Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 11.12.18


ОТЕЦ НАДЕЖДЫ КОНСТАНТИНОВНЫ

Дата публикации: 15 февраля 2018
Автор: В. В. ТРИФОНОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ
Номер публикации: №1518701459 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. В. ТРИФОНОВ, (c)

найти другие работы автора

Более четверти века назад акад. М. В. Нечкина опубликовала записную книжку Н. П. Огарева из "пражской коллекции", являющуюся важным источником по истории революционного движения 60-х годов прошлого столети1 . В подборке документов оказался и "Список офицеров - членов революционной организации", в котором внимание ученого привлекла фамилия поручика Крупского. М. В. Нечкина высказала предположение, а затем доказала, что речь идет о Константине Игнатьевиче Крупском, отце Н. К. Крупской. Спустя два года в архиве были найдены, а потом напечатаны документы, освещающие один из эпизодов жизни Крупского в Польше накануне восстания 1863 года2 . Эти материалы дополнили публикацию М. В. Нечкиной и данные о Крупском, известные из автобиографических работ его дочери3 . С того времени имя Крупского как участника революционного движения вошло во все исследования по русско-польским революционным связям и революционному движению в русской армии 1856 - 1865 годов4 . Некоторые сведения о Константине Игнатьевиче имеются в мемуарных источниках, а также в работах, посвященных Н. К. Крупской5 .

Константин Игнатьевич родился 2 июля (ст. стиля) 1838 г. и происходил, как записано в его послужном списке, из беспоместных дворян Виленской губернии6 . В "Краткой записке о службе поручика Смоленского пехотного полка Константина Крупского"7 , представленной командиром полка в 1862 г., указано, что Крупский родился 29 мая 1838 г. и происходит из дворян Казанской губернии. Видимо, ссылка на принадлежность к дворянству Казанской губернии потребовалась Константину Игнатьевичу в связи с тем, что он просил о переводе его в эту губернию. В то же время трудно объяснить, почему в официальных документах указаны разные даты рождения.

О родителях Крупского известно мало. Его отец Игнатий Крупский, кадровый офицер, происходил из разорившейся дворянской семьи, которая проживала в Виленской губ., в период Отечественной войны 1812 г. потеряла все свое имущество и впоследствии перебралась в Казанскую губернию. По свидетельству М. А. Крупско-


1 М. В. Нечкина. Новые материалы о революционной ситуации в России 1859 - 1861 гг. "Литературное наследство". Т. 61. М. 1953.

2 В. Г. Вержбицкий. Новые материалы о Константине Игнатьевиче Крупском. "Исторический архив", 1955, N 5.

3 Н. К. Крупская. Педагогические сочинения в 10 томах. Т. 1. М. 1957.

4 "История Польши". Т. 2. М. 1955; М. В. Миско. Польское восстание 1863 г. М. 1962; "Русско-польские революционные связи". Материалы и документы. В 2-х тт. (далее - "РПРС"). М. 1963; В. А. Дьяков, И. С. Миллер. Революционное движение в русской армии и восстание 1863 г. М. 1964; В. А. Дьяков. Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856 - 1865 годов. (Биобиблиографический словарь). М. 1967; "Очерки революционных связей народов России и Польши. 1815 - 1917". М. 1976; "Революционная ситуация в России в середине XIX века". М. 1978, и др.

5 С. М. Левидова, С. А. Полоцкая. Надежда Константиновна Крупская. Л. 1962; Н. С. Альф. Семья Крупских в XIX веке в Петербурге. Л. 1965; В. С. Дридзо. Надежда Константиновна Крупская. М. 1969; "Рядом с В. И. Лениным". Воспоминания о Н. К. Крупской. М. 1969; Л. Кунецкая, К. Маштакова. Крупская. М. 1974.

6 ЦГВИА, Коллекция послужных списков, NN 132 - 175 (далее - "Послужной список К. И. Крупского").

7 Там же, ф. 14064, оп. 3, д. 13, л. 5.

стр. 94


го8 , "Игнатий Крупский примыкал к движению декабристов. За это царское правительство подвергало его преследованию, и это, по-видимому, было одной из причин переезда семьи в Казанскую губернию"9 . Там в 1836 г. родился старший сын Александр10 , а в 1838 г. - Константин. Кроме сыновей, в семье было еще две дочери. В 1846 г. Игнатий Крупский вышел в отставку в чине майора "с мундиром и пенсией" и вскоре умер. Как указывалось в послужном списке К. И. Крупского, "родового и благоприобретенного недвижимого имущества и имений за ним, его родителями и женой не значится".

