Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 27.06.17

© Международные отношения в Азии и Африке в 1960-х - начале 1970-х гг.

Дата публикации: 31 мая 2006
Автор: Наринский М.М.
Публикатор: Тихомиров Александр Валентинович
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ХХ век →
Номер публикации: №1149027687 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Наринский М.М., (c)

найти другие работы автора

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В АЗИИ И АФРИКЕ В 60-Х - НАЧАЛЕ 70-Х ГОДОВ


1. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ. ДВИЖЕНИЕ НЕПРИСОЕДИНЕНИЯ
Конец 50-х — начало 60-х годов стали периодом нового мощного подъема национально-освободительного движения. Этому способствовал ряд факторов: неудача Великобритании, Франции и Израиля в тройственной агрессии 1956 г.; поражение Франции в алжирской войне (1954—1962); рост международного авторитета таких независимых государств как Египет, Индия, Индонезия и т.п.; стремление США и СССР заигрывать с национально-освободительным движением и перетянуть его на свою сторону в биполярном противостоянии.
В декабре I960 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам. Суть этого документа заключалась в требовании немедленного предоставления всем колониальным странам, подопечным и другим несамоуправляющимся территориям полной независимости и свободы в строительстве собственного государства. В декларации указывалось на необходимость положить конец колониализму во всех его видах и предпринять шаги для передачи власти народам колониальных территорий.
Еще в 1958 г. независимость получила французская колония Гвинея, проголосовавшая против конституции Пятой республики; в 1960 г. еще 12 французских колоний в Африке стали независимыми государствами. Этот год вошел в историю как год Африки. Великобритания тоже уходила из своих колониальных владений: в 1960 г. независимость получила Нигерия, в 1961 г. — Сьерра-Леоне, а также — Танганьика и Занзибар (в 1964 г. они объединились в одно государство), в 1962 – Уганда, в 1963 – Кения, в 1964 – Замбия. В 1945 г. членами ООН стали всего четыре независимых африканских (с.157) государства, а в начале 60-х годов их насчитывалось около тридцати.
Большая группа независимых стран Азии и Африки стала искать собственное место в биполярной системе международных отношений, не соглашаясь на роль сателлитов одной из двух сверхдержав. Что же их объединяло? Решительное неприятие колониализма во всех его формах, стремление укрепить свою политическую и экономическую независимость, желание преодолеть логику холодной войны и не входить в военно-политические блоки. Эта общая платформа породила идею организовать конференцию стран Азии и Африки.
В декабре 1954 г. премьер-министры Индии, Бирмы, Индонезии, Пакистана и Цейлона обсудили состав, сроки и цели будущей конференции. Сама конференция стран Азии и Африки проходила с 18 по 24 апреля 1955 г. в Бандунге (Индонезия). В ней приняли участие представители 29 государств. Состав участников получился очень пестрым: здесь были представлены и социалистические страны (Китайская Народная Республика, Демократическая Республика Вьетнам), и капиталистические (Япония), и молодые развивающиеся государства (Индонезия, Индия, Бирма и др.).
При таком разнообразном составе участников нелегко было выработать взаимоприемлемое коммюнике. И все же в Бандунге удалось этого добиться. Заключительное коммюнике Бандунгской конференции решительно осуждало колониализм во всех его проявлениях — «зло, которое надлежит быстро искоренить». Участники конференции решительно поддержали принцип самоопределения, выступили против расовой сегрегации и дискриминации.
Вместе с тем уже в Бандунге раздавались голоса, призывавшие объединить усилия государств Азии и Африки для преодоления отсталости и бедности. Так, президент Египта Насер назвал собравшихся «интернационалом бедных» и потребовал установления нового мирового экономического порядка. Заключительное коммюнике Бандунгской конференции зафиксировало приверженность ее участников мирному сосуществованию и равноправному международному сотрудничеству. Была принята также специальная Декларация о содействии всеобщему миру и сотрудничеству, основанному на пяти принципах взаимоотношений; взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета, ненападение, невмешательство во внутренние дела других государств, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование. Решения Бандунгской конференции подтвердили стремление ее участников (с.158) преодолеть жесткую логику биполярной конфронтации, найти свое собственное место в системе международных отношений.
В условиях появления большой группы новых независимых государств и заметного роста международной напряженности на рубеже 50-х — 60-х годов идеи Бандунга трансформировались в концепцию неприсоединения к военно-политическим блокам. Основоположниками движения неприсоединения стали лидеры Югославии, Индии и Египта — Тито, Неру и Насер. Они провели ряд двусторонних консультаций, в ходе которых появился замысел организации конференции неприсоединившихся государств.
Первая конференция неприсоединившихся государств проходила в Белграде в начале сентября 1961 года. Предполагалось принятие участниками конференции двух принципов — отказ от участия в военных блоках, отказ от размещения иностранных военных баз на своей территории. В Белграде собрались представители 25 государств: 12 стран Азии, И — Африки, 1 страна Европы (Югославия) и 1 — Латинской Америки (Куба). Участники конференции решительно выступили против политики военных блоков, за мир, независимость, демократизацию международных отношений. Они осудили колониализм и империализм во всех проявлениях. Белградская конференция была призвана, по словам Тито, показать великим державам, что «они одни не могут держать в своих руках судьбу всего мира». В Белграде сформировалось движение неприсоединения, ставшее заметным фактором в международной жизни рассматриваемого периода. Движение неприсоединения отвергало биполярность системы международных отношений, оно размывало двухполюсную структуру и стремилось найти в международной жизни свое собственное место вне военно-политических блоков.
Движение неприсоединения расширялось, оно вовлекало новые страны. В его второй конференции (Каир, 1964 г.) участвовало уже 57 государств, а к четвертой (Алжир, 1973 г.) их число выросло до 84. Размах движения неприсоединения стал его сильной стороной, но участие большого числа очень разнородных государств зачастую оборачивалось и слабостью.
Вместе с тем менялся и характер движения. На Алжирской конференции движения, помимо его традиционных призывов к миру, независимости, неучастию в военных блоках, демократизации международных отношений, на первый план выдвинулись проблемы развития, требования нового экономического порядка, основанного на равноправии и на подлинном сотрудничестве богатых и бедных стран. Проблема разрыва (с.159) между бедным Югом и богатым Севером становилась все более актуальной в международных отношениях того периода
В этом плане требования движения неприсоединения перекликались с деятельностью «группы 77», созданной развивающимися странами в 1964 г. в рамках Конференции ООН по торговле и развитию. «Группа 77» добивалась для бедных стран «права на развитие» и изменения мирового экономического порядка в направлении более эквивалентной торговли между развитыми и развивающимися странами.
В целом деятельность движения неприсоединения отражала новые явления в международных отношениях и постепенное размывание биполярности Ялтинско-Потсдамской системы.

