Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЗАРУБЕЖНАЯ ПРОЗА есть новые публикации за сегодня \\ 16.08.17

Зарубежная художественная литература

Дата публикации: 28 сентября 2015
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЗАРУБЕЖНАЯ ПРОЗА
Источник: (c) У книжной полки, № 1, 2008, C. 51-59
Номер публикации: №1443439838 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Дом с призраками: Английские готические рассказы

СПб.: Азбука-классика, 2007

 

Бледная луна, робко пробирающаяся сквозь перламутровые облака и озаряющая неверным светом заброшенное сельское кладбище... Одинокий огонек, мерцающий в бойнице угрюмой башни... Оживающий ровно в полночь портрет злой красавицы... Загадочная надпись над потайным входом в зловещее подземелье... Есть ли в литературе что-нибудь более увлекательное, чем готический жанр!

Истории с призраками - отдельная песня. Где еще, кроме Англии с ее дождями, туманами, вечерами перед горящим камином с трубкой и кружкой эля, могло родиться это оригинальнейшее ответвление готики, своего рода сказка для взрослых с ее потусторонними явлениями, замогильными вздохами, леденящими душу стонами и звоном цепей?

Классический готический жанр сложился в Англии в конце XVIII века, предварив многие явления, присущие литературе романтизма, в том числе ее главную проблематику: человек и Рок, человек и Случай, воздаяние за преступление... Через увлечение готикой прошло несколько поколений читателей и практически все сколько-нибудь крупные английские литераторы рубежа XVIII - XIX веков. Жанр оказался долгожителем и благополучно добрался до наших дней. К нему - в серьезной или пародийной форме - обращались Ч. Диккенс, О. Уайльд, Г. Джеймс, Р. Киплинг, да и кто только не обращался!

В нынешнем сборнике собрано несколько жемчужин готического жанра. Преобладают рассказы о привидениях, написанные такими мастерами этого рода сочинений, как М. Р. Джеймс, Дж. Ш. Ле Фаню и др. Есть в книжке и несколько произведений иных разновидностей "черной литературы" - мрачная история о сонном кошмаре, обернувшемся реальностью ("Женщина из сна" У. Коллинза), рассказ о кукле-убийце ("Кукла" Э. Блэквуда), повествование о роковом даре провидения ("Приоткрытая завеса" Дж. Элиот). Удовольствие получат как любители английской литературы (часть вещей малоизвестна читателю), так и любители "ужастиков" на сон грядущий, тем более, что "ужастики" именно такие, как нужно, - слегка старомодные и не очень страшные. Привидения в них "дикие, но симпатичные". Они не потревожат ваш сон.

Вера Бокова

Не стану вас уверять, что при виде призрака мое спокойствие ничуть не поколебалось. Я был очень встревожен; страх - слишком мягкое определение для того, что я испытывал. Вернее сказать, меня охватывал немой смутный ужас, причем (я стараюсь быть точным) не в тот миг, когда я встречал привидение, а несколькими секундами ранее, так что надвигавшаяся жуть заранее предупреждала меня о его приходе. Но к этому чувству примешивался острый интерес, желание узнать, какова природа таинственного пришельца, давно умершего, но на вид все еще живого, вновь облекшегося в тело, которое давно рассыпалось в прах.

Эдвард Фредерик Бенсон (1867 - 1940). "Примирение"

стр. 51
Киньяр П.

Салон в Вюртемберге СПб.: Азбука-классика, 2008

 

Паскаль Киньяр - один из крупнейших современных писателей, лауреат Гонкуровской премии, блистательный стилист, эрудит, знаток античной культуры и музыки эпохи барокко... Словом, культовая для французской литературы фигура.

У Киньяра свои, особые отношения с такими субстанциями, как красота, душа, вечность, жизнь. Он обладает удивительным даром простоты - которая, по его мнению, и есть предельная красота всех вещей. Его слово, удивительная отточенность, музыкальность всех фраз ласкают слух.

"Салон в Вюртемберге" - по сути, типично "прустовский" роман: с болезненной любовью, тоскливой монотонностью, надрывностью существования героя среди его многочисленных женщин. И в то же время это роман современный, со всем тем комплексом нюансов, который во Франции - да и везде в мире - называют хорошим вкусом. Читается он намного легче упомянутого Пруста, абзацы, монологи, реплики по-современному четки и достаточно лаконичны - заскучать читатель не успеет.

