наумова, 316-ю дивизию генерал-майора И. В. Панфилова и прославленную в боях на оз. Хасан 32-ю Дальневосточную Краснознаменную дивизию полковника В. И. Полосухина, которые подкрепили силы, выдвинутые округом. На Волоколамском направлении рядом с курсантами училища имени Верховного Совета РСФСР встала дивизия И. В. Панфилова, на Можайском боевом участке рядом со слушателями Военно-политической академии имени В. И. Ленина и курсантами Военно-политического училища имени В. И. Ленина - дивизия В. И. Полосухина, на Малоярославецком - рядом с Подольскими пехотным и артиллерийским училищами - дивизия А. Ф. Наумова. С 6 по 12 октября округ спешно доформировал и вывел на рубеж 17-ю, 18-ю, 19-ю и 20-ю танковые бригады, два полка реактивных минометов, четыре противотанковых артполка, три артиллерийско-пулеметных батальона, пять огнеметных рот и четыре полка полевой артиллерии. И все же сил, которые находились на Можайском рубеже, было крайне мало для прочного его удержания. Каждый боевой участок (Волоколамский, Можайский, Малоярославецкий и Калужский укрепрайоны были преобразованы в боевые участки) занимал фронт протяженностью от 50 до 70 км, плотность бойцов, артиллерии, танков была незначительной. Когда 12 октября начались бои за главную полосу обороны, бойцы и командиры восполняли недостаток сил и средств непревзойденным мужеством, героизмом и самопожертвованием.

Так, две роты 1-го батальона Подольского пехотного училища под командованием капитана Черныша и старшего политрука Курочкина бросились в контратаку на противника, ворвавшегося на передний край обороны в районе д. Шубинка. Штыками, прикладами, гранатами они выбили врага из окопов и пяти дотов, уничтожив до 150 гитлеровцев. В течение дня они отбили пять свирепых атак неприятеля. Враг обрушивал на героев убийственный огонь артиллерии, минометов, засыпал бомбами с самолетов и вновь бросался в атаку свежими силами. До позднего вечера кипел бой, помочь героям было нечем, и только с наступле-


11 Авиадесантный отряд вышел из боя 9 октября и убыл в Москву.

стр. 21


нием темноты все затихло. Героические роты ценою жизни выполнили свою задачу, враг потерял еще один очень важный день. Участник этого боя бывший курсант 1-й батареи артучилища В. Монахин вспоминал впоследствии, что он прошел всю войну, но такой грозной и яростной атаки, как атака батальона Черныша, не видел.

В районе Детчино, по позиции, обороняемой 4-м батальоном курсантов пехотного училища под командованием майора П. С. Медведева и батальонного комиссара Д. В. Панкова, с утра 17 октября противник в течение 3 часов вел огонь 8 батареями артиллерии по переднему краю 14-й и 16-й рот. Группы в 17 - 20 вражеских самолетов с 9 часов утра обрабатывали передний край с пикирования, после чего два полка немецкой пехоты с танками перешли в атаку и прорвались на флангах. Слабые резервы не могли восстановить положения. Тяжелый бой продолжался до темноты. Обе роты героически погибли, но враг понес потери и в этот день не смог овладеть Детчином.

На всем боевом участке Малоярославца до 18 октября кипело ожесточенное сражение, в котором подольские курсанты, бойцы 312-й дивизии (с 12 октября), танкисты 17-й бригады полковника И. И. Троицкого, артиллеристы, саперы, огнеметчики, 108-й запасной полк показали себя настоящими богатырями. Враг был задержан на Можайском рубеже и здесь образован новый фронт обороны.

