Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 18.08.17

Рецензии. "МАНЬЧЖУРСКОЕ ВЛАДЫЧЕСТВО В КИТАЕ"

Дата публикации: 01 ноября 2016
Автор: Г. В. ЕФИМОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 1968, C. 172-174
Номер публикации: №1478018633 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Г. В. ЕФИМОВ, (c)

найти другие работы автора

М. Изд-во "Наука". 1966. 387 стр. Тираж 1600. Цена 1 руб. 44 коп.

 

Вопрос об исторической роли маньчжурского владычества в Китае привлекает в последние годы значительное внимание историков, как советских, так и зарубежных. От правильной оценки этой проблемы зависит трактовка важнейших вопросов истории Китая XVII - XX веков. Сборник статей советских историков-китаистов "Маньчжурское владычество в Китае" (отв. ред. С. Л. Тихвинский) дает глубоко обоснованную, базирующуюся на большом историческом материале, марксистскую оценку роли маньчжурского завоевания. Сборник содержит около двадцати статей, посвященных отдельным этапам или эпизодам истории маньчжурского владычества в Китае.

 

Важное место в книге занимает тема многолетней борьбы китайского народа против маньчжурских завоевателей. До недавнего времени в китайской исторической литературе без каких-либо сомнений признавалось маньчжурское завоевание Китая как явление реакционное, отрицательно сказавшееся на исторических судьбах Китая. Именно так реакционная природа маньчжурского владычества рассматривается в книге "Очерки истории Китая" (М. 1959) под редакцией Шан Юэ, в работе Фань Вэнь-ланя "Новая история Китая" (М. 1955). Например, в "Очерках истории Китая" в параграфе "Маньчжурская империя - тюрьма народов. Дальнейшее развертывание борьбы против Цинов" отмечается, что господство маньчжуров "причинило огромный урон народному хозяйству Китая... Массовое истребление китайского народа и опустошительные грабежи маньчжурских завоевателей причинили разрушения не только народному хозяйству Китая, но нанесли серьезный ущерб и самим маньчжурам"1 , что борьба всех народностей, и особенно китайского народа, против политики национального угнетения, проводившейся маньчжурским правительством, являлась серьезнейшим фактором в политической жизни Китая.

 

Отход группы Мао Цзэ-дуна от марксизма-ленинизма, переход на позиции национализма, великодержавного шовинизма сказался на положении исторической науки в КНР. Некоторые китайские историки стали пересматривать сложившиеся марксистско-ленинские оценки отдельных исторических явлений и деятелей в угоду националистическому курсу. Особо примечательной является тенденция к пересмотру исторической роли маньчжурского завоевания. Такая тенденция проявляется в статье Лю Да-няня о Канси, опубликованной в журнале китайских историков "Лиши яньцзю". Лю Да-нянь стремится в интересах великоханьского шовинизма оправдать политику агрессии и угнетения, проводившуюся маньчжурским правительством в отношении соседних с Китаем народов, малых национальностей, населявших Китай. Он сводит всю героическую борьбу народа против угнетателей к борьбе внутри господствующего класса за власть, что полностью противоречит действительности и давно сложившимся оценкам в прогрессивной китайской литературе. Разоблачение фальсификаторов истории, подвизающихся в современной официальной китайской историографии, воссоздание подлинной картины маньчжурского владычества в Китае - актуальная задача китаеведения.

 

С. Л. Тихвинский обобщает в обширной статье "Маньчжурское владычество в Китае"2 достижения советской исторической науки в изучении истории Китая под властью Цин (советские историки только за последнее десятилетие опубликовали свыше 30 монографий и десятки исследовательских статей по этой тематике), предлагает периодизацию этой эпохи, характеризует захватническую политику Цинов. Статья содержит значительный исследовательский материал. С большим интересом читатель знакомится с маньчжурской системой политической обработки населения, так называемой системой "промывания мозгов", подозрительно напоминающей некоторые аспекты современной "пролетарской культурной революции". Не зря же Лю Да- нянь восхваляет организатора изощренного полицейского сыска и круговой поруки Канси.

