Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 21.11.17

ЛИЦО АНГЛИЙСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ

Дата публикации: 03 декабря 2013
Автор: М. ЛАРИН
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Источник: (c) Борьба классов, № 8-9, Декабрь 1931, C. 122-125
Номер публикации: №1386080454 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. ЛАРИН, (c)

найти другие работы автора

1

У нас слишком мало знают о деятельности социал-фашистских партий. Сказать, лишь то что партии II интернационала изменили, предали и т. д., недостаточно. Нужно знать, как они действуют, их программу, тактику, способы обволакивания рабочего класса. Тогда легче понять и дать ответ на столь часто возникающий вопрос: "Если с. -д. предатели, то почему же за ними идут до сих пор еще большие массы рабочих". Далее, в свете повседневной "работы" партии II интернационала еще более ярко встают поистине грандиозные задачи Коммунистического Интернационала - единственного поборника интересов рабочего класса.

Германской с. -д. в нашей печати "повезло": о ней пишут много. Значительно хуже обстоит дело с английской Рабочей партией, о которой подчас встречаются самые неправильные представления. В связи в этим для нашего читателя представляет несомненный интерес недавно вышедшая книга Ф. Вертгеймера о Рабочей партии1 .

Вертгеймер - немецкий с. -д., он хорошо знает прошлое и еще лучше настоящее английской Рабочей партии.

Сам Вертгеймер рекомендует себя реформистом, "неортодоксальным марксистом". Он большей почитатель Рабочей партии, ее программы и тактики, поэтому у нас не может быть подозрения в "оговоре" с его стороны лейбористов. Его свидетельства во многих случаях, несомненно, верны. Он, пожалуй, первый собрал и систематизировал ряд программных документов Рабочей партии и на основе их пытается рассмотреть ее эволюцию и деятельность. Но он ставит перед собой задачу не только ознакомить читателя с Рабочей партией Великобритании. Он сравнивает программу и тактику английской и немецкой партий и пытается доказать правильность и неизбежность "английского" пути развития для всего II интернационала. Поэтому-то книжка Вертгеймера представляет для нас двойной интерес: она дает материал для характеристики Рабочей партии и вместе с тем с большой убедительностью вскрывает тенденции, чаяния "настоящего" с. -д., который во весь голос говорит о своих целях и намерениях. Вертгеймер враг всяких "левых" фразеров вроде Кука, Мекстона и др. Он превосходно понимает, что "между реформизмом и большевизмом не может быть середины2 , что коммунистов и с. -д. разделяет пропасть". С другой стороны, Вертгеймер признает, что "политические методы германской с. -д. приблизились к методам Рабочей партии". В настоящее время обе эти партии несравненно более родственны друг другу, чем в начале XX в Вертгеймер очень точно устанавливает, что лежит в основе этого сближения, которое меньше всего свидетельствует об укреплении II интернационала.

"Британские и германские делегаты (во II интернационале. М. Л. ) больше всего боятся, как бы их политика не стала руководиться иностранной организацией, и этот страх является одной из важнейших гарантий, что установится и сохранится необходимое гармоническое равновесие между социалистическими проектами II интернационала и способами их осуществления, между его манифестами него действенной силой" (стр. 63). История уже раз показала, какая "гармония" существует между манифестами II интернационала и его "действенной силой" - это показала война 1914 г. Послевоенная история (версальский договор, оккупация Рура, план Дауэса, подготовка и поддержка интервенции СССР и т. д.) умножила эти примеры. Вертгеймер дает еще одну лишнюю гарантию того, что в грядущих боях II интернационал будет вполне последовательно проводить свою предательскую тактику. Но Вертгеймер не только констатирует наличие сближения между английской и континентальными партиями. Он ставит в пример лейбористскую партию и призывает другие секции! I интернационала, и в первую оче-

--------------------------------------------------------------------------------

1 Вертгеймер, "Лицо английской рабочей партии", Соцэкгиз 1931 г.

