Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 24.05.17

РАУЛЬ САЛАН. МЕМУАРЫ. КОНЕЦ ИМПЕРИИ. "ЧУВСТВО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА" (ИЮНЬ 1899 - СЕНТЯБРЬ 1946 Г.)

Дата публикации: 24 января 2017
Автор: П. П. ЧЕРКАСОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1485286797 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


П. П. ЧЕРКАСОВ, (c)

найти другие работы автора

RAOUL SALAN. Memoires. Fin d'empire. "Le sens d'un engagement" (juin 1899 - septembre 1946). "Presses de la Cite". Paris. 1970, 443 p.

Первая индокитайская война (1946- 1954 гг.) уже отошла в область истории. О ней написан не один десяток исследований, и тем не менее война, развязанная более двадцати лет назад французским империализмом, продолжает привлекать внимание историков. Причин для этого много, но главная из них, безусловно, заключается в том, что "грязная война", начатая колониалистскими кругами IV республики, привела к возникновению очага напряженности в Индокитае, который принял еще более широкие масштабы в связи с вмешательством американского Империализма, начавшего в 1961 г. новую войну против народов Индокитая.

Во французской историографии и публицистике по сей день не прекращаются споры относительно ответственности за возникновение в 1946 г. войны в Индокитае. В этой дискуссии приняли участие видные историки А. Гроссер, Ф. Девилье, Ж. Лакутюр и др., бывшие премьер- министры Ж. Бидо и Ж. Ланьель, Ж. Сентени, являвшийся представителем Франции в ДРВ в 1945 - 1946 гг., генерал Наварр.

В 1970 г. мемуарная литература по индокитайской войне пополнилась воспоминаниями небезызвестного генерала Салана.

Генерал - типичный пример французского колонизатора середины нашего века, искренне убежденного в том, что любое из заморских владений Франции - такая же неотъемлемая ее часть, как, скажем, Корсика или Эльзас-Лотарингия. Свою "убежденность" генерал продемонстрировал в апреле 1961 г., когда, встав во главе "Секретной вооруженной организации" (ОАС), он принял активное участие в "путче генералов" в Алжире1 .

Интерес, который вызывают мемуары Салана, объясняется не только тем обстоятельством, что их автор с октября 1945 по сентябрь 1946 г. занимал пост командующего французскими войсками в Северном Индокитае и готовил "возвращение" Франции в Тонкий (Северный Вьетнам), но также и тем, что они принадлежат человеку, взгляды которого отражают настроения, господствовавшие в середине 40-х годов в правящих кругах Франции. Первый том мемуаров Салана в значительной своей части посвящен событиям, непосредственно предшествовавшим началу "грязной войны" в Индокитае.

Салан - весьма осведомленный мемуарист. Благодаря своему положению во главе французской военной администрации в Северном Вьетнаме он был посвящен в скрытые от общественности стороны политики Франции в Индокитае, сам ревностно проводил эту политику. Мемуары содержат богатый фактический материал, снабжены большим количеством не публиковавшихся ранее документов и могут послужить ценным источником, раскрывающим (против желания их автора) тайну, в которой рождалась война в Индокитае. Назначение на пост командующего французскими войсками в Северном Индокитае Салан получил по требованию верховного комиссара Франции в Индокитае адмирала Тьерри д'Аржанлье, сторонника самых жестких мер в Индокитае (о его твердолобости пишет даже сам Салан - стр. 292). В полученных им инструкциях прямо говорилось о необходимости "восстановить французский суверенитет в Ханое" (стр. 187).

Обстановка в Индокитае после окончания второй мировой войны крайне не благоприятствовала планам французских колонизаторов. К тому времени освободительная борьба народов Индокитая против японских интервентов и французских колонизаторов завершилась провозглашением независимости Камбоджи в марте 1945 г., Демократической Республики Вьетнам 2 сентября 1945 г. и Лаоса в октябре того же года. Таким образом, был положен конец столетнему господству Франции в этом районе.

