Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 20.11.17

Деятельность «Красных Бригад» в Италии

Дата публикации: 29 апреля 2006
Автор: НЕмагай А.У
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ХХ век →
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1146300939 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


НЕмагай А.У, (c)

найти другие работы автора

Введение
Италия - страна с удивительной культурой и историей. Являясь родиной Ренессанса, многих направлений в живописи , архитектуре , скульптуре и, наконец, фашизма. Италия и в новейшее время не престала быть интересным объектом для изучения. Процессы, происходившие в Италии в конце 60х-начале 80хгг. ХХ ст. Заставили обратить внимание и меня. "Красный террор" одной из самых известных левоэкстремистских группировок во всем мире - "Красные бригады"(Brigade Roses), является таким же кровавым как итальянская мафия и таким же показным и броским как итальянская мода.
Актуальность изучения такого рода организаций продиктовано временем и той ситуацией в мире, которая сложилась на данный момент. Рост террористических организаций и их роли в общественно- политической жизни ряда государств увеличивается год от года. Увеличивается и количество жертв от их деятельности. Весь демократический мир во главе с США объявил войну мировому терроризму. Но не виноват ли сам демократический мир в развязывании этой войны? Все терррористические организации проходили стадию зарождения, а уже потом начинали переходить к более широким масштабам своей деятельности. Некоторые, такие как Аль- Кайда смогли перерасти в мировые.
Цель же моего исследования заключается в том, что бы рассмотреть на примере "Красных Бригад" как зарождаются такие организации, как живут и как сходят с политической арены.
Сейчас Италия находится в схожем с концом 60-х гг.положением : после бурного роста наступил упадок. На парламентских выборах в марте 2006г. страна разделилась на две части, о чем свидетельствует мизерный отрыв Проди от Берлускони. Нечто похожее происходило и в 60-х когда назрел целый ряд проблем и вопросов, которые следовало решать, плюс замедлился экономический рост после "Итальянского чуда". Все это заставило народ выходить на улицы. Массовые движения молодежи, носившие неофашистский характер, митинги и стачки захлестнули Италию. Такая обстановка в стране способствовала росту леворадикального движения. На данной почве и появились "Красные Бригады".
"Красные бригады"(Brigate Rosse) появились в 1969г.
В конце 60-х годов в Италии было много радикальных и даже вооружённых левых группировок, но ни одна из них не занималась реальными действиями, дающими хоть какой-нибудь результат. С 1968 года активными людьми, состоявшими в этих полуподпольных организациях, была задумана совершенно подпольная структура, целая подпольная, строго законспирированная коммунистическая армия! [1]
Деятельность БР можно условно разделить на два этапа : На первом этапе они занимаются исключительно пропагандистской деятельностью, а на втором уже активно переходят к тактике террора.
Идейной основой БР был марксизм, но говорить о контакте БР с ИКП не приходится т.к "бригадисты" считали ИКП "гнилой" и коррумпированной.
Давайте же теперь более подробно рассмотрим предпосылки возникновения БР в контексте ряда событий в к. 60-х.

Политическая обстановка в Италии в конце 60-х начале 70-х

Левый центр столкнулся в своей деятельности с ухудшением экономической ситуации: время "экономического чуда " истекло, темпы роста Итальянской экономики замедлились, упав в середине 60-х до кризисной отметки, а в 1974-1975гг. Италия оказалась втянутой в экономический кризис.
Италия развивалась экстенсивно, и переход к интенсивному пути развития не мог не повлиять на экономический рост. Наблюдались то экономические скачки, то топтание на месте. Италия не осуществила внутренней перестройки, оказавшись в 70-х гг. в неблагоприятном положении на мировом рынке (и находится по этой причине до сих пор). Неравномерность экономического развития негативно отражалась на трудовых отношениях и социальной сфере.
В 1968 и 1969 гг. состоялись две крупнейшие общенациональные забастовки с требованием пенсионной реформы и решения жилищной проблемы . "Жаркой осенью" 1969 г. выступления за более благоприятные условия новых коллективных договоров. Бастовало несколько миллионов человек. Правительство было вынуждено пойти на уступки. Май 1970г. был принят статут прав трудящихся. 1974г. конституционный суд был вынужден признать законность забастовки с социально- политическими требованиями. 1970г. официально был разрешен развод.
Уступки "Левого центра", особенно после "жаркой осени" 1969г., экономические трудности, маргенализация и безработица вызвали ответную реакцию у радикальной аппозиции. Активизировались неофашистские организаций, которые начали прибегать к тактике террора. Их курс носил название "стратегии напряженности" ( strategia della tensione ). Эта стратегия имела своей целью показать нестабильность системы и возбудить страх, чтобы тем самым легитимировать требование создать "сильное государство".Их деятельность вылилась во взрыве в С/х банке в Милане (по заданию контрразведки СИД ). ". Розыски тех, кто осуществил этот удар, тотчас же сконцентрировались на левых радикалах. Было объявлено чрезвычайное положение, все демонстрации - запрещены, репрессии против внепарламентских левых - ужесточены, а полномочия репрессивных органов - расширены.
Но к середине 70-х гг. "черный террор" начал отходить на второй план, уступая место "красному террору" левых радикалов.[2]
Так почему же активизировапось именно левое крыло? Ответ на этот вопрос нам дает один из непосредственных организаторов и руководителей БР Паролли в своем интервью газете Die Beute : Из-за разрыва союза с Итальянской социалистической партией в конце пятидесятых годов и из-за участия социалистов в правительстве "Левого центра" под руководством Альдо Моро в 1963 году ИКП оказалась вытесненной в офсайд. Она не могла принять на себя отчетливой оппозиционной роли, поскольку правительство объявило некоторые из старых требований ИКП задачей государства, а ИКП приняло решение поддержать правительственную коалицию "Левого центра". На партийном съезде в 1966 году группа, сплотившаяся вокруг Пьетро Инграо и предостерегшая от социал-демократизации ИКП, вызвала бурную дискуссию. Партийное руководство упрямо придерживалось избранной стратегии. В молодежной коммунистической организации FGCI, встретившейся с изменившимся социальным составом рабочего класса, с международной солидарностью и с вьетнамской войной, эта позиция ИКП все больше наталкивалась на критику. Партийное же руководство грубо одергивало молодежь привычными авторитарными методами. FGCI заставили молчать, а политические соратники Инграо, объединившиеся вокруг Россаны Россанды и Луиджи Пинтора, вместе с газетой Il Manifesto 1969" оказались исключены из ИКП. Значительная часть активных членов FGCI вышла из партии и основала "Политический коллектив рабочих и студентов".[10]
Молодой характер левого экстремизма связан с размахом студенческого движения 1967-68гг. Жажда перемен толкала молодежь на выбор соответствующей тактики, в которой насилие и террор пока еще не упоминались.
"Криминализация инакомыслия" и смыкание ее с обычной преступностью ("стреляю- значит существую", "ворую- значит зарабатываю") произошло во второй половине 70-х, когда молодежь разочаровалась в утопических планах "поколения 1968г" и избрала тактику террора. В 1977г. известно 97 ультралевых террористических групп, выступавших под красным революционным знаменем. Наиболее опасными левоэкстремистскими террористическими подпольными организациями стали "Красные бригады".[2]
В "бушующие 60-е" прошлого века многие страны Европы столкнулись с терроризмом. Молодежь отрицала "буржуазный образ жизни" своих отцов, предпочитая традиционным ценностям рок-н-ролл, марихуану и сексуальную революцию. Кому-то этого показалось мало. Они решили разрушить "миф о всемогуществе и неуязвимости западного общества". Тайфун студенческих выступлений, потрясший европейские столицы в 1968 году, заставил бунтарей, восхищавшихся Марксом и Лениным, Мао и Че Геварой, думать, что террор и партизанская война - это единственное средство борьбы против властей.[5]
"Только не социологам"
Своим появлением "Красные бригады" обязаны социологическому факультету Трентского университета, где в конце 1960-х годов учились многие лидеры организации. Время было неспокойное, то здесь, то там студенты устраивали небольшие заварушки. По части всякого рода эксцессов в городе Трент особенно отличались студенты-социологи. Репутация у них была такая, что мало кто решался сдавать им квартиры в наем. В объявлениях так и писали: "Только не социологам".В Тренте учились Ренато Курчо, который считается "историческим основателем" "Красных бригад", и его жена Маргарита Кагол.
Ренато Курчо. (Renato Curcio)