2 Вертгеймер, стр. 15. В дальнейшем все ссылки на Вертгеймера будут указаны в скобках после цитаты (подчеркивания сделаны нами).
--------------------------------------------------------------------------------

редь немецкую с. -д., следовать по пути Рабочей партии. Что же заставляет его с такой силой пропагандировать "островной социализм"? Основное наиболее ценное качество лейбористской партии Вертгеймер видит в том, что "среди европейских партий одна свободна от противоречий между революционным символом веры и повседневным приспособлением к действительности" (стр. 35). Вертгеймер считает, что даже те жалкие отрепья социалистических фраз, которые все еще напяливают на себя европейские социалистические партии, должны быть отброшены, ибо они связывают, стесняют, мешают проводить настоящую, стопроцентную реформистскую политику наподобие лейбористской партии.

2

Вертгеймер очень внимательно, разбирает эволюцию программы Рабочей партии. В противоположность своим английским собратьям он, очевидно, был когда-то знаком, по крайней мере, теоретически, с марксизмом. Какова же его общая оценка программы Лейбор партии? "По части теоретической проницательности и научных познаний, - говорит он, - она оказывается при всем нашем почтении к Сиднею Веббу (автор программы. М. Л. ) гораздо ниже, чем наиболее элементарная из всех континентальных социалистических программ. Стоит только прочесть мастерскую и сокрушительную критику Готской программы 1875 г., написанную Карлом Марксом, чтобы представить себе, с какой яростью он разорвал бы на клочки эту первую программу британского рабочего класса"1 (стр. 42).

Однако эти качества программы для Вертгеймера отнюдь не кажутся отрицательными. Наоборот, разбирая ее пункт за пунктом, он с большим удовлетворением отмечает положительное значение программы, а в некоторых случаях даже превосходство ее над программами континентальных с. -д. партий. Чем. же программа Рабочей партии столь любезна сердцу немецкого с. -д.? Прежде, всего тем, что она без всяких обиняков откидывает, принцип классовой борьбы. "Рабочая партия, - гласит программа Лейбор партии, - говорит не в качестве" агента того или другого класса, а в качестве политического органа, выражающего нужду и стремления всех тех, которые участвуют в труде, выпавшем на долю человечества... Рабочая партия - социалистическая организация. Целью ее является организация промышленности и управление создаваемым промышленностью богатством в интересах... всех тех, которые своей полезной службой содействуют общему благу"2 .

Опасаясь, что точный дух этого пункта, выраженного в столь туманных выражениях не будет уловлен, Вертгеймер подробно поясняет, какой богатый смысл в нем заложен. "По существу британский социализм отличается от социализма остального мира в одном важном пункте. Судя по авторитетным декларациям, британский социализм сочтет свою задачу выполненной, когда средства производства будут переданы в собственность и под контроль всего общества, т. е. когда произойдет радикальная перемена в распределении дохода. Повидимому, британский социализм непрочь признать старое традиционное распределение труда, которое господствует в капиталистическом механизме и при котором на одной стороне стоят организаторы и директора производственного аппарата, а на другой - рабочие физического труда, не оказывающие никакого непосредственного влияния на управление производством". Иными словами, Рабочая партия, считающая себя "социалистической" организацией, вовсе не ставит своей целью переход средств производства от класса капиталистов в руки рабочего класса.

Вторая "счастливая" особенность Рабочей партии заключается для Вертгеймера в том, что, освободившись от "пут марксистской догмы", вышвырнув за борт идею классовой борьбы, Рабочая партия сразу получила возможность впитать в себя "лучшие принципы британской национальной культуры, религии и традиции". "Не отделенная от интеллектуальных и духовных понятий капитализма никакими классовыми барьерами, Рабочая партия добилась тесной связи с традициями национальной культуры" (стр. 61).

Полное игнорирование "рабочей" партией идеи классовой борьбы и составляет, как мы видим, главное достоинство программы Рабочей партии в глазах Вертгеймера: "Хотя программа ярче всех других документов вскрывает ограниченность фабианского мышления, тем не менее в практическом отношении она свидетельствует о той гениальной способности охватить непосредственно реальную обстановку, которая всегда отличала британское рабочее движение и придавала этому последнему такую огромную силу в борьбе за власть" (стр. 43).