Оставшихся без отца мальчиков устроили в кадетский корпус. О том, где воспитывался К. И. Крупский, имеется несколько противоречивых мнений. Отмечалось, например, что "оба брата были определены воспитанниками во второй кадетский имени Петра Великого корпус" 11 . По утверждению других авторов, Крупский после корпуса учился в Михайловском артиллерийском училище, по окончании которого и был назначен в полк12 . Однако все эти сведения не подкреплены документами. В действительности Крупского 5 июня 1849 г. зачислили воспитанником Новгородского кадетского корпуса, где он проучился пять лет13 . В губернских корпусах военные дисциплины преподавались мало, кадеты получали общее образование, а затем в столичных корпусах проходили военную подготовку в полном объеме и выпускались офицерами.

В 1854 г. Крупский в составе выпуска Новгородского корпуса (25 человек) был переведен в Петербург в Дворянский полк, через год преобразованный в Константиновский кадетский корпус. Это военное учебное заведение комплектовалось в основном детьми обедневших и беспоместных дворян и отличалось некоторой демократичностью в постановке учебного процесса и повседневного быта. Не случайно, видимо, среди революционеров 60 - 70-х годов было немало воспитанников Констан-тиновского кадетского корпуса14 . Архивные материалы свидетельствуют, что Крупский учился достаточно успешно. В приказе по корпусу от 12 января 1856 г. записано: "За весьма усердное исполнение своих обязанностей, при весьма хороших успехах по классам и одобрительном поведении... удостоены поощрения... прибавлением баллов в поведении от 7 к 8... воспитанник Крупский"15 .

Условия жизни и учебы в корпусе были тяжелыми. Тесная казарма, скудная пища, строгая строевая служба, частые дворцовые разводы и парады способствовали ч тому, что воспитанники нередко болели. В феврале - марте 1856 г. Крупский около месяца провел в госпитале, страдая ревматизмом, а в мае дважды лежал в лазарете с простудными заболеваниями. Летом того же года вместе с другими физически слабыми воспитанниками он отдыхал в корпусном пансионе у моря, на острове Эзель. Тяжелые казарменные условия в юношеском возрасте существенно отразились на здоровье Крупского и стали одной из причин его ранней смерти.

В своих биографических произведениях Н. К. Крупская неоднократно подчеркивала, что ее отец еще в кадетском корпусе познакомился с произведениями А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Некрасова и других прогрессивных писателей. Увлечение запретной литературой среди кадетов носило общий характер. Так, в январе 1856 г. за "чтение и переписывание стихов, наполненных или безнравственностью, или преступной злонамеренностью на все священное для нас", а также отказ от исповеди были лишены унтер-офицерских званий и наказаны в дисциплинарном порядке воспитанники А. А. Потебня и Н. И. Шиманский16 . Не-


8 Михаил Александрович Крупский (1902 - 1975 гг.), вице-адмирал- инженер, член КПСС с 1920 г., племянник Н. К. Крупской.

9 В письме к автору данной статьи М. А. Крупский писал: "Об этом рассказывала Надежда Константиновна в личной беседе со мной в тридцатых годах".

10 Александр Игнатьевич Крупский (1836 - 1883 гг.), надворный советник, юрист.

11 Н. С. Альф. Указ. соч., стр. 4.

12 Л. Кунецкая, К. Маштакова. Указ. соч., стр. 6.

13 ЦГВИА, ф. 320, оп. 2, д. 331, л. 19; П. П. Карпов, Исторический очерк Новгородского графа Аракчеева кадетского корпуса СПБ. 1884, стр. 374.

14 В. А. Дьяков. Указ. соч., стр. 225 - 226.

15 ЦГВИА, ф. 320, оп. 1, д. 90, л. 16.

16 Там же, д. 51, л. 47.

стр. 95


которое время спустя в чтении "злонамеренных стихотворений" были замечены шесть кадетов, в их числе и Крупский17 .

Как известно, в середине 50-х годов прошлого века в академиях и кадетских корпусах возникает сеть революционных кружков. Создание кружка в Константиновском кадетском корпусе относится к 1855 г., когда там учились такие видные в дальнейшем революционеры, как Я. Домбровский, З. Падлевский, А. А. Потебня, П. И. Огородников18 . Очевидно, кадет Крупский был знаком с ними, испытал на себе их влияние либо даже входил в состав кружка, С Потебней и Огородниковым он дружил, так как с первым числился в одной роте, а со вторым учился вместе еще в Новгородском кадетском корпусе. Можно предположить, что именно в тот период Крупский встречался и завязал дружеские связи со студентом Петербургского университета Н. И. Утиным19 , в дальнейшем членом Центрального комитета "Земли и воли", одним из основателей Русской секции I Интернационала.

