Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 19.10.17

М. А. ЗАБОРОВ. ИСТОРИОГРАФИЯ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ (XV - XIX вв.)

Дата публикации: 15 января 2017
Автор: Г. Г. Литаврин
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Номер публикации: №1484503397 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Г. Г. Литаврин, (c)

найти другие работы автора

М. Изд-во "Наука". 1971. 386 стр. Тираж 2 900. Цена 1 руб. 86 коп.

Доктор исторических наук М. А. Заборов успешно осуществляет свой план создания серии монографий о крестовых походах, о котором он вскользь упомянул в первой книге - "Введение в историографию крестовых походов (латинская хронография XI - XIII вв.)" (М. 1966) и рассказал подробнее в рецензируемой (стр. 3). В этой серии автор подводит итоги всестороннего изучения упомянутой проблемы в течение почти четверти столетия.

Новая книга М. А. Заборова охватывает время от первых попыток осмысления и оценки крестовых походов в гуманистической литературе XV в. но солидных специальных исследований в мировой историографии 60-х годов XIX века. Автор ставит перед собой три главные цели: 1. Дать критическую оценку огромному материалу, накопленному на сегодняшний день в мировой литературе, "уяснить его надежность, отграничить то, что в нем может быть без колебаний отнесено к прочным завоеваниям ученой пытливости", оттого, что "подлежит отсеву" или "доработке" (стр. 5); 2. Осуществить фронтальное подведение итогов, обобщить и свести воедино накопленные факты и идеи исследователей, чтобы впредь "избежать повторений" в "постановке новых задач и определении дальнейших путей исследовательской работы" (стр. 6); 3. Вскрыть идейно-политические корни существовавших в науке теорий, выявить их социальную и общественно-политическую обусловленность, что позволило бы не только решить самостоятельную научную задачу, но и "нанести основательный удар фальсификаторам истории, объяснив исторически воззрения предыдущих эпох и генетически связанные с ними многочисленными нитями современные концепции" (стр. 13). Говоря о предмете своего исследования, М. А. Заборов отдает должное своим предшественникам, определяет место своего труда в изучении поистине необъятной для одного исследователя литературы вопроса, накопленной за четыре рассматриваемых им столетия, и обосновывает принципы своей периодизации историографии крестовых походов. Автор подчеркивает при этом, что в целом его периодизация совпадает с принятой в марксистской науке для разграничения важнейших стадий изучения самой медиевистики (стр. 14), однако отличается и некоторыми особенностями, обусловленными прежде всего тем обстоятельством, что эта область медиевистики обнаруживала особую "чуткость" к идейно-теоретической и политико-религиозной "погоде" в Европе и, в частности, ко всем перипетиям европейской политики на Ближнем Востоке (стр. 15).

Монография состоит из двух крупных разделов. Основой классификации материала, его деления послужила мысль, что развитие историографии как области научного познания проделало путь от пересказа и комментирования хроник к осмыслению их

стр. 168


материала (стр. 59). Поэтому первый раздел (с XV в. до конца 30-х годов XIX в.) определен как "докритический период" в изучении крестоносного движения, а второй (с конца 30-х до конца 60-х годов XIX столетия) - как "критический" период разработки этой темы.

М. А. Заборов в целом успешно справился с поставленными задачами. Не вызывает особых возражений и объем материала, отобранного им для анализа: в монографии охвачены все наиболее существенные специальные работы, а также литература, которая хотя и не может быть квалифицирована как профессиональная и специальная, но имеет важное значение принципиального характера в уяснении эволюции идей и концепций крестовых походов. Перед нами развертывается пестрая и сложная панорама смены направлений, течений и теорий, которыми ознаменована трактовка темы от самого возникновения проблемы на еще не остывших следах событий вплоть до эпохи становления марксистского мировоззрения, проходит целая галерея мыслителей, включая таких, как Вольтер, Гегель, Шиллер, Белинский, отдавших долг разгадке тайны крестоносной эпопеи. Вдумчиво и внимательно используя огромный материал источников и литературы, анализируя методику, идейные основы взглядов и выводы своих предшественников, автор убедительно показывает, как постепенно совершался неуклонный прогресс в развитии исторического познания прошлого: все четче и полнее вырисовывалась достоверная фактическая канва событий, более всесторонним становилось ее изучение специалистами и вместе с тем усложнялись приемы ее фальсификации.

М. А. Заборову вполне удалось также показать, что проблема крестовых походов в течение всего рассмотренного им периода была не отвлеченной областью познания одной из загадочных страниц седой старины, а ареной острой идеологической и политической борьбы. В зависимости от общественных бурь, перемен идеологического "климата" и направлений "политических ветров", веявших в Европе и на Ближнем Востоке, "развязывать" или "разрубать" узел "крестоносных" проблем принимались то каждый раз по-новому, то, как встарь, только с иными целями. Особенно суровой и основательной критике подвергает автор реакционные тенденции клерикально-католической историографии и далеко идущие концепции колониалистских течений, возникших в исторической литературе в новое время.