Главный герой романа - прославленный музыкант, талантливый исполнитель-виртуоз на виоле да гамба, однажды вдруг отказывается давать концерты и уроки, затворяется в старинном доме в Вюртемберге и принимается вспоминать свое прошлое, счастливые и тоскливые моменты детства и юности.

Киньяр чрезвычайно внимателен к деталям, нюансам, запахам - к трещинкам на потолке, тиканью часов, бегу минут, секунд. Читатель ощущает вкус карамельки из детства, слышит звуки музыки в старом доме и скрип половиц. Каждая глава Киньяра отличается своим неповторимым "запахом". Свой аромат в романе Киньяра имеют море, жара, промозглые осенние вечера, женщины...

Именно с этого романа началась известность Киньяра как писателя. Филигранная проза, плавно переходящая то в философское эссе, то в чрезвычайно чувственный, "жаркий" текст, способна доставить удовольствие самому привередливому читателю.

Наталья Литвинец

Я с ранних лет безошибочно угадывал приближение дождя - в первую очередь по тусклому свету в комнатах. И в таких случаях никогда не подходил к окнам. Не прижимался носом к стеклу, чтобы следить за надвигавшимися, чернеющими облаками, за падением первых крупных капель, за порывами ветра, бросавшими струи то вправо, то влево. Отвернувшись от окон, я искал приюта в домашнем сумраке, который противостоял той, наружной тьме, я находил уголок и кресло поближе к лампе. И погружался в чтение или мечты, стараясь забыть о внешнем мире, о грозовом небе, о жестокой буре и ее союзнике - мраке, о потерянности и оцепенении или, вернее, о тоске, которую он навевал. Я включал лампу, и уютный круг света, падавшего из-под абажура, служил мне щитом от всех напастей.

стр. 52
Морз В.

13 1/2 жизней капитана по имени Синий Медведь

М.: Азбука-классика, 2007

 

У каждого в детстве был плюшевый мишка - чёрный, белый, рыжий, жёлтый. Угадайте, какого цвета был медвежонок у Вальтера Морза?

Это потом он будет рисовать комиксы для взрослых, вроде "Адольф, нацистская свинья". А начинал с того, что придумал Синего Медведя, который в течение десяти лет развлекал маленьких немецких телезрителей. И настолько им понравился, что Морз решил записать его невероятные истории. Так и появилась книга "13 1/2 жизней капитана по имени Синий Медведь". Вообще-то всего их у него 27, но даже за половину этого срока событий произошло столько, что хватило бы на добрую сотню жизней. То, что судьба у нашего героя непростая, становится ясно с самого начала: Любая жизнь начинается с рождения. Любая - только не моя. Во всяком случае я не помню, как появился на свет. Возможно - чисто теоретически - я вышел в мир из пены морской или вырос в ракушке подобно жемчужине. Или, может быть, свалился с неба во время сильного звездопада. Доподлинно известно только одно - в один прекрасный день я вдруг очутился посреди океана.

Синий Медведь был ещё совсем крошечным, когда его взяли на воспитание карликовые пираты. Говорить его научили волны-болтушки, а образование он получал в Ночной школе профессора Филинчика, главной заповедью которого было: "Ученье - тьма". И всё это происходило в стране Замония и её окрестностях, населённых необычными существами. Кого там только не было! Впрочем, можно сказать, кого не было - людей. В Замонии и без них забот хватало. Однако со всеми проблемами легко справлялся капитан Синий Медведь.

При кажущейся увлекательности сюжета читать книгу не так-то просто. Повествование очень неоднородно - то с головой окунаешься в море фантазии, то борешься с желанием пропустить несколько страниц. Особенно трудно дается "Лексикон подлежащих объяснению чудес, тайн и феноменов Замонии и её окрестностей", составленный профессором Филинчиком. Оно и понятно - у профессора семь мозгов, а у читателя, пусть даже самого умного, всего один. Без разъяснений Филинчика не обойтись. Ни одна из существующих энциклопедий, составленных людьми, не объяснит нам, что такое бергины, темногорские черви, добраньские коровки, боллоги, сахароплав, шарах-иль-аллах, а также прочие существа и явления природы, встречающиеся исключительно в Замонии. (Вот попробуйте хотя бы угадать, что из перечисленного относится к живой, а что к неживой природе.)