В мае 1857 г. Крупский завершил учебу, а 6 июня был произведен в подпоручики и "вступил в службу"20 . После двухнедельных торжеств все выпускники, получив назначение на должность, отправились в отпуск. Крупский же простудился и попал в госпиталь. После тяжелой формы воспаления легких, с трудом поправившись, он провел отпуск у родственников, а в январе 1858 г. отбыл в полк. В послужном списке записано: "Просрочил по болезни 6 месяцев и 12 дней, в чем представил законные доказательства, посему просрочка признана уважительной"21 . 6 февраля 1858 г. 19-летний подпоручик Крупский прибыл в Смоленский полк и получил назначение субалтерн-офицером в 3-ю стрелковую роту22 . Полк входил в состав 7-й пехотной дивизии, незадолго перед тем переведенной из Крыма в Польшу.

Почти восемь лет (1858 - 1865 гг.) Крупский прослужил в полку, являясь свидетелем и участником многих событий, происшедших в Польше. В те годы полк располагался в г. Ленчица Варшавской губ. (1857 - 1858 гг.), Варшаве (1858 - 1860 гг.), г. Кельце Радомской губ. (1861 - 1870 гг.)23 . Молодой офицер проводил занятия с полуротой, участвовал в разводах, парадах, маршах и несении службы в карауле, на гауптвахте или в прикрытии артиллерийского парка. Русская армия в Польше считалась действующей и жила по правилам военного времени. В свободное от службы время Крупский занимался самообразованием, читал военную и художественную литературу, изучал польский язык.

В мае - июне 1861 г., когда в связи с отменой крепостного права волнения охватили почти всю Россию, было создано тайное революционное общество "Земля и воля". К осени в войсках, расположенных в Королевстве (Царстве) Польском, образовалась федерация военных кружков, возглавленная "Комитетом русских офицеров в Польше" под руководством А. А. Потебни24 . Происходила консолидация демократических сил, оформление русско-польского революционного союза под общим лозунгом "За нашу и вашу свободу", разрабатывались планы совместного выступления. Судя по записной книжке Огарева, руководящий состав организации включал 64 офицера, расписанных по полкам и батальонам всех дивизий и бригад, располагавшихся на территории Королевства Польского. Революционный кружок Смоленско-


17 Там же, д. 91, л. 251.

18 В. А. Дьяков. Революционное движение в русской армии (1856 - 1865). "Советское славяноведение", 1966, N 3.

19 Н. К. Крупская, рассказывая о посещении Н. И. Утиным их семьи, вспоминала: "Как-то днем зашел к нам пожилой человек и спросил отца. Я сказала, что папа умер. Он начал расспрашивать: когда, как это случилось, где? и сообщил, что знал отца давно, когда жил еще в России" (В. Шульгин. Памятные встречи. М. 1958, стр. 29 - 30). Если принять во внимание, что Крупский после окончания корпуса с 1858 до 1865 г, все время находился в Польше, а Н. И. Утин с мая 1863 до 1878 г. был за границей, то их знакомство можно отнести ко времени учебы Крупского в кадетском корпусе, а Утина - в университете.

20 ЦГВИА, ф. 320, оп. 2, д. 1593, лл. 91 - 93.

21 "Послужной список К. И. Крупского", л. 3.

22 Субалтерн-офицер - младший офицер, командовавший полуротой в составе двух взводов.

23 В. П. Максутов. История 25-го пехотного Смоленского полка за два века его существования, 1700 - 1900. СПБ. 1901. Приложение V: Дислокация Смоленского полка, стр. 207.

24 Подробнее см. В. А. Дьяков, И. С. Миллер. Указ. соч.

стр. 96


го пехотного полка возглавляли поручик Крупский25 , прапорщик П. В. Полодьев26 и штабс-капитан Ф. К. Тутакевич. Источники свидетельствуют, что не менее 14 офицеров полка (из 72 по списку) участвовали в революционном движении и, по-видимому, входили в состав организации. В действительности число ее членов было большим, и они охватывали своим влиянием все подразделения. Некоторые действия командира полка полковника К. О. Ченгеры, известные по документам и польской мемуаристике, тоже дают основания предполагать о его тайном сочувствии повстанцам.

В 1862г. Крупский стал очевидцем таких важных политических событий в Королевстве Польском, как арест, суд и расстрел группы И. Н. Арнгольдта, которая распространяла в войсках нелегальную литературу, покушение Потебни на генерала А. Н. Лидерса, утвердившего приговор революционерам, организация панихиды в Повонзковском лагере в память первых мучеников русского освободительного движения27 , распространение листовки "Духовное завещание..." Арнгольдта, "Адреса русских офицеров в Польше великому князю Константину" и прокламации "Офицерам русских войск от Комитета русских офицеров в Польше". Основным организатором панихиды по казненным офицерам был П. И. Огородников. В ней участвовал и Крупский28 . Позднее, находясь в заключении, Огородников в письме штабс-капитану И. В. Шацкому излагал обстоятельства своего ареста и спрашивал: "Где Крупский? Мне нужно писать к нему, а я не знаю адреса"29 . Шацкий был членом офицерской организации и был близок ко многим ее руководящим деятелям. Письмо Огородникова власти изъяли у него в Москве при аресте в июле 1863 года.