Но обстановка под Москвой с каждым днем становилась все более напряженной. 11 октября враг прорывается на стыке Можайского и Малоярославецкого боевых участков и двигается на Боровск и Верею, 12 октября - занял Калугу, оттесняя только, что подошедшие части 49-й армии на Серпухов, Алексин, Тарусу. Резервов у начальников боевых участков мало. Генеральный штаб просит командование округом принять все возможные меры к удержанию Боровска и Вереи до подхода 110-й и 113-й стрелковых дивизий. Военный Совет спешно направляет под Боровск сводный отряд 2-го полка дивизии особого назначения имени Ф. Дзержинского под командованием капитана И. П. Ключко. На рассвете 12 октября отряд вступил в бой с пехотой и танками противника под д. Дылдино. Дзержинцы сражались мужественно. Артиллеристы подбили и подожгли четыре танка, вызвав замешательство врага. Этим воспользовались пехотинцы. Вместе с присоединившимся к ним 32-м Боровским истребительным отрядом они бросились в атаку. На них обрушился пушечно-пулеметный огонь замаскировавшихся в кустах танков, и один из них, набирая скорость, устремился на неокопавшихся чекистов, ведя за собой автоматчиков. Вот-вот стальное чудовище ворвется в боевой порядок наших бойцов и начнет давить их гусеницами, но поднимается во весь рост комсорг роты сержант Илья Николаенко. Брошенные им связки гранат, бутылки с горючей смесью сделали свое дело. Танк объяло пламя, а бежавшие за ним автоматчики были уничтожены дружным огнем дзержинцев. Николаенко погиб в этом бою. Имя его навечно занесено в списки полка. Мужество и героическая смерть комсомольского вожака вдохновили его друзей. Ломая упорное сопротивление противника, дзержинцы выбили его из Дылдино и преследовали до с. Ищеино. Заняв здесь выгодные позиции, дзержинцы задержали головные части противника, сорвали его план захвата Боровска. Тем временем подошли из Москвы высланные Военным Советом довольно сильный артиллерийско- пулеметный отряд из ПВО Москвы под командованием подполковника М. В. Добрицкого и 2-й подвижный артиллерийско-пулеметный отряд резерва Московской зоны ПВО. Эти силы, ведя неравную борьбу, удерживали врага на подступах к Боровску до подхода (13 октября) 110-й и 113-й дивизий Западного фронта, вместе с которыми они до 15 октября героически сражались с неприятелем на подступах к Боровску. И только когда крупные силы врага охватили их с флангов, наши части оставили Боровск и отошли за р. Нару. Таким образом, и

стр. 22


здесь врагу не удалось безостановочно прорваться к Москве, обойти войска, защищавшие Бородинское поле, Можайск и Малоярославец.

Не менее упорные и ожесточенные бои развернулись на Бородинском поле. Начиная с 12 октября враг все настойчивее стремился сломить героическую оборону 32-й дивизии и курсантов Военно-политического училища имени В. И. Ленина. Прорывом в направлении Вереи фашистские войска пытались сорвать незакончившееся сосредоточение 32-й дивизии, перерезать у Дорохова шоссе, связывающее Можайск с Москвой. 11 октября передовые отряды курсантов, подразделения 230-го запасного учебного полка и саперного батальона вступили в бой с частями наступавшего противника юго-восточнее Гжатска и вынуждены были отойти на рубеж ст. Уварово - Соловьеве, сдерживая противника в 10 км от переднего края обороны. Авиация противника от рассвета и до темноты наносила массированные удары по станции Бородино, с. Ельня, Можайску, подготавливая наступление наземных войск. Для укрепления этого направления Военный Совет округа спешно перебрасывает сюда 408-й противотанковый артполк, 305-й артиллерийско-пулеметный батальон, 37-ю и 38-ю отдельные огнеметные роты, 19-ю и большую часть подразделений 20-й танковой бригады и энергично подтягивает по железной дороге три эшелона 32- й дивизии.

Для отражения опасного удара в тыл со стороны Вереи начальнику боевого участка, начальнику бронетанковых войск округа полковнику С. И. Богданову было приказано выдвинуть на это направление мотострелковый батальон с ротой танков из 20-й бригады, усилив их 584-м артполком, дивизионом гвардейских минометов и отдельным особым кавполком Наркомата обороны, которые до исхода 18 октября героически сдерживали врага под Вереей, а после того как она была оставлена, не дали врагу продвинуться на восток и север. Авиация округа и ПВО Москвы активно содействовали войскам на Бородинском поле и под Вереей истребительной и бомбардировочной авиацией. В боях под Вереей отличилась рота танков Т-34 20-й танковой бригады. О ее действиях генерал Г. Блюментрит пишет: "В районе Вереи танки Т-34 как ни в чем не бывало прошли через боевые порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия. Понятно, какое влияние оказал этот факт на моральное состояние пехотинцев. Началась так называемая "танкобоязнь"12 .

12 октября положение на Можайском направлении значительно усложнилось. Прикрывавшая это направление со стороны Гжатска оперативная группа войск зам. командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта С. А. Калинина под давлением крупных сил противника и угрозы обхода с флангов отошла в северо-восточном направлении. Наземная и воздушная разведка дала сведения о сосредоточении крупных сил противника (до двух дивизий) в 5 - 10 км от переднего края обороны. Начальник Можайского боевого участка полковник В. И. Полосухин со штабом и политотделом приняли энергичные меры по приведению частей в боевую готовность.