"13 1/2 жизней..." из тех книг, прочитать которые один раз явно недостаточно. При первом прочтении половина просто выпадает из памяти - частично из-за тех самых перелистанных без внимания страниц, частично из-за обилия информации. Пытливый читатель найдёт здесь для себя много интересного. Единственное, с чем возникает затруднение, - это определение возрастных категорий, которым адресована книга. Маленькие дети многое просто не поймут, старших едва ли привлечёт название. Не отнесёшь эту книгу и к разряду так называемых "детских книг для взрослых". Однако успех приключений Синего Медведя говорит о том, что книга находит своих читателей среди людей разных возрастов и национальностей.

Не забывайте - у капитана осталось ещё 13 1/2 жизней!

Юлия Морозова

стр. 53
Эшбах А.

Нобелевская премия М.: Захаров, 2007

 

Профессору Андерсону предлагают огромную взятку, чтобы на заседании Нобелевского комитета он проголосовал за некоего номинанта. Андерсон отказывается. В отместку злоумышленники похищают его четырнадцатилетнюю дочь. Тогда профессор обращается за помощью к дяде девочки - профессиональному промышленному шпиону, человеку ловкому и одаренному, способному преодолеть любые преграды.

И начинается повествование в стиле добротного американского боевика: кражи, облавы, конспиративные встречи, компьютерное хакерство (с участием "русского компьютерного гения" по имени Димитрий), зловещие научные эксперименты, ужасные педофилы, заговоры и разоблачения. Только в самом конце читатель, как и центральный персонаж-рассказчик, узнает, что его морочили. И все это - не об этом. Не было коррупции в Нобелевском комитете, не было педофилов, не было даже похищения девочки. И триллер превращается в психологический роман о человеке, над которым всю жизнь довлели страхи, тянущиеся из его несчастливого детства, и который однажды сумел от них освободиться.

В финале порок наказан, персонажей ждет хэппи-энд, читатель получает свою долю оптимизма и в качестве бонуса - подробное описание того, как происходит присуждение Нобелевских премий, включая подробности церемониала и меню парадного обеда.

Автор романа - популярный немецкий писатель Андреас Эшбах, известный у нас своими романами "Видео Иисус" и "Один триллион долларов".

Вера Бокова

Смит А.

Отель - мир

М.: ИД "Флюид", 2007

 

Али Смит родилась в 1962 году в Шотландии. Ее первая книга "Свободная любовь и другие рассказы" вышла в 1995 году, и на родине писательница была удостоена премии за лучший дебют. В 1997 году она издала свой первый роман "Like". Второй роман "Отель - мир", опубликованный в 2001 году, получил сразу несколько премий и оказался в числе номинантов "Букера".

Сюжетная схема, использованная в книге "Отель - мир", не слишком оригинальна. Гостиница давно стала проекцией "большого мира": служащие, постояльцы, случайные посетители сталкиваются и расходятся, а здание продолжает стоять, ожидая новых гостей. В остальном Али Смит также не стремится излишне усложнять жизнь читателям, разве что поток сознания заставляет порой предложения сливаться в единое целое, а тридцать две страницы текста без единого знака препинания - это все-таки очень много. Главы озаглавлены в соответствии с системой английских времен: "прошедшее", "настоящее историческое", "будущее условное", "совершенное", "будущее в прошедшем", "настоящее". (Жаль, что русский перевод не может передать английскую схему, и у нас она перестает работать.)