В начале сентября 1862 г. стрелковые роты Смоленского пехотного полка возвратились из Повонзковского лагеря на зимние квартиры в Кельце. В полку стали нередкими дезертирство и побеги солдат. Командир доносил об участившихся случаях появления в полку "антиправительственных прокламаций и листовок". Очередные экземпляры "Колокола" и листовку "Под суд" получили по почте штабс-капитан Д. А. Носов, полковой аудитор П. А. Григорьев, офицеры В. А. Грживинский и И. Ю. Юцевич30 . Из записки, захваченной при аресте Б. Шварце в декабре 1862 г., начальство узнало, что Юцевич назначен повстанческим комендантом крепости Иван-город и что адъютант 1-го батальона Смоленского пехотного полка штабс-капитан В. Н. Кателя "нетерпеливо ожидает работы"31 . Эти факты подтверждают связь офицерской организации полка с руководящим центром - "Комитетом русских офицеров в Польше" и Польским Центральным комитетом "партии красных".

Из анализа складывавшейся политической обстановки Герцен и Огарев сделали вывод об отсутствии еще пока предпосылок для восстания и стремились убедить поляков и русских отложить вооруженное выступление, считая его преждевременным и не имевшим тогда никаких шансов на успех. В связи с этим они настойчиво внушали русским офицерам: "Отклоните восстание до лучшего времени соединения сил... По крайней мере сберегите, по возможности, людей и силы, чтобы из несчастного проигранного боя оставались бы элементы для будущей отдаленной победы"32 .

В конце 1862 г. Потебня был в Лондоне, привез оттуда "Обращение к революционному Комитету русских офицеров в Польше", подписанное Огаревым и М. А. Бакуниным. После этого, объехав воинские части, инструктировал членов организации, что им делать, если разразится восстание. Сам он твердо решил быть на стороне повстанцев, а тем, кто не мог это сделать по каким-либо причинам, рекомендовал добиваться перевода из Польши в Центральную Россию или увольнения из армии.


25 "Литературное наследство". Т, 61, стр. 516.

26 В списках и приказах по полку - П. В. Полотьев (ЦГВИА, ф. 2639, оп. 1, д. 1, л. 1, п. 659).

27 П. И. Огородников. Дневник заключенного. "Исторический вестник", 1882, т. VII, стр. 365 - 395; т. VIII, стр. 557 - 594; т. IX, стр. 88 - 124, 323 - 354, 553 - 579.

28 "РПРС", т. 1, стр. 352 - 358, 414 - 439; см. также В. А. Дьяков. Ярослав Домбровский. М. 1969, стр. 95 - 100.

29 "РПРС", т. 1, стр. 450.

30 Там же, стр. 443.

31 О. П. Морозова. Польский революционер-демократ Бронислав Шварце. М.. 1975, стр. 73 - 74.

32 "Литературное наследство". Т. 61, стр. 539.

стр. 97


И вот Крупский обращается к начальству с просьбой о переводе в Казанскую губернию. В качестве мотива называлась тоска по родине. Вероятно, нелегко дался Крупскому этот шаг. Написав письмо на имя командира полка, он, видимо, не сразу вручил его Ченгеры. Об этом можно догадываться по несколько затертой от длительного ношения в кармане последней его странице.

Публикатор и комментатор письма Крупского В. Г. Вержбицкий обратил внимание на то, что материалы "секретного дела N 2285 по 1-му отделению Дежурства штаба войск в Царстве Польском относительно перевода Смоленского пехотного полка поручика Крупского и подпоручика Сиротенко (который подал аналогичное прошение. - В. Т. ) в войска, в местах родины их расположенные"33 , упоминаний о причинах ни в прошениях офицеров, ни в препроводительных документах не содержат. В записке на имя начальника штаба войск в Королевстве Польском генерала М. Ф. Минквица командир полка лишь отмечал: "В бытность мою в Варшаве я имел честь лично объяснить Вам причины, требующие перевода из вверенного мне полка поручика Крупского и подпоручика Сиротенко"34 . Видимо, они были достаточно важными, если Ченгеры решился вести о них разговор с начальником. Есть основания предполагать, что причиной такой недоговоренности стала "неблагонадежность" Крупского и его товарища. Иначе чем объяснить засекречивание документов о казалось бы простом деле - переводе двух младших офицеров в другую часть?