2. КОНГОЛЕЗСКИЙ КРИЗИС
Получение колониальными странами политической независимости вовсе не решало всех их сложных проблем. Отсталость, нищета, отсутствие подготовленных кадров, племенная рознь — все эти проблемы обрушились на молодые независимые государства, резко контрастируя с надеждами на лучшую жизнь после ухода колонизаторов. К тому же их ресурсы и природные богатства стали объектом борьбы между старыми и новыми колонизаторами, между различными монополистическими группами.
Все эти противоречия в концентрированном виде проявились в ходе конголезского кризиса. С 1908 г. Конго официально являлось бельгийской колонией под названием Бельгийское Конго. Страна была чрезвычайно богата природными ресурсами: медная руда, уран, алмазы. Бельгия проводила политику экономической эксплуатации колонии в сочетании с элементами расизма и патернализма. Население Конго состояло примерно из 13 млн. черных аборигенов и 100 тыс. белых поселенцев, занимавших все руководящие посты в политической и экономической жизни.
В конце 50-х годов в Конго усилилось национально-освободительное движение. Уже в его рамках проявилась племенная рознь. Видную роль играли две организации, опиравшиеся на разные группы племен: Конголезское национальное движение во главе с Патрисом Лумумбой и Ассоциация народов баконго во главе с Жозефом Касавубу. В январе — феврале 1960 г. в Брюсселе состоялась конференция круглого стола, на которой проблемы Конго обсуждались с участием лидеров (с.160) национально-освободительного движения. В результате переговоров бельгийское правительство было вынуждено принять предложение конголезских лидеров о предоставлении колонии независимости, провозглашение которой было намечено на 30 июня 1960 года. В мае в Конго состоялись выборы в парламент и в провинциальные собрания. Президентом страны стал Касавубу, было сформировано правительство во главе с Лумумбой.
30 июня Конго было официально провозглашено независимым государством. Страна столкнулась с громадными трудностями: бедность, нищета, племенная рознь, стремление западных монополий удержать господствующие позиции в экономике. С начавшимся отъездом бельгийцев проявились нараставшие сложности в организации управления политической и экономической жизнью. Катастрофически не хватало подготовленных кадров — к провозглашению независимости всего 17 конголезцев имели дипломы университетов, то есть законченное высшее образование. Получение независимости не решало всех этих проблем. Недовольство коренного населения вылилось в анархические акции против белых, имевшие место в июле месяце. Начался массовый выезд белых поселенцев из страны, что еще больше дезорганизовало ее общественную и экономическую жизнь.
Воспользовавшись имевшими место беспорядками, бельгийцы в июле перебросили в наиболее крупные города Леопольдвиль и Элизабетвиль своих парашютистов. Началось вооруженное вмешательство в дела Конго. В том же июле ориентировавшийся на западные монополии Чомбе объявил об отделении самой богатой провинции страны Катанги, обладавшей наибольшими природными ресурсами. Бельгийцы поддержали главу правительства провинции — Чомбе. После этого и в некоторых других провинциях Конго окрепли сепаратистские движения.
В сложившуюся ситуацию решили вмешаться великие державы. СССР поддерживал Лумумбу, деятеля левой ориентации с примесью марксизма. Китай обещал Лумумбе «братскую помощь» и намекнул на возможность послать в Конго своих добровольцев. Перспектива проникновения в Африку Москвы или Пекина встревожила Вашингтон, не желавший открыто поддерживать традиционный колониализм. Американская администрация Эйзенхауэра решила привлечь ООН к Урегулированию ситуации в Конго.
По совету Вашингтона, конголезские лидеры обратились в Совет Безопасности ООН. 15 июля 1960 г. Совет Безопасности (с.161) большинством голосов принял резолюцию о направлении в Конго сил ООН для восстановления порядка в стране. Эти силы («голубые каски») численностью 20 тыс. человек были сформированы из контингентов, предоставленных 27 странами, в основном, африканскими, но в их формировании не участвовали постоянные члены Совета Безопасности ООН. Бельгийские парашютисты должны были быть выведены из Конго. Силы ООН в какой-то степени способствовали восстановлению порядка в крупных городах, но в их мандат не входила борьба с сепаратистами отделившихся провинций.
Лумумба решил обратиться за помощью к Советскому Союзу, чтобы обеспечить переброску правительственных войск в мятежные провинции. По его просьбе, СССР в конце августа направил в Конго 20 транспортных самолетов с экипажами и 100 грузовиков, а также группу советников. Действия Лумумбы вызвали недовольство части конголезских руководителей, не желавших проникновения Советского Союза в Конго. В начале сентября началась борьба между Лумумбой и президентом Касавубу. Исход борьбы решило вмешательство начальника генерального штаба конголезской армии Мобуту, до получения независимости служившего младшим офицером в колониальных бельгийских войсках. Мобуту поддержал Касавубу. 14 сентября Лумумба был арестован, после чего все советские советники и дипломаты были высланы из страны. Бывший глава конголезского правительства был выдан катангским сепаратистам и помогавшим им западным наемникам. В феврале 1961 г. он был убит. Патрис Лумумба стал олицетворять борьбу африканских народов за независимость.
Сторонники Лумумбы попытались продолжать борьбу, опираясь на Восточную провинцию, но летом 1962 г. потерпели окончательное поражение.
В ходе продолжавшейся операции сил ООН в Конго 17 сентября 1961 г. погиб генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд. Он стал жертвой авиационной катастрофы, обстоятельства которой так и не удалось выяснить.
Ситуация в Конго стала меняться с приходом к власти в Вашингтоне президента Кеннеди. Новая американская администрация решила поддержать меры против сепаратистов в Катанге, чтобы исключить возможность влияния левых элементов в правительстве Конго. США сделали ставку на урегулирование конголезской проблемы и поддержали план по восстановлению Конго, принятый ООН в феврале 1961 года.
В сентябре 1961 г. и в декабре 1962 — январе 1963 г. силы ООН предприняли наступательные операции против катангских (с.162) сепаратистов, в результате режим Чомбе в Катанге был ликвидирован. Тем не менее, западные монополии сохранили свои позиции в Конго.
В сентябре—октябре 1963 г. правительство Конго попыталось навести порядок жесткими методами: были запрещены ведущие политические партии, парламент распущен, в столице было введено чрезвычайное положение. Однако обстановка в стране оставалась трудной и сложной. Происходила массовая миграция населения в города: численность жителей Леопольдвиля, переименованного в Кяншасу, достигла 1 млн. человек. В 1964 г. операция «голубых касок» в Конго завершилась, силы ООН были выведены из страны. Тогда президент Касавубу решил призвать к власти Чомбе, находившегося за границей. С июля 1964 по октябрь 1965 г. Чомбе возглавлял правительство Конго, опираясь на поддержку бельгийских монополий. Ему удалось покончить с оплотом последователей Лумумбы — с помощью бельгийских парашютистов конголезскими войсками был взят город Стенливиль (Восточная провинция). Однако для подлинной стабилизации ситуации в стране Чомбе был слишком одиозной фигурой.
В ноябре 1965 г. президентом Конго был избран генерал Мобуту. Опираясь на конголезскую армию, он покончил с остатками сепаратизма и стал проводить курс на африканизацию во внутренней и внешней политике. Одним из первых символических шагов на этом пути стало переименование страны в Заир.
Конголезский кризис выявил опасность внутренних конфликтов в молодых независимых государствах. Почва для этих конфликтов была подготовлена: экономические и политические проблемы, слабость нового аппарата управления, трайбализм и межплеменная рознь. Прежние колониальные метрополии использовали самые различные рычаги для сохранения своего влияния в бывших владениях. Вместе с тем в обстановке холодной войны США и СССР повели борьбу за влияние на молодые независимые страны; африканская периферия включалась в качестве объекта в биполярное противостояние Ялтинско-Потсдамской системы.
Конголезский кризис показал возможности ООН и их ограниченность при разрешении кризисов такого рода. С одной стороны, операция «голубых касок» способствовала нормализации положения в Конго. С другой стороны, недостаточно четкий мандат сил ООН и сложности в организации самой операции затрудняли ее проведение. (с.163)

