Евразийская стратегия для России

' > Евразийская стратегия для России

' > Евразийская стратегия для России

'> Евразийская стратегия для России

' /> Евразийская стратегия для России

' />
Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО есть новые публикации за сегодня \\ 24.09.18


© Евразийская стратегия для России

Дата публикации: 04 мая 2014
Автор: Сергей Рогов - Директор Института США и Канады Российской Академии наук
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Номер публикации: №1399202668 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Сергей Рогов - Директор Института США и Канады Российской Академии наук, (c)

найти другие работы автора

Сегодня у нас стало модно говорить о России, как о мировой державе. На официальном уровне провозглашается, что российские интересы охватывают все значимые международные проблемы, а географически - практически весь мир. 1 При этом утверждается, что без России невозможно продуктивно решать острые международные вопросы. К сожалению, эти декларации не отвечают действительности. Более того, они мешают трезво оценить всю серьезность международного положения, в котором оказалась Россия после окончания "холодной войны".

В этих условиях принципиально важно проанализировать условия, на которых Москва интегрируется в глобальный рынок, в новую систему международных отношений. Отвечают ли эти условия национальным интересам России? С какими вызовами сегодня сталкивается Россия? Есть ли у нас стратегия интеграции в мировое сообщество? Сможем ли мы сделать нашу страну конкурентоспособной в XXI веке?

Россия на перепутье

Надо честно признать, что Россия занимает сегодня весьма скромные позиции в мире. Процесс трансформации экономической и политической системы и формирования новой российской идентичности после распада Советского Союза оказался мучительно долгим и сложным. Механизмы рынка в России все еще находятся на примитивном уровне, финансовый сектор по международным стандартам весьма слаб, промышленность и сельское хозяйство переживают многолетний спад, научный потенциал разваливается.

В 90-е годы удельный вес Российской Федерации в мировой экономике снизился примерно в 3 раза, а по сравнению с СССР - почти в 5 раз. 2

В прошлом году, казалось бы, появилась надежда, что Россия сможет остановить катастрофический упадок последних лет. Согласно официальным данным, 1997 год оказался лучшим для российской экономики в нынешнем десятилетии. Впервые за многие годы прекратился спад, и, согласно официальным данным, был зафиксирован незначительный рост: валовой внутренний продукт вырос на 0,4 %, промышленность - на 1,9 %, сельское хозяйство - на 0,1 %. 3 Кроме того, уменьшилась инфляция, несколько сократилась безработица и незначительно выросли денежные доходы населения. 4

Однако было бы преждевременным делать вывод о том, что Россия вступила в стадию подъема. Более того, еще рано говорить и о том, что российская экономика вышла из кризиса и стабилизировалась. Нельзя исключать, что падение производства сменилось стагнацией, за которой может последовать дальнейший упадок. Для возрождения экономической мощи страны требуется стабильный экономический рост на уровне 8-10 % в год. Однако, как признал министр без портфеля Ясин, надежды на скорое российское экономическое чудо необоснованны.

России еще предстоит очень сложная структурная перестройка экономики - ведь в этом заключается главная задача экономической реформы. Рыночная экономика в нашей стране слишком слаборазвита и не отвечает современным требованиям. Согласно оценкам Всемирного экономического форума, Российская Федерация находится на 48-м месте по конкурентоспособности в списке из 49 стран. Американский "Фонд наследия" поставил Россию по итогам 1997 года на 102-е место в списке 158 государств по так называемому "индексу экономической свободы", отмечая чрезмерный бюрократизм, высокую коррупцию, обширный черный рынок и другие слабые места российской экономики. 5

Наша наиболее острая проблема - это низкий уровень инвестиций, без которых экономическое возрождение страны невозможно. В 1997 году капиталовложения в российскую экономику сократились еще на 5,5 %. 6 Совокупный зарегистрированный уставный капитал всех российских кредитных организаций в прошлом году составил 33,2 трлн рублей, то есть чуть больше 6 млрд долл. 7 Недостаток внутренних капиталов не компенсируется внешними инвестициями. Более того, отток капитала из России продолжается. Нехватка капиталовложений не дает оснований верить декларациям о начале долгожданного экономического подъема.

Небывалый экономический кризис привел к многократному снижению доходов федерального правительства. Федеральный бюджет составил в 1997 году всего лишь примерно 80 млрд долларов (по обменному курсу). В результате не был выполнен даже секвестрированный план федеральных расходов. Российское правительство живет в долг - в 1995-1998 гг. размеры государственного внутреннего долга выросли с 14,7 до 25,4 % ВВП. 8

Фактическое банкротство российского правительства связано с низким уровнем собираемости налогов. На 1 января 1998 г. задолженность по налоговым платежам в бюджеты всех уровней имели 800 тыс. предприятий. 9 К тому же лишь 62 % налогов поступили в виде "живых денег" - ведь около половины всех российских предприятий убыточны. В результате задолженность федеральному правительству по налогам увеличилась в прошлом году на 61 % (39 трлн рублей) и составила 104 трлн рублей. Еще 194 трлн рублей составляют долги по штрафам и пени. Таким образом суммарный долг (около 300 трлн рублей) примерно равен годовому федеральному бюджету. 10

Тем не менее в 1997 году в России было собрано 90 % федеральных и региональных запланированных налогов - 593 трлн рублей. Это означает, что сбор налогов, как и в предшествовавшие годы, сохранялся на уровне примерно 22 % ВВП. 11

Главная проблема заключается в том, что в прошлом году российский ВВП составил всего 2675 трлн рублей - меньше 450 млрд. долларов по обменному курсу или около 600 млрд. долларов по паритету покупательной способности (ППС). По размеру ВВП Россия находится сегодня во втором десятке стран мира. Расходы федерального правительства уступают расходам правительства США примерно в 20 раз, Японии - в 14 раз, Китая - в 4 раза и т.д.

Именно в результате сокращения налогооблагаемой базы у российских властей не хватает денег для того, чтобы платить по счетам. Это сказалось на социальной сфере, науке, культуре и привело к разрушению военного потенциала. Оборонные расходы России в 1997 году сократились до 3 % ВВП. Таким образом, Москва не только не имеет средств на содержание и модернизацию унаследованных от СССР вооруженных сил, но и не может выделить средства на проведение назревшей военной реформы.

В результате Российская Федерация, оказавшись на второстепенных ролях в мировой экономике, через несколько лет может потерять и статус великой военной державы. Ядерные силы сдерживания при нынешнем уровне финансирования придут в упадок в течение 10-15 лет. Силы обычного назначения уже, похоже, утратили боеспособность, что было наглядно продемонстрировано во время войны в Чечне . В ближайшие 2-3 года российская армия будет вынуждена сократиться до 12-15 дивизий.

Судя по всему, это - максимум возможного. Но этого