Отель, связывающий всех героев или, точнее, героинь, поскольку подавляющее большинство персонажей - женского пола, получает название "Глобал",

стр. 54
и название, как часто бывает в книжках про гостиницы, становится говорящим. Без социального пафоса тоже не обошлось: "антиглобализма" здесь вдоволь, тем более что сеть "Глобал" охватывает весь мир, а в мире полно социальной несправедливости. Писательница не разменивается на мелочи: она с самого начала сталкивает в романе жизнь и смерть, и старается рассматривать и своих героинь, и все окружающее с точки зрения именно этой проблемы. У каждого - своя правда, и все же призывы "Надо жить!", "Надо любить!", "Не смейте называть нас мертвыми!" звучат на страницах романа чаще, чем остальное. Каким тесным стал мой мир. А каким он был необъятным! - с горечью восклицает (мысленно) прикованная к постели Лайз, 18 месяцев проработавшая в отеле за стойкой дежурного. Лучше жить как-нибудь, чем не жить никак, - вот, пожалуй, главная мысль книги. Мораль не оригинальна, но, когда начинаешь задумываться о жизни и смерти, трудно быть оригинальной.

Издатели, рекомендуя книгу, называют ее "ужасно смешной". Определение, по правде говоря, не самое подходящее - веселого там мало. Хотя сама Али Смит и готова оставить лазейку для тех, кто не желает воспринимать книгу излишне всерьез. Отсюда и заключительное о-гого-ооо-ого-ооо-ооо, и рассказ о том, что мать Лайз сочиняет новую эпическую поэму "Отель - мир". Итак, остается гадать, что перед нами: то ли серьезный роман, ставящий проблему жизни и смерти в эпоху глобализма, то ли плод болезненного воображения стареющей поп-звезды, выстраивающей вокруг своей больной дочери целое нагромождение сюжетов и судеб. Ведь, как говорит в минуту просветления еще одна героиня романа журналистка Пенни: Отели - это сплошное надувательство! А она хорошо знает предмет, недаром она ведет в журнале "Воскресный мир" рубрику "Совершенство "Мира"".

Дмитрий Николаев

Роббинс Г.

Голливудская трилогия

Книга первая. Торговцы грезами

Книга вторая. Охотники за удачей

Книга третья. Наследники

М.: Захаров, 2007

 

Знаменитый американский писатель Гарольд Роббинс (1916 - 1997), известный также как Фрэнсис Кейн, сам себя называл "лучшим из ныне живущих романистов". За ним недаром закрепилась слава Мопассана XX века. Правда, с Мопассаном Роббинса роднит разве что напористая сексуальность его книг; в остальном же он, скорее, напоминает слегка сниженного и разбавленного Теодора Драйзера - сходная проблематика, обстоятельность повествования и американские реалии.

"Голливудская трилогия", над которой Роббинс работал в 1940 - 1960-х годах, относится к лучшим вещам писателя, наиболее характерным

 

стр. 55

 


для его стиля и манеры письма. В англоязычном мире эти три романа числились среди бестселлеров, как, впрочем, и большинство других романов Роббинса.

Связывает трилогию не сквозные персонажи, а именно Голливуд. Киноимперия рождается на свет, развивается, постепенно превращаясь из полукустарной "фабрики грез" в маленькую кинострану, а затем в мощный телекиноиндустриальный концерн, работающий по законам любого другого гигантского предприятия.

История киноимперии рассказана через судьбы ее создателей, творцов и жертв: продюсеров, кинопромышленников, актеров, сценаристов, режиссеров. Яркие, неоднозначные характеры, причудливые жизненные коллизии, пылкие страсти, интриги и криминальные истории на фоне Америки XX века - мировых войн, "великой депрессии", "холодной войны" и так далее - вплоть до конца 1960-х годов.

Книги не только динамичны и увлекательны - из разряда тех, что читаются взахлеб и по ночам - но и действительно дают представление об истории того киномонстра, которым ныне является Голливуд. Отдельная песня - иллюстративный ряд, в качестве которого выступают репродукции старых американских киноафиш.

Вера Бокова

Хаммесфар П.

Ложь

СПб.: Азбука-классика, 2007

 

Немецкая писательница Петра Хаммесфар (род. в 1951) на родине выпустила уже тридцать книг, преимущественно триллеров. Секрет их успеха достаточно прост - напряженный сюжет, психологический подтекст, неординарные характеры, - но далеко не у каждого писателя получается соединить это все в нужных пропорциях. Творческая судьба Петры поначалу тоже складывалась не слишком удачно: прежде чем в начале 1990-х на нее, наконец, обратили внимание, писательница успела получить от издателей 159 отказов. Сейчас же ее романы выходят один за другим, экранизируются и переводятся на иностранные языки. В 2007 году "Азбукой-классикой" изданы "Могильщик кукол" (1999), самый знаменитый из них, и "Ложь" (2003).