Родился в 1942 году. Из-за отсутствия средств учился в католическом колледже; выиграв в конкурсе, получил стипендию в Трентском университете, где учился на факультете социологии. Отказался защитить диплом из принципиальных политических соображений.
С 1961 - активист неофашистского "Нового порядка", с 1965 - в студенческой католической организации "Университетское согласие", не обрывает контактов с "НП". В 1967 организует исследовательский "Альтернативный университет", завязывает контакты с Маркузе и Дучке. В 1969 женится на Маргарите Кагол.
Переехав в Милан, создаёт там "Столичный политический комитет", позже переименованный в "Левую пролетарскую группу". В 1969 на встрече левых экстремистов в Кьявари выступает с докладом "Социальная борьба и организация в метрополиях" настаивая на радикализации пролетарского движения. На этой встрече разрабатываются первые принципы деятельности БР. Именно Курчо, которого друзья детства характеризовали как "отзывчивого и доброго, из тех, кто и мухи не обидит", заявил в ноябре 1969 года о "необходимости вооруженной борьбы". По его словам, это был единственный способ "освободиться от власти капитала". Так появилась "пролетарская организация", открывшая в Италии эпоху "свинцовых лет".
До ареста в 1974 г. Курчо активно участвует в террористической деятельности: принимал участие в ограблении служащего магазина "Коин" (один из первых террактов БР) и других операциях. 8.9.1974, по доносу Сильвио Джиротто арестован; находился в тюрьме Новары, спустя 2 месяца переведён в тюрьму Казале-Монферрато. Маргаритой Кагол с двумя товарищами 18.2.1975 ему был устроен побег. Оказавшись на свободе, Курчо обосновал теоретически акции по похищению людей с целью выкупа - как этап борьбы за создание пролетарской власти и деятельность, позволяющая занять ключевые позиции в леворадикальном движении. 18.1.1976 схвачен вновь (Милан) и спустя 2 года на Туринском процессе осуждён на длительный срок.
Курчо черпал идеи из сочинений Маркса и Мао. Говорил, что КБ идеологически восходят к китайской культурной революции. Оппонентов именовал "ревизионистами" и классовыми врагами пролетариата, "бригадистов" - "пролетарскими борцами". Считал борьбу, ведущуюся БР, частью борьбы за дело пролетариата, ведущейся во всех Европейских странах: "во Франции, Германии, Испании, Португалии существуют формирования, которые действуют на базе той же, что и мы, стратегической гипотезы". На процессе по делу Альдо Моро так отозвался о убийстве: "Убийство Моро - это акт революционной справедливости, самый гуманный их всех, что возможны в этом обществе, разделённом на классы".
Еще одним видным деятелем БР является Антонио Негри (Antonio Negri).
Родился в 1933 г. Профессор социологии Падуанского университета, "человек строгого аналитического ума". Состоял в компартии, вышел, обвинив коммунистов в социал-демократизме. Организатор и активный деятель многих пролетарских организаций (Рабочая власть, Организованная автономия).
В Организованной автономии Негри был освобождён от непосредственного участия в террористических актах, как особо ценный теоретик. Совместно со Скальцоне и Пиперно организовывали на заводах политические комитеты, организовывали "дикие", не санкционированные профсоюзами забастовки. Разработали планы политической и военной подготовки пролетарского авангарда. Арестован 7.4.1977.
Основная работа Негри - "Пролетариат и государство". Утверждал, что в Италии - предреволюционная ситуация, подразумевая под этим неспособность элиты справиться с растущими проблемами: "Велик беспорядок в Поднебесной, следовательно, ситуация складывается превосходно", поэтому задача - немедленно делать революцию. Бороться следует против государства. Инициатива в революционных действиях должна принадлежать "новому пролетариату" - безработным, студентам, деклассированному элементу. Делал установки своим последователям сеять беспорядки, смуту. Насилие ценно само по себе, как выражение свободной силы и не нуждается в оправданиях. Враги нового пролетариата - профсоюзы, коммунисты и социалисты. Итогом борьбы должна стать коммунистическая диктатура , осуществляемая в форме анархистского насилия: "Полное жизни животное, свирепое со своими врагами, дикое и свободное в своих страстях - такой мне хочется видеть коммунистическую диктатуру". Терроризм не был для Негри безусловно оправдан.
В начале 1980-х, когда происходит замыкание в себе террористических организаций и профессионализация терроризма, Негри выступает против новых тенденций движения. В 1983 совместно с Моруччи и др. выпускает документ: "Как не видеть глубокое различие между терроризмом последних лет и предыдущего десятилетия? Тогда вооружённая борьба выступала как крайнее ответвление общего потока движения за социальные преобразования и сохраняла по крайней мере видимость антагонистического проекта подобных преобразований, обретая подобие самолегитимации в остроте классовых конфликтов. Ничего подобного больше не существует ныне. Нынешний терроризм - это всего-навсего ответвление более широкой и общей тенденции к становлению закулисной, катакомбной политики".