Оппортунизм, умение приспособляться, уживаться с буржуазией - вот те "гениальные способности" Рабочей партии, перед которыми континентальный с. -д преклоняет колени. Впрочем, немецкая с. -д. проделала огромный самостоятельный путь в этом отношении и вряд ли хоть сколько-нибудь отстала от своих английских собратьев.

3

Перефразируя известную пословицу, можно сказать: "Какова программа, такова и партия".

--------------------------------------------------------------------------------

1 Говоря о программе Рабочей партии, следует иметь в виду, что единой программы в собственном смысле этого слова у Лейбор партии нет. Это скорее предвыборные платформы. Первая такая программа была принята в 1918 г., вторая - бирмингамская - в 1928 г. Вторая программа - "Труд и нация" - по сравнению с первой - "Новый социальный строй" - делает, как отмечает Вертгеймер, еще более заметные успехи в направлении оппортунизма.

2 "Labour and nation" published by the Labour Party, стр. 7.

--------------------------------------------------------------------------------

Мы не будем здесь останавливаться на своеобразной структуре Рабочей партии. Она общеизвестна. Больший интерес представляет другой вопрос: чем живет партия, какова ее внутренняя партийная жизнь? Послушаем Вертгеймера: "По сравнению с германской с. -д. партией Рабочая партия представляет собой просто голосующую машину... Партийная организация играет роль подсобной группы парламентской партии... Она не является решающим фактором для парламентской партии. Наоборот, парламентская партия господствует над партийной организацией. Власть находится в руках партии только в промежуток между роспуском старого парламента и выбором нового" (стр. 21 и 22).К этому можем добавить, что и в этом промежутке власть находится не "в руках партии", а в руках небольшей кучки партийных и профессиональных "бонз"-бюрократов. Фактическая же власть в этой "демократической" партии самой "демократической" страны сосредоточена в руках небольшого числа лидеров.

Теперь мы переходим к одному из наиболее интересных явлений не только в книге Вертгеймера, но и во всей организационной политике II интернационала. Известно, что до войны вхождение в Рабочую партию нерабочих было затруднено тем, что индивидуального приема в нее почти не было. В Рабочую партию входили коллективно профсоюзы, и подавляющая часть партии и ее лидеров были по социальному происхождению рабочими (за исключением некоторой части фабианцев и независимцев). После войны все эти рогатки были сняты и в партию получили возможность вступать лорды, придворные чины, высшее офицерство и т. п.

Какова политическая физиономия вновь вступивших членов "рабочей" партии? Что побудило их перейти из консервативной или либеральной партии в Рабочую? Основная причина, несомненно, заключается в том, что на платформе Рабочей партии могли мирно усесться рядом "левый" консерватор, "крайний" либерал и какой-нибудь мнимой "экстремист" вроде Кука. Но была еще одна причина, манившая в "рабочую" партию этих перебежчиков из лагеря капиталистического класса. Это - рост голосов, подаваемых за Рабочую партию, желание создать себе карьеру на плечах "рабочей" партии в парламенте. Лейбористы с радостью раскрывали двери для всяких сиятельных особ. "Перебежчики из других партий, - говорит Вертгеймер, - и притом не только те из них, чьи идеалистические мотивы не вызывали сомнений, но даже заведомые карьеристы, стремившиеся только к личной выгоде, видели по отношению к себе известное внимание со стороны Рабочей партии. Британский рабочий на основании многолетнего исторического опыта пришел к выводу, что карьерист может оказаться столь же полезным для его дела, как и честный правдивый человек" (стр. 140). И чтобы не быть голословным, Вертгеймер приводит в качестве исторических примеров империалиста Дизраэли, Бирхенхеда и др. Конечно, верно, что Дизраэли и ряд других основоположников Британской империи были карьеристами и мошенниками. Едва ли, однако, английские рабочие считают, что они принесли им какую-либо пользу. Убеждение, что карьеристы являются необходимейшим элементом в партии, разделяется, очевидно, только лидерами Рабочей партии и их континентальным другом Вертгеймером.

Но прием "перебежчиков" дает Рабочей партии с точки зрения немецкого социал-фашизма еще одно политическое преимущество. Своей принадлежностью к Рабочей партии они сделали ее "респектабельной" в глазах; мелкобуржуазного избирателя, которого труднее всего привлечь на сторону социализма". Итак, выгода заключается в том, что, выставив в кандидаты какого-нибудь прохвоста лорда, в роде зятя Керзона-Освальда Мосли. Рабочая партия ловит "на него" большое количество мелкобуржуазных голосов, которые иначе никаким калачом не заманишь на сторону "социализма". Наконец, у Вертгеймера припрятан еще один аргумент, так сказать государственной важности! "В партии сложилось мнение, хотя рядовые ее члены и не отдают себе в этом ясного отчета (какая несознательность! М. Л. ), что с тех пор, как она заняла место официальной оппозиции и сделалась одной из правящих партий, ей необходим: новый тип должностного лица для выполнения новых функций, вместо прежнего агитатора и организатора, убеждение в том, что пролетариат в условиях капитализма не может создать администратора типа "правителя". Между тем присутствие людей такого типа у государственного руля способствовало бы укреплению доверия к партии и повышению ее престижа" (стр. 140).

Вертгеймер не может обойти еще одного вопроса, связанного с "перебежчиками". Следуя традиции буржуазных партий, "для того чтобы обеспечить себе победу на выборах, Рабочая партия старалась найти кандидата, который представлял бы собой "национальную" фигуру, а при отсутствии такового, по крайней мере, человека, который помимо личной привлекательности обладал бы титулом, высоким общественным положением или крупным состоянием, а лучше всего сочетанием этих трех данных. Нельзя отрицать того, что Рабочая партия неуклонно следовала этой традиции, отнюдь не смущаясь тем обстоятельствам, что это противоречило ее священным принципам. Деньги, положение и титул в соединении с личными заслугами - вот чем руководствовалась партия при выборе кандидатов" (стр. 142).

Тут перед нами раскрывается картина самого гнусного барышничества, торговли рабочими голосами, по поводу которого автор говорит, что он не считает, "чтобы мужчины и женщины, избранные таким способом, сколько-нибудь компрометировали социалистическое движение Великобритании. Фактически в их среде мы находим более влиятельных и молодых лидеров" (стр. 143). Единственно о чем сожалеет Вертгеймер, так это о том, что в континентальных партиях придерживаются до сих пор старых предрассудков и сочли бы такое поведение партии предательским, "рядовые члены партии усмотрели бы в этом признаки постыдной коррупции" и реагировали бы на такое предательство массовым переходом в коммунистическую партию (стр. 143).

Конечно, Вертгеймер преувеличивает целомудрие континентальных партий, в частности германской. Коррупция, связь с фашистами, банкирами - господствующее явление в капиталистических социал-фашистских партиях.

Нам представляется весьма важным тот вывод, который Вертгеймер делает из этой проблемы перебежчиков для континентальных социал-фашистских партий, в частности для немецкой. "Эти люди, (т. е. перебежчики. М. Л. ) не были использованы, - говорит он. - Их не выдвигали на партийные должности и в парламент, чтобы тем самым упрочить их лояльность к партии. Партийные традиции были слишком прочны, чтобы их можно было приспособить к новой ситуации. Континентальный социализм упустил единственную возможность, которая ему представлялась, и вследствие этого потерпел величайшее поражение" (стр. 137). Здесь очень отчетливо выражена вся антипролетарская идеология современного социал-фашизма. "Долой всякие ненужные традиции, - говорит Вертгеймер, - всякие священные принципы! Не бойтесь обвинения в коррупции. Следите только, чтобы из-за этого рабочие не уходили к коммунистам. Принимайте побольше буржуазии в партию! Не зажимайте, выдвигайте ее. Она нам нужна. Нашей партии нужны новые свежие силы из среды буржуазии, офицерства, которых надо привлечь, как это сумела сделать английская Рабочая партия!".

4

Некоторые опасения за судьбы Рабочей партии возникают, однако, и у Вертгеймера. Его беспокоят перспективы Рабочей партии, возможность отхода от нее масс. "Что случится, если либеральная партия чудесным образом исчезнет со сцены?" - задает себе вопрос Вертгеймер. Он надеется, что этого не случится, ибо финансовая база, на которой покоится либеральная партия, достаточно сильна. Но если бы это случилось, то это привело бы к тому, что Рабочая партия осталась бы с глазу на глаз с консервативной партией и это затруднило и уменьшило бы ее политическую маневроспособность. Возможен и другой вариант: либеральная партия исчезает со сцены и Рабочая партия занимает ее место; в Англии опять восстановится двухпартийная система и игра начнется сначала. Однако такая перспектива внушает Вертгеймеру большие опасения: "Такая ситуация была бы чревата новыми опасностями, возникающими вследствие отказа Рабочей партии от чисто социалистических элементов своей программы. Совершенно немыслимо, чтобы миллионы рабочих, организованных в профессиональные союзы безропотно согласились на отказ от социализма" (стр. 181). Вертгеймер прекрасно понимает, к чему бы это привело. "Отказ Рабочей партии от социализма привел бы только к тому, что элементы, идущие ныне за Рабочей партией, организовались бы на недемократических началах, может быть, подвергли бы опасности и самое существование нации, ибо ведь даже в Великобритании они могли бы стать материалом, вызывающим социальные взрывы". Поэтому нельзя сливаться с либеральной партией. Можно и должно душить колонии, строить флот, якшаться с буржуазией, вытравливать всякие марксистские принципы, бороться с революционным крылом рабочего класса, но при всем этом надо сохранить социалистическую фразеологию, ибо иначе массы перейдут на сторону Коминтерна и тогда все погибло. Давая эти советы, "на основе опыта ряда континентальных стран", Вертгеймер успокаивающе добавляет: "Желание, чтобы в Рабочей партии сохранились чисто социалистические элементы, отнюдь не означает революционного или хотя бы профессионального образа мыслей. Оно вполне совместимо с консерватизмом" (стр. 182). Вертгеймер, очевидно, невысокого мнения о своих английских товарищах, ибо разве они нуждаются в пояснениях, разве им непонятна эта мысль, что некоторая левизна, пускаемая в ход для такой возвышенной цели, как спасение капитализма, не может противоречить консерватизму?

Книга Вертгеймера вышла тогда, когда в Англии стояло у власти второе рабочее правительство. Она служит прежде всего доказательством того, что германский социал-фашизм ни в малейшей мере не предвидел краха лейбористов, что он стремился к перестройке по английскому образцу. Неслыханное по размерам поражение лейбористов является поражением всего II интернационала, всей его тактики, всех его предвидений.

С другой стороны, книга Вертгеймера может служить прекрасным, совершенно объективным документом для разоблачения социал-фашизма. В этом отношении особенно интересны его мысли о "попутчиках". История очень быстро показала, какую роль играют для рабочего движения выходцы из английской аристократии - вроде Мосли, открытого фашиста и еще недавно лейбористского депутата. Но еще нагляднее подтвердилась оценка сущности социал-фашизма Коминтерном на примере Макдональда и Сноудена. И если так быстро подтвердилась оценка Коминтерна, что между Макдональдом и Черчиллем нет особенного различия, то на примере открытого блока Зеверинга и Брюнинга выясняется, что сетования Вертгеймера о недостаточном использовании английского опыта были напрасны. - Английский и германский социал-фашизм выполняют одну и ту же работу, играют совершенно одинаковую историческую роль.

Опубликовано 03 декабря 2013 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?