Почему именно "Ложь"? Вероятно потому, что придуманная писательницей история будет одинаково близка

стр. 56
и понятна любой женщине - и в Германии, и в России. Да и мужчины прочтут ее с увлечением, ведь в ситуации, которая лежит в основе сюжета, - оказаться на месте другого человека - хотя бы раз представлял себя каждый. В вариации на классическую тему, знакомую с детства всем, кто читал роман М. Твена "Принц и нищий", на сей раз участвуют безработная неудачница Сюзанна Ласко, которую бросил муж, и Надя Тренклер - богатая, красивая, элегантная и замужняя. Они абсолютно разные, но при этом внешне как две капли воды похожи друг на друга (конечно, если Сюзанну соответствующим образом подстричь, приодеть и подкрасить). В комедии подобная игра природы стала бы источником множества забавных ситуаций, но перед нами триллер. Когда мы видим их в первый раз (а в этот момент и они впервые стакиваются), кажется, что у одной всё-всё плохо, а у другой всё-всё хорошо. Мы догадываемся, что Наде и Сюзанне предстоит поменяться местами, но не можем предположить, что последует за этим. Петра Хаммесфар приготовила немало сюрпризов и нам, и своим героиням. Единственное, что мы знаем с самого начала - вскоре обезображенное тело неизвестной женщины найдут в мусорном контейнере. Автор сообщает об этом в прологе, словно предупреждая: ничем хорошим дело не кончится. Итак, предстоит выяснить, кто кого убьет, кто кого обманет и кому это все выгодно. Без любовной линии тоже не обошлось - более того, она в определенный момент становится одной из определяющих, наряду с криминальной, разумеется. Еще одна важнейшая черта, делающая книги Петры Хаммесфар столь популярными: она не просто нагнетает напряжение ради напряжения, а показывает, как люди "продираются" к чему-то самому для них важному. Кто-то готов идти по трупам, кто-то еле успевает уворачиваться от ударов судьбы, кто-то медленно продвигается вперед шаг за шагом, кто-то стремится преодолеть все одним рывком. На что человек может решиться ради денег, ради успеха, ради ребенка, ради любви? ...Для одних цель так и остается не более чем мечтой, другим удается приблизиться к ней на расстояние вытянутой руки, ну а третьи заполучают то, о чем грезили. За этой увлекательной гонкой без правил и следят читатели. Не обходится и без морали: самое важное действительно должно быть самым важным.

Дмитрий Николаев

Прайор Л.

Кабаре

М.: Издательство Ольги Морозовой, 2007

 

Если бы понадобилось охарактеризовать творческую манеру Лили Прайор, то достаточно было бы одного слова - "лихо!". Писательница, будто водитель-лихач, мчится на огромной скорости, не разбирая дороги, но успевая при этом краем глаза подмечать все пролетающее мимо. Она виртуозно объезжает преграды, умело маневрирует, ухитряясь почти не сбрасывать темп, и уже на старте знает, что скажет, когда ей будут вручать приз за победу в этой сумасшедшей гонке. "Кабаре" - ее последний роман: три предшествующих - "La Cucina", "Нектар" и "Жара" - уже вышли на русском языке в "Издательстве Ольги Морозовой". Лили Прайор живет в Лондоне, но писать предпочитает об Италии.

На этот раз действие развивается в Риме в 1975 году, а воспоминания героини позволяют нам вернуться и в предшествующее десятилетие. Почему писательница в 2005 году решила обратиться к десятилетию 1965 - 1975? Да потому что оно как нельзя лучше соответствует ее

стр. 57
творческой манере. Роман сделан в яркой и мелькающей, взрывающейся яркими красками феерической стилистике того времени. Что она позволяет передать чувства "женщин на грани нервного срыва", первым почувствовал Педро Альмодовар. А Лили Прайор еще добавила к этому итальянский колорит.