Первый этап деятельности БР(1970-1974)

Красные бригады", как и множество леворадикальных группировок в других странах, заявили о себе в конце 60-х, на излете эмоционального и красочного молодежного бунта. Вначале будущие "бригадисты" были радикалами лишь на словах - вели дискуссии о пролетарской революции, положении в Италии и в Европе в целом на страницах таких изданий, как Lotta Sociale (Социальная борьба) или Sinistra proletaria (Левый пролетариат). Но уже в 1970 году "теоретики" к своей эмблеме - серп и молот - пририсовали ружье, объявив о создании "Красных бригад". 17 сентября 1970 г.
Вооруженные противоборствующие силы не должны были быть вооруженной рукой организации. В то время имелось два доминирующих представления: с одной стороны, вооруженной руки, для того чтобы защищать движение, это означает, что оно должно было оборонять от нападений полиции и подрывной деятельности, с другой стороны, разведгруппы, которые должны были подготавливать для движения почву. БР не разделяли ни первого, ни второго мнения, однако они хотели организовать вооруженную "противосилу" , которая стала бы частью движения и действовала бы на фабрике, где они были укоренены. Так и возникли первые полуподпольные "Красные бригады". А сразу же после возникновения была объявлена политика "вооруженной прапоганды". "Вооруженная пропаганда" включала в себя продолжительную серию показательных акций, в первую очередь против ответственных за гнет на фабриках, против тех, кто устраивал слежку за товарищами, против фашистов и т. д. с целью снискать одобрение масс.
Акции ориентировались главным образом на разъяснение на больших фабриках борьбы за зарплату, против увольнений и так далее, и направлялись против ответственных за издевательства и преследования товарищей. Это были акции устрашения, которые должны были изменить существующие властные отношения. Пролетариату приходилось требовать соблюдения своих прав, сражаясь с классовым антагонизмом, ибо законы не благоприятствовали пролетариату. Власть имущие имели на своей стороне все права и репрессивный аппарат, с помощью которых они нивелировали левых аппонентов. У БР не было этих инструментов, и их противоборство выглядело собственно довольно примитивно. После первых арестов в 1972 году они вышли на другой уровень конспирации и настроились на более продолжительную партизанскую войну.
Теория БР не была теорией восстания, в качестве каковой она отстаивалась в Третьем интернационале, то есть на первом месте была агитация и пропаганда, и лишь затем восстание, как в прежних революциях. Из нашего анализа мы заключили, что вооруженный конфликт уже был развязан власть имущими, и поэтому обе фазы модели классовой борьбы необходимо было соединить в вооруженной пропаганде с самого начала. Общественный переворот мог осуществиться только когда уже были изменены властные отношения.
Первыми акциями устрашения "бригадистов" стали поджоги складов и порча оборудования на фабриках и заводах. Дальше - больше. В сентябре 1970 года они сожгли автомобиль одного из работников фирмы "Сит-Сименс", в ноябре провели серию взрывов на заводе "Пирелли", а уже в марте следующего года совершили первое похищение, захватив Идальго Маччиарини из того же "Сит-Сименса". Впрочем, его тут же отпустили, обмотав ему вокруг шеи призыв: "Ударь одного, чтобы научить сотню".
3 марта 1971 года Красные Бригады совершили первое похищение, захватив Идальго Маччиарини, видного чиновника "Сит-Сименс". После короткого допроса они выпустили его, с лозунгом вокруг шеи "Ударь одного, чтобы научить сотню". Затем ничего не было слышно о них до самого ноября 1972 года, когда они совершили серию ограблений дабы пополнить свою кассу. 17 декабря 1972 года BR сожгли шесть автомобилей. С 1973 года началась серия похищений: 12 февраля 1973 года похитили Бруно Лабата, профсоюзного босса, которого нашли через четыре часа прикованным к воротам фирмы "Фиат Мирафтори". В 1973 году выкрали еще двух боссов.
Маччиарини, можно сказать, повезло, в последующем "Красные бригады" не позволяли себе роскошь просто так отпускать заложников. К примеру, похищенного в апреле 1974 года в Генуе судью Марио Сосси они обменяли через месяц на восьмерых политзаключенных.
Со временем "Красные бригады" становятся самой известной и самой неуловимой террористической организацией Италии. И это неудивительно. Они много времени уделяют военной подготовке и конспирации. В "Учебнике бригадиста" указывалось: "Квартира члена организации должна быть по пролетарски скромной. В ней не должно быть ничего лишнего и вместе с тем она должна быть хорошо обставленной и приличной. С хозяевами следует поддерживать хорошие отношения, с соседями быть любезным. Активист должен быть пунктуальным в отношении квартплаты, прилично одеваться, носить короткую стрижку, не ввязываться ни в какие ссоры".
Тщательное следование "методичке" не раз спасало боевиков во время облав. Многие их соседи просто поверить не могли, что обходительные и вежливые молодые люди "это те самые террористы", которые могут устроить из квартиры склад оружия или тюрьму для заложников. Впрочем, конспирация не помогла от проникновения в организацию провокаторов и предателей. С их помощью в 1974 году были арестованы лидеры "Красных бригад" Курчо и Франческини.
Первый этап деятельности "Красных Бригад" (BR) начался в 1970 году. основная задача на этом этапе: радикализовать деятельность профсоюзов и рабочих, побудить их захватывать заводы в свои руки, и установить в рабочих кварталах "самоуправление", "автономию". BR проводили экспроприации самых наглых и зажравшихся буржуев, и на эти деньги наводнили заводы листовками и брошюрами с пропагандой захвата заводов и власти в рабочих кварталах. Попутно они проводили акции по запугиванию буржуев, полицейских, самых ретивых чиновников режима, продажных судей. Так BR стали народными мстителями, защитниками справедливости, наказывая слуг буржуазного произвола. Одновременно они расправлялись с продажными профбоссами и гнилыми "коммунистами" из ИКП, громя эти соглашательские организации, их офисы, редакции их газет, их комитеты. На этапе борьба была бескровной. Цель была: пробудить массовое сознание. Все СМИ стали проклинать BR, а предатели из ИКП долго втирали людям про авантюризм, волюнтаризм, выискивая и уничтожая с таким трудом созданную пропаганду. Власти начали массовое расследование. в ходе его от BR отпали все неустойчивые люди, отвернулась большая часть рабочих, сочувствующих. Тем не менее, простые люди симпатизирующие идеям левых, называли их "нашими товарищами, хоть и идущими неправильным путём". Газеты парламентских "левых" ИКП, ИСП и тем более правых злобно клеймили "экстремистов". В ходе репрессий остались лишь самые стойкие "бригадисты", которые стиснув зубы, стали создавать в подполье замкнутую, иерархическую "вооруженную рабочую партию". Варясь в собственном соку в глубоком подполье, они начали превращаться в фанатиков.[1]