3. КИТАЙСКИЙ ФАКТОР В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
Победа революции в Китае и образование Китайской Народной Республики (1949 г.) коренным образом изменили положение в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Подписание в феврале 1950 г. советско-китайского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи способствовало созданию стратегической оси Москва — Пекин и развитию всестороннего взаимодействия между двумя странами. Это сотрудничество строилось на общих интересах Советского Союза и Китая. Они включали укрепление социализма в Азии, что подразумевало и усиление позиций КНР в сфере экономики, политики, военного потенциала; совместную помощь дружественным государствам, например, Северной Корее во время корейской войны; ограничение влияния США и их союзников в АТР; поддержку национально-освободительного движения и вытеснение империалистических метрополий из Азии. Вместе с тем КНР никогда не была сателлитом СССР, послушным «младшим братом». Китайское руководство не без оснований претендовало на роль лидера социалистических стран Азии, самостоятельного центра силы в международных отношениях.
До поры до времени эта позиция Пекина не вызывала беспокойства в Москве. Ситуация стала меняться после смерти И.В. Сталина и XX съезда КПСС (февраль 1956 г.). Лидеры Коммунистической партии Китая (КПК) резко негативно восприняли критику культа личности Сталина и отвергли курс на десталинизацию. Китайское руководство не приняло установки КПСС на мирное сосуществование, на возможность осуществления социалистической революции без вооруженной борьбы.
В 1958 г. руководство КПК выдвинуло курс «3-х красных знамен»: генеральной линии, «большого скачка» и народной коммуны. По существу, это был курс на ускоренное построение в Китае коммунизма в кратчайшие сроки. Задачи были выдвинуты явно нереальные; тем не менее, Москва восприняла эти китайские директивы с ревностью и недоброжелательством как попытку обогнать Советский Союз в строительстве коммунизма.
Еще более значительные разногласия стали выявляться между СССР и КНР в сфере международной политики. Советский Союз в 1957 г. стал обладателем межконтинентальных баллистических ракет и тем самым лишил Соединенные Штаты их былой неуязвимости. Опираясь на свой стратегический (с.164) потенциал, советское руководство во главе с Н.С. Хрущевым могло позволить себе курс на мирное сосуществование, рассчитывая «играть с США» на равных. Международное положение КНР было совершенно иным. Она не была признана ведущими капиталистическими государствами. США всеми способами поддерживали гоминьдановский режим на Тайване, представитель которого продолжал занимать место Китая в ООН. Отсюда и гораздо более жесткая линия Пекина в международных делах.
В августе 1958 г. КНР спровоцировала международный кризис в районе Тайваньского пролива, осуществляя артиллерийские обстрелы островов Куэмой и Мацзу, находившихся под властью Тайваня. США подтвердили свои обязательства по договору 1954 г. «о взаимной безопасности» с Тайванем и подтянули к району конфликта американские военные корабли. СССР стремился не допустить разрастания кризиса, добиться нормализации ситуации в регионе.
В 1959 г. разногласия между Пекином и Москвой становились все более открытыми. Китайское руководство было недовольно тем, что Н. Хрущев посетил США непосредственно перед визитом в Пекин на празднование десятилетия КНР. Пекин все более явно претендовал на роль лидера антиимпериалистических революционных сил, обвиняя Москву в ревизионизме. В ряде компартий Азии произошел раскол между прокитайским и просоветским крылом. В 1959 г. советское руководство отказалось от своего обещания помочь Китаю в производстве атомной бомбы и поставить ему современные (на тот период) подводные лодки. Летом 1960 г. разногласия между Москвой и Пекином стали еще более явными, ибо советское руководство решило прекратить всю экономическую и технологическую помощь КНР и отозвать из Китая всех советских советников.
В феврале 1961 г. представитель компартии Китая Чжоу Эньлай демонстративно покинул XXII съезд КПСС в знак протеста против резких советских нападок на руководство Албании, которое полностью восприняло установки Пекина и пошло в фарватере его политики. С 1962 г. конфликт между КПСС и КПК приобрел открытый характер. Китайское руководство выступило против курса на мирное сосуществование с империализмом — по его оценкам, это был лишь «бумажный тигр», а потому можно было не бояться ядерной войны. В том же году начались столкновения на китайско-индийской границе, в которых Советский Союз поддержал Индию. (с.165)
В 1963 г. произошла дальнейшая эскалация конфликта между двумя коммунистическими партиями и социалистическими странами. В июне руководство КПК направило в Москву послание, содержавшее 25 пунктов обвинений против руководства КПСС. Их суть сводилась к «ревизионизму» советских лидеров, к тому, что в Кремле «предали мировую революцию». Началась публичная полемика с взаимными обвинениями в отходе от марксизма-ленинизма.
В октябре 1964 г. Китай осуществил успешное испытание атомного оружия. Он вступил в «клуб ядерных держав», что, несомненно, усилило его международное влияние. При этом КНР отказалась присоединиться к договору о запрещении испытаний ядерного оружия в трех средах (1963 г.), а затем и к договору о нераспространении ядерного оружия (1968 г.).
В то же самое время (в октябре 1964 г.) в Москве Н. Хрущев был смещен со всех занимаемых им постов и отправлен на пенсию. Новое советское руководство попыталось улучшить отношения с Пекином, но безуспешно. СССР приступил к наращиванию своих вооруженных сил на границе с Китаем.
В 1966 г. в КНР началась «культурная революция». Она сопровождалась усилением антисоветской кампании. Отныне СССР стал рассматриваться как «империалистическая держава» и как основной противник китайской революции. Идеологические разногласия переросли в межгосударственные противоречия. КНР стала добиваться признания всех договоров о границе, заключенных царской Россией с Китаем, неравноправными и несправедливыми. Отсюда и косвенное предъявление территориальных претензий к Советскому Союзу, требование признать ряд пограничных районов на советской стороне границы «спорными». Речь шла примерно о полутора миллионах квадратных километров и об островах по Амуру и Уссури. В Китае стали издаваться карты, на которых были показаны «спорные территории». Вся эта кампания по нагнетанию напряженности привела в марте 1969 г. к открытым вооруженным столкновениям в районе острова Даманский на р. Уссури. Советские вооруженные силы подтянули современные системы артиллерийского огня и нанесли по китайским войскам мощный удар.
Обе стороны осознали, что они подошли к очень опасной черте. Вскоре после вооруженного столкновения на Уссури в аэропорту Пекина состоялась встреча главы советского правительства А.Н. Косыгина с премьером государственного совета КНР Чжоу Эньлаем. Была достигнута договоренность о том, (с.166) чтобы избегать вооруженного конфликта, а также возобновить двусторонние переговоры по всем интересующим обе стороны вопросам. Эти переговоры, имевшие целью нормализацию отношений между СССР и КНР, начались в Пекине в октябре 1969 г. на уровне заместителей министров иностранных дел. Таким образом был сделан шаг к снижению напряженности между Москвой и Пекином. Тем не менее, советское руководство вынуждено было учитывать неблагоприятную позицию КНР в своей международной деятельности.
В целом к началу 70-х годов Китай превратился в самостоятельный центр силы в международных отношениях, в одно из ведущих государств Восточной Азии.
Выявившаяся глубина советско-китайских противоречий учитывалась руководством США. В официальном докладе, представленном президенту Никсону в феврале 1971 г., утверждалось: «Мы готовы установить диалог с Пекином. Мы не можем согласиться с его идеологическими аксиомами, а также с утверждением будто бы коммунистический Китай должен осуществлять гегемонию над всей Азией. Но мы также не желаем ставить Китай в такое положение в международном плане, которое препятствовало бы ему в защите законных национальных интересов». В Вашингтоне подчеркивали нейтралитет Америки в конфликте между двумя крупнейшими коммунистическими державами и готовность к сближению с Китаем, чтобы уравновесить влияние Советского Союза. С 1969 г. происходил секретный обмен мнениями между американскими и китайскими представителями в Варшаве.
В 1971 г. в отношениях между США и КНР наступил новый этап — вначале это была «пинг-понговая дипломатия», так как первой официальной американской делегацией, посетившей Китай, стала команда игроков по настольному теннису. В июле 1971 г. советник президента США по вопросам национальной безопасности Г. Киссинджер совершил тайный визит в Пекин. Никсон стремился выяснить, насколько Китай сможет взаимодействовать с США в области противодействия советской геополитической угрозе. В ходе бесед с китайскими руководителями Киссинджер понял, что руководство КНР считало главной угрозой для безопасности своей страны Советский Союз. Китайские лидеры стремились получить заверения Вашингтона об отказе США блокироваться с Советским Союзом против КНР. По существу принципиальные цели США и КНР совпадали в отношении усилий в рамках глобального равновесия сил. (с.167)
Беседы Киссинджера подготовили визит президента Никсона в Китайскую Народную Республику. Этот визит состоялся в феврале 1972 года. Его кульминацией явилось подписание двустороннего Шанхайского коммюнике, которое, по словам Киссинджера, «стало путеводным ориентиром для китайско-американских отношений на последующее десятилетие». В коммюнике утверждалось, что:
прогресс в направлении нормализации отношений между КНР и США служит интересам всех стран;
обе стороны желают уменьшить опасность возникновения международного военного конфликта;
ни одна из сторон не претендует на гегемонию в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и каждая из них будет противостоять усилиям любой другой страны или группы стран установить подобную гегемонию.
Последний пункт имел особое значение. По сути дела США и КНР обязались не предпринимать против другой стороны таких действий, которые могли бы обострить ситуацию в Азии. Поскольку единственным государством, которое могло бы попытаться установить свою гегемонию в Азии, с точки зрения Вашингтона и Пекина, выступал Советский Союз, то в сущности США и КНР брали обязательство координировать свои усилия против наращивания советского влияния и потенциального экспансионизма СССР в Азии. Не случайно, этот пункт Шанхайского коммюнике вызвал большую озабоченность Москвы.
В следующем году взаимодействие США и КНР вышло на качественно новый уровень. Новое совместное коммюнике, опубликованное в феврале 1973 г., предусматривало, что обе страны будут совместно противодействовать попыткам любого государства установить мировое господство. Тем самым, отношения между США и КНР приобрели характер сложного сочетания партнерства с серьезными расхождениями по некоторым вопросам. (Формирование взаимодействия Вашингтона и Пекина не означало нормализации отношений между двумя странами; дипломатические отношения между ними были установлены только с 1 января 1979 года).
Таким образом, можно говорить о том, что американское руководство стало не без успеха разыгрывать против Советского Союза «китайскую карту». В результате на международной арене сложился треугольник США—СССР—КНР. С учетом имевшей место разрядки международной напряженности отношения СССР—США можно было определить как противостояние — взаимодействие. Отношения США—КНР принимают (с.168) в этот период характер взаимодействия — соперничества. Наконец, отношения СССР—КНР можно охарактеризовать как противостояние — соперничество — воспоминания о союзе. Этот треугольник все больше влиял на международные отношения в целом.
Международное положение Китайской Народной Республики существенно изменилось. В октябре 1971 г. представитель КНР занял место Китая в ООН. В сентябре 1972 г. были нормализованы отношения КНР с Японией. В отличие от США Токио пошел на установление полных дипломатических отношений с Пекином, разорвав официальные связи с Тайванем и признав правительство КНР «единственным законным правительством Китая», а Тайвань — «неотъемлемой частью КНР».
Что касается самого Китая, то в 1970—1974 гг. в Пекине была разработана теория «трех миров»: сверхдержавы — СССР и США; развитые капиталистические и социалистические государства; развивающиеся страны, к которым относили и КНР в качестве социалистической развивающейся страны. Китай стремился выступать лидером этой третьей группы стран.
В рамках данной концепции СССР и США как бы ставились на одну доску. Тем самым противостояние СССР и КНР несколько приглушалось. Сторонам не удалось добиться нормализации отношений, но и низшая точка их ухудшения осталась позади. Став активным «игроком» на международной арене, заняв место в ООН, включившись в треугольник Вашингтон—Москва—Пекин, Китай избавился от «комплекса неполноценности». Его политика стала более взвешенной и предсказуемой.
В целом к середине 70-х годов Китай превратился в реальный центр силы в международных отношениях, что способствовало дальнейшему размыванию биполярности Ялтинско-Потсдамской системы.