Бородино... 5 - 6 сентября 1812 г. на этом поле разыгралось невиданное по тем временам сражение с наполеоновской "непобедимой" армией, сражение, определившее крушение планов завоевателя. 13 октября 1941 г. полчища нового претендента на мировое господство, также кичившегося "непобедимостью" своего воинства, атакуют Шевардинский редут, Багратионовы флеши, батарею Раевского... Поле русской славы вновь стало ареной жесточайшего сражения. На потомков русских чудо-богатырей на земле и с воздуха навалилась бронированная армада с многочисленными средствами разрушения и уничтожения, которая, по


12 Г. Блюментрит. Роковые решения. М. 1958, стр. 93 - 94.

стр. 23


расчету гитлеровского командования, должна была до основания разрушить нашу оборону, уничтожить все живое и открыть беспрепятственный путь на Москву. Именно здесь враг рассчитывал сломить наконец упорство советских воинов, сорвавших его первую попытку прорваться к Москве по Варшавскому шоссе через Малоярославец и Подольск. Тяжелый удар приняли на себя бойцы 32-й Краснознаменной дивизии, курсанты Военно-политического училища имени В. И. Ленина, бойцы 230-го запасного полка, танкисты 18-й и 20-й танковых бригад, артиллеристы, минометчики, пулеметчики. Не многим из них суждено было дожить до Дня Победы. Они знали об этом и шли в бой с сознанием величия задачи, с верой в светлое будущее Родины.

Советское Главнокомандование ставило перед этой группой войск задачу любой ценой насколько возможно дольше удерживать позиции, чтобы подтянуть стратегические резервы для решающего сражения. Несмотря на мощные атаки, 13 октября враг не добился успеха. Вот один из ярких примеров мужества и воли защитников Бородина. 9-я рота 113-го полка под командованием лейтенанта Кузнецова, выдвинутая на западную опушку Беззубовского леса, чтобы прикрывать выход частей дивизии на рубеж, в течение дня стойко отражала неоднократные атаки противника, уничтожив 8 танков, 4 бронемашины, до 150 солдат и офицеров. Только к исходу дня неприятелю удалось оттеснить ее на рубеж обороны.

С 6 часов утра до темноты шло ожесточенное сражение под населенными пунктами Рогачево, Семеновское, Шевардино, Ельня, Каржень, Артемки, Бородино. Было невыносимо трудно, гибли боевые товарищи, все меньше оставалось защитников. Враг был настолько уверен в успехе, что по Минской автостраде танки двигались в два ряда с открытыми люками, а пехота - на автомашинах. В воздухе беспрерывно висели группы немецкой авиации, наносившие удары по нашим позициям, резервам, артиллерии. Мощь артиллерийско-минометного и авиационного удара была исключительно велика, и врагу казалось, что защитники Бородина не выдержат, но он просчитался. Временами фашистам удавалось овладеть Артемками, Семеновским, Рогачевом, но решительной контратакой наши войска выбивали их оттуда. Некоторые подразделения и части попадали в окружение, но разрывали кольцо, ломали охватывавшие их клещи.

Об участниках этой битвы написано уже много, но тема не исчерпана, еще не все имена известны. Очень мало мы знаем о курсантах Военно-политического училища имени В. И. Ленина, которые, сохраняя традиции ленинских красных курсантов, с честью выполняли свой воинский долг. Сводный батальон курсантов под командованием майора М. Т. Малыгина и старшего батальонного комиссара И. Н. Черных занимал участок обороны на 125-м км Минского шоссе у с. Ельня. Справа находился 230-й запасной полк, а слева - 36-й мотоциклетный полк майора Т. И. Танасчишина. Первое боевое крещение будущие политруки и комиссары приняли 11 октября в предполье Можайского рубежа, сдерживая авангардные части противника. Главное испытание началось 13 октября, когда к переднему краю подошли крупные разведотряды противника с танками. В завязавшейся схватке боевое охранение курсантов, поддержанное артиллеристами 154-го полка и танкистами 18-й бригады, отбросило врага. В течение всего дня позиции курсантов подвергались массированным ударам с воздуха, но они выстояли. Поздно вечером состоялось партийное собрание. По предложению парторга А. В. Шиегина на обсуждение был поставлен один вопрос: "Не пропустим врага к Москве!". Коммунисты А. С. Сапфиров, И. А. Морозов, И. Д. Гавриков, Г. С. Лобашев, А. Л. Кулагин, Н. Г. Мороков, Е. Е. Хомутов, В. И. Бочков, А. С. Гаврин и другие поклялись драться с врагом до последней капли крови. Все присутствующие приняли клятву верности.

