Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 22.07.17

СОБЫТИЯ МАЯ - ИЮНЯ 1968 Г. ВО ФРАНЦИИ В ОЦЕНКЕ ФРАНЦУЗСКИХ ПУБЛИЦИСТОВ

Дата публикации: 02 апреля 2017
Автор: В. Ф. КОЛОМИЙЦЕВ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Номер публикации: №1491153266 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Ф. КОЛОМИЙЦЕВ, (c)

найти другие работы автора

Во французской исторической и публицистической литературе идет острая идейная борьба между марксистами и их противниками по вопросу об оценке социально-политического кризиса во Франции, имевшего место в мае - июне 1968 года. Вызвавшие своеобразный психологический шок у французской буржуазии майские события стали темой многих комментариев, очерков и исследований, продолжающих выходить в этой стране и по сей день. "Майская литература", насчитывающая многие десятки томов, далеко не равноценна по своему содержанию. В этом обзоре дана характеристика основных направлений и наиболее значительных книг, дающих представление о причинах социального взрыва, движущих силах, особенностях и идеях движения.

Майские события поставили ряд важных вопросов, имеющих принципиальное значение не только для Франции, но и для всего международного коммунистического и рабочего движения. В числе этих вопросов - формы проявления и границы революционных возможностей трудящихся масс в промышленно развитых капиталистических странах, оценка взаимоотношений отдельных социальных групп на фоне крутой ломки социальной структуры общества под воздействием научно-технической революции и другие. Печать Французской коммунистической партии (ФЕП) и работы ее руководящих деятелей помогают воссоздать объективную картину событий мая - июня 1968 г., дать им классовую оценку, правильно определить их причины и движущие силы, показать истинную роль рабочего класса. Первостепенное значение в этом плане имеют коммюнике ЦК ФКП и Конфедерального бюро ВКТ, доклады Генерального секретаря, а ныне почетного председателя компартии В. Роше на пленумах ЦК в июле и декабре 1968 г., его книга "Будущее Французской коммунистической партии", работы члена Политбюро Ж. Дюкло "Анархисты вчера и сегодня", члена Политбюро, генерального секретаря ВКТ Ж. Сеги "Май ВКТ", главного редактора "L'Humanite" Р. Андриё "Коммунисты и революция" и ее обозревателей Л. Салини "Май пролетариев" и Ж. Кана "Участие". Подробная хроника майских событий дана в журналах ФКП "Cahiers du communisme", "Democratic nouvelle" и "France nouvelle" и в специальном выпуске журнала "Peuple", издаваемом ВКТ.

В коллективном исследовании французских марксистов о государственно- монополистическом капитале, вышедшем в 1971 г., отмечается, что "события мая и июня 1968 г. во Франции явились первым всеобщим выражением рождающегося кризиса государственно-монополистического капитализма"1 . "Мощная забастовка и крупные демонстрации мая - июня 1968 г., - говорится в книге В. Роше, - нанесли смертельный удар по буржуазным и реформистским теориям, согласно которым в высокоразвитых капиталистических странах классовая борьба имеет-де тенденцию к ослаблению настолько, что возникновение острых социальных кризисов, могущих поставить под вопрос существование капиталистической системы, становится невозможным" 2. Книга В. Роше, обосновывающая программный манифест "За передовую демократию,


1 "Le Capitalisme monopolisie d'Etat (Traite marxiste 'd'economie politique)". T. I. P. 1971, p. 94.

2 W. Rochet. L'Avenir du Parti Communiste Frangais. P. 1969, p. 12.

стр. 179


за социалистическую Францию", который был принят на пленуме ЦК ФКП в декабре 1968 г., представляет собой вклад в творческое развитие марксизма- ленинизма применительно к условиям Франции. В докладе заместителя, а ныне Генерального секретаря ФКП Ж. Марше на XIX съезде партии подчеркивалось, что фронт классовой борьбы в стране расширился в результате активного включения новых социальных слоев, в частности работников умственного труда и женщин.