Как известно, в конце 1862 г. московское отделение "Земли и воли", "Комитет русских офицеров в Польше" и польская национальная организация начали подготовку "Казанского заговора"35 . Его участниками являлись, в частности, члены революционной офицерской организации, служившие в Польше и переведенные в Россию "за неблагонадежность" после Повонзковской панихиды. В их числе - ранее учившийся с Крупским поручик 7-го стрелкового батальона Н. А. Михайлов, подпоручик Галицкого полка А. Н. Мрочек. Поскольку подготовка "диверсии" в Поволжье началась в ноябре - декабре 1862 г., более ясным становится и смысл рапорта Крупского о переводе его в Казань. Однако его просьбу было приказано "оставить без последствий".

В ночь с 10 на 11 января (ст. стиля) 1863 г. в Польше началось восстание. Офицерская организация пыталась сразу же действовать по плану, согласованному с штабом повстанцев, но это практически не удалось из-за антирусских националистических настроений части руководителей восстания. В итоге подразделения и офицеры российской армии, сочувствовавшие повстанцам и готовые при определенных условиях поддержать их, все же подверглись внезапному нападению польских отрядов и вынуждены были, помимо своей воли, участвовать в боевых действиях против них. В таком положении оказались тогда многие члены революционной офицерской организации. Так, в феврале 1863 г. царское командование решило окружить в районе г. Малогощ главные силы повстанцев и направило туда три отряда, в одном из которых находился Крупский36 . В результате члены революционной организации подполковник С. П. Донец-Хмельницкий и майор В. М. Добровольский37 , как и Крупский, вынуждены были участвовать в боях против повстанцев. Однако все они по возможности оказывали им посильную помощь.

Польский мемуарист Ю. Ожегальский подчеркивал, что среди его товарищей "офицеры Смоленского пехотного полка пользовались славой сочувствующих восстанию"38 . Когда же он сам попал в плен, командиром конвоировавшего подразделения оказался капитан Т. (возможно, Тутакевич. - В. Т. ), человек очень добрый, впоследствии часто посещавший арестованного и добивавшийся для него различных послаблений в режиме. Известен также эпизод с двумя офицерами Смоленского


33 См. В. Г. Вержбицкий. Указ. соч.

34 "РПРС", т. 1, стр. 464 - 465.

35 В. Р. Лейкина-Свирская. "Казанский заговор" 1863 г. "Революционная ситуация в России в 1859 - 1861 гг.". М. 1960.

36 В. П. Максутов. Указ. соч., стр. 927.

37 В. М. Добровольский (1834 - 1878 гг.), майор, в 1857 - 1859 гг. учился в академии Генерального штаба, участник кружка Сераковского - Домбровского; во время восстания, будучи начальником штаба 7-й пехотной дивизии, помогал повстанцам (В. А. Дьяков. Деятели, стр. 57).

38 Цит. по: В. А. Дьяков, И. С. Миллер. Указ. соч., стр. 170.

стр. 98


полка, соратниками Крупского по офицерской организации поручиком К. П. Соседовым и прапорщиком А. В. Тяжеловым, пожертвовавшими службой ради спасения польского повстанца39 .

Еще один пример: в приказе по Смоленскому полку отмечается, что "бывший в карауле подпоручик А. А. Векман дозволял свидания без разрешения... не только с обыкновенными политическими арестантами, но с одним из таковых, содержавшимся в секретном отделении"40 . О том, что Крупский оказывал помощь повстанцам, вспоминала и Надежда Константиновна: "Когда он был еще совсем молодым офицером, ему пришлось участвовать в подавлении польского восстания, но усмиритель он был плохой, выпускал пленных поляков, помогал им бежать и вообще старался, чтобы побед царской армии над восставшими против невыносимого гнета русского царизма было меньше"41 . Она приводила сохранившийся в ее памяти случай из рассказов отца о том, как он "помогал побегам поляков, отводил свою роту в сторону, за что его чуть не пристрелил унтер"42 .

В феврале 1864 г. царское правительство приняло решение о проведении в Польше аграрной реформы, согласно которой крестьяне освобождались от сословной зависимости и становились полноправными собственниками земли, находившейся в их пользовании. Для ее осуществления в каждый из уездов и в крупные населенные пункты в конце мая были направлены военные начальники. Капитан Крупский в качестве участкового военного начальника в Кельце "за труды, понесенные по приведению в действие Постановления от 19 февраля (2 марта) 1864 г. "Об устройстве крестьян в Царстве Польском" 1(13) апреля 1866 г. был награжден "серебряной медалью для ношения на груди на Александровской ленте"43 .

Либеральное отношение Крупского и других офицеров к полякам и их симпатии к повстанцам возбуждали подозрение у начальства. Когда же в полк пришел запрос о связи Крупского "с отбывающим наказание в крепости П. И. Огородниковым и находящимся под следствием И. В. Шацким"44 , командование отстранило его от должности участкового военного начальника, возвратило в полк и поставило вопрос об увольнении из армии по политическим мотивам. Однако за недостаточностью улик дело прекратили.

С 12 сентября 1865 г. Крупский значится больным при полку, а затем в отпуске.