стр. 24


С рассветом 14 октября настал час суровых испытаний. После мощной артиллерийско-авиационной обработки позиции курсантов враг густыми цепями пошел в атаку, но наши воины встретили его дружным огнем из винтовок, пулеметов, орудий. Неся потери, фашисты упорно наседали. Слабели ряды курсантов. Огромное превосходство противника вынудило их отойти к Артемкам и Кромину, где надо было задержать врага, пытавшегося прорваться в глубь обороны. Командир 32-й дивизии В. И. Полосухин и генерал Д. Д. Лелюшенко, принимавший Можайский боевой участок, из частей которого создавалась 5-я армия Западного фронта, прикрыли отход курсантов огнем артиллерии и реактивных минометов. Враг пытался овладеть противотанковым рвом и Артемками, но навстречу ему поднялись курсанты 8-й роты. Фашисты были ошеломлены такой решительностью и, не приняв штыкового боя, начали отходить к лесу, преследуемые героями-курсантами при поддержке артиллеристов 154-го полка и мотоциклистов Т. И. Танасчишина.

Дневной штурм рва и Артемок закончился для врага неудачей. Командир немецкой 10-й танковой дивизии не выполнил приказа и, боясь гнева фюрера, решил возобновить атаку с наступлением темноты, обрушив на позиции курсантов сильный артиллерийско-минометный огонь, гранатометы, а при сближении и огнеметы. Но курсанты дрались самоотверженно. В. Н. Шагов, Г. П. Рощин, Г. С. Лобашев и парторг А. В. Шиегин из ручных пулеметов уложили более 30 фашистов; А. П. Никифоров, Е. Н. Крашевских, Н. Г. Мороков подползли к позиции станкового пулемета врага и забросали его гранатами. Эта атака, а затем еще две ночных попытки овладеть рвом окончились для фашистов полным провалом. 14 октября ночью курсанты выполняли ответственную задачу - выбить противника из д. Маланино и нанести удар с тыла по крупным силам врага, рвущимся к Москве по Минской автостраде и сосредоточившимся в д. Фомино. К 24 часам 16 октября 7-я рота капитана А. П. Бородина и 8-я рота старшего лейтенанта И. П. Шевцова скрытно и бесшумно подошли к д. Маланино, по сигналу с командного пункта батальона с двух сторон ворвались в нее, вызвав панику среди фашистов. Схватка была жаркой. Курсанты уничтожили пять станковых пулеметов, два трактора, четыре противотанковых орудия, бензовоз, три походных кухни, несколько автомашин противника.

Много дней и ночей курсанты, герои Хасана, мотоциклисты, танкисты, артиллеристы отстаивали поле русской славы. 18 октября ввиду огромного численного превосходства врага и угрозы полного окружения Ставка приказала оставить Можайский боевой участок и Можайск. Его защитники с честью выполнили задачу. Страна выиграла 8 - 10 дней, так необходимых для подготовки решающего сражения за Москву13 .

Важную роль в защите столицы на дальних подступах сыграло строительство под руководством Военного Совета МВО и московских партийных органов Можайского оборонительного рубежа, на котором с июля 1941 г. работали ежедневно до 100 тыс. трудящихся и бойцы саперных частей округа. Наши войска получили почти полностью подготовленный рубеж обороны с бетонированными дотами, дзотами, укрытиями и траншеями, огневыми позициями артиллерии, что дало возможность защитникам в течение многих суток выдержать бешеный натиск многократно превосходящего противника, нанести ему потери и сорвать план беспрепятственного движения к Москве. А ведь еще 5 октября генерал Гальдер в своем дневнике записал: "Сражение на фронте группы армий "Центр" принимает все более классический характер... Перед войсками правого фланга танковой группы Гёпнера (Малоярославец-


13 Все данные о действиях курсантов Военно-политического училища имени В. И. Ленина приведены по документам Архива МО СССР и воспоминаниям бывших курсантов Г. С. Лобашева, Н. Г. Морокова, А. Л. Кулагина и других.

стр. 25


кое направление - К. Т.), за которым следует (57-й) моторизованный корпус из резерва, до сих пор не участвовавший в боях, противника больше нет" 14 .