Не студенческие баррикады в Латинском квартале, воздвигнутые на глазах бездействовавшей полиции, указывает Л. Салини, а "13 мая было решающим днем для развертывания движения" 3 . В этот момент в борьбу вступил рабочий класс. "13 мая, - замечает автор, - трудящиеся осознали свою силу. Они поняли, что создается новая ситуация. Они увидели, почувствовали и убедились на опыте, что борьба может начаться в условиях, до тех пор не представлявшихся, что эта борьба может привести их к новым успехам и победам большого значения. Через десять лет после путча в Алжире и прихода к власти голлизма, через десять лет после поражения, вызванного прежде всего расколом демократов, народ почувствовал размеры своей восстановленной силы. Он смог оценить несравнимую эффективность возрождающегося единства" 4 . Л. Салини рассматривает классовую борьбу в мае 1968 г. во всей ее сложности, анализируя источники народного недовольства, включение в активную борьбу новых общественных слоев, взаимоотношения левых партий, роль профсоюзных центров.

Заметным явлением был выход в свет книги Ж. Сеги - одного из главных действующих лиц рассматриваемых событий. Она позволяет по-новому оценить многочисленную и зачастую противоречивую информацию о крупнейшем столкновении французского государственно-монополистического капитализма и рабочего класса. Отвечая некоторым критикам действий компартии и ВКТ, утверждавшим, будто ВКТ "на ходу села в тронувшийся поезд", автор показывает, что без успешного проведения по ее инициативе демонстраций 13 мая майские события не вышли бы за рамки локальных стычек парижских студентов с полицией. Не "левые" крикуны из числа студентов, которых рабочие не пустили за ворота завода "Рено" в Булонь-Бийенкуре, а именно ВКТ сделала решающий шаг в развертывании движения, выпустив 15 мая в количестве 4 млн. экземпляров обращение, содержащее главные требования трудящихся5 .

Участию рабочего класса в событиях мая - июня посвящено несравнимо меньшее количество книг буржуазных авторов, чем студенческому движению. Среди них следует упомянуть работы А. Турэна, Ф. Бошара и М. Брюзека, коллективный труд П. Дюбуа, Р. Дюлона, К. Дюрана, С. Эрбэ-Сегуэн и Д. Видаля и специальный номер журнала "Sociologie du travail" 6 . А. Турэн с огорчением отмечает, что майское движение "возродило в самом разгаре социальных перемен классовую борьбу" 7 . Чтобы подправить и обновить теорию "индустриального общества", одним из постулатов которой было утверждение о "затухании" классовой борьбы, Турэн написал книгу под названием "Постиндустриальное общество"8 , где сделал попытку внести некоторые коррективы в эту буржуазно-реформистскую теорию, оказавшуюся не в ладах с реальной действительностью.

Буржуазные журналисты Ф. Бошар и М. Брюэек чрезмерно подчеркивают стихийность рабочего движения в мае - июне 1968 года. "Член профсоюза, - пишут они, - отставал от неорганизованного рабочего, профсоюзный руководитель - от рядового члена, руководитель первичной организации шел дальше, чем местная секция ВКТ или ФДКТ, региональные организации и кадровые работники отраслевых профсоюзов шли дальше, чем штабы" 9 . Аналогичную точку зрения высказывает и журнал "Sociologie du travail": "Движение в ходе своего собственного развития создавало


3 L. Salini. Mai des proletaires. P. 1968, p. 20.

4 Ibid., p. 25.

5 G. Seguy. "Le mai" de la C. G. T. P. 1972, p. 33.

6 A. Touraine. Le mouvement de mai ou le communisme utopique. P. 1968; Ph. Bauchard, M. Bruzek. Le syndicalisme a l'epreuve. P. 1968; P. Duboise. a. Greves revendicatives ou greves politiques? P. 1971; "Sociologie du travail", N 3, juillet - septembre 1970.