Второй этап деятельности БР(1974-1988).

Однако ликвидация верхушки организации не привела к желаемому результату. Напротив, ее деятельность стала масштабнее и эффективнее. Именно с середины 70-х годов "Красные бригады" перешли к тактике прямого вооруженного насилия, избрав в качестве мишеней крупных промышленников, судей и журналистов.
Принято считать, что это произошло в связи с внутриполитическими изменениями в стране. На парламентских выборах в 1976 году Итальянская компартия лишь на пять процентов уступила христианским демократам, набрав 34 %. Не войдя в коалицию правящих партий, коммунисты выступили за диалог с Христианско-демократической партией. В этот момент в Италии разразился громкий коррупционный скандал. В него были втянуты политики самого высокого ранга. Заодно досталось и коммунистам. Левые радикалы обвинили их в предательстве революции, а "Красные бригады" объявили войну всем и вся.
Надо отметить, к такому повороту событий они подготовились основательно. В организации появилось "Стратегическое" и "Исполнительное" командование, боевое звено поделили на колонны, которые действовали в пяти зонах ответственности по всей Италии (Рим (с 1976), Милан, Турин, Генуя, Венеция),. Были созданы отделы разведки и службы информации, внедрявшие людей на производство, в министерства, полицию, а также психологическую службу, изучавшую воздействие сообщений СМИ на общество. К слову отметить, в эти годы стали говорить о тесной связи терроризма и так называемого "медиа-фактора". Возможно, именно итальянские террористы первыми воспользовались преимуществами "эфира", не случайно многие свои акции они проводили по субботам, чтобы попасть в рейтинговые воскресные обзоры.
За последующие несколько лет почти две тысячи боевиков совершили свыше 10 тысяч терактов. 1979 год вообще становится рекордным годом по числу нападений - около 2150. Объектами атак становились учебные заведения, профсоюзы, филиалы ХДП и ИКП, казармы карабинеров и полиции.[7]
. С 1973 года BR приняли лозунг "кусай и исчезай". В ответ на преследования, аресты, полицейскую стрельбу, они начали отстрел самых ретивых преследователей. Это была знаменитая тактика "инвалидизации" - стрельба только по ногам. "Пусть эти свиньи в мундирах хромают так же как хромает власть". Опасность возросла многократно и тем не менее численность BR быстро росла. "Колонны" бригад создаются почти в каждом городе. Счёт в партии пошёл на тысячи: тысячи членов, тысячи вооружённых ограблений, тысячи терактов. BR стали взрывать всё что можно взорвать без жертв. На улицах завязывались перестрелки с полицией. Теракты стали настолько привычными, что сошли с первых полос газет.
В 1975 году BR стали брать местных буржуев в заложники: в обмен на деньги, на возбуждение расследований, на саморекламу. Часто требования были очень просты: напечатать на первых полосах сообщения о похищении с требованиями и "стратегическими резолюциями" "Красных Бригад".
Война с полицией перешла в новую фазу: BR освобождали из тюрем десятки своих бойцов. С этого момента, с использованием базук и пластиковой взрывчатки, жертвы с обоих сторон перестали быть случайными и стали закономерными. Само существование "Бригад" активизировало все другие экстремистские движения в Италии: "автономисты" поднимая чернь в рабочих кварталах, жгли и крушили магазины буржуев, среди бела дня строили баррикады, объявляя целые районы индустриальных городов "зонами свободными от государства и от полиции", крушили буржуйские порядки направо и налево, устраивая тысячные сражения с полицией. Сквоттеры захватывали и жили в пустующих от дороговизны многоэтажные дома. "Пролетарские ячейки" устраивали саботаж на заводах и фабриках, и нападали на гнилых парламентариев, взрывали полицейские участки.
Таким образом, BR стали авангардом назревающей в Италии гражданской войны. Собственно, "столкнуть Италию к гражданской войне" и было целью создания "вооружённой рабочей партии". Численность BR достигала в 1978 году 10 000 человек! По мере ужесточения войны с государством организация становилась всё более конспиративной, всё более жёсткой и военизированной. Действия "исторических вождей" не обсуждались, а беспрекословно выполнялись.
Жёсткая иерархия содержит в себе опасность жестоких ошибок. И действительно, несколько "вождей" плотно зацепила на себе ЦРУ. Таким образом, у Штатов появилась возможность руководить и направлять действия "Бригад", создавая в своих интересах "стратегию напряжённости". В этом опасность для любой подпольной группы: попасть на удочку спецслужб. И чем более тайная эта группа, тем реальнее эта опасность.
До ареста в 1974 г. Ринато Курчо активно участвует в террористической деятельности: принимал участие в ограблении служащего магазина "Коин" (один из первых террактов BR) и других операциях. Он был арестован 8.9.1974, по доносу Сильвио Джиротто. Его сначала держали в тюрьме Новары, но спустя 2 месяца переведён в тюрьму Казале-Монферрато. 18 февраля 1975 года жена Курчио, Маргарита Кагол вошла в тюрьму Казале Монферрато вооруженная автоматом, скрыв его под пальто, и в сопровождении еще трех бригадиров" освободила Курчо. 15 мая BR впервые расстреляли в колени адвоката Массимо Де Каэролис. Впоследствии стрельба в колени стала излюбленным методом наказания BR.
Оказавшись на свободе, Курчо обосновал теоретически акции по похищению людей с целью выкупа - как этап борьбы за создание пролетарской власти и деятельность, позволяющая занять ключевые позиции в леворадикальном движении. 18.1.1976 схвачен вновь (Милан) и спустя 2 года на Туринском процессе осуждён на длительный срок.
Во второй половине 1970-х BR переходят к прямому вооружённому насилию: убийствам и увечьям. Пик деятельности Красных бригад приходится на 1977-1981 гг. В этот период террор возглавил Марио Моретти. В 1977 г. его товарищи убили трех человек, а в следующем году - уже 16. Значительной угрозе подвергалась жизнь выступавших с обличением террора журналистов и адвокатов. В 1977-м BR развязывают войну против СМИ: нападениям подверглись многие журналисты.
В 1977-78 - обсуждается вопрос о переходе от "демонстрационных действий" к "постоянным акциям" и "расширению круга целей". С этого момента террористы переходят к прямым постоянным атакам на представителей государственной власти. Всего за период с 1971 по 1980 в Италии террористами убито 15 прокуроров и судей. 16.3.1978 следует знаменитое похищение Альдо Моро. Похитив Моро, Красные Бригады пытались вынудить правительство пойти на переговоры и признать таким образом "Бригады" полноценным политическим оппонентом.