Да, регулярных советских войск здесь еще не было. На оборонительные позиции Можайского рубежа вышли курсанты, не обладавшие боевым опытом, но готовые на любые испытания и жертвы, чтобы отстоять Москву. Заранее подготовленный оборонительный рубеж удесятерил их силы, и в этом огромная заслуга его строителей. Своим героическим трудом они также внесли вклад в разгром гитлеровцев. Трудно сказать, как развивались бы события в первой половине октября 1941 г. без заблаговременно подготовленных Московским округом (по постановлению ГКО от 16 июля) позиций на Можайском оборонительном рубеже. Мужество и стойкость сражавшихся здесь бойцов, героическая десятидневная борьба окруженных под Вязьмой советских войск, ощутимые потери, понесенные врагом в эти дни, заставили его в конце месяца приостановить наступление в 80 - 100 км. от Москвы. Было выиграно время, позволившее пополнить ряды защитников, подтянуть стратегические резервы и подготовиться к решающей схватке.

12 октября на базе Управления фронта Можайской линии обороны (образован Ставкой 9 октября под командованием Военного Совета МВО) создается Московская зона обороны, руководство которой возлагается также на Военный Совет Московского Военного округа. Задача МЗО - опоясать Москву мощными оборонительными рубежами, превратить город в крепость, оборонять столицу на ближних подступах, а если обстановка заставит, сражаться ив самом городе. Помимо мобилизации округом и московскими партийными организациями всех внутренних резервов, предполагалось вывести на рубежи Московской зоны обороны стратегические резервы Ставки. Таким образом, МЗО становилась вторым эшелоном обороны столицы, материальным и моральным резервом Западного фронта, его опорой в сложных ситуациях.

На защиту родного города поднимается вся трудовая Москва. Собрание партийного актива города 13 октября объявляет мобилизованными всех коммунистов и комсомольцев. Проводится второй набор московского ополчения, в течение трех дней в районах формируются из добровольцев, прошедших военную подготовку, 25 рот и батальонов, которые вместе с истребительными отрядами и призванными по мобилизации составили 2-ю, 3-ю Коммунистическую, 4-ю и 5-ю Московские стрелковые дивизии общей численностью 40 тыс. человек15 . 17 октября они уже заняли оборонительные рубежи на ближних подступах к столице. А в Москве формировался третий эшелон - отряды и дружины истребителей танков, пулеметчиков, снайперов, готовых занять огневые позиции в столице, осуществлялась охрана порядка в городе и на предприятиях. Для наземной обороны Москвы были подготовлены все средства ПВО. На строительство оборонительных рубежей, укреплений и. заграждений вышло до 450 тыс. москвичей (среди них - 75% женщин), в том числе 50 тыс. студентов16 , которые отдали этому героическому труду свыше 4 млн. человеко-дней, соорудив (в погонных метрах): противотанковых рвов - 72092, эскарпов и контрэскарпов - 79426, надолб - 52691, проволочной сети на кольях - 206532, лесных завалов - 1460; установив противотанковых ежей - 13467, построив пушечных дотов-144, пулеметных - 95, дзотов - 538, пулеметных огневых точек с металлическими колпаками - 67, с железобетонными - 1038, окопов и ходов сообще-


14 Ф. Гальдер. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. 1939 - 1942 гг. Т. 3. В 2-х кн. От начала восточной кампании до наступления на Сталинград (22.06.1941 - 24.09.1942). Кн. 2. М. 1971.

15 На 10 января 1942 г. в дивизиях было 43,3 тыс. человек личного состава.

16 "Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 - 1945. Краткая история", стр. 117.

стр. 26


ния - 127,8 км, артиллерийских огневых точек в домах -15, пулеметных - 481, баррикад - 10338 погонных метров. Общий объем выполненных земляных работ составил 3103866 кубометров17 . Войска, занявшие оборонительные рубежи, совершенствовали укрепления, делая их неприступными для врага.

Москва была настоящим арсеналом для фронта. Благодаря кипучей организующей энергии коммунистов столица намного увеличила производство минометов, снарядов, боеприпасов, гранат, автоматов, противотанковых ружей, стала основной базой ремонта танков, самолетов, артиллерийских систем, тракторов и автомашин. В ноябре 94,5% всей промышленной продукции города составляла военная продукция. Москва стала основным производителем нового грозного оружия - гвардейских реактивных минометов. Только за 20 дней октября - ноября, несмотря на труднейшие условия фронтового города и эвакуацию заводов, было сформировано 16 дивизионов "катюш"18 . Нет необходимости подробно описывать роль Москвы и москвичей в эти суровые дни 1941 года. Об этом говорится в названных выше исторических трудах. Москва стояла на боевом и трудовом посту, была арсеналом ее защитников, своим мужеством и стойкостью вдохновляла воинов на подвиги.