По условиям Потсдамских соглашений, в Индокитай были введены английские и китайские (чанкайшистские) войска для разоружения японской армии; к югу от 16-й параллели размещались английские войска, к северу - китайские. Опираясь на помощь


1 После подавления путча Салан заочно был приговорен к смертной казни, замененной после его ареста 20 апреля 1962 г. пожизненным заключением. 15 июня 1968 г. Салан по амнистии, объявленной де Голлем, был освобожден.

стр. 172


Англии, французские войска осуществили 23 сентября 1945 г. военный переворот в Сайгоне, ликвидировав органы народной власти, созданные в результате Августовской революции. Теперь предстояло добиться того же на Севере, куда и был направлен Салан. Здесь положение было иное: во- первых, в Северном Вьетнаме власть правительства ДРВ была намного прочнее, чем на Юге; во-вторых, там находилась 200-тысячная китайская армия2 . Правительство Чан Кай-ши еще в ходе войны неоднократно заявляло о "нежелательности" возвращения Франции в Индокитай и было намерено включить Северный Вьетнам в сферу собственного влияния. Французский военный представитель в Ханое Ле Порц имел все основания заявить прибывшему Салану: "Мы узники китайцев и Вьетмина" (стр. 199).

Салану предстояло решить сложную задачу - убедить Чан Кай-ши уйти из ДРВ, согласившись на замену китайских войск в этом районе французскими, и одновременно заставить правительство ДРВ признать законность "возвращения" Франции в Северный Вьетнам. "Адмирал (Тьерри д'Аржанлье. - П. Ч.), - пишет Салан, - считает, что с центральным китайским правительством мы должны договориться дипломатическим путем, а что касается Хо Ши Мина, то мы должны его заставить признать неизбежность возвращения Франции в Тонкий" (стр. 291). Салан сообщает о безуспешности своих попыток "убедить" президента ДРВ Хо Ши Мина в необходимости признать "права" Франции на Вьетнам. В одной из бесед, в которой Салан добивался высадки французских войск в Ханое "для наведения порядка и спокойствия", Хо Ши Мин сказал ему: "Если вы высадитесь, я не смогу этому помешать. Но прольется кровь, и это будет печально, так как я не желаю этого... Мы любим Францию, но мы не хотим жить в рабстве". На прощание Хо Ши Мин сказал Салану: "Франция - родина свободы, так пусть же новая Франция признает и за нами право на эту свободу". "После его ухода, - пишет Салан, - я был взволнован; передо мной был энергичный человек, уверенный в себе, твердый в своих убеждениях, с которым нам придется считаться..." (стр. 289 - 291).

Чан Кай-ши после долгих торгов, о которых подробно пишет Салан, возглавлявший французскую военную делегацию во время переговоров с китайским правительством, пошел на уступки. 28 февраля 1946 г. были подписаны так называемые Чунцинские соглашения, по которым китайские войска должны были быть заменены французскими в районе к северу от 16- й параллели. Франция, со своей стороны, пошла на упразднение своих колониальных привилегий в Южном Китае, полученных в конце XIX века. Данные соглашения нельзя рассматривать иначе, как сделку за счет вьетнамского народа. Чтобы замаскировать свои истинные намерения и накопить силы, французские колонизаторы на словах признали независимость ДРВ. 6 марта Франция и ДРВ подписали документ, в котором прямо говорилось, что ДРВ - это "свободное государство, входящее в состав Индокитайской Федерации и Французского Союза".

С целью окончательного разрешения спорных вопросов по инициативе правительства ДРВ в предместье Парижа Фонтенбло 6 июля 1946 г. начались переговоры между вьетнамской и французской делегациями. Между тем Салан требовал от Парижа все новых и новых войск, в результате чего с марта по ноябрь 1946 г. численность французских войск в Северном Вьетнаме выросла с 5 до 70 тыс. человек. Незадолго до открытия переговоров в Фонтенбло, воспользовавшись отсутствием президента Хо Ши Мина, который в это время летел вместе с Саланом в Париж, французская колониальная администрация создала в Южном Вьетнаме в противовес правительству ДРВ сепаратистское временное правительство Кохинхины. Эту новость Салан узнал из радиограммы во время полета. Одновременно он получил приказ: "Не информировать президента (Хо Ши Мина. - П. Ч.) до его прибытия во Францию о всех обстоятельствах, связанных с созданием временного правительства в Кохинхине" (стр. 389). Хо Ши Мин все же узнал о происшедшем из каирских газет. "Генерал, - сказал он Салану, - не делайте из Кохинхины новой Эльзас-Лотарингии, иначе мы пойдем на Столетнюю войну" (стр. 389).