Выстрелы на улице Цителли.
Воскресным утром 16 марта 1978 года к подъезду дома, где жил премьер-министр Италии Альдо Моро, как обычно, подъехали два автомобиля: темно-синий "Фиат-130" и "Альфетта", где расположились охранники. Их начальник марешелло (фельдфебель) Оресте Леонарди проработал с Моро 15 лет и прекрасно знал все привычки патрона. Моро должен был выйти из дома ровно в 9.00 утра. На часах было 8.55, и Леонарди решил по радиотелефону перекинуться парой слов со своей женой. Разговор был банальный. Однако в конце разговора он упомянул имя Моро, что могло послужить определенным сигналом тем, кто прослушивал его радиотелефон.
В привычное время А.Моро вышел на улицу и сел на заднее сиденье "Фиата-130" справа. Кортеж направился к зданию парламента Италии. День был воскресным, но о том, чтобы премьер в этот день не появился в своем офисе, не могло быть и речи: Италия переживала очередной правительственный кризис, и Альдо Моро, лидер итальянских христианских демократов, предложил войти в правительственную коалицию...итальянским коммунистам, и те уже обещали поддержать новый кабинет. Но воскресенье оставалось воскресеньем, и Моро по дороге на работу, как обычно, заехал в церковь на пьяцца Джоки Дельфичи. Начальних охраны не спрашивал своего шефа: он прекрасно знал, куда следует ехать.
А кортеж тем временем приближается к перекрестку улиц Цителли и Марио Фуни. На тротуаре по улице Циталли стоят четверо молодых людей, одетых в форму сотрудников авиакомпании Alitalia. Похоже, что они ожидают рейсовый автобус до аэропорта. А на противоположной стороне улицы еще трое в форме сотрудников телефонной компании возятся со щитом - потом выяснится, что в момент похищения все телефоны в районе рокового перекрестка были отключены.
Неожиданно из бокового проулка выскакивает BMW и буквально "подрезав" автомобиль, в котором находился Альдо Моро, оказывается впереди него. Однако и тут охрана не проявила признаков беспокойства: судя по дипломатическому номеру "128", BMW принадлежал посольству Венесуэлы. А дальше события развиваются в жанре политического боевика. "Гражданские летчики" достают из фирменных сумок Калашниковы и открывают огонь по кортежу. Старшая этой четверки - рыжеволосая девушка по имени Анна, которая в иерархической структуре "Красных бригад" занимает один из высших постов, - подскочив к машине с охраной, прикладом разбивает боковое стекло. Полицейские не успевают среагировать - автоматной очереди хватает на всех. Альдо Моро вытаскивают из "Фиата" и вталкивают в моментально подъехавший автомобиль. Вся операция заняла 23 секунды.
Уже потом специалисты будут поражены, с каким профессионализмом действовали "бригадисты". В налете было задействовано не менее 60 человек: 10 автоматчиков, 8 водителей в автомобилях для побега, 10 террористов "прикрывают отход", еще 30 ждут на квартирах-убежищах (они же подпольные тюрьмы), в районе похищения заранее блокирована телефонная связь. Одновременно на прессу и правоохранительные органы обрушился поток ложных сообщений: в анонимных звонках сообщалось о перестрелке во Фьюмичино, взрыве бомбы в городском автобусе, об убийстве на площади Венеция, о взрывном устройстве, якобы оставленном на месте похищения в одном из автомобилей, и о многочисленных столкновениях перед школами, которые никогда не происходили ни до, ни после похищения. Террористы загодя подготовили "подпольную тюрьму" для Моро (и, по всей видимости, не одну), временный подпольный госпиталь, где обнаружили даже сильнодействующие препараты, не производившиеся в Италии, угнали четыре "Фиата" и один "Рено" - машины неприметные, распространенные и обладающие хорошей "стартовой скоростью"...
Не менее вопиющей оказалась и беспечность охраны премьера. Несмотря на то, что в стране продолжалась кампания террора, премьер и не думал изменять своим привычкам: он ездил на работу строго в одно и то же время и по одному и тому же маршруту. Сидевшие в "Альфетте" охранники складывали автоматы в багажник(!) и вместо того, чтобы оповещать полицейских о приближении кортежа, читали газеты. Более того, примерно за неделю до похищения Леонарди заметил, что кто-то неизвестный постоянно наблюдает за А.Моро и по секундомеру хронометрирует все его маршруты. Он подал три докладные записки командованию корпуса карабинеров, в которых сообщал о подозрительных передвижениях вблизи квартиры Моро. В том числе и о факте, что ежедневно у них "висит на хвосте" "Фиат-128". Однако начальство 15 марта ответило, что причин для беспокойства нет и речь идет об обычных хулиганах. И утром 16 марта, болтая с женой по радиотелефону, Леонарди невзначай сообщает, что он обеспечивает безопасность Моро...
Премьера на террориста не меняют
"Война нервов" продолжалась 55 дней. Была поднята на ноги вся итальянская полиция, в операции по поиску преступников приняли участие войсковые подразделения и специальные группы по борьбе с терроризмом из Великобритании и ФРГ. Поиски продолжались несколько недель, но преступники были неуловимы.
В свою очередь "Красные бригады" распространили серию листовок с изложением условий освобождения Альдо Моро. В числе прочего они трбеовали освободить в обмен на Моро своего лидера Ренато Курчо. Но на сей раз итальянское правительство с самого начала четко и ясно заявило, что не будет вести с террористами никаких переговоров. Тем временем послания "Красных бригад" становились все более угрожающими. 15 апреля террористы опубликовали заявление, в котором говорилось, что похищенный признан виновным и приговорен "народным судом" к смерти. "Допрос Альдо Моро подтвердил соучастие подсудимого в злодеяниях его режима, - говорилось в заявлении. - Установлены факты и фамилии явных и скрытых виновников кровавых событий, которые сотрясали мир все последние годы". Еще через три дня "Красные бригады" распространили сообщение: "преступник" покончил жизнь самоубийством, и его тело может быть найдено в озере неподалеку от Рима. Но поиски ни к чему не привели. Два дня спустя поступило новое сообщение: Моро пока жив, но будет казнен через 48 часов, если к этому сроку не будут выпущены из тюрьмы несколько "красных борцов".