К концу октября первый этап оборонительного сражения под Москвой закончился. Немецко-фашистские войска были обессилены, измотаны, продолжать дальнейшее наступление не могли. Для всех было ясно, что зимовать в снегах Подмосковья не подготовленная для этого немецкая армия не может и что Гитлер во имя своего престижа возобновит наступление. К его подготовке он принимал чрезвычайные меры, от генералов и солдат требовал в ближайшие дни любой ценой разделаться с Москвой. Воссоздаются и укрепляются две основные ударные группировки - одна в районе Волоколамска с задачей охвата Москвы с севера, другая - в районе Тулы с задачей овладения Тулой, обхода Москвы с юга через Коломну - Каширу и соединения с северной группой восточнее Москвы.

Оставалось очень мало времени, чтобы подготовиться к встрече с этой грозной опасностью. Москва переживала тревожные дни. Коммунистическая партия своей военно-организаторской и военно-идеологической работой поднимает на защиту столицы весь народ, все национальности. Они посылают сюда своих лучших сынов с наказом отстоять Москву, направляют эшелоны с маршевым пополнением, боевой техникой, боеприпасами, зимним обмундированием и продовольствием. Так, главный, Западный фронт в ноябре принял три полевых армии (1-я ударная, 20-я и 10-я), девять стрелковых и две кавалерийских дивизии, восемь стрелковых и шесть танковых бригад19 .

Против 51 дивизии врага (в том числе 13 танковых и 7 моторизованных), нацеленных на Москву, Западный фронт имел уже больше, чем прежде, дивизий. Наша авиация в 1,5 раза превосходила вражескую, но по количеству огневых средств, танков и личного состава преимущество оставалось за противником (в людях - почти в 2 раза, в танках - в 1,5 раза, по орудиям и минометам - в 2,5 раза), особенно на направлениях главного удара: на Клинском направлении против наших 56 танков и 210 орудий и минометов 30-й армии находилось до 300 танков и 910 орудий и минометов противника; на Каширском - против 45 танков и 315 орудий и минометов 50-й армии - до 400 танков и 810 орудий20 .


17 Архив МО, ф. 6314, оп. 211087, д. 6, л. 121.

18 Там же, ф. 135, оп. 41878, д. 1, лл. 70 - 75.

19 "Беспримерный подвиг", стр. 28.

20 "Великая Отечественная война Советского Союза. 1941-1945. Краткая история", стр. 124 - 125.

стр. 27


Накопленный в боях опыт управления войсками и разведкой позволил разгадать план врага и принять меры к укреплению опасных направлений. Партия через Военные Советы фронта и армий, политорганы и коммунистов сумела еще более поднять чувство личной ответственности бойцов, командиров, политработников за судьбу Москвы и Родины. Девиз героя-панфиловца политрука В. Г. Клочкова: "Дальше отступать некуда. Позади - Москва" - глубоко вошел в сердце каждого воина. Для укрепления рядов защитников столицы партия направила в качестве политбойцов только на Западный фронт 37 тыс. коммунистов и комсомольцев22 . Задушевным партийным словом, личным примером они зажигали в сердцах бойцов решимость выполнить свою задачу с честью и до конца.

Удар врага был чудовищной силы. Стальные тараны пробили бреши в обороне Западного фронта. Несмотря на ожесточенное сопротивление наших войск, ведущих борьбу за каждый метр подмосковной земли, противник продвигался вперед. 23 ноября он занимает Клин и Солнечногорск, к 28 ноября - выходит к каналу Москва-Волга, занимает Яхрому, подходит к Дмитрову, на юге его танковые части подошли к Кашире, охватили Тулу с востока и северо-востока, угрожая перерезать пути, связывающие Москву с Тулой. 29 ноября враг овладел Красной Поляной, Крюковом, в 25 - 30 км севернее столицы. Тревожным набатом прозвучало обращение ЦК партии к воинам: "Теперь, как никогда, вы обязаны выполнить свой священный долг перед Родиной!"23 . И бойцы свято его выполняли. Героизм был массовым. Но силы защитников таяли, истощались резервы. Для ликвидации опасных прорывов противника под Клином и Рогачевом Генеральный штаб потребовал от МЗО оказания помощи Западному фронту. Высланные туда хорошо вооруженные отряды вместе с частями 16-й и 30-й армий задержали врага на три дня у Клина, на двое суток - у Рогачева и Яхромы, зенитчики 1-го корпуса ПВО Москвы сорвали план неприятеля ворваться в столицу по Ленинградскому шоссе, а 64-я морская стрелковая бригада, 2-я Московская дивизия с оперативной группой войск под командованием полковника А. И. Лизюкова24 из зоны обороны остановили фашистов на последнем достигнутом ими рубеже Красная Поляна - Озерецкое25 . Когда 1 декабря враг прорвался под Наро-Фоминском и развивал наступление на Кубинку - Голицыно, на помощь войскам 5-й и 33-й армий был брошен Особый морской отряд МЗО с дивизионом "катюш".