7 A. Touraine. Op. cit., p. 13.

8 A. Touraine. La societe pos'tindustrielle. P. 1969.

9 Ph. Bauchard, M. Bruzek. Op. cit., p. 69.

стр. 180


цели. Эти цели определялись в самой динамике движения" 10 . Пытаясь бросить тень на революционность рабочего класса, А. Турэн, С. Малле, А. Горз, Л. Магри и авторы вышеназванного коллективного труда объявляют, будто главная роль в выдвижении далеко идущих политических требований в мае - июне 1968 г. принадлежала инженерам и техникам11 .

Широко освещая майские события, буржуазная публицистическая и историческая литература ставила задачу предельно полно информировать господствующий класс о реальной угрозе, которую представляли для него эти события, и одновременно усилить идеологическое давление на рабочий класс распространением новых реформистских идей "участия", "социального контракта", "нового общества" в качестве альтернативы революционного пути развития. Французские буржуазные историки Ф. Бенетон и Ж. Тушар перечисляют различные варианты интерпретации событий мая - июня в прессе и литературе: "подрывное мероприятие; кризис университета; приступ лихорадки; бунт молодежи; духовный мятеж; кризис цивилизации; классовый конфликт; социальное движение нового типа; социальный конфликт традиционного типа; политический кризис; стечение обстоятельств" 12 . Очевидно, что такая пестрота характеристик вызвана стремлением буржуазных авторов затушевать главное, а именно, что при всей сложности и противоречивости майские события были мощным народным антимонополистическим движением.

Многие буржуазные авторы пытаются выдать события 1968 г. за конфликт между поколениями, преувеличивая значение "студенческой революции" и преуменьшая роль рабочего движения. Наиболее реакционные историки и публицисты объявили события мая - июня 1968 г, чем-то вроде массовой "психодрамы". Патриарх современной буржуазной социологии Р. Арон задал тон самым реакционным полемистам. "Нынешние раздоры, - заявил он по поводу студенческих выступлений, - несут в себе в историческом плане больше опасностей, чем надежд" 13 . Он задался целью развенчать идеи майского движения и взять под защиту капитализм. Эпиграфом для своей книги он взял слова из записной книжки Прудона, относящиеся к революции 1848 г.: "Сделали революцию без идеи. Французская нация - нация комедиантов" 14 . В этой книге он хотел показать, что в выступлениях студентов, за исключением критики отдельных сторон университетской системы, вообще не было ничего конструктивного. Вслед за Р. Ароном обрушился на студентов и поклонник американского капитализма, нынешний председатель партии радикалов Ж. Ж. Серван-Шрейбер. "Это восстание, которое намеревалось нарушить и, быть может, разрушить порядок, - писал он, - не было гармоничным развитием второй промышленной революции ни в нашей стране, ни в Европе, а скорее, наоборот, оно являло собой процесс медленного упадка и беззаботного отречения"15 . Для Ж. Блок-Мишеля это была "бесклассовая" революция (что проявилось в отсутствии насилия), революция "без системы, без заранее выработанной идеологии" 16 .

Большинство буржуазно-либеральных историков и публицистов в своей интерпретации майских событий избегают резко негативных оценок Р. Арона и Ж. Ж. Серван-Шрейбера. Некоторые авторы объявляют студенческие выступления не результатом социальных противоречий капитализма, связанных с образованием и трудоустройством молодежи, а неким знамением времени для всех стран. Вице-председатель Национального собрания Р. Нюнжессер, представляющий правящую партию "Союз демократов в защиту республики" (ЮДР), заявляет, что бунт молодежи "отражает глубокий моральный кризис современного общества... универсальный кризис цивилизации". Такой же точки зрения придерживается и левый голлист Л. Валлон, назвавший май 1968 г. началом "всеобщего кризиса нашей цивилизации" 17 . Итак,


10 "Sociologie du travail", N 3, juillet - septembre 1970, p. 303.

11 P. Duboise. a. Op. cit, pp. 14, 158.

12 "Revue francaise de science politique", vol. XX, N 3, juin 1970, pp. 503 - 504.

13 Цит по: J.-J. Servan-Schreiber. Le reveil de la France. P. 1968, p. 27.