Полиция в это время уверена, что ей удалось напасть на след террористов. 18 апреля на окраине Рима карабинеры "берут" явочную квартиру Brigate Rosse - они уверены, что Моро прячут именно здесь. Наводка не то чтобы совсем ложная - на квартире найдут автоматическое оружие, боеприпасы, фальшивые документы и даже улики по похищению Моро: форму летчиков гражданской авиации и дипломатические автомобильные номера. Но судьба премьера по-прежнему неизвестна, и в обществе уже начинается "брожение": многие, включая христианских демократов и семью Моро, убеждали руководство страны пойти на компромисс. В заявлении ХДП от 3 мая говорилось, что правительство должно сделать все возможное для спасения жизни Альдо Моро. Наконец, в одном из писем освободить Курчо умоляет сам похищенный премьер. Вряд ли чтобы "Красные бригады" были не в курсе этих переговоров. Однако именно на этой стадии события принимают трагический оборот. 5 мая поступило последнее сообщение: "Сражение, начатое 16 марта захватом Альдо Моро, подошло к своему завершению. Нам больше нечего сказать ХДП, правительству и их союзникам... Единственный язык, который понимают империалистические лакеи, - это язык оружия". В тот же день жена Моро получила от мужа прощальное письмо, в котором он с обреченностью смертника констатировал: "Они собираются убить меня в самое ближайшее время". 9 мая в одном из отделений римской полиции раздался звонок, и представитель "Красных бригад" сообщил адрес, где находится "автомобильная бомба". Полиция направила к указанному месту спецгруппу по разминированию, но вместо взрывчатки в машине было обнаружено тело Альдо Моро. Символика получилась мрачной: автомобиль стоял строго на равном расстоянии между штаб-квартирами ХДП и Компартии.
Суд над похитителями и убийцами премьера состоялся только в 1982 году. Соучастниками были названы 63 человека. Но до сих пор остается неизвестным, кто стоял за похитителями премьера - а в том, что здесь были замешаны силы куда более серьезные, чем Brigate Rosse, мало кто сомневается. Как и в том, что "заказчиков" похищения и убийства премьера следует искать прежде всего среди тех, кого ну никак не устраивала новая коалиция с участием коммунистов и христианских демократов.
Следы ведут в КГБ?
Как того и следовало ожидать, в похищении и убийстве излишне лояльного к "левым" премьера тут же обвинили спецслужбы, в том числе иностранные, и на первом месте оказалось ЦРУ. Доказательств, правда, так и не появилось, но "левым", а тем паче "шестидесятникам", превратившимся постепенно в добропорядочных политиков, они не особенно были и нужны.
Однако потом в прессу стали просачиваться данные из знаменитого "архива Митрохина". Откуда следовало, что Brigate Rosse, как и многие другие ультралевые группировки Восточной Европы, весьма тесно контактировали со спецслужбами стран Восточного блока - в частности, члены "бригад" проходили подготовку на территории Чехословакии. Кроме того, как следует из документов "архива Митрохина", версию о причастности ЦРУ к убийству Альдо Моро запустил советский КГБ. И та самая коалиция с участием Коммунистической партии Италии куда больше тревожила Москву, чем Вашингтон.
Здесь, пожалуй, требуется несколько отвлечься от темы. О том, что компартии зарубежных, в том числе западноевропейских, стран находились на содержании Москвы, исписаны сегодня горы бумаги. Схемы были самыми разными: от банальной передачи чемоданов с наличными и до поставок по ценам "ниже мировых" нефти и газа фирмам, контролировавшимся "друзьями" - позже именно по этой схеме будет действовать Саддам Хусейн во время своей печально знаменитой аферы в рамках ооновской сделки "Нефть в обмен на продовольствие".
Однако Компартия Италии представляла собой одно из редких исключений. Да, финансовыми "подарками" из Москвы не брезговали и здесь, однако лидеры итальянских коммунистов прекрасно понимали: на зарубежных финансовых инъекциях далеко не уедешь. Компартия США, которой ну никак не удавалось провести ни одного своего кандидата ни на каких выборах - пример слишком яркий. Так или иначе, уже к середине 70-х годов Компартия Италии представляла собой вовсе не "маргинальную группировку", которой интересовалась в лучшем случае контрразведка, а серьезную политическую силу, имевшую желанную - и весьма солидную - опору в обществе, уверенно проводившую депутатов в парламент, активно вербовавшую членов и "сочувствующих" даже среди предпринимателей... И в Москве прекрасно отдавали себе отчет, что рано или поздно итальянские коммунисты просто перестанут нуждаться в своих советских покровителях - более того, в какой-то момент в Италии, входящей в НАТО и ЕЭС, излишне тесная дружба с Москвой превратится в "компромат", и тогда - чао! На этом фоне предложение Альдо Моро составить новую правительственную коалицию из его "родных" христианских демократов и коммунистов однозначно превращало Компартию Италии из "революционных романтиков" в добропорядочную политическую силу, на которую Москва даже теоретически не смогла бы влиять в той же степени, что и раньше. Более того, не приходилось сомневаться, что пример итальянских коммунистов окажется заразительным для многих.
Потом события покажут, что по поводу лояльности своих итальянских сателлитов в Москве беспокоились не зря. Уже в начале 80-х "Правда" разразится статьей "Вопреки интересам мира и социализма", где подвергнет уничтожающей критике идеологические "новшества" итальянских коммунистов: те уже открыто склонялись к европейской социал-демократии и даже открыто ставили на одну доску NATO и Организацию Варшавского договора. Но это будет уже потом. А пока, осенью 78-го, в Москве были уверены, что "ревизионистские" и "оппортунистические" тенденции среди итальянских коммунистов можно пресечь - достаточно только сорвать формирование новой коалиции и безнадежно "запереть" Компартию в том секторе политического поля, где она была бы обречена на роль "вечной оппозиции", пусть даже представленной в парламенте. И вряд ли для этого можно было найти лучший способ, чем похищение и убийство премьера боевиками ультралевой группировки. Тем более если "по горячим следам" всю вину удалось свалить на ЦРУ.
После убийства Моро бригадисты переходят к массовым акциям - объектами нападений становятся школы, университеты, транспорт. 1979 становится рекордным годом по числу террористических актов - было совершено 2150 нападений, из которых 133 - нападения на учебные заведения, 110 - на профсоюзы, 106 - на секции ХДП, 91- на секции Коммунистической Партии, 90 - на казармы карабинеров и полицию.
С 1980 раскаявшиеся террористы начинают давать сенсационные показания, что позволило полиции арестовать большинство террористов. Первым "раскаявшимся" был П. Печи, занимавший высокое место в иерархии BR. После освобождения в 1982 американского генерала Доузера за несколько недель было схвачено 300 террористов. Были разгромлены Туринская, Миланская, Римская, Венецианская колонны. К 1983 году были арестованы 1000 террористов. С 1982 по 1996 г. состоялось пять судебных процессов, на которых приговоры получили десятки террористов. 32 из них были осуждены на пожизненное заключение, другие получили в общей сложности сотни лет тюрьмы. За решеткой оказался и один из самых зловещих террористов - Марио Моретти, который признался, что лично "приводил приговор в исполнение".