Нельзя хотя бы коротко не сказать о славных боевых делах ВВС Московского округа и зоны обороны, о летчиках и зенитчиках 1-го и 6-го истребительного авиационного корпусов ПВО Москвы, которые вели воздушные бои, спасая столицу от разрушений. Здесь появились герои, совершившие первый ночной таран (В. Талалихин), таран на высоте в 8 тыс. м (А. Катрич), повторившие подвиг Н. Гастелло (В. Ковалев). Летчики ПВО за дни обороны и контрнаступления сбили 1305 самолетов противника, нанесли врагу огромный урон в людях и боевой технике. 26 летчиков были удостоены звания Героя Советского Союза26 . Огромную боевую работу проделала авиация МВО и МЗО. С 5 октября 1941 г. по январь 1942 г. ею произведено 6 тыс. боевых вылетов, сброшено на врага и израсходовано в воздушных боях 6610 бомб, 8829 реактивных снарядов, 235891 пушечных снарядов, уничтожено 155 самолетов, 392 танка, 4580 автомашин, 197 орудий, 199 зенитных


22 Там же, стр. 146.

23 "Правда", 30.Х.1941.

24 "Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 - 1945. Краткая история", стр. 126. Эта группа впоследствии была развернута в 20-ю армию и передана Западному фронту.

25 Архив МО, ф. 208, оп. 3038, д. 87, л 43; ф. 6314, оп. 211087, д. 6, лл. 94 - 96, 98 - 102.

26 Там же, ф. 6314, оп. 211087, д. 6, л. 99. '

стр. 28


пулеметов противника. Наши потери - 32 самолета и 27 летчиков. Летчиками МВО, МЗО и ПВО с 22 июня по 24 декабря 1941 г. было сбито и уничтожено 729 самолетов врага в воздушных боях, 60-на земле, 69 - зенитной артиллерией, 6 - зенитными пулеметами, 3 - аэростатами заграждения. Из 8300 вражеских самолетов, направленных на Москву, прорвалось к городу только 20727 .

Враг уже собирался торжествовать победу. Геббельс приказал всем газетам на 2 декабря оставить место для сенсационного сообщения о взятии Москвы. Генерал Гальдер в этот день записал в дневнике, что сопротивление противника достигло своей кульминационной точки, в его распоряжении нет никаких новых сил. Командующий центральной группой армий генерал-фельдмаршал фон Бок, считая, что силы русских на грани полного истощения, резервов у них нет, в приказе от 2 декабря дал команду: "Вперед, в Москву!". Гитлер в своем обращении к солдатам писал: "Солдаты! Перед вами Москва! За два года все столицы континента склонились перед вами, вы прошагали по улицам лучших городов. Оставалась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдитесь по ее площадям. Москва - это конец войны! Москва - это отдых! Вперед!"28 .

Но как далеки были эти иллюзорные мечты от действительности! В эти самые дни, когда враг уже стучался в двери Москвы, на рубежах Московской зоны обороны накапливались силы, предназначенные не только для защиты столицы, но и для нанесения сокрушительного удара по врагу. Вводилась в сражение 1-я ударная армия генерала В. И. Кузнецова под Дмитровом и Яхромой, из оперативной группы зоны обороны, остановившей врага в районе Озерецкое - Красная Поляна, развертывалась новая, 20-я армия, на рубеже МЗО была создана 24-я и прибывала сюда 60-я армия. Вместе с дивизиями и частями МЗО они составляли почти 200-тысячную армию, хорошо подготовленную, вооруженную и экипированную по-зимнему29 .