4 ноября 1865 г. Константин Игнатьевич уехал в Харьковскую губернию45 " Это была его первая поездка в Россию после почти восьмилетней службы в Польше. Как свидетельствует запись в послужном списке, "после 28-дневного отпуска капитан Крупский вовремя в полк не прибыл, но представил медицинское свидетельство о болезни". Приказом по войскам Варшавского военного округа от 11 января 1866г. он был уволен еще на полтора месяца. По совету брата Крупский подал рапорт с просьбой направить его для сдачи экзаменов в Военно-юридическую академию. Стремясь избавиться от нежелательного офицера, командование решило удовлетворить его просьбу и, не возвращая из отпуска, прикомандировало вначале к 33-му Елецкому пехотному полку, расквартированному в окрестностях Харькова, а затем к Санкт-Петербургскому губернскому батальону для подготовки в академию46 .

Примерно к этому времени относится знакомство Крупского с Е. В. Тистровой. Елизавета Васильевна родилась в 1841 г. в Петербурге в семье отставного подполковника корпуса горных инженеров В. И. Тистрова. Ее родители умерли рано, пяти лет девочка осталась сиротой. В 1850 г. вместе с сестрой она была отдана в Павловский институт благородных девиц. Успешно окончив его в 1858 г., 17-летняя Лиза стала работать гувернанткой, а в 1864 г. получила приглашение стать домашней учительницей в семье помещицы Русановой, где и познакомилась с Крупским. В апреле 1868 г. Крупский вступил в брак с Тистровой. Молодая чета сняла ма-


39 "РПРС". Т. 1, стр. 514 - 516.

40 ЦГВИА, ф. 2639, оп. 1, д. 1, л. 236.

41 Н. К. Крупская. Указ. соч. Т. 1, стр. 10.

42 Цит. по: "Литературное наследство". Т. 61, стр. 485.

43 "Послужной список К. И. Крупского", л. 1.

44 ЦГВИА, ф. 2837, оп. 1, д. 85, л. 67.

45 Там же, д. 7, л. 112.

46 Там же, ф. 547 - 548, оп. 1, д. 189, л. 15.

стр. 99


ленькую полуподвальную комнату на Офицерской улице в Петербурге. Жили скромно, тем более что жизнь в столице была дорогой, а жалованье капитана Крупского в то время составляло 366 руб. в год плюс 96 руб. добавочных, то есть около 38 руб. в месяц.

15 августа 1867 г. Крупский после удачных вступительных экзаменов был зачислен в штатные слушатели Военно-юридической академии47 . Ему предстояло за два года учебы усвоить большой цикл дисциплин гражданского и военно-уголовного права. С приездом в Петербург Крупский возобновил многие старые и завел новые связи. Он встречался с товарищами по корпусу и, возможно, с Огородниковым, познакомился с художниками и литераторами сатирического журнала "Искра".

Передовые взгляды Крупского, по всей вероятности, не были секретом для академического начальства. По отзыву Н. К. Крупской, "отец был очень горячий человек и, если видел какую-нибудь несправедливость, всегда вмешивался в дело". Не случайно, видимо, у него не сложились отношения уже в конце первого года учебы с А. В. Лохвицким, читавшим курс "Уголовное право и полицейские законы" и известным крайне реакционными, монархическими взглядами. На экзамене по этому предмету Крупский получил только шесть баллов, в то время как по остальным предметам имел 9 - 12 баллов. Поэтому при переходе на второй курс академии Крупскому был добавлен недостающий по уголовному праву балл, "так как он, капитан Крупский, экзаменовался из всех предметов вполне удовлетворительно - причем экзамену из этого предмета, независимо от текущего года, он должен подвергаться и при выпуске в будущем курсе"48 .

Летние каникулы чета Крупских провела под Петербургом. Предполагавшуюся ранее поездку к родным пришлось отложить: во-первых, не позволял семейный бюджет, а во-вторых, Елизавета Васильевна ждала ребенка. 14(26) февраля 1869 г. у Крупских родилась дочь Надежда. Пришлось переехать на новую квартиру, на Козье Болото. Отсюда к академии было ближе, а самое главное, квартира была дешевле. Быстро промелькнул второй год обучения. В июне начались выпускные экзамены. Крупский по всем предметам сдал экзамены с высокими оценками, а по "Уголовному праву и полицейским законам" снова получил лишь семь баллов и был выпущен из академии по 2-му разряду с правом занимать только гражданские административные должности49 . Практически это означало увольнение из армии и переаттестацию в гражданский чин коллежского асессора.