Террор последнего периода деятельности BR не носит массового характера. Операции тщательно планируются, покушения предпринимаются против конкретных лиц. Оставшиеся на свободе террористы разрабатывают "новую стратегию", в соответствии с которой террор направлен против известных общественных деятелей, покушениям подвергаются экономисты, разрабатывающие программы реконструкции экономики. В 1984 в рядах партии происходит раскол на "стариков" и "молодых", образовавшиеся в результате раскола фракции приняли названия "Красные Бригады - Коммунистическая Сражающаяся Партия" (BR-PCC) и "Красные Бригады - Союз Сражающихся Коммунистов" (BR-UCC). "Старики" настаивали на активизации массовой деятельности и рассматривали СССР и США врагами в равной степени; "молодые" отстаивали на активизации террора, СССР рассматривали второстепенным врагом в сравнении с США.
К 1985 на свободе - не более 300 террористов, из них активно действующих - около 100. В 1986 произошло 20 террористических актов и одно убийство - это был самый спокойный год после 1969. 1989 год стал последним, когда "Красные Бригады" представляли какую-либо опасность. В конце 1980-х - 1990-х "Красные Бригады" или действующие от их имени террористы организовали и провели несколько малозначительных террористических операций. Сегодня, по предположениям - в состав "Красных Бригад" входит не более 50 человек.
Красные бригады на современном этапе
Во-первых, ни один из "бригадистов" не отбыл целиком положенного ему наказания. Приговоры многим сократили, кое-кто ударился в бега, других выпустили "по состоянию здоровья" или в связи с амнистией, третьим изменили приговор таким образом, что часть срока бывшие убийцы могут отбывать дома. Даже грозный 52-летний Моретти несколько дней в неделю проводит вне камеры и получил недавно непыльную работу программиста с зарплатой 850 долларов.
Во-вторых, знаменитый"Архив Митрохина" неожиданно пролил свет и на Бригады". Там есть, якобы, какие-то данные о том, что Бригады" были связаны со спецслужбами Чехословакии. О том, что такая связь возможна, говорили и раньше. Говорили, что отдельные члены "Красных бригад" проходили подготовку в Чехословакии. Но точных данных не было. Даже так называемые документы Комиссии Гавела, которые были переданы итальянскому правительству для исследования этих связей, они не дали ничего конкретного. Так вот, в Архиве Митрохина" якобы есть доказательства, что версию о причастности ЦРУ к убийству Альдо Моро запустил советский КГБ.
И, наконец, последнее. То, что происходит в Италии сейчас.
Известный российский социолог Александр Тарасов убежден, что не было никакого разгрома Красных бригад". То, что их террор стих, объясняется тем, что левое террористическое подполье в Италии перешло на легальную работу. Причастных к вооруженному левому подполью было арестовано свыше 6 тыс. человек, в то время, как только в Красные бригады" входило не менее 25 тыс. человек (не все из них стреляли, многие обеспечивали явки, оружие, транспорт, документы, финансирование). Подавляющее большинство этих людей до сих пор не известно итальянским правоохранительным органам и многие подозревают, что эти люди сегодня в Италии занимают важные посты, вплоть до министерских. Во всяком случае, именно с такими обвинениями выступила правая пресса за известной итальянской террористкой Сильвией Баральдини, освобожденной из тюрьмы в США, был прислан правительственный самолет, а в аэропорту в Риме ее встречал министр юстиции Оливеро Дилиберто).
И недавно в Италии снова вспомнили о Красных бригадах".
Случилось это в октябре 1999 года. Утром в полицейское отделение Музокко заказной почтой поступил пластиковый пакет, в котором позднее была обнаружена видеокассета, начиненная 150 граммами взрывчатого вещества. Трагедия была предотвращена только благодаря интуиции начальника отделения, заподозрившего неладное и вызвавшего специалистов по чрезвычайным ситуациям. А в 7 часов утра в среду в самом центре города, на площади Диас, всего в нескольких десятках метров от знаменитого Домского собора было обнаружено взрывное устройство с часовым механизмом и 250 граммами взрывчатки.
Бомба была спрятана в одной из клумб, расставленных по диаметру площади. Полиция установила, что бомбу заложили еще в воскресенье. Она должна была взорваться примерно в одно время с прибытием начиненного взрывчаткой письма, но не сработала... из-за сырости.
И это не первые акты новых" бригад. Дело в том, что еще летом именно Красные бригады" взяли на себя ответственность за убийство близкого к правительственным кругам римского адвоката Массимо Дантоны. Адвокат вышел из дома, но, не успев сделать и нескольких шагов по тротуару, он был сражен тремя выстрелами. Молодой человек в джинсах и красной рубашке стремительно промчался несколько метров, вскочил на ожидавший его мотоцикл и исчез за поворотом.
Массимо Дантона был известным специалистом в области трудового права и занимал последнее время пост советника министра труда Италии. Он был активным участником переговоров между работодателями и профсоюзами страны, а также одним из автором заключенного недавно пакта, в центре которого стояла проблема безработицы и трудовых конфликтов. Он же являлся одним из разработчиков и так называемого плана обеспечения занятости, усиленно рекламируемого итальянским правительством в последнее время.
Именно это обстоятельство и ставилось в вину Дантону, а заодно и всей его партии левых демократов, выходцев из расколовшей несколько лет назад Компартии Италии. На волне недавнего общеевропейского порозовения" они пришли к власти и стали правящей партией в стране. Ответственность за убийство Дантона взяли на себя Красные Бригады", которые полагают, что заключенные соглашения не решают в действительности социальных проблем.
В редакции крупных газет было разослано коммюнике на 28 страницах, в котором осуждалась агрессия НАТО против Югославии и политика итальянского правительства (полицейские эксперты пришли к выводу, что коммюнике подлинное). И в неприятии войны на Балканах Бригады" выражали общее мнение итальянцев. С апреля 1999 года по стране шли марши и демонстрации протеста. Состоялось несколько забастовок с требованием немедленного прекращения бомбардировок. Одними из первых откликнулись на события в Югославии рабочие Турина, где в апреле был организован марш протеста и несколько забастовок. Натовские базы оказались во враждебном окружении на территории союзного государства. Размах протеста достиг такого масштаба, что итальянский парламент принял заявление о прекращении боевых действий против Югославии, и премьер Далема был вынужден не только отстаивать эту позицию в Брюсселе, но и лично принять участие в уличных шествиях своих сограждан.
А на следующий день после убийства адвоката Дантоны на стенах домов в крупных итальянских городах появились граффити с символикой Красных Бригад.