Трудная задача легла на плечи Военного Совета МВО и МЗО, штаба и управлений. Только с 15 октября по 15 ноября надо было принять 353 воинских эшелона, скрытно вывести их в места расположения наших войск, на боевые позиции, замаскировать, доснабдить, довооружить. Бывший начальник штаба Западного фронта Маршал Советского Союза В. Д. Соколовский на научной конференции, посвященной 25-й годовщине разгрома фашистских войск под Москвой, так характеризовал роль и место Московской зоны обороны: резервные полки и дивизии поступали в распоряжение Военного Совета Московской зоны обороны, где приводились в порядок, их доукомплектовывали и снаряжали. Здесь же по заданию Ставки спешно сформировали 20 танковых бригад, 16 дивизионов и полков реактивных минометов, а также артиллерийских противотанковых полков. К концу октября войска зоны насчитывали 50 тыс. человек, а через месяц они увеличились в 2,5 раза. Это была внушительная сила, составлявшая второй эшелон обороны столицы. Москва и Московская зона явились огромным материальным и моральным резервом Западного фронта30 . Маршал В. Д. Соколовский говорит здесь только об одной стороне деятельности МВО и МЗО, не касаясь их боевой работы, особенно в период, когда враг подошел на ближние подступы, не раскрывая огромной по объему работы по мобилизации людских и материальных резервов, по возведению дополнительных оборонительных сооружений на южных подступах к Москве. Все эти вопросы еще ждут своих исследователей.


27 Там же, ф. 135, оп. 41878, д. 1, л. 13.

28 "Беспримерный подвиг", стр. 6.

29 Там же, стр. 129.

30 Там же, стр. 23.

стр. 29


Упоенные успехами на Западе и в начальный период войны против СССР, гитлеровцы неоднократно заявляли о разгроме и уничтожении Красной Армии. 7 ноября Гитлер собирался провести на Красной площади в Москве парад своего "непобедимого" войска. Но шли недели, месяцы, надвигалась не предусмотренная гитлеровскими планами русская зима, а "разбитая и уничтоженная" Красная Армия волею Коммунистической партии, мужеством и решимостью советского народа непрерывно наращивала боевую мощь и, перейдя 5 - 6 декабря в контрнаступление, нанесла сокрушительный удар по врагу, заставив его откатиться далеко назад от священных стен Москвы. Такого исхода битвы и поворота войны не ждали гитлеровские главари.

Победные залпы под Москвой отдались погребальным звоном в стане врагов. Бой барабанов и гром литавр, так воинственно и бодро звучавших до декабря, сменились заунывными причитаниями, поисками "козлов отпущения". Были отстранены с занимаемых постов генерал-фельдмаршалы Бок, Браухич, генералы Гудериан, Гёпнер, Лееб, Рундштедт и др. На солдат, которых еще недавно превозносили как самых храбрых и непобедимых, посыпался град жестоких репрессий, обвинений в потере "германского духа". Две недели Гитлер не решался сказать горькую правду немецкому народу и признать перед всем миром провал своих планов. 16 декабря он еще шлет командующим под Москвой заклинание заставить войска с фанатизмом оборонять занимаемые позиции, не обращая внимания на прорывы советских войск с флангов и тыла. Но контрнаступление Красной Армии продолжалось. К началу января 1942 г. враг был отброшен на 100 - 250 км, освобождено свыше 11 тыс. населенных пунктов, в том числе областные центры Калинин и Калуга, ликвидирована опасность окружения Тулы, снята непосредственная угроза Москве и Московскому промышленному району. С января по апрель развернулось общее наступление Красной Армии (9 фронтов и 3 флота), отбросившее противника еще далее на запад. Общая площадь, освобожденная от оккупантов, достигала уже 150 тыс. кв. км, где проживало до войны свыше 5 млн. советских людей31 . Чтобы спасти свои войска от катастрофы, Гитлеру, который взял на себя главнокомандование, потребовалось перебросить с Запада 39 дивизий, 6 бригад, около 800 тыс. человек маршевого пополнения, так как потери сухопутных войск на советско-германском фронте зимой 1941/42 т., по данным немецкого генштаба, составили свыше 400 тыс. человек, разгромлено было до 50 дивизий32 .

Провал фашистского наступления на Москву явился крупнейшим событием 1941 г., имевшим большое международное значение. Браг не только был остановлен на подступах к столице, когда на Западе среди политиков и военных считалось неизбежным ее падение, но и потерпел первое крупное поражение, сказавшееся на всем последующем ходе войны. Победила наша социалистическая общественная и государственная система, монолитность и дружба народов, великий массовый героизм на фронте и в тылу. Победила мудрая политика Коммунистической партии, которая организовала отпор врагу и разгром его войск на полях Подмосковья.


31 "Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 - 1945. Краткая история", стр. 143.

32 Там же.

 

Опубликовано 03 января 2017 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): оборона Москвы



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?