14 R. Aron. La revolution introuvable. P. 1968.

15 J.-J Servan-Schreiber. Op. cit., pp. 27 - 28.

16 J. Bloch-Michel. Une revolution du XX-e siecle. P. 1968, p. 10.

17 R. Nungesser. Pour une nouvelle societe. P. 1970, p. 60; L. Vallоn. L'anti de Gaulle. P. 1969, p. 52.

стр. 181


социально-политический кризис эти деятели выдают за "моральный", а современное капиталистическое общество отождествляют с мировой цивилизацией. Для Р. Нюнжессера, Л. Валлона и некоторых других буржуазных авторов характерно стремление оторвать студенческие манифестации от рабочего движения, противопоставить одно другому, затушевать истинный смысл классовой борьбы.

Особенно обильна публицистическая литература по данной теме. Вслед за написанной по горячим следам книгой Э. Морэна, К. Лефора и Ж. - М. Кудрэ "Май 1968 г.: брешь" и альбомом фотографий, снабженных комментариями В. Лабро, "Баррикады мая", появился более развернутый репортаж П. Жнева "Секретная история майского восстания" 18 . Фотографии были явно рассчитаны на то, чтобы напугать обывателя призраком начавшейся гражданской войны, подействовать на воображение мелкого буржуа изображениями срубленных на улицах деревьев и подожженных автомобилей, что в немалой степени было делом рук профессиональных провокаторов (подобные свидетельства приводятся в книге одного из профессоров Нантерского университета) 19 . Гораздо убедительнее и весомее выглядит хроника событий, написанная Ж. Тибодо в форме сценария для радио 20 .

Вслед за первой серией книг и брошюр, написанных под непосредственным впечатлением от событий, стали появляться более обстоятельные исследования. К ним относятся книга историка К. Пайа "Секретные архивы 1968 - 1969 гг." и работа историка и публициста Ж.-Р. Турну "Месяц май генерала"21 . Обе они написаны в жанре "секретных историй" - популярных исторических очерков, раскрывающих массовому читателю закулисную сторону политических событий. Книга Пайа основана на богатом документальном материале. Ее автор показывает, что сами майские события не были случайностью, поскольку к десятилетию Пятой республики накопилось немало причин для социального взрыва. Он подробнее других авторов знакомит читателя с деятельностью мелких левацких группировок, оказавших известное влияние на выступления студенчества, широко освещает состояние демократического движения в провинции. К. Пайа пытается объяснить связь между событиями мая - июня 1968 г. и отставкой президента де Голля, последовавшей в апреле 1969 г., которая представлялась многим неожиданной и непонятной.

Ж.-Р. Турну довольно схематично излагает сами события. Его интересуют в основном их причины, которые он обнаруживает лишь в недостатках французской высшей школы, также особенности политического кризиса в верхах, рассматриваемого им с мельчайшими подробностями в традиционной манере падкой до сенсаций буржуазной прессы. Забастовочное движение целиком выпадает из поля его зрения, как и у большинства буржуазных авторов.

Более глубокий анализ событий содержится в книге публициста А. Фонтэна. Для большинства участников движения, отмечает он, главной целью было заставить правительство уступить некоторым требованиям материального порядка, другие хотели свергнуть правительство, третьи - уничтожить режим личной власти, четвертые - ликвидировать во Франции капитализм 22 .

Книга маститого французского историка, члена Литературной академии А. Дансетта остается на сегодняшний день самым полным повествованием о майских событиях. В ней нет журналистской крикливости и сенсационности первых репортажей. Она написана в спокойной академической манере и наряду с хроникой событий содержит характеристику исторического фона. Опираясь на результаты многочисленных исследований, А. Дансетт, подобно К. Пайа, взял большое количество интервью у участников событий. В отличие от предыдущих авторов он уделяет несколько большее внимание рабочему классу и левым партиям, но изображает их участие в событиях крайне тенденциозно. А. Дансетт считает, что в мае - июне 1968 г. имела место


18 E. Morin, С. Lefort, J.-M. Coudray. Mai 1968: la breche. P. 1968; Ph. Labro. Les barricades de mai. P. 1968; P. Geneve. Histoire secrete de l'insurrection de mai. P. 1968.