Заключение.
Brigate Rosse - как только не называют эту организацию в наше время и революционной, и партизанской, и реакционной. Но суть одна -это организация, которая вела вооруженную борьбу со своими оппонентами.
Возникшая в 70-х гг.на волне подъема левого движения и , принявшая террористическую эстафету у неофашистского движения , представленного такими партиями как "Новый порядок", "национальный авангард", и "Национальный фронт", BR , подчиненная марксистской идеологии и революционным взглядам , на первом этапе своей деятельности вели мирную борьбу , ограничиваясь публикациями в прессе , митингами и , так называемыми "мирными терактами" - взрывами машин без человеческих жертв. На вором же этапе своей деятельности BR принимают на вооружение тактику террора и лозунг "кусай и исчезай". Это был ответ на политику властей, массовое преследование активистов, аресты верхушки BR. Тактика мести полиции, властям, судьям, видным журналистам выражалась в расстреле коленей и в самом крайнем случае в физическом устранении. BR говорили : "пусть все наши враги хромают, как хромает наша власть".

BR также можно назвать и террористическими шоуменами т.к часто в качестве выкупа за заложников предлагалось показать сюжет о BR по телевидению, опубликовать статью с программой BR на первой полосе какой- либо видной газеты.
Но к чему же привела борьба BR? Какие результаты имела? Принято считать , что началом упадка BR является 1986г.- самый спокойный после 1969г., а последней громкой акцией BR стало неудачное покушение на политического секретаря ХДП Ч.Де Митту в 1988г.
Говорить о разгроме BR можно начиная с 1980г., когда раскаявшиеся террористы начали давать показания , что позволили карабинерам арестовать большинство террористов .Первым раскаявшимся был П.Печи, занимавший высокое положение в иерархии BR . Следует отметить и тот факт, что похищение и убийство А. Моро оттолкнуло от "Бригад" и часть верхушки организации, которая высказывалась против расстрела Моро.
1982г., после освобождения американского генерала Доузена было схвачено 300 террористов и разгромлены Туринская, Венецианская, Миланская и Римская колонны BR. С1982 по 1996гг. состоялось 5 судебных процессов, на которых были осуждены десятки террористов . 32 были осуждены на пожизненное заключение, а другие получили ,в общей сложности, сотни лет тюремного заключения . За решеткой оказался один из самых зловещих террористов М.Моретти, который признался, что лично "приводил приговор в исполнение".
Таким образом становится ясно, что постепенно BR сходят с арены : количество активных членов таит, население Италии устало от "свинцового десятилетия" , лидеры и руководители BR были осуждены на длительные сроки . На данный момент , по предположениям, в состав бригад входит не более 50 человек.
конец.

Опубликовано 29 апреля 2006 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Brigate rosse, А.Моро, Курчо



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?