Певица кабаре, психиатр, ответственная сотрудница министерства иностранных дел, два китайца, сыщик, чревовещатель, гробовщики, заклинательница змей, говорящий хомяк, пара влюбленных попугаев, садистка-физиотерапевт, секретарша похоронной конторы, изобретатель слезящихся глазных протезов, гангстер и т. д. и т. п. - вокруг главной героини успевает промелькнуть такое количество действующих лиц, что Лили Прайор посчитала необходимым даже дать в начале книги их список. Во-первых, чтобы читатели не запутались, а во-вторых, чтобы подчеркнуть необычную форму повествования, напоминающего разыгранную на сцене пьесу, фарс с переодеваниями или цирковое представление. Ну а сама Фреда Липпи, в девичестве Фреда Капур, пытается разобраться, куда исчезли ее нелюбимый муж и ее любимый попугай, а заодно рассказывает нам историю своей жизни. Героиня преображается прямо у нас на глазах. На первый взгляд получается не слишком правдоподобно, но чего только не бывает?

- И давно у вас эти галлюцинации? - спрашивает Фреду психиатр.

- Но это не галлюцинации, - возражает она. - Это моя жизнь.

Жизнь, в которой есть все, что должно быть в жизни: любовь и ненависть, родственники и соседи, работа и путешествия, рождение и смерть.

У подобных книжек часто бывает один минус - они заканчиваются как-то очень внезапно, оставляя читателей в недоумении - а, собственно, к чему все это было? Но Лили Прайор не желает сбрасывать темп, даже выезжая на финишную прямую. Правда, на все вопросы ответы мы так и не получим. (Впрочем, на это и не стоило рассчитывать, ведь на обложке есть подзаголовок - "римский роман-загадка".) Но Фреда почувствует, что наконец освободилась от двойного гнета: преждевременного старения и затянувшейся незрелости. И попугай найдется!

Дмитрий Николаев

Кено Р.

Вдали от Рюэйля М.: ИД "Флюид", 2007

 

Шаг за шагом, к сожалению - медленно, к счастью - неуклонно, мы знакомимся с литературным наследием одного из самых интересных французских писателей XX века, члена Гонкуровской академии, Раймона Кено (1903 - 1976). Но может быть и лучше, что каждой новой книги Кено на русском языке приходится ждать по нескольку лет. Создается ощущение, что они создаются автором в наши дни - тем более что в произведениях Кено почти нет примет времени (со временем у него особые отношения), а свойственное писателю стремление точно и подробно передавать иллюзорность как нельзя лучше подходит для начала третьего тысячелетия. Во Франции первое издание романа Кено "Вдали от Рюэйля" появилось в 1944 году, но вы не найдете в книге ни намека на войну, потрясавшую весь мир. И автор, и его герои на самом деле вдали - вдали от Рюэйля, главного города департамента Верхняя Сена, вдали от проблем современности, вдали друг от друга.

И мечты, и действительность у Кено доводятся до своего предела. Если мечта - то заоблачная, безудержная, всепоглощающая и все заслоняющая,

стр. 58
если действительность - то здесь и сейчас, рядом с героем, под носом у него. Кено любит вглядываться, вслушиваться, проникать внутрь и слов, и характеров. Ему не нравится, когда все существует как-то по отдельности. Он сливает реальности, добиваясь таким образом истинности вымысла, и создает неологизмы, сплавляя звуки и смыслы: в результате из Жана Жироду и Жана Жионо получается Жан Жироньо, а из "ontos" (бытие) и "algos" (боль) - экзистенциальная болезнь онталгия.

Переводчик Валерий Кислов с готовностью принимает вызов, брошенный писателем. (Кислов вообще, кстати, выбирает самые труднопереводимые произведения французской литературы - одно "Исчезновение" Ж. Перека чего стоит!) Наверное, "Вдали от Рюэйля" - не самый сложный роман Кено (Кислов переводил его же "День святого Жди-не-Жди"), но и здесь переводчику пришлось немало потрудиться для того, чтобы адекватно отобразить неологизмы, передать игру слов и стилистические манипуляции.

Ну а пересказывать сюжет романа не имеет смысла. Как всегда, Кено стремится к тому, чтобы смысл сначала раскладывался на множество смыслов, а потом собирался из них воедино. Он играет - словами, образами, ситуациями - и призывает нас играть вместе с ним.

Дмитрий Николаев

Опубликовано 28 сентября 2015 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?