Более трех месяцев продолжались переговоры в Фонтенбло. Они завершились 14 сентября 1946 г. подписанием компромиссного соглашения о "модус вивенди". А спустя два с половиной месяца, в ночь с 22 на 23 ноября 1946 г., временно исполняющий обязанности верховного комиссара Франции в Индокитае генерал Валлюи


2 Численность французских войск на территории ДРВ составляла в ноябре 1945 г. 4,5 тыс. человек.

стр. 173


(до самой смерти бывший близким другом Салана, посвятившего ему свои мемуары) отдал следующий приказ начальнику французского гарнизона в Хайфоне полковнику Дебессу: "Настал момент дать вьетнамцам суровый урок. Всеми средствами, имеющимися в вашем распоряжении, вы должны стать полным хозяином положения в Хайфоне и привести вьетнамское правительство и армию к раскаянию"3 . Получив приказ, Дебесс подверг Хайфон жестокому артиллерийскому обстрелу, в результате которого погибло более 6 тыс. мирных жителей. Это были первые жертвы "грязной войны", развязанной правительством Ж. Бидо.

Салан доводит свои воспоминания до сентября 1946 г., решив подробно осветить в последующих томах ход войны, в которой он принимал самое активное участие.

Отличительной чертой мемуаров является крайний субъективизм в освещении событий описываемого периода и прежде всего предыстории войны. Поражение французского империализма в бывших колониях, и в частности в Индокитае, Салан склонен объяснять не чем иным, как неумелыми действиями колониальной администрации на местах. Если верить Салану, Франция потеряла Индокитай вовсе не потому, что она оказалась не в состоянии противостоять мощному напору сил национального освобождения, а по той причине, что генерал Леклерк был подчинен д'Аржанлье (стр. 406). Субъективизм переходит у Салана в чистейший идеализм. Ни Дьенбьенфу, ни Эвиан, ни, наконец, шесть лет тюрьмы так и не убедили его в необходимости пересмотреть прежние заблуждения. Старая колониалистская закваска оказалась сильнее чувства реальности.

Напрасным было бы искать в мемуарах даже следы раскаяния или сожаления их автора. В то же время при каждом удобном случае он пытается свести счеты со своими политическими противниками и с главным из них - де Голлем. В мемуарах отчетливо прослеживается намерение дискредитировать де Голля, показать, что все действия французских колониальных властей в Индокитае и его, Салана, лично направлялись из Парижа де Голлем, занимавшим пост председателя Временного правительства Франции. Салан и документы подбирает таким образом, чтобы была видна решающая роль де Голля в развязывании войны в Индокитае.

Ответственность голлистов за подготовку "грязной войны" очевидна, сейчас уже никто этого не отрицает. Важно отметить другое. Дискредитируя де Голля, показывая себя лишь как послушного исполнителя его приказов, Салан пытается преуменьшить свою роль в подготовке агрессии, а она, даже судя по его мемуарам, весьма значительна. Не лишним будет также напомнить, что генерал де Голль ушел в отставку в январе 1946 г., то есть в самом начале деятельности Салана в Северном Индокитае. Остается лишь добавить, что за четверть века, прошедших со времени описываемых событий, Салан в отличие от де Голля ни на йоту не изменил своим ультраколониалистским убеждениям.


3 "Debats de l'Assemblee Nationale". 2-е legislature. Session de 1953, Vol. 18, P. 1955, p. 4542.

Опубликовано 24 января 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?