5. ВОЙНА США ВО ВЬЕТНАМЕ
Женевские соглашения 1954 г. предусматривали признание независимости, суверенитета и территориальной целостности трех государств Индокитая: Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Для перегруппировки вооруженных сил сражавшихся во Вьетнаме сторон (Демократической Республики Вьетнам и профранцузского правительства Вьетнама) страна была временно (с.169) разделена демаркационной линией, проходившей примерно по 17-й параллели, на две части. На Севере концентрировались сторонники коммунистов, выступавших за полное освобождение страны, на юге — антикоммунистические прозападные силы. Решения Женевского совещания о проведении во Вьетнаме свободных выборов и объединении страны остались невыполненными. Французские колонизаторы ушли из Индокитая, и их место стали занимать американцы, действовавшие неоколониалистскими методами.
Еще в 1954 г. американцы поставили у власти в Южном Вьетнаме Нго Динь Дьема, выходца из богатой католической семьи. Дьем стал руководителем диктаторского коррумпированного режима, который не пользовался поддержкой большинства населения. США рассматривали Южный Вьетнам как оплот в борьбе против коммунизма и оказывали режиму Нго Динь Дьема все возраставшую помощь. К 1960 г. американская финансовая помощь Республике Вьетнам превысила 1 млрд. долл., в стране находилось более 1500 американских гражданских советников и около 700 военных. После своего прихода в Белый дом президент Кеннеди говорил: «Южный Вьетнам — это наше детище, и мы не можем бросить его на произвол судьбы».
Для понимания американской политики во Вьетнаме необходимо учитывать общее обострение международной напряженности на рубеже 60-х — 70-х годов: Берлинский кризис, срыв встречи руководителей четырех держав в Париже в мае 1960 г., Карибский кризис. Не следует забывать и о выявившихся серьезных расхождениях между Москвой и Пекином, постепенно перераставших в открытый конфликт. Новая ситуация создавала более благоприятные возможности для политики США в Юго-Восточной Азии.
Тем временем на Севере Вьетнама окреп национально-патриотический коммунистический режим во главе с Хо Ши Мином, пользовавшийся бесспорной популярностью. Руководство ДРВ стремилось к освобождению всей страны на антиколониальной антиимпериалистической основе. Эти установки разделял созданный в декабре 1960 г. Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ). С начала
1961 г. фронт развернул партизанскую борьбу против южновьетнамского правительства, прежде всего в болотистой дельте реки Меконг и в горных районах страны. В 1963 г. НФОЮВ насчитывал уже примерно 30 тыс. бойцов. Их борьба пользовалась полной, всесторонней поддержкой Северного Вьетнама. В своей политической программе НФО требовал прекращения (с.170) американской агрессии, создания на Юге «правительства национального единства», проведения в стране свободных выборов.
США оказывали всяческую помощь южновьетнамскому режиму: финансовую, военно-техническую, идеологическую. Южный Вьетнам приобрел значение оплота в борьбе против коммунизма в Юго-Восточной Азии. В Вашингтоне получила распространение концепция «домино». (Длинный ряд из фишек для игры в домино, опирающихся одна на другую, рушится, если вынуть одну фишку.) Американцы считали, что с потерей Южного Вьетнама рухнет вся созданная ими конструкция сдерживания коммунизма в этом регионе. К концу 1963 г. в Южном Вьетнаме действовали уже 17 тыс. американских военных советников.
Соединенные Штаты делали ставку на укрепление проамериканских социальных групп и на создание стратегических поселений с целью изоляции бойцов Вьетконга — так американцы называли НФОЮВ. Неотъемлемой частью стратегии США во Вьетнаме стала задача перерезать пути оказания помощи Севера борющимся патриотам на юге страны. При этом южновьетнамский режим (с января 1964 г. его возглавлял Нгуен Кхань) выдвигал еще более амбициозные цели: нанести поражение НФОЮВ, а затем объединить страну на своих собственных условиях, добиться «освобождения Севера».
В Вашингтоне все более ощутимым становилось давление «ястребов» — сторонников наращивания американских военных усилий во Вьетнаме. Все громче звучали голоса советников Белого Дома, призывавшие к бомбардировкам территории ДРВ, прямому участию американцев в вооруженных действиях, к проведению диверсионных акций. Американские военные советники все более активно участвовали в боевых операциях. Эта тенденция еще более усилилась с весны 1964 г., когда президент Джонсон назначил генерала-парашютиста Уэстморленда американским командующим во Вьетнаме, а М. Тейлора послом США в Сайгоне. Оба имели репутацию убежденных «ястребов», оба выступали за самое активное участие США во вьетнамской войне.
Летом 1964 г. стало ясно, что администрация президента Джонсона склоняется к вовлечению США в войну на стороне правительства Южного Вьетнама. Вашингтону нужен был лишь подходящий предлог. Он представился в начале августа. Американский разведывательный корабль «Мэддокс» был обстрелян северовьетнамскими катерами на границе территориальных вод ДРВ. Катера были уничтожены самолетами США. (с.171)
Через два дня командиру «Мэддокса» показалось, что военные катера ДРВ готовятся к торпедной атаке против его корабля, находившегося в международных водах Тонкинского залива. (Впоследствии он признал, что, очевидно, произошла ошибка.) Руководство США воспользовалось этим сомнительным эпизодом для вовлечения страны в военные действия во Вьетнаме. 7 августа по инициативе Джонсона американский конгресс почти единодушно принял «тонкинскую резолюцию», которая уполномочила правительство принять «все необходимые военные меры для защиты Соединенных Штатов» в Индокитае. Тем самым был дан зеленый свет вовлечению США в бесперспективную вьетнамскую войну, которой суждено было затянуться почти на десять лет.
В феврале 1965 г. американская авиация начала бомбардировки территории Демократической Республики Вьетнам с целью разрушить ее инфраструктуру и подавить моральный дух населения. Сразу отметим: ни того, ни другого добиться американцам не удалось. С точки зрения международной политики момент для начала бомбардировок был выбран весьма провокационно: именно в то время глава советского правительства А.Н. Косыгин находился с официальным визитом в ДРВ.
Для защиты американских военно-воздушных баз потребовались соответствующие сухопутные силы. В марте 3,5 тыс. американских морских пехотинцев были направлены во Вьетнам, чтобы обеспечить безопасность авиабазы США в Дананге. Так началось втягивание Соединенных Штатов в военные действия на территории Южного Вьетнама. Через три года численность американского экспедиционного корпуса выросла до 550 тыс. человек. В войне США во Вьетнаме участвовали также контингенты из Южной Кореи, Австралии, Новой Зеландии. Тем не менее, одержать победу над партизанами, которых поддерживала значительная часть населения, которым Север оказывал постоянную помощь, оказалось невозможно. Американцам не удалось ни подавить моральный дух противника, ни перерезать пути переброски помощи с Севера на Юг, ни разгромить партизанские силы в Южном Вьетнаме.
Яркой демонстрацией провала американских военных усилий стало мощное наступление, предпринятое силами НФОЮВ в конце января—феврале 1968 г. («наступление праздника тет», то есть вьетнамского нового года). Партизаны предприняли хорошо скоординированные атаки против основных городов Южного Вьетнама. Они ворвались в Сайгон и вели бои на улицах столицы. В Гуе они почти месяц удерживали (с.172) городскую крепость. С точки зрения тактики партизанской войны, это наступление было бесперспективно, так как бойцы Вьетконга не могли удержать города, но оно имело громадный пропагандистский и морально-психологический эффект. Стало ясно, что американцы увязли в бесперспективной вьетнамской войне. К концу 1968 г. НФО контролировал примерно две трети территории Южного Вьетнама.
Советский Союз оказывал ДРВ политическую, экономическую и военную помощь. В Северный Вьетнам шли советские поставки военной техники, туда были направлены советские военные советники. За время вьетнамской войны около 80% всей экономической помощи и примерно 65% военной помощи Демократической Республике Вьетнам было предоставлено именно Советским Союзом, хотя советско-китайские разногласия и осложняли ее оказание. Вместе с тем советское руководство стремилось не допустить разрастания конфликта, способствовать началу мирных переговоров. Москва проявила необходимую выдержку и пошла на осуществление разрядки между СССР и США, несмотря на продолжение вьетнамской войны. С учетом китайского фактора Кремлю приходилось осуществлять сложное политическое маневрирование: не позволить Китаю занять место главного союзника Северного Вьетнама и вместе с тем не оставить Пекину роль основного партнера США.
Затягивание вьетнамской войны вызвало явное недовольство в некоторых союзных с США странах. Наиболее резко эти настроения выразил президент Франции де Голль, который 2 сентября 1966 г. в своей речи в столице Камбоджи Пномпене призвал к установлению мира во Вьетнаме и к его нейтрализации. Протесты против войны США и ее жестоких методов звучали в скандинавских странах, в Италии, ФРГ, Мексике.
Изменялись настроения и в самих Соединенных Штатах. Опросы общественного мнения показывали, что в 1965 г. против вьетнамской войны выступали лишь 24% американцев, а в марте 1968 г. их стало уже 49%. Забурлили студенческие кампусы, зашумели многолюдные демонстрации противников войны перед Белым домом.
Президент Джонсон вынужден был взять курс на переговоры. 31 марта 1968 г. он объявил о прекращении бомбардировок территории ДРВ к северу от 20-й параллели. Этот шаг позволил начать в мае того же года в Париже четырехсторонние переговоры представителей ДРВ, правительства Южного Вьетнама, НФОЮВ и США. Переговоры топтались на месте, (с.173) так как представители ДРВ и НФО требовали безоговорочной эвакуации американских войск и смены правительства в Сайгоне.
Затягивание вьетнамской войны и рост недовольства в Соединенных Штатах привели к отказу президента Джонсона от выдвижения своей кандидатуры на следующий срок. В ноябре 1968 г. новым президентом был избран республиканец Ричард Никсон, обещавший завершить вьетнамскую войну за шесть месяцев.
В июне 1969 г. Никсон сформулировал свою Гуамскую доктрину. Он подтвердил, что Соединенные Штаты останутся верны своим договорным обязательствам. Они должны были обеспечить ядерный щит союзному государству или стране, чье выживание жизненно важно с точки зрения США, в случае возникновения угрозы со стороны ядерной державы. В случае же неядерной агрессии США призваны были оказать помощь стране, оказавшейся под угрозой, «которая примет на себя основную ответственность по обеспечению живой силы для организации обороны». Доктрина Никсона требовала от стран и режимов, участвовавших в борьбе с коммунизмом, принимать на себя большее бремя в том, что касалось их обороны с применением обычных вооружений. Применительно к Вьетнаму это означало курс на вьетнамизацию войны.
Гуамская доктрина подтверждала готовность Соединенных Штатов к «сдерживанию коммунизма» с применением в первую очередь своей стратегической мощи. Вместе с тем США не должны были активно участвовать во всех региональных конфликтах и посылать под пули своих солдат. Союзные страны должны были взять на себя основное бремя в том, что касалось обычных вооруженных сил.
В соответствии с Гуамской доктриной Никсона начался постепенный вывод из Вьетнама американских вооруженных сил при одновременном укреплении армии Южного Вьетнама. Численность американского экспедиционного корпуса в 1970 г. уменьшилась до 334 тыс. человек, в 1971 — до 156 тыс., в 1972 — до 24 тыс. В то же время вооруженные силы Южного Вьетнама были увеличены с 820 тыс. до 1 млн. 50 тыс. Вместе с тем Никсон продолжал «стратегические бомбардировки» территории к северу от 17-й параллели, то есть приграничной части Северного Вьетнама. Но если американский экспедиционный корпус не смог добиться военной победы, то тем более это было не под силу южновьетнамской армии. (с.174)
Основные надежды на прекращение войны связывались с парижскими мирными переговорами. Переговоры были долгими и трудными. Для давления на партнеров Никсон в конце 1972 г. приказал возобновить бомбардировки территории Северного Вьетнама и минировать подходы к портам ДРВ. Но основную ставку американское руководство делало на изоляцию Северного Вьетнама через сближение США с КНР.
27 января 1973 г. в Париже были парафированы соглашения о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. Они предусматривали полное прекращение военных действий. США должны были вывести из Вьетнама свои вооруженные силы в течение 60 дней после подписания соглашения и демонтировать свои военные базы. Они обязались уважать независимость, суверенитет, единство и территориальную целостность Вьетнама. Вооруженные силы вьетнамских сторон сохраняли контроль над теми территориями, которые они занимали на момент прекращения огня, но не должны были возобновлять никакие боевые действия, акты терроризма и репрессий. Разграничение между Северным и Южным Вьетнамом по-прежнему проходило по 17-й параллели, при этом подчеркивалось, что это временная линия, не носящая территориального или политического характера. Для политического урегулирования и будущего объединения страны создавался Национальный совет примирения.
Однако противостоявшие вьетнамские силы не выполнили политических условий мирных соглашений. НФО продолжал борьбу при полной поддержке с Севера и после вывода американских войск. Кризис южновьетнамского режима углублялся. 30 апреля 1975 г. вооруженные силы НФОЮВ взяли Сайгон. Их штурм был столь стремительным, что американского посла эвакуировали с крыши посольства на вертолете. Воссоединение Вьетнама было завершено в июле 1976 г. провозглашением Социалистической Республики Вьетнам, Сайгон был переименован в город Хошимин.
Итоги вьетнамской войны означали прежде всего поражение Соединенных Штатов Америки. Несмотря на то, что они бросили в Индокитай громадный экспедиционный корпус, использовали свои технологические возможности, потеряли более 56 тыс. человек, США не удалось ни удержать Южный Вьетнам, ни укрепить свои позиции в Юго-Восточной Азии. Вашингтон вынужден был менять внешнеполитическую тактику и гораздо более осторожно подходить к втягиванию в региональные конфликты, особенно если это грозило жертвами со стороны самих американцев.
Несмотря на вьетнамскую войну, советское руководство пошло на разрядку напряженности в отношениях с США. События на периферии системы не могли изменить тенденции развития в ее средоточии.
Со своей стороны, Вашингтон вел войну во Вьетнаме, но в то же время развивал разрядку с СССР, сделал важные шаги к нормализации отношений с Пекином.
Бесспорный выигрыш в войне завоевали руководители Северного Вьетнама и НФОЮВ. Синтез идей социализма с волной подъема национально-освободительного движения обеспечил им поддержку большинства населения и придал вьетнамскому народу силы для успешной борьбы против одной из сверхдержав. Эту борьбу поддерживали страны социализма, и в первую очередь Советский Союз. В итоге СССР укрепил свои позиции в Юго-Восточной Азии, однако, Вьетнам не стал послушным советским сателлитом, скорее он сам претендовал на роль регионального лидера. В этом смысле вьетнамская война способствовала размыванию биполярной структуры международных отношений.

