Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ есть новые публикации за сегодня \\ 21.06.18

Повторение белоэмигрантских вымыслов

Дата публикации: 22 января 2018
Автор: Л. В. Шишкина
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
Источник: (c) "Slavic Review". Washington. 1976, N 1.
Номер публикации: №1516626634 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Л. В. Шишкина, (c)

найти другие работы автора

В статье адъюнкт-профессора истории Пенсильванского университета (США) Дж. Энтина "Марксисты против немарксистов: советская историография в 20-х годах" идет речь о становлении советской исторической науки. Свою цель автор видит в том, "чтобы осветить некоторые конфликты между марксистскими и немарксистскими учеными и сделать выводы о связях между этими конфликтами и происходившими политическими изменениями" (стр. 91).

Энтин упоминает статьи М. Н. Покровского, А. М. Панкратовой, Г. С. Фридлянда, опубликованные в журналах "Историк-марксист", "Под знаменем марксизма", "Коммунистическая революция". Ему известны и работы современных советских историков, показывающие сложный процесс развития исторической науки в СССР в 20 - 30-е годы, утверждения в ней ленинской концепции1 . Однако Энтин предпочитает следовать за белоэмигрантскими авторами, и прежде всего за Е. Максимовичем. Американский историк повторяет вымыслы Максимовича о якобы имевших место гонениях против русских историков старой школы, о том, что "историки поставлены были в необходимость покупать право публикации своих трудов ценою сделок со своей научной совестью"2 (стр. 93). Правда, в отличие от Максимовича Энтин уделяет большое внимание созданию и деятельности марксистских организаций и учреждений в области исторической науки (стр. 91 - 95). Но делает он это для того, чтобы изобразить роль этих организаций в ложном свете, приписать им стремление насильственно перевести буржуазных историков на марксистские позиции. Между тем главная задача таких организаций, как Общество историков-марксистов, РАНИОН и другие, состояла в том, чтобы в ходе решения практических задач исторической науки, усвоения марксистско-ленинской методологии привлечь историков-немарксистов под знамя марксизма. О сложности этого процесса свидетельствуют упоминаемые Энтином научные дискуссии по книгам Д. М. Петрушевского3 и Е. В. Тарле4 . Эти и подобные им дискуссии способствовали утверждению марксистско-ленинской концепции исторического процесса в про-


1 См.: "Очерки истории исторической науки в СССР". Т. 4. М. 1966, стр. 138 - 158; Г. Д. Алексеева. Октябрьская революция и историческая наука в России (1917- 1923 гг.). М. 1968; Л. В. Иванова. У истоков советской исторической науки. М. 1968; Г. Д. Алексеева, Г. И. Желтова. Становление и развитие советской системы научно-исторических учреждений (20 - 30-е годы). Ташкент. 1977.

2 Е. Максимович. Историческая наука в СССР и марксизм-ленинизм. "Современные записки" (Париж), 1936, N 62, стр. 415.

3 Д. М. Петрушевский. Очерки экономической истории средневековой Европы. М. 1928; "Диспут о книге Д. М. Петрушевского". "Историк-марксист", 1928, N 8. стр. 79 - 128.

4 Е. В. Тарле. Европа в эпоху империализма. М. 1927; о дискуссии см.: "Историк-марксист", 1928, N 9, стр. 101 -109.

стр. 196


тивовес различного рода идеалистическим трактовкам истории человеческого общества. Автор признает, что эти дискуссии "касались важных методологических проблем" (стр. 101), но извращает их действительное значение и существо критики идеалистических и субъективистских моментов в работах историков-немарксистов. Историки-марксисты 20-х годов подвергли критике допшианские и неокантианские установки Петрушевского и противопоставили его "внеисторическим понятиям" теорию общественно- экономических формаций. Е. В. Тарле в результате дискуссий, во втором издании своей книги "Европа в эпоху империализма", вышедшем в 1928 г., в основном отошел от своих антантофильских взглядов и резче подчеркнул ответственность за развязывание первой мировой войны всех империалистических держав, более подробно остановился на рабочем движении в предвоенные годы, борьбе его против угрозы войны.

Попутно в статье делается попытка опровергнуть одно из краеугольных положений марксистской методологии истории - об общественно- экономических формациях, выдвинутое и обоснованное еще К. Марксом. Энтин же без всяких оснований заявляет (стр. 103), будто этот термин появился только в ходе дискуссий начала 30-х годов и исключительно как противопоставление Неверовскому понятию "идеальный тип" (стр. 103).

Вслед за Максимовичем автор превозносит историков-немарксистов, причастных к антисоветским акциям, вроде издания белоэмигрантского сборника, который он пытается изобразить как внеполитический (стр. 104). Научная общественность СССР осудила сотрудничество с белоэмигрантами как недопустимое для советских ученых. Некоторые из участников этой акции тогда же выступили с заявлениями, в которых признавали ошибочным свое поведение5 .

Автор не в состоянии объяснить причины, которые привели к утверждению марксистско-ленинской методологии и обусловили банкротство буржуазной историографии в СССР. Хотя он и приводит слова советских историков о том, что крах мелкобуржуазных теорий был связан с успехами в социалистическом строительстве, с победами "над кулаками, нэпманами, буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенцией" (стр. 107), борьба за утверждение марксизма в историографии изображена в статье как "внутрипартийный конфликт" (стр. 109). В действительности формирование марксистских кадров советской исторической науки проходило в обстановке острой классовой борьбы 6 . Советская действительность, забота большевистской партии, Советского правительства об ученых и развитии науки, грандиозная работа по культурному строительству привлекли на сторону Советской власти лучшую часть буржуазных ученых. Многие из них сыграли важную роль в подготовке советских кадров7 , в воплощении в жизнь ленинского декрета от 1 июня 1918 г. "О централизации и организации архивного дела", в спасении ценнейших документов от гибели, пополнении архивов новыми материалами.

На поставленные Энтиным вопросы: "Почему многие историки-немарксисты перешли на марксистские позиции? Почему другие историки использовали свой педагогический авторитет для того, чтобы внушить своим студентам противоположные взгляды?" (стр. 109), - статья его практически не дает ответа. Происходит это потому, что автор не желает считаться с фактами.

Опубликовано 22 января 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?