19 Epistemon. Ces idees qui ont ebranle la France. P. 1968.

20 J. Thibaudeau. Mai 1968 en France. P. 1970.

21 C. Paillat. Archives secretes 1968/69. P. 1969; J. - R. Tournoux. Le mois de mai du general. P. 1969.

22 A. Fontaine. La guerre froide civile. P. 1969, p. 79.

стр. 182


"революция, хотя и ограниченная университетом, где местами была свергнута власть и установлена новая власть. После этого испытания никто уже не предлагал восстановить в университете власть в первоначальном виде"23 .

Социально-политический кризис мая - июня 1968 г. во Франции, выразившийся в невиданных ранее масштабах всеобщего забастовочного движения, которое продолжалось три-четыре недели, заставил даже буржуазных публицистов в какой-то мере отразить широкое общественное недовольство и подвергнуть критике отдельные стороны голлистского режима. Даже Р. Арон был вынужден заметить, что Пятая республика, упразднив диалог с парламентом, партиями и профсоюзами, ликвидировала тем самым механизм "предохранительных клапанов". Такого же мнения придерживаются и А. Турэн, заявляющий, что "в эволюции французского общества до весны 1968 г. отсутствовали большие социально-политические дебаты", и журналист и клубный деятель М. Пайе, констатирующий отсутствие легальных возможностей проявления народной оппозиции 24 .

В потоке "майской литературы" значительное место занимают "гошистские" (левацкие) публикации и прежде всего издания сборников студенческих афоризмов. Движение парижских студентов, как известно, проявилось в подлинном "взрыве" идей, содержащих тотальную критику буржуазного общества и его культуры. Эту сторону студенческого движения отражают сборники "Студенческое восстание (2 - 13 мая 1968 г.)", "Революция о себе (революционные листовки)" и "Какой университет? Какое общество?", "Стенная газета, май 1968 г."25 . Симптоматично, что листовки политического содержания стали появляться лишь в конце второй декады мая, то есть в момент развертывания всеобщего забастовочного движения. Это были, в частности, листовки, озаглавленные: "Да здравствует движение рабочих, лицеистов и работников умственного труда" (19 мая), "Университетский манифест мая 1968 г." (20 мая), "От критики университета к критике общества" (25 мая), "1936 г.: рабочие занимают заводы. 1968 г.: студенты занимают факультеты" (2 июня) и др.26 .

М. Пайе считает, что идеи "студенческой революции" сводились в основном к следующему: "Поставить под вопрос все существующие структуры и иерархии; стремиться к изменению способа управления путем развития демократии на местах, децентрализации решений; поставить под вопрос не только учреждения и собственность на средства производства, но также и юридическую власть и особенно средства массовых коммуникаций - газеты, радиовещание и телевидение, - иначе говоря, "четвертую власть"; искать новый тип общества, что предполагает пересмотр культурных ценностей и, разумеется, способа их передачи" 27 . Даже технократы из Клуба Жана Мулэна, считающиеся самыми умеренными и либеральными критиками голлистского режима, были вынуждены констатировать всеобщий "протест против растущей и все более трудно переносимой зависимости от бюрократии, олигархии, урезанной и фальсифицированной информации, от далекой и тайной власти..." 28 .

Ж.-Ж. Серван-Шрейбер подметил своеобразную черту, свидетельствовавшую о классовой незрелости лозунгов студенческой молодежи. Майское движение, писал он, "ставит под вопрос не собственность, которая рассматривается как второстепенная проблема, а в первую очередь власть и авторитет. Оно намеревается захватить не средства производства, а центры управления" 29 . Справедливости ради, однако, следует отметить и то, что майское движение студентов обнаружило не только идейную, но и политическую слабость: оккупация молодежью Сорбонны и Одеона была лишь пародией на захват власти.