Исследование М. А. Заборова будет способствовать дальнейшему углубленному изучению грандиозного столкновения Востока и Запада, ознаменовавшего начало тесного соприкосновения и взаимного активного проникновения двух мировых культур средневековья. Оно поможет яснее определить задачи предстоящей работы, выявить "белые пятна" и закрыть бесперспективные, "тупиковые" направления научных поисков.

Автор задумал и частично осуществил единственное в своем роде в марксистской отечественной исторической литературе "сквозное" исследование историографии одной из крупных проблем медиевистики. Точнее, не только историографии, но и литературы, по существу, мало отличающейся от самой хронографии, представляющей собою тенденциозные компиляции, или пересказы, латинских хроник XI - XIII веков. Встает, таким образом, вопрос и методического и методологического характера о тех критериях, которые позволили автору отграничить "источники" от "историографии" и определить исходный пункт своего повествования. Некоторое недоумение читателя на этот счет тем более обоснованно, что в линии "сквозного" прослеживания письменной традиции темы, представленной в двух книгах М. А. Заборова, образовалась цезура: целиком выпало XIV столетие, не попав ни в первое исследование об источниках, ни во второе - об историографии. М. А. Заборов, правда, упоминает хрониста XIV в. - венецианца Марино Санудо Старшего, автора компиляции, служившей одним из главных источников сведений для представителей "некритического периода" историографии крестовых походов, но только упоминает (стр. 21, 44, 52 и др.). Для сохранения цельности авторского замысла, о котором шла речь в начале рецензии, отмеченное упущение не совсем безразлично.

Мы не берем на себя смелость противопоставлять классификации материала, избранной автором, какую-либо иную (вряд ли кто другой среди наших медиевистов ориентируется в данной области лучше, чем сам М. А. Заборов). Однако у читателя возникает известная неудовлетворенность расположением и систематизацией материала в монографии: отсутствие единого принципа комплектования глав привело к некоторой рыхлости композиции, в которой порою тонут и перечисляемые теории и их оценки. Автор,

стр. 169


справедливо критикуя историографический обзор дореволюционного русского историка Д. Н. Егорова за предпочтение, отдаваемое "громким именам" перед скромными авторами солидных и фундированных работ (стр. 10), сам не избежал противоположной опасности, которую, как это видно по всему характеру монографии, он отчетливо сознавал. 9-я глава кажется явно перегруженной материалом. Излагаемые здесь псевдонаучные теории (например, Ш. Фарина), нашедшие немало адептов, находятся в противоречии с приведенным в книге тезисом, что трактовка широкой темы "сильными умами" служит целям адекватного выражения идеологической борьбы (стр. 11). Степень "идейного" воздействия и влияния далеко не всегда пропорциональна отмеченному индивидуальному качеству: прежде всего она общественно и социально обусловлена. Тому же "нищему духом" Петру Пустыннику, как ни ничтожен он был сам по себе, отнюдь нельзя отказать в огромном влиянии на невежественные массы и не менее невежественных сеньоров.

Переставили бы мы также акценты и в той двучленной формуле, которая использована автором как основание для деления монографии на два раздела (не "от пересказа и комментирования хроник - к осмыслению их материала, а "от пересказа - к комментированию и осмыслению"). М. А. Заборов, с одной стороны, полагает, что этот переход стал заметен уже в середине XVIII в. (стр. 59), но с другой (и совершенно справедливо) - начинает второй раздел монографии лишь с Г. Зибеля (рубеж 30 - 40-х годов XIX в.) и его школы критики источников.

Комментирование невозможно без критики, как критика - без осмысления (разумеется, научного). Недаром комментатор и "критик" Г. Зибель создал одну из крупных, самобытных концепций. Поэтому вряд ли авторам XVIII в. можно приписать труд подлинного комментирования и научного осмысления: они целиком оставались в сфере авторизованного пересказа источников и их произвольного истолкования.

Вне рамок монографии осталась историография целой страны, истории которой рассматриваемая проблема касается непосредственно, - Греции. Во всяком случае, внимания автора заслуживала хотя бы многотомная "История греческого народа с глубокой древности вплоть до новейшего времени" К. Папарригопулоса, первые тома которой вышли в Афинах в 60-х годах XIX века. Проблема крестовых походов нашла там заметное отражение и своеобразную трактовку.

Как и в первой книге, в рецензируемой монографии отсутствует заключение. Можно понять автора, не желающего повторяться. Однако краткий обзор результатов, достигнутых в книге, которая является лишь "звеном" в целой цепи таких исследований, облегчил бы пользование ими и понимание их места в задуманной автором серии.

Итак, М. А. Заборов рассказал яркую и увлекательную повесть о судьбах одной из областей исторического познания на ее первоначальных этапах. Судя по тому материалу, который автору еще предстоит обозреть, медиевисты вправе ожидать продолжения этой работы.

 

Опубликовано 15 января 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?