 

Свежий материал содержится в статьях Г. В. Мелихова "К истории проникновения маньчжуров в бассейн Верхнего Амура в 80-х годах XVII века" и "Процесс консолидации маньчжурских племен при Нурхаци и Абахае", В. С. Мясникова "Русские архив-

 

 

1 "Очерки истории Китая". М. 1959, стр. 513.

 

2 См. также С. Л. Тихвинский. Правление в Китае маньчжурской династии Цин. "Вопросы истории", 1966, N 9, стр. 71 - 90.

 
стр. 172

 

ные источники о завоевании Китая маньчжурами (1618 - 1690)". Г. В. Мелихов на основе большого числа источников устанавливает, что территория Хэйлунцзяна до 80-х годов XVII в. маньчжурам не принадлежала. "Проникновение маньчжуров в 80-х годах на территорию Хэйлунцзяна диктовалось исключительно военными соображениями. Походы против Албазина были предприняты маньчжурами по незнакомой и хозяйственно совершенно не освоенной стране, вдалеке от фактических границ империи" (стр. 127). После заключения Нерчинского договора 1689 г. Албазин и другие русские поселения на Амуре были покинуты, вслед за чем "цинские правители, - отмечается в книге, - утратили всякий интерес к освоению этого дикого таежного края" (стр. 41).

 

Агрессивной политике Цинов в XVIII в. посвящены статьи И. А. Огнетова (о разгроме маньчжурских завоевателей во Вьетнаме в 1789 г.), А. С. Мартынова (о тибетско-непальском конфликте в XVIII в. и попытках маньчжурских властей установить контроль над Непалом) и Л. И. Думана (о завоевании Цинской империей Джунгарии и Восточного Туркестана), Цины широко использовали всевозможные коварные методы в целях завоевания самостоятельных ханств на своей западной границе: "В ход были пущены и подкуп части феодальной знати, и жестокое подавление всякого сопротивления, и натравливание одних уйгурских феодалов на других, и, наконец, национальная рознь между различными народностями (уйгурами, казахами, киргизами и ойратами)" (стр. 270). Большинство населения Джунгарии было уничтожено, часть бежала в Россию; на завоеванной территории, в частности в Восточном Туркестане, где большая часть населения сохранилась, был установлен режим колониального угнетения. В широких масштабах стала осуществляться колонизация Джунгарии, были созданы военные поселения, важнейшим назначением которых являлось подавление всяких проявлений национальной самостоятельности неманьчжурских народностей. Нельзя не видеть в нынешней национальной политике руководителей КНР в Синьцзяне многие черты политики Цинов XVIII века.

 

Центральная тема сборника - антиманьчжурская борьба китайского народа. С. Л. Тихвинский во вступительной статье полемизирует с американским китаеведом Джоном К. Фэрбэнком по вопросу о причинах установления маньчжурского владычества в Китае и дает собственную интерпретацию "столь легкого завоевания маньчжурами Китая". Но тезис о "легкости" завоевания отнюдь нельзя считать бесспорным. Кстати, и в этом известный недостаток сборника, тема борьбы китайского народа против маньчжурских завоевателей в XVII в. не нашла отражения в сборнике. Между тем внимательный анализ данного вопроса ставит под сомнение положение о "легкости" завоевания. История борьбы китайского народа против маньчжурского завоевания в XVII в. содержит немало ярких страниц (см. "Очерки истории Китая", стр. 483 - 511). Достаточно вспомнить о крестьянских восстаниях Ли Цзи-чэна, его племянника Ли Го, Ли Динго. Героическую борьбу против завоевателей вел в 1645 г. Ши Кэфа; в 1645 - 1646 гг. к югу от реки Янцзы, в Чжэцзяне, в Фуцзяни вооруженное сопротивление возглавили минские князья. В дальнейшем (вплоть до 1662 г.) упорная антиманьчжурская вооруженная борьба шла в провинциях Хунань, Цзянси, Гуандун, Гуанси, Сычуань, Гуйчжоу, Юньнань. Особую главу в историю антиманьчжурского сопротивления вписал Чжэн Чэн-гун, долгое время боровшийся в Фуцзяки, а затем на Тайване. Только в 1683 г. маньчжуры завоевали Тайвань, сломив важный оплот китайского сопротивления.