Теоретики левого оппортунизма - последователи Г. Маркузе стараются поль-


23 A. Dansette. Mai 1968. P. 1971, p. 351.

24 A. Touraine. La societe postindus' elle, p. 309; M. Paillet. Table rase. P. 1968, p. 90.

25 "L'insurrection etudiante (2 - 13 mai 1968). P. 1968; "La Revolution par elle-meme (Tracts revolutionnaires)". P. 1968; "Quelle universite? Quelle societe? (Textes reunis par le Centre de regroupement des informations universitaires)". P. 1968; "Journal mural mai 1968 (Sorbonne, Odcon, Nanterre, etc...)". P. 1968.

26 "La Revolution par elle-meme...", pp. 44 - 46, 53 - 54, 56, 75.

27 M. Paillet. Op. cit., p. 82.

28 "Club Jean Moulin. Que faire de la revolution de mai (Six priorites)". P. 1968, p. 10.

29 J.-J. Servan-Schreiber. Le reveil de la France. P. 1968, p. 44.

стр. 183


стить мятежным студентам и выступают в роли их духовных наставников. Они объявляют студентов "новым авангардом" - носителем революционного духа. Троцкист А. Глюксман заявляет, что "майское движение намечает перспективу революционной стратегии для второй половины XX в. в "передовых" капиталистических странах" 30 . Оригинальность и образцовость этой "революции" они видят в стихийности и неуправляемости. Левый доктринер, член социалистической партии Ж. Попрен пишет: "В основе кризиса лежала спонтанность. Не то чтобы движение в своих составных частях и в различных фазах не имело четких мотивов - экономических и политических - и не продвигалось к их осуществлению. Но именно само развитие движения выдвигало цели, а не наоборот. Следовательно, мало сказать, что движение никем не направлялось: оно не было в политическом смысле целенаправленным. На каждом этапе не только организации, но и политическое руководство отставали от самого движения". Переоценивая роль молодежи, Ж. Попрен причисляет студентов к "стимулирующим группам", способным-де оказывать влияние на массовое движение и на поведение партий и профсоюзов31 .

В большом количестве книг и брошюр о майских событиях от правореформистского до троцкистско-маоистского толка бросается в глаза обвинение в адрес ФКП в том, что она "могла", но не взяла власть в свои руки. "Трудящиеся и студенты, - писал А. Глюксман, - держали власть в своих руках, но не нашли организованной силы, которой можно было ее вручить" 32 . Троцкисты Д. Бенсаид и А. Вебер пытаются доказать, что в создавшейся тогда во Франции обстановке "объективно все было возможно" 33 . Этот тезис впервые выдвинул на антикоммунистическом митинге на парижском стадионе Шарлети 27 мая 1968 г. дезертировавший из компартии и ВКТ А. Баржонэ 34 .

Элементы "кризиса верхов" действительно были налицо. Но возникает вопрос: существовала ли во Франции в мае 1968 г. революционная ситуация? На этот вопрос нельзя дать односложный ответ, как это делают А. Баржонэ вкупе с другим ренегатом, Ж. Куэном, и гошистские лидеры Д. Кон-Бендит, А. Жейсмар и Ж. Соважо, а также некоторые деятели Объединенной социалистической партии и ФДКТ. Какие-то, условия были, но некоторых - как субъективного, так и объективного порядка - явно не хватало. Майские события явились неожиданностью как для правящих кругов, так и для левых сил. Отнюдь не по вине компартии левые силы не имели общей программы, которую можно было немедленно противопоставить режиму Пятой республики. Из-за маневров правых социалистов, радикалов и некоторых профсоюзных деятелей в левом лагере не было единства.

Оценивая создавшуюся ситуацию, В. Роше говорил на пленуме ЦК ФКП 8 - 9 июля 1968 г.: "На деле выбор, который можно было сделать в мае, был такой: либо действовать так, чтобы забастовка позволила удовлетворить основные требования трудящихся, и одновременно продолжать в политическом плане борьбу за необходимые демократические преобразования в рамках закона, - такова была позиция нашей партии; либо ввязаться сразу в испытание силы, иначе говоря, поднять восстание, прибегнув к вооруженной борьбе с целью насильственного свержения власти - такова была авантюристическая позиция некоторых ультралевых групп. Но поскольку силы армии и полиции находились на стороне установленной власти, а огромное большинство народа было абсолютно враждебно настроено в отношении подобной авантюры, было очевидно, что встать на этот путь означало бы попросту повести трудящихся на избиение, обречь на поражение рабочий класс и его авангард - коммунистическую партию" 35 .