6. ИНДИЯ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ В ЮЖНОЙ АЗИИ
Индия в 60-е — 70-е годы являлась одной из опор движения неприсоединения. Одновременно она претендовала на ведущую роль в Южной Азии.
В конце 50-х годов положение Индии заметно осложнилось первыми предвестниками конфликта с Китаем. С 1959 г. китайцы стали устанавливать свой полный контроль над Тибетом. Правитель Тибета далай-лама бежал в Индию, проявившую сочувствие к его стремлению сохранить полную автономию этого района. С выходом Китая на горную границу с Индией, которая никогда не была четко демаркирована, обострился пограничный спор между двумя соседними странами. КНР претендовала на территорию примерно в 124 тыс. кв. км на стыке границ Тибета, Бутана и Сиккима, которую Индия считала своей. Осенью 1962 г. спор вылился в открытые вооруженные столкновения на границе. Китай занял часть спорной территории, после чего прекратил продвижение своих войск. Пограничный конфликт так и не был урегулирован, (с.176) накладывая негативный отпечаток на отношения между двумя соседними странами.
Весьма показательно было то, что Советский Союз в этом конфликте осторожно, но достаточно явно поддержал Индию. Позиция Москвы способствовала дальнейшему ухудшению отношений между СССР и КНР.
Индийско-китайский конфликт повлиял на общую расстановку сил в Южной Азии. Он привел к сближению между Китаем и Пакистаном, у которого оставался свой неурегулированный спор с Индией из-за Кашмира. Обострение этого спора повлекло за собой серьезные вооруженные столкновения в августе 1965 года. Наступления и контрнаступления сторон происходили в августе—сентябре, затем фронт стабилизировался. Ситуацией попытался воспользоваться Китай, предъявивший Индии ультимативное требование ликвидировать ее укрепления на северной границе. Однако китайскому давлению на Индию воспрепятствовали СССР и США.
В конце сентября, в соответствии с решением Совета Безопасности ООН, Индия и Пакистан официально объявили о прекращении военных действий. Тем не менее, столкновения на границе продолжались, и войска на исходные позиции не были отведены. Советское правительство предложило участникам конфликта «добрые услуги» для восстановления мира и нормализации отношений. По его инициативе 4—10 января 1966 г. в Ташкенте состоялась встреча премьер-министра Индии и президента Пакистана при участии главы советского правительства А.Н. Косыгина. В результате встречи были достигнуты договоренности об отводе вооруженных сил обеих сторон на позиции, которые они занимали до начала военных действий. Таким образом, Советскому Союзу удалось укрепить свое влияние в Южной Азии.
Однако надежного урегулирования индийско-пакистанского конфликта так и не произошло. Его следующее обострение было связано с внутренними событиями в Пакистане. Стоит напомнить, что раздел бывшей британской колонии был произведен по религиозному принципу: Индия — для индусов, Пакистан — для мусульман. В результате Пакистан состоял из двух частей, Восточной и Западной, которые отстояли друг от Друга примерно на две тыс. км и были разделены территорией Индии.
Осенью 1970 г. в Восточном Пакистане, населенном бенгальцами, начались массовые волнения, вызванные тяжелым экономическим положением, эпидемией и недовольством Действиями пакистанских правителей из Исламабада. (с.177) Недовольство резко усилилось в связи с отказом пакистанских властей созвать законодательное собрание провинции после победы на выборах в декабре 1970 г. оппозиционной бенгальской партии Авами лиг во главе с Муджибуром Рахманом. В сложившейся ситуации Авами лиг возглавила массовые выступления против правительства страны, за отделение Восточной провинции. В марте 1971 г. была провозглашена ее независимость; новое государство стало называться Бангладеш. Пакистанское руководство бросило на подавление мятежной провинции армию, состоявшую в основном из жителей Западного Пакистана. Начались массовые репрессии, Муджибур Рахман был арестован и заключен в тюрьму.
Внутренний пакистанский конфликт очень скоро приобрел международное измерение. Китай последовательно поддерживал пакистанские власти. Индия сочувствовала сепаратистам Восточной провинции и пыталась оказывать давление на правительство Исламабада. Советский Союз содействовал Индии, заключив с ней в августе 1971 г. договор о мире, дружбе и сотрудничестве. Тем самым Москва встала на сторону Бангладеш. США, напротив, поддержали правителей Пакистана, рассматривая его как опору против влияния коммунизма в регионе. Таким образом, Пекин и Вашингтон заняли схожие позиции в конфликте, что способствовало американо-китайскому сближению.
Напряженность между Индией и Пакистаном вылилась в открытые военные действия между ними в декабре 1971 года. Индийская армия развивала успешное наступление в Восточном Пакистане и в середине декабря продвинулась к предместьям его главного города Дакка. Внутренний кризис и конфликт с Индией привели к смене власти в Исламабаде. На смену военным пришел умеренный деятель Али Бхутто. Новое руководство Пакистана приняло призыв Генеральной Ассамблеи ООН к прекращению военных действий против Индии и 17 декабря признало независимость Бангладеш.
Очередной виток конфликта между Индией и Пакистаном завершился заметным ослаблением последнего. Индия оказала всяческую помощь и поддержку Бангладеш, хотя и не могла решить сложных экономических проблем нового государства. На этом этапе в выигрыше оказались Индия и Советский Союз, укрепившие свои позиции в Южной Азии. Поражение Пакистана ослабляло влияние в регионе поддерживавших его Китая и США, что способствовало сближению между Вашингтоном и Пекином и их стремлению к политическому реваншу. На положение в Южной Азии стала оказывать (с.178) влияние динамика сложившегося пятиугольника: Индия – Пакистан – СССР – Китай – США. (с.179)

БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ В 60-Е – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 70-Х ГОДОВ

1. ПОЛОЖЕНИЕ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ ПОСЛЕ СУЭЦКОГО КРИЗИСА
Результатом Суэцкого кризиса стало заметное уменьшение влияния Великобритании и Франции на Ближнем Востоке при одновременном возрастании роли в регионе США и СССР. Ближний Восток занимал важное геостратегическое и геоэкономическое положение. Отсюда острота соперничества сверхдержав за влияние в регионе.
Западные державы поддерживали Израиль и видели в нем основную антикоммунистическую и антиисламскую силу на Ближнем Востоке. Израиль к началу 60-х годов превратился в мощный региональный центр силы. Его еврейское население составляло примерно 2,5 млн. человек, страна обладала современной экономикой и квалифицированной боеспособной армией. Немаловажное значение имела постоянная финансовая и военная поддержка Запада, в частности, поставки французского и американского оружия.
США стремились также опираться на умеренные антикоммунистические режимы в регионе: Турцию, Саудовскую Аравию, Бахрейн, Иран, Пакистан.
Что касается Советского Союза, то он проводил на Ближнем и Среднем Востоке и оборонительную, и наступательную политику. С одной стороны, Москва стремилась уменьшить политическое и военное присутствие США в регионе, примыкавшем к границам СССР. С другой стороны, советское руководство поддерживало радикальное крыло национально-освободительного движения и стремилось усилить свое влияние на Ближнем и Среднем Востоке.
Наиболее враждебные позиции в отношении Израиля после событий 1956 г. занимали Сирия и Ирак, пользовавшиеся поддержкой Советского Союза. Эти страны проводили (с.182) курс на подготовку к новому военному столкновению с Израилем, а в конечном счете и на ликвидацию еврейского государства. Египет также готовился к новому туру вооруженной борьбы с Израилем, но при этом ориентировался скорее на затяжное длительное противостояние с противником. Кроме того, египетское руководство уделяло большое внимание экономическому развитию страны и борьбе за гегемонию в арабском мире. В 1958 г. произошло объединение Египта и Сирии в единое государство — Объединенную Арабскую Республику (ОАР). Затем к ОАР на основе федеративного союза присоединился Йемен. Впрочем, новое государственное образование оказалось непрочным: в 1961 г. Сирия и Йемен вышли из состава ОАР из-за внутренних противоречий.
В середине 60-х годов положение Израиля ухудшилось. Тому было несколько причин. В 1964 г. Лига арабских государств приняла решение об отводе части вод реки Иордан для нужд сельского хозяйства Иордании и Западного берега. При дефиците водных ресурсов в регионе реализация этого решения грозила осложнениями для Израиля.
Кроме того, в том же 1964 г. на политической сцене Ближнего Востока появляется новый «игрок» — Организация Освобождения Палестины (ООП), которая объединила большинство группировок Палестинского движения сопротивления. Как известно, резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины и создании на части ее территории арабского палестинского государства так и не была выполнена. Территория, предназначавшаяся для этого государства, частично была занята Израилем, частично — Иорданией (Западный берег реки Иордан) и Египтом (сектор Газа). Палестинцы оказались либо на положении беженцев (после первой арабо-израильской войны их насчитывалось 600 тыс. человек), либо на положении неравноправных чужаков на территориях соседних арабских государств. Неудивительно, что палестинцы были настроены крайне решительно. Они не признавали государство Израиль, ставили своей задачей его уничтожение и готовы были использовать все средства борьбы, включая террористические акты. Действия бойцов ООП с 1965 г. заметно осложнили ситуацию на линиях перемирия Израиля с Иорданией и Сирией. Все участники ближневосточного конфликта усиленно готовились к новой войне. (с.183)

2. ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОЙНА 1967 ГОДА
В апреле 1967 г. над сирийско-израильской границей произошли воздушные столкновения авиации двух стран. Правительство Израиля угрожало Дамаску превентивной войной.
Президент Египта Насер не смог остаться в стороне и поспешил на помощь Сирии. Он укрепил силы египетской армии на Синайском полуострове, потребовал перегруппировать, а затем и вовсе убрать наблюдателей ООН, расположенных на линии перемирия на Синае и на побережье Акабского залива. В мае 1967 г. Египет закрыл залив Акаба для судов Израиля, блокируя тем самым израильский порт Эйлат и перерезая выход еврейского государства в южные моря.
Казалось, что и международная обстановка благоприятствовала арабским государствам. СССР последовательно поддерживал Египет и Сирию, поставлял им оружие, обучал их офицерские кадры, помогал своими военными советниками. США все глубже втягивались в войну во Вьетнаме и не были заинтересованы в еще одном конфликте со своим участием. Правда, в условиях обострения обстановки на Ближнем Востоке Франция осуществила срочные дополнительные поставки вооружений Израилю.
Проанализировав сложившуюся военно-политическую ситуацию, руководство Израиля решило начать превентивную войну против арабских соседей. 5 июня 1967 г. вооруженные силы Израиля развернули широкие наступательные действия против арабских стран. Большая часть египетской авиации, базировавшейся на Синайском полуострове, была уничтожена на земле в первые же часы войны, Израиль завоевал полное господство в воздухе. Подвижные бронетанковые силы Израиля нанесли поражение египетским войскам на Синае: четыре египетские дивизии были полностью разгромлены, еще три утратили свою боеспособность. 6 июня израильские войска взяли под свой контроль сектор Газа, 7 июня израильтяне захватили Шарм аль-Шейх, контролировавший вход в залив Акаба. 8 июня битва за Синай была закончена, и на следующий день израильские войска вышли на восточный берег Суэцкого канала.
Одновременно израильские вооруженные силы нанесли удары по Иордании и Сирии. 7 июня израильтяне захватили арабскую часть Иерусалима и, продолжая наступление, взяли под свой контроль западный берег реки Иордан. 9 июня израильские войска нанесли удар по сирийским позициям на Голанских высотах, имевших стратегическое значение, и за два (с.184) дня овладели ими. За шесть дней военные действия были завершены бесспорной победой вооруженных сил Израиля.
За время войны Израиль захватил Синайский полуостров и сектор Газа, арабскую часть Иерусалима, западный берег реки Иордан, Голанские высоты. В целом территории, контролируемые Израилем, увеличились с 20 800 кв. км до 89 859 кв. км. 27 июня руководство Израиля объявило об аннексии арабской части Иерусалима и провозгласило город столицей страны.
Однако с международно-политической точки зрения все обстояло не так просто. Превентивные военные действия Израиля резко осудил Советский Союз, который после начала войны разорвал с ним дипломатические отношения. Сам разрыв дипломатических отношений может использоваться во внешней политике. К сожалению, советское руководство само сузило свои политико-дипломатические возможности на Ближнем Востоке, не имея отношений с Израилем вплоть до конца 1991 г., то есть почти до самого распада СССР.
Агрессивные действия Израиля осудило руководство Франции во главе с генералом де Голлем, которое ввело эмбарго на поставки вооружений в район конфликта, что явно осложнило положение израильского государства.
Международное сообщество не приняло аннексию Израилем Иерусалима.
СССР и США были заинтересованы в ограничении конфликта и недопущении его разрастания. Уже 6 июня Совет Безопасности ООН принял резолюцию о немедленном прекращении огня. 8 июня требование прекращения огня было принято Египтом, 10 июня — Сирией. 11 июня на прекращение военных действий согласился Израиль.
Однако сам вооруженный конфликт не мог решить основных проблем Ближнего Востока. В августе 1967 г. главы арабских государств на совещании в Хартуме отвергли уступки Израилю и отказались от переговоров с ним под давлением силы. Война еще больше осложнила отношения Израиля с арабскими государствами.
Шестидневная война усилила в руководящих кругах Израиля стремление продолжать политику опоры на военную силу, удерживать захваченные территории как пояс безопасности. Однако в длительной перспективе подобный курс не Мог быть результативным.
Война 1967 г. резко обострила проблему палестинцев. 1 млн. палестинцев оказались на оккупированном Израилем правом берегу реки Иордан. К палестинским беженцам (с.185) прибавилось еще 300 тыс. человек. Палестинское движение сопротивления получило громадный резерв своего развития. Усилились его политические и военные организации. Палестинцы стали использовать террористические акции, наиболее известной из которых стало покушение на израильских спортсменов во время Олимпийских игр 1972 г. в Мюнхене. В Иордании палестинцы фактически создали «государство в государстве» — такое положение сохранялось до 1970 г., когда иорданские власти разгромили основные лагеря палестинцев, устроив им «черный сентябрь».
Основы урегулирования ближневосточного конфликта были намечены после шестидневной войны в резолюции Совета Безопасности ООН № 242 от 22 ноября 1967 года. Резолюция констатировала неприемлемость территориальных приобретений путем войны. Вместе с тем Совет Безопасности провозгласил право всех государств Ближнего Востока «жить в мире в признанных и безопасных границах». Резолюция фактически предлагала принцип: мир в обмен на территории, при этом имелись в виду территории, захваченные Израилем в 1967 году.
Однако участники конфликта с самого начала давали противоположную трактовку провозглашенного принципа. Арабские руководители выступали за безоговорочное освобождение Израилем всех оккупированных территорий. Израиль делал упор на его предварительном признании арабскими странами и на «безопасных границах», то есть закреплении части захваченных им земель.
Для попытки реализации резолюции была организована миссия шведского дипломата Гуннара Ярринга, который три года разъезжал по Ближнему Востоку, пытаясь найти компромисс. Однако преодолеть инерцию недоверия, враждебности, ставки на силу не удалось. В регионе сохранялась и нарастала угроза нового военного столкновения.