1 сентября 1869 г. капитан Крупский "по окончании полного курса наук в Военно-юридической академии с правом второго разряда отчислен от оной в распоряжение Главного военно-судного управления" и по оформлении необходимых документов отправлен в полк. Проездом в Кельце Константин Игнатьевич был в Варшаве, встретил своих сослуживцев и получил приглашение занять пост начальника уезда. Эти должности занимали чины гражданской администрации. В сложившейся обстановке казалось, что это лучший выход, и он дал свое согласие. В конце февраля 1870 г. Крупский "отчислен по армейской пехоте, переаттестован коллежским асессором и назначен начальником Гроецкого уезда Варшавской губернии"50 .

Более двух с половиной лет, с февраля 1870 г. по сентябрь 1872 г., Крупский являлся начальником уезда. В ведении уездных начальников в Польше находились вопросы, которыми в России после земской реформы 1864 г. занимались земские учреждения. Начальники уездов должны были заботиться о дорогах, школах, больницах, разбирать претензии о порубках и потравах, давать разрешение на создание маслобоен, сыроварен, ссудно-сберегательных касс, вести борьбу с эпидемиями, осуществлять земский сбор и земскую статистику. Как и многие прогрессивные русские люди, Крупский любил народ страны, где ему пришлось служить, его культуру, довольно хорошо говорил и читал по- польски. В своей деятельности он опирался на немногочисленных представителей либеральной и демократической интеллигенции, остававшихся верными идее польско-русского культурного сближения, и на тех, кто в 60-е годы XIX в. выступал под лозунгом "За нашу и вашу свободу". Политике


47 Там же, д. 188, л. 1.

48 Там же, д. 191, лл. 18 - 19.

49 Там же, д. 197, лл. 9 - 10.

50 "Послужной список К. И. Крупского", л. 4.

стр. 100


великодержавного шовинизма и преследований, разжигания национальной вражды и ненависти между народами, проводимой царскими властями, Крупский и его товарищи противопоставляли курс на взаимопонимание и сотрудничество.

Административная деятельность Константина Игнатьевича, его уважение к местному населению были необычны, что порождало бешеную ненависть у некоторых чиновников. В сентябре 1872 г. Крупского неожиданно вызвали в Варшаву и отстранили от должности "без объяснения причин". На следствии, тянувшемся почти полгода, ему предъявили обвинение по 22 "преступлениям". Были среди них и такие, как "ополячился" (говорит по-польски, танцует мазурку), в день рождения императора не зажег иллюминацию в канцелярии, ведет опасные политические разговоры с офицерами местного гарнизона, не ходит в церковь. Один из пунктов гласил: "Дочь говорит по-польски".

В январе 1873 г. дело Крупского слушалось в Варшавской судебной палате. Хорошо знавший судопроизводство, Крупский отказался от адвоката и защищался сам. После ряда судебных заседаний за недоказанностью из 22 выдвинутых прокурором обвинений отпало 21. Прокурору с большим трудом удалось лишь доказать, что Крупский превысил власть как начальник уезда. Однако и этого оказалось достаточно, чтобы лишить его права занимать государственные должности. Из сохранившегося в архиве дела Уголовного кассационного департамента сената, в 1880 г. рассматривавшего апелляцию, следует, что основная вина Крупского состояла в том, что он, будучи "начальником Гроецкого уезда в 1872 г., без разрешения своего начальника учредил в этом уезде контроль частных служителей и на расходы по учреждению и ведению этого контроля ввел не установленный законом сбор денег с служителей и нанимателей" и тем самым якобы превысил предоставленную ему власть51 .

Н. К. Крупская, работая над автобиографией в 1926 - 1936 гг., настойчиво разыскивала архивные источники о революционном движении 70-х годов прошлого столетия. В связи с публикацией протоколов Лондонской конференции (1871 г.) I Интернационала в мае 1937 г. была напечатана ее статья "Страницы далекого прошлого". Из нее и ряда других высказываний видно, что Надежде Константиновне удалось найти в архиве отдельные сведения, подтверждавшие некоторые ее воспоминания детства. В частности, она отмечала, что ее отец "был связан с эмиграцией... Он какими-то путями получил постановление Лондонской конференции и стал в 1872 г. проводить учет "сельских производителей" (сельскохозяйственных рабочих. - В. Т .) в Гроецком уезде, стараясь втянуть в это дело самих рабочих. За это он был уволен "без объяснения причин" - за неблагонадежность и предан суду"52 . А через год в письме к М. С. Шагинян она уже более определенно писала, что ее отец "имел связь с I Интернационалом и за то, что проводил в жизнь постановление Лондонской конференции I Интернационала о работе среди сельскохозяйственных рабочих, был осужден Варшавской судебной палатой и лишен права занимать государственные должности"53 .

Таким образом, вводя учет городских и сельскохозяйственных рабочих, Крупский пытался претворить в жизнь решения конференции "О всеобщей статистике рабочего класса" и "О сельскохозяйственных производителях". Конференция считала необходимым проведение всеобщей статистики пролетариата как важнейшего условия обеспечения его интернациональной связи в борьбе с капиталом. В документе "О сельскохозяйственных производителях" ставилась задача обеспечить присоединение их к движению индустриального пролетариата и предлагалось посылать агитаторов в сельские районы для пропаганды принципов Интернационала и для основания сельских его секции54 .