 

Ряд материалов сборника рассказывает о борьбе против маньчжурского режима начиная с конца XVIII в. и до Синьхайской революции включительно. Во вступительной статье С. Л. Тихвинского говорится, что "свержение маньчжурского владычества оказалось возможным в результате слияния воедино четырех основных потоков антицинской борьбы" (стр. 7). Под этими четырьмя потоками автор понимает революционно-демократическое движение во главе с Сунь Ят-сеном (С. Л. Тихвинский именует это движение без должных, на наш взгляд, оснований "национально-демократическим") и примкнувшими к "Объединенному Союзу" китайскими буржуазно- помещичьими революционными организациями; конституционно- монархическое движение; стихийные выступления китайского крестьянства и городских низов, руководимые тайными обществами; освободительную борьбу неханьских народов. Это, в общем, правильная схема, хотя, как всякая схема, она не может отразить всего многообразия действительности. Нельзя не заметить, что прямого слияния указанных четырех потоков во времени не было. Если говорить о периоде Синьхайской революции, то и тогда револю-

 
стр. 173

 

ционная борьба обладала большей спецификой, чем если бы речь шла о слиянии указанных четырех потоков. Но падение Цинов в конечном счете действительно было подготовлено в результате действия этих сил.

 

Одна из тем сборника - деятельность тайных обществ. Сейчас на Западе уделяется много внимания изучению этих обществ. Недавно вышла книга прогрессивного французского историка Жана Шэно о деятельности тайных обществ, проведена конференция по этому сюжету, создана специальная ассоциация по изучению тайных обществ, В статье Б. М, Новикова о восстании на Тайване в 1787 - 1788 гг. содержится свежий материал о деятельности тайного "Общества Неба и Земли" ("Тяньдихуэй") и его роли в восстании на Тайване, которое "явилось его первой крупной пробой сил в антицинской борьбе". В статье Е. Б. Поршневой об антиманьчжурском движении в Китае на рубеже XVIII и XIX вв. характеризуется тайное общество "Учение Белого Лотоса" ("Байляньцзяо"). А. С. Костяева исследует роль тайных обществ в пинсянском восстании 1906 г. и показывает политические и социальные тенденции восстания. Автор, видимо, не ставил своей задачей исследование всех сторон движения, что и привело к некоторому обеднению изложения истории восстания.

 

В. П. Илюшечкин на основе известных тайпинских документов показывает антиманьчжурскую направленность тайпинского движения; Е. А. Белов рассматривает этот же аспект Синьхайской революции. В статье Л. И. Борох "Антиманьчжурские идеи первых китайских буржуазных революционеров (о "Показаниях Лу Хао-дуна")" приводятся показания первого китайского революционера, казненного маньчжурскими властями. Вызывает удивление, однако, что Л, И. Борох пишет о "мнении, прочно установившемся под влиянием гоминьдановской литературы, что в буржуазном революционном движении существовала лишь одна яркая личность - Сунь Ят-сен". Где установилось такого рода мнение? Что значит "яркая личность"? Сунь Ят-сен - признанный вождь революционного движения в Китае конца XIX и первой четверти XX века. Естественно, что его жизнь и деятельность привлекали и привлекают пристальное внимание исследователей. Хорошо известны и имена Лу Хао-дуна, Хуан Сина. Дальнейшее изучение опубликованных за последние годы материалов, безусловно, будет расширять представления о первых китайских революционных демократах. Попутно следует отметить, что понятие революционный демократ значительно точнее отражает социальное и политическое лицо Сунь Ят-сена, Лу Хао-дуна и других.

 

В краткой рецензии трудно всесторонне охарактеризовать сборник. В нем есть еще немало интересных страниц: историографический обзор западной литературы во вступительной статье, статьи о политике Цинов в области идеологии. Советские китаисты сделали важное дело, подготовив это издание.

Опубликовано 01 ноября 2016 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?