Отмечая рост революционности молодежи, ФКП в то же время разоблачала вредный характер экстремистских лозунгов, получивших хождение в студенческой среде. В. И. Ленин еще в 1916 г. указывал, что "во Франции всегда много вредила анархистская фраза" 36 . Эти слова могут быть с полным основанием отнесены к май-


30 A. Gluksmann. Strategie de la revolution. P. 1968, pp. 18 - 19.

31 J. Popren. Une strategie pour la gauche. P. 1969, pp. 12, 25.

32 A. Gluksmann. Op. cit., p. 17.

33 D. Bensaid, H. Weber. Mai 1968: une repetition generate. P. 1968, p. 177.

34 A. Dansette. Op. cit., p. 285.

35 "L'Humanite", 10.VII.1968.

36 В. И. Ленин. ПСС. Т. 27, стр. 238.

стр. 184


ским событиям. Сам левый экстремизм - явление симптоматичное. "Прогресс идей социализма в мире настолько велик, - подчеркивал В. Роше, - что сегодня мы видим, как агенты капитализма рядятся в псевдосоциалистов, пытаются предстать "революционерами" 37 . Уничтожающей критике подвергает гошизм член Политбюро ФКП Ж. Дюкло. "Анархизм, - пишет он, - представляет индивидуалистическую концепцию жизни, противостоящую как социалистическому, так и капиталистическому государству...". С классовой точки зрения это не что иное, как отражение "гнева, нетерпения и колебаний мелкой буржуазии, лишенной перспектив" 38 . Ж. Дюкло проследил связь между анархиствующими элементами во Франции и их идейными вдохновителями (в том числе Г. Маркузе) и вскрыл авантюристический характер и реакционную направленность их политической деятельности. По признанию бывшего депутата голлиста Ш. д'Арагона, приводимому в книге, "левацкие группы были эффективными агитаторами за голлизм" 39 .

Демагогия "леваков" отнюдь не пугает монополистическую буржуазию, которая ввиду сокращения возможностей социального и политического маневрирования не прочь содействовать пропаганде идей, почерпнутых из арсенала "левого" и правого оппортунизма.

Май - июнь 1968 г. открыли новый тур классовых битв во Франции. Как и в годы Народного фронта, крупная буржуазия вновь почувствовала смертельный страх. Об этом свидетельствовало не только "бегство капиталов" за границу, но и известный поворот к атлантизму, к отказу от национального суверенитета в рамках западноевропейской "интеграции". В. Роше отмечал, что во Франции созрели объективные условия для установления социализма, однако субъективные предпосылки для перехода к новому общественному строю пока еще не сложились. В этой связи В. Роше называл два условия перехода к социалистическим преобразованиям в стране: "Первое условие - развертывание движения масс... Второе условие зависит в значительной мере от других группировок, выступающих от имени социализма, в частности от Социалистической партии" 40 .

Решающее значение для победы над властью монополий имеет движение самих масс. Майские события были именно таким движением. Последствия этих событий еще долго будут сказываться на внутриполитическом развитии Франции. "Ничто не может оставаться таким, как прежде", - стали говорить французы после мощного народного движения мая - июня 1968 года41 . Одним из проявлений поворота к глубоким переменам явилось образование блока, объединяющего ФКП, Социалистическую партию и левых радикалов.


37 W. Rochet. Op. cit., pp. 85 - 86.

38 J. Duclos. Anarchistes d'hier et d'aujourd'hui. P. 1968, pp. 7, 18.

39 Ibid., p. 30.

40 W. Rochet. Op. cit., pp. 109, 130.

41 "Cahiers du communisme", decembre 1970, p. 107.

Опубликовано 02 апреля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?