Возникает вопрос: каким образом Крупский был связан с Русской секцией I Интернационала? По словам Надежды Константиновны, такая связь поддерживалась через Утина. Вспоминая о посещении Утиным их семьи, Крупская говорила: "Толь-


51 ЦГИА, ф. 1363, оп. 9, д. 332, л. 3.

52 "Правда", 21.V.1937.

53 Н. К. Крупская. Указ. соч. Т. 1, стр. 681 - 682.

54 "Лондонская конференция I Интернационала 1871 г.". Протоколы. М. 1936, стр. 125 - 126.

стр. 101


ко что умер мой отец. Мы с матерью страшно бедствовали. Вот тогда-то к нам пришел Утин. Я знала, что прежде отец посылал ему за границу карточки для I Интернационала со сведениями о рабочих, о стачках и тому подобное"55 .

После суда Константин Игнатьевич с женой и пятилетней дочерью выехал в Россию. Лишившись права находиться на государственной службе, он вынужден был искать частную работу, но так как был "неблагонадежным", его нигде долго не держали, и поэтому семье часто приходилось переезжать из города в город. О работе Крупского в качестве инспектора на писчебумажной фабрике Варгунина - Говарда в Угличе, страхового агента в Киеве, управляющего небольшой фабрикой помещицы Косяковской в Псковской губ. известно из воспоминаний П. К. Крупской56 . Во время скитаний состояние здоровья Константина Игнатьевича резко ухудшилось, он медленно угасал, но тем не менее продолжал активно участвовать в демократическом движении. "В доме у нас, - пишет Н. К. Крупская, - постоянно, пока был жив отец, бывали революционеры, сначала нигилисты, потом народники, потом народовольцы"57 .

В начале 1880 г. Константин Игнатьевич снова оказался без работы, перебиваясь случайными заработками. Несмотря на помощь, оказываемую ему братом, жить становилось все тяжелее. Очень важно было срочно добиться отмены приговора или получить хотя бы разрешение жить с семьей в Петербурге. К тому же не выдержала напряжения и заболела Елизавета Васильевна. "Мать часто болела, - вспоминала Н. К. Крупская, - отец нервничал - заработка не было, - не спал ночи". "Надежда Константиновна часто слышала, как отец по ночам диктовал матери прошения... о пересмотре дела... В памяти Нади запечатлелось, как отец ходит по комнате и, диктуя, повторяет: "И губернатор знал..."58 .

Вновь помог Александр Игнатьевич. Используя свои связи, он выхлопотал брату официальный вызов в Петербург для разбора дела в Уголовном кассационном департаменте сената. 28 апреля 1880 г. департамент рассмотрел "жалобу бывшего начальника Гроецкого уезда коллежского асессора Крупского на приговор Варшавской судебной палаты по обвинению его в преступлении по должности". Ход заседания известен из имеющегося в архиве протокола. Дело было доложено в департаменте, затем присутствовавшие выслушали обвинительную речь. Подсудимый защищался сам. Заседание продолжалось более часа. "Суд решил: "бывшего начальника Гроецкого уезда коллежского асессора Константина Крупского считать по суду оправданным, а приговор Варшавской судебной палаты отменить"59 .

Казалось, теперь можно было спокойно работать. Но в условиях усилившейся реакции устроиться на службу Константину Игнатьевичу так и не удалось. К тому же весной 1881 г. он вновь заболел. Сказалось все: большое напряжение, отсутствие постоянного заработка, влажный петербургский климат. Открытая форма туберкулеза быстро прогрессировала, и в ночь на 24 февраля 1883 г. на 45-м году жизни Крупский скончался. Он погребен на кладбище Новодевичьего монастыря невдалеке от Московской заставы в Петербурге60 . После смерти Константина Игнатьевича его семья осталась без средств. Некоторую помощь оказал ей Утин.

Позднее Елизавета Васильевна долгие годы, вплоть до своей смерти в. 1915 г., оставалась рядом с Надеждой Константиновной и Владимиром Ильичей Лениным.


55 Г. Ионова. Николай Утин. "Сподвижники Чернышевского". М. 1961, стр. 315

56 Н. К. Крупская. Указ. соч. Т. 1, стр. 12 - 13.

57 Там же, стр. 9.

58 В. С. Дридзо. Надежда Константиновна Крупская, стр. 10.

59 ЦГИА, ф. 1363, оп. 9, д. 332, л. 11.

60 "Петербургский некрополь". Т. П. СПБ. 1912, стр. 536.

 

Опубликовано 15 февраля 2018 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама