Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 22.07.17

ФАШИСТСКИЙ ПОХОД НА РИМ

Дата публикации: 19 августа 2016
Автор: Б. Р. ЛОПУХОВ
Публикатор: А. Комиссаров
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1965, C. 211-214
Номер публикации: №1471620389 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Б. Р. ЛОПУХОВ, (c)

найти другие работы автора

О фашистском "походе на Рим" 1922 года существует обильная литература. Значительная часть ее носит апологетический характер и приукрашивает имевшие место события. Но как обстояло дело в действительности? Гораздо более прозаично.

 

20 сентября 1922 года. Небольшой итальянский городок Удине. Многотысячная толпа слушает человека, выступающего с террасы городского театра. "Наша программа, - восклицал он, - предельно проста: мы хотим управлять Италией. В Италии не было и нет недостатка в программах спасения. Но ей не хватает настоящих людей к необходимой воли"1 . Эти слова произнес дуче- вождь итальянских фашистов Бенито Муссолини. К тому времени уже в течение почти двух лет он руководил фашистскими боевыми отрядами, дезорганизовавшими жизнь страны. Одна за другой терпели неудачу попытки остановить их разгул.

 

Последняя такая попытка была предпринята в августе 1922 г., когда объединенный профсоюзный центр "Союза труда" объявил всеобщую забастовку, участники которой выдвинули требование о создании правительства, способного обуздать вооруженные фашистские банды. Но правящие либерально-демократические группы итальянской буржуазии, использовавшие фашизм в качестве орудия борьбы против революционного движения, и на этот раз проявили неспособность, или скорее - нежелание изменить свою политику. В этом фашисты могли наглядно убедиться во время забастовки, когда они без препятствий со стороны властей, а иногда даже при их поддержке, вооруженным путем подавляли очаги сопротивления трудящихся. Правые руководители рабочих организаций, проявив колебания и нерешительность, поспешили объявить о прекращении забастовки вскоре после сформирования нового правительства Факты, хотя и от этого кабинета министров никак нельзя было ожидать действенных мер против фашистов.

 

Сыграв решающую роль в борьбе против трудящихся во время августовской забастовки 1922 г. и увидев слабость и безвольность правительства Факты, фашисты почувствовали себя хозяевами положения.

 

В августе в Милане состоялось заседание ЦК фашистской партии, на котором была принята резолюция с требованием роспуска парламента и создано фашистское Верховное военное командование - триумвират в составе генерала Де Боно и руководителей боевых отрядов Итало Бальбо и Де Векки. Перед ними была поставлена задача "осуществить в соответствии с обстоятельствами и фашистскими программами любое выступление военного характера"2 .

 

По-видимому, основные контуры плана похода фашистов на Рим созрели уже в сентябре. Об этом можно судить, в частности, на основании следующего свидетельства, изложенного в мемуарах послом Бельгии в Ватикане бароном Бейеном: "Путешествуя в сентябре 1922 г. с итальянским промышленником бароном Бланк, ярым сторонником фашизма, я услышал от него о предстоящем государственном перевороте, который Муссолини намеревался совершить через несколько недель. Будут мобилизованы, говорил мне мой спутник, отряды чернорубашечников; вооруженные винтовками в пулеметами, они соберутся на свой съезд в Неаполь, оттуда направятся в Рим"3 .

 

В сентябре - октябре 1922 г. в одной провинции за другой фашисты разгоняют законно избранные муниципалитеты и устанавливают там фактически свое господство. Этого им удалось добиться главным образом благодаря бездействию и пассивности правительства. "Если говорить откровенно, - писала одна из ведущих буржуазных газет

 

 

1 "Scritti e discorsi di Benito Mussolini". Vol. II. 1934, p. 315.

 

2 G. Chiurco. Storia della rivoluzione fascista. Vol. IV. Firenze. 1929, p. 261.

 

3 Baron Bey ens. Quatre ans a Rome (1921 - 1926). Paris. 1934, pp. 132 - 133.

 
стр. 211

 

о событиях, имевших место на Севере Италии, - то фашизм в Венеции- Тридентине свободно осуществил опыт установления своей диктатуры. Действия и распоряжения фашистов не встретили никакого отпора. Все происходило при полном молчании Рима. Никогда еще правительственные власти не проявляли большей пассивности"4 .

 

В то же время лидеры буржуазных политических групп вели интенсивные переговоры с фашистами о возможности их вхождения в правительство. Фашисты, прежде всего Муссолини, преследовали двойную цель: во-первых, замаскировать свою подготовку государственного переворота и предотвратить тем самым более решительные действия правительства; во-вторых, сохранить возможность соглашения со старыми буржуазными политическими группами на случай провала политики прямого захвата власти. В том, что свою основную ставку фашисты делали на прямой захват государственной власти, видно из беседы Муссолини с одним из его друзей, о которой 17 октября 1922 г. доносил начальник службы армейской информации: "Он (Муссолини. - Б. Л.), - говорилось в сообщении, - видит опасность крушения фашизма в том случае, если настоящая ситуация останется без изменений. Поэтому он говорит о необходимости для фашизма выйти из этой ситуации посредством решительного действия. В связи с этим он сказал, что все готово для военного переворота... Муссолини настолько уверен в победе и в том, что он - хозяин положения, что он предвидит даже первые акты своего правительства. Кажется, он намеревается совершить переворот не позже 10 ноября; возможно, 4 ноября... На вопрос своего собеседника о том, не было ли бы лучше найти решение путем участия фашистов в правительстве, Муссолини ответил: "...В этом случае мы превратились бы в пленников; участие в правительстве означало бы ликвидацию фашизма"5 .

 

16 октября Муссолини созвал в Милане совещание, на котором был создан квадрумвират для организации похода на Рим в составе трех уже назначенных военных руководителей (Де Боно, Бальбо, Де Векки) и генерального секретаря фашистской партии Бианки6 . На этом совещании обсуждалось воззвание о "походе на Рим", написанное лично Муссолини в начале октября 7 , а также мобилизационный план, разработка которого была закончена на совещании квадрумвирата в Бордигере двумя днями позднее8 .

 

24 октября в Неаполе в театре Сан-Карло открылся фашистский съезд. Кроме делегатов, в этот город со всех концов страны прибыло около 40 тыс. фашистов. Речь Муссолини в день открытия съезда прозвучала ультиматумом в адрес правительства: "Мы хотим роспуска нынешней палаты, избирательной реформы и новых выборов. Мы хотим, чтобы государство вышло из состояния того шутовского нейтралитета, который оно держит в борьбе национальных и антинациональных сил... Мы хотим пять портфелей и комиссариат авиации в новом министерстве. Мы требуем для себя министерства иностранных дел, военное, морское, труда и общественных работ. Я уверен, что никто не сочтет эти требования чрезмерными"9 .

 

Во второй половине того же дня 40 тыс. фашистов прошли перед стоявшим на трибуне Муссолини. "Я торжественно заявляю вам, - сказал он своим молодчикам, - что требование момента таково: или нам дадут власть, или мы возьмем ее, двинувшись на Рим (фашисты кричат: "На Рим! На Рим!"). Отныне речь идет о днях, а может быть, даже о часах: необходимо путем одновременных действий во всех концах Италии взять за горло жалкие правящие круги"10 .

 

После выступления на параде Муссолини направляется в гостиницу "Везувий", где в узком кругу принимается окончательное решение о походе. Мобилизация фашистов по всей стране была назначена на 27, атака главных центров - на 28 октября.11 .

 

Между тем съезд продолжался. На одном из очередных заседаний секретарь партии Бианки прервал дискуссию. "У нас еще много тем для обсуждения, - заявил он, -

 

 

4 "Corriere della Sera", 6.X.1922.

 

5 "Archivio Centrale dello Stato". Arch, di Giolitti, busta 6, fascicolo 103.

 

6 Q. Chiurco. Storia della rivoluzione fascista. Vol. V. Firenze. 1929, pp. 7 - 8.

 

7 "II Secolo". 31.X.I922.

 

8 І;. Balbo. Diario 1922, p. 183.

 

9 "Scritti e discorsi di Benito Mussolini". Vol. II, p. 342.

 

10 П. Алатри. Происхождение фашизма. М. 1961, стр. 301.

 

11 Там же, стр. 302.

 
стр. 212

 

а время бежит. В общем, фашисты, в Неаполе у нас идет дождь, что делать? Завтра в полдень я должен быть в Риме"12 . Эта фраза: "В Неаполе идет дождь" - была впоследствии объявлена в фашистской литературе "исторической", она была как бы сигналом к началу похода на Рим.

 

Из Неаполя Муссолини срочно отправился в Милан, а фашистский штаб по организации похода на Рим обосновался в Перудже. Однако вплоть до 28 октября, когда уже началось с разных сторон движение фашистских колонн на Рим, Муссолини продолжал вести переговоры о своем вхождении в правительство. Таким образом, в значительной мере именно благодаря интригам Муссолини удалось добиться решения Факты об уходе его кабинета в отставку. Это произошло 27 октября.

 

Ранним утром следующего дня Факта направился к королю с сообщением об отставке и предложением подписать декрет о введении осадного положения. Этот документ был заготовлен еще накануне и ввиду чрезвычайной обстановки разослан даже на места. Нужна была, однако, виза короля, чтобы официально объявить его народу. Казалось, Факта имел все основания рассчитывать на согласие Виктора-Эммануила с решением кабинета министров. Буквально несколько часов назад, вечером 27 октября, возвратившись в Рим, король заявил на вокзале встречавшим его министрам: "Рим следует защищать любой ценой" 13 . Силы для этого были. Достаточно отметить, что всех мобилизованных фашистов имелось около 50 тыс., меж:ду тем как в одном лишь Риме правительственные войска насчитывали до 12 тыс. солдат14 . Разумеется, даже этого количества регулярной армии было вполне достаточно, чтобы рассеять отряды фашистов. Не кто иной, как главнокомандующий итальянской армии генерал Бадольо заявил в эти дни: "...Если фашисты переступят закон, я обещаю сразу же установить порядок. Пять минут огня, и все будет в порядке"15 .

 

Однако король отказался подписать декрет о введении осадного положения. Возможно, никогда и не станет известным, о чем в это утро говорили между собой с глазу на глаз Виктор-Эммануил и Факта. Наверное, последний не очень настаивал на подписании декрета, так как сам еще не терял надежды встать во главе нового кабинета с участием фашистов. Король же, по-видимому, решил, что теперь, после отставки Факты, можно поручить формирование нового кабинета правому либералу Саландре, который благодаря своим контактам с Муссолини договорится с ним о компромиссном разделе министерских портфелей. К тому же советники Виктора-Эммануила обратили его внимание на тот факт, что двоюродный брат короля, герцог Аоста, находился в районе Перуджи, где обосновался фашистский штаб по организации похода на Рим. Не исключено, что в случае попытки Виктора-Эммануила противостоять фашистам герцог мог бы при помощи последних выступить с претензией на корону короля, "не понимающего интересов нации".

 

Утром 28 октября Муссолини находился в страшном волнении. Он не знал еще, что король отказался подписать декрет о введении осадного положения. Поэтому, струсив в последний момент, он едва не согласился на компромиссное разрешение кризиса путем сформирования коалиционного правительства во главе с Саландрой. И только под давлением своих более энергичных сподвижников, едва не вырвавших у него телефонную трубку во время разговора с Римом, Муссолини не дал окончательного ответа16 . Однако несколько часов спустя, узнав об отказе короля подписать декрет о введении осадного положения, он вновь осмелел. На официальное предложение прибыть в Рим для участия в переговорах о формировании нового правительства Муссолини ответил категорическим отказом. Он заявил, что прибудет в Рим только в том случае, если ему, "и только ему", поручат сформировать новое правительство.

 

В полдень 29 октября адъютант короля генерал Читтадини сообщил Муссолини по телефону, что Виктор-Эммануил решил дать ему столь желаемое поручение. Но Муссолини не удовлетворился телефонным сообщением и потребовал телеграфного уведомления. Получив его, Муссолини вечером того же дня в спальном вагоне экспресса направился из Милана в Рим и 30 октября в 10 час. 42 мин. прибыл на перрон столич-

 

 

12 G. Chі;urco. Storia della rivoluzione fascista. Vol. IV, p. 473.

 

13 M. Soleri. Memorie, p. 150.

 

14 П. Алатри. Происхождение фашизма, стр. 124.

 

15 P. Nenni. Six ans de guerre civile en Italie. Parigi, 1929, p. 146.

 

16 M. Soleri. Memorie, p. 155.

 
стр. 213

 

кого вокзала. В это время в город со всех сторон уже вступали колонны фашистов, не встретившие на своем пути никакого сопротивления. Как в хорошем театральном представлении, они биваками расположились на улицах города. Поддерживая эту театральную постановку, их вождь без всякой к тому нужды надел боевую фашистскую форму: серо-зеленые брюки, краги и черную рубашку. Вскоре он направился в королевский дворец и опять-таки, как в театре, произнес пышные слова, которые должны были, по его мнению, войти в историю: "Прошу извинения у вашего величества за то, что явился в черной рубашке, но я едва только успел возвратиться с поля боя, обошедшегося, к счастью, без пролития крови. Я возвращаю вашему величеству Италию времен Витторио Венето, вновь возвеличенную победой, и остаюсь верным слугой вашего величества"17 .

 

По окончании часовой беседы Муссолини и Виктора-Эммануила "восторженно настроенная толпа", как повествовала об этом фашистская пресса, потребовала, чтобы король и Муссолини одновременно появились на балконе. Мимо них с победным фашистским кличем проходили отряды чернорубашечников...

 

Так завершился фашистский переворот в Италии, провозглашенный позднее фашистами "Походом на Рим" (многие публицисты называют его также "революцией в спальном вагоне"), и начался 20-летний период фашистского господства в этой стране.

 

 

17 G. Dorso. Mussolini alia conquista del potere. Torino. 1949, p. 275.

Опубликовано 19 августа 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?