3. ВОЙНА СУДНОГО ДНЯ (1973 Г.)
Первая половина 70-х годов было кульминацией разрядки напряженности между СССР и США. Ни Москва, ни Вашингтон не хотели новых крупных осложнений на Ближнем Востоке. Вместе с тем обстановка разрядки создавала большую свободу маневра для союзников и клиентов двух сверхдержав.
Наиболее последовательными противниками Израиля и союзниками СССР в регионе выступали Сирия, Ирак, (с.186) Южный Йемен и крепнувшая Организация освобождения Палестины. В апреле 1972 г. между Советским Союзом и Ираком был подписан договор о дружбе и сотрудничестве. Всех своих ближневосточных клиентов СССР щедро снабжал оружием. Как вспоминает один из советских дипломатов, каждый приезд президента Сирии Асада в Москву превращался в фантастическую ярмарку, где торговали оружием по каким-то законам абсурда. При этом покупатель ценой не интересовался, а только просил продать как можно больше, но денег не платил. Как стране, борющейся против империализма и колониализма, все это зачислялось в долг, который никто не собирался отдавать. К тому же Сирия получала новую технику, которую не передавали другим странам.
Более сложную политику проводило после смерти Г.А. Насера (1970 г.) новое египетское руководство во главе с президентом А. Садатом. Казалось, Садат продолжал антиизраильский и просоветский курс своего предшественника. В мае 1971 г. в Каире был подписан договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и Египтом (тогда — ОАР). Советский Союз осуществлял поставки вооружений Египту: противотанковых ракет, зенитных комплексов, самолетов МИГ-23 и другого оружия. Однако Садат добивался поставок нового, самого современного оружия, но этого оружия Москва ему не давала. Садат заявлял, что собирается взять реванш и напасть на Израиль, но советское руководство всячески отговаривало его от подобных действий, ссылаясь на то, что армия Египта не готова к войне. Тогда, летом 1972 г., Садат потребовал, чтобы все советские военные советники покинули Египет. Впрочем, это не мешало ему по-прежнему получать советское оружие.
Вместе с тем до советского руководства доходила информация о прозападной ориентации Садата. Став президентом, он начал подавать в Вашингтон примерно такие сигналы: ключ к ближневосточному урегулированию находится в ваших руках; помогите мне решить чисто египетские проблемы, и я покончу с советским присутствием в Египте. Это означало отход Египта от непримиримой антиизраильской позиции. Для Садата важно было вернуть египетскую территорию Синая, и в перспективе договориться об этом можно было лишь при поддержке Соединенных Штатов, ибо Советский Союз после 1967 г. отношений с Израилем не имел. В августе 1970 г. американская дипломатия добилась первого успеха на Ближнем Востоке: при посредничестве государственного секретаря Роджерса было достигнуто соглашение о прекращении
регулярных артиллерийских обстрелов противоположных берегов Суэцкого канала египтянами и израильтянами.
Жесткая позиция руководства Израиля, его отказ выполнить резолюцию 242 Совета Безопасности ООН подталкивали арабских лидеров к попытке военного реванша, к подготовке новой войны на Ближнем Востоке. Инициативу взяли на себя Каир и Дамаск. С помощью СССР они перевооружили свои армии после войны 1967 г. и даже получили количественное преимущество над армией Израиля: в совокупности силы Египта и Сирии превосходили противника по танкам в два раза, а по самолетам — в три раза. Правда, уровень подготовки израильских вооруженных сил заметно превосходил их арабских противников. К тому же руководство Египта и Сирии ставило различные политические задачи: Сирия стремилась нанести Израилю решающее поражение и добиться выгодного решения ближневосточной проблемы в целом, а Египет добивался лишь возвращения ему Синайского полуострова, на котором к тому же была обнаружена нефть.
Американские и израильские разведывательные службы получали информацию о подготовке Египта к новой войне, но по политическим соображениям Израиль не мог еще раз выступить в роли агрессора на Ближнем Востоке.
6 октября 1973 г., во время иудейского религиозного праздника Судного дня (Йом Кипур), египетская армия начала вооруженные действия и после артиллерийской подготовки сумела форсировать Суэцкий канал и прорвать израильскую линию укреплений. Более 200 израильских танков были выведены из строя в первые часы войны. Советские зенитные ракеты успешно действовали против израильских самолетов французского и американского производства. В первые же дни войны египтяне, используя тысячу танков, сумели занять западную часть Синайского полуострова.
Одновременно с египетскими действиями сирийцы начали наступление на Голанские высоты, продвинулись примерно на 15 км, вышли на их гребень и овладели укреплениями на горе Хермон. Положение израильтян стало критическим.
В этот момент США пришли на помощь своему союзнику. Они организовали срочную переброску противотанкового и противовоздушного вооружения в Израиль по «воздушному мосту». При этом американцы использовали содействие Португалии, разрешившей транспортным самолетам США промежуточную посадку для заправки на Азорских островах.
Получив американскую помощь, израильтяне переломили ход военных событий в свою пользу. Они остановили сирийские (с.188) войска и перешли в контрнаступление. К 11 октября израильская армия вновь овладела Голанами и повела наступление по сирийской территории на Дамаск. 15 октября фронт стабилизировался в 35 км от Дамаска. До полного прекращения огня израильтянам оставалось ожесточенным штурмом взять укрепления на горе Хермон.
Устранив угрозу со стороны Сирии, израильтяне сосредоточили свои усилия против Египта. В ночь с 15 на 16 октября парашютисты генерала Шарона форсировали Суэцкий канал и закрепились на его западном берегу. К 19 октября израильтяне переправили на западный берег канала три дивизии и несколько сот танков. Эти силы перерезали пути снабжения 3-й египетской армии, находившейся на восточном берегу канала, и повели наступление на Каир. 24 октября окружение 3-й египетской армии было завершено.
Стало ясно, что вооруженные силы арабских государств потерпели поражение, а 3-я египетская армия оказалась на грани катастрофы. Советский Союз не мог допустить разгрома своих арабских союзников. Он организовал «воздушный мост» для срочной переброски вооружений в район боевых действий и привел в состояние боевой готовности свои воздушно-десантные силы.
Соединенные Штаты выступали за победу Израиля, но не за разгром арабских государств, который мог бы усилить их связи с СССР и влияние Советского Союза на Ближнем Востоке. Обе сверхдержавы были заинтересованы в сохранении определенного баланса сил в регионе. Государственный секретарь США Г. Киссинджер срочно посетил Москву, чтобы договориться о совместных действиях и предотвратить односторонние советские акции на Ближнем Востоке. Л. Брежнев предлагал представителю США срочно направить на Ближний Восток совместный советско-американский экспедиционный корпус, что было совершенно неприемлемо для Вашингтона.
22 октября в соответствии с совместной советско-американской инициативой Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 338. Она предусматривала прекращение военных действий в течение 12 часов; выполнение резолюции 242, принятой в 1967 г.; начало многосторонних переговоров с целью установления справедливого и надежного мира на Ближнем Востоке.
Однако требование о прекращении огня не было выполнено ни израильтянами, ни египтянами — каждый хотел улучшить свое положение на театре военных действий. 24 октября израильтяне завершили окружение 3-й египетской армии. В (с.189) тот же день утром Совет Безопасности ООН потребовал немедленного прекращения огня и возвращения войск на те позиции, которые они занимали 22 октября. На этот раз под давлением США и СССР военные действия были действительно прекращены.
11 ноября представители египетской и израильской армии подписали военно-технический документ о прекращении огня и об обмене военнопленными. 3-я египетская армия была спасена от полного разгрома.
Соединенные Штаты и Советский Союз вновь подтвердили свои позиции гарантов биполярной системы международных отношений. Союзники и клиенты вынуждены были уступать их давлению, тем более в тех случаях, когда их интересы так или иначе совпадали.
21 декабря под сопредседательством США и СССР открылась Женевская мирная конференция по Ближнему Востоку. Впервые за стол переговоров удалось усадить представителей Израиля, Египта и Иордании. Для Израиля это был определенный шаг к его признанию де-факто арабскими государствами. Правда, ни о чем существенном договориться в Женеве не удалось; слишком непримиримыми оказались позиции сторон, и вскоре работа конференции была прервана.
Единственным позитивным результатом контактов и переговоров стало соглашение от 11 января 1974 г., подписанное во многом благодаря усилиям неутомимого Киссинджера начальниками генеральных штабов – египетской и израильской армии. Оно получило название «соглашение на 101 километре», ибо было подписано в этом месте шоссе, ведущего к Каиру. Соглашение предусматривало отвод израильских сил на восточный берег Суэцкого канала, а египетских — на западный. Кроме того, стороны брали обязательство отвести свои войска на 20 км от канала, чтобы создать необходимые условия для возобновления судоходства по этому водному пути.
Итоги войны 1973 г. были весьма неоднозначны. Израиль удержал все оккупированные им территории: Синайский полуостров, сектор Газа, западный берег реки Иордан, Голанские высоты и аннексированный им Иерусалим. Проблема территорий и палестинцев так и не была решена. Израиль одержал еще одну военную победу, но это была пиррова победа. Да, его армия вновь доказала свое превосходство, но вооруженные силы арабских государств продемонстрировали растущую силу. Среди руководителей Израиля стало (с.190) формироваться убеждение, что необходимо было искать и какое-то политическое решение ближневосточного конфликта.
Египетская и сирийская армии на первом этапе войны добились впечатляющих успехов и в какой-то степени реабилитировали себя за поражение 1967 года. После этого руководству Египта стало легче склоняться к ведению переговоров с Израилем.
Сама Женевская мирная конференция по Ближнему Востоку была началом переговорного процесса, сложного и трудного. Наилучшие «карты» для участия в этом процессе имели Соединенные Штаты Америки.
Арабо-израильская война 1973 г. сопровождалась такими финансово-экономическими мерами, которые оказали влияние на всю систему международных отношений.
В связи с войной на Ближнем Востоке 16—17 октября совещание арабских экспортеров нефти приняло решение об увеличении цен на нефть на 70% при уменьшении ее добычи на 5% в месяц. За последующие два месяца цена на нефть выросла в 4 раза. Одновременно арабские экспортеры ввели эмбарго на поставки нефти в США, Португалию и Нидерланды за их поддержку Израиля, а также в Родезию и Южную Африку с их расистскими режимами.
Рост цен на нефть изменил всю мировую экономическую ситуацию. В наибольшей мере он ударил по Японии, некоторым странам Западной Европы и по странам Азии и Африки, не имевшим запасов энергоресурсов. Япония вынуждена была изменить позицию в ближневосточном конфликте в пользу арабских стран.
В целом события 1973 г. означали завершение периода низких цен на сырье, способствовавших интенсивному экономическому подъему в развитых странах после 1945 года.
Страны Западной Европы стали переходить на энергосберегающие технологии и на альтернативные источники энергии. К тому же интенсивные поиски залежей нефти и газа привели к началу их добычи на морском шельфе Великобританией и Норвегией.
Повышение мировых цен на нефть дало тактический выигрыш Советскому Союзу как экспортеру нефти. Вместе с тем оно позволяло не осуществлять назревшие реформы советской экономики, и в этом смысле имело отрицательный эффект в долговременной перспективе.
Что касается арабских экспортеров нефти, то в дальнейшем они стали использовать ее как оружие и в экономической, и в политической борьбе. (с.191)

Опубликовано 31 мая 2006 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): международные отношения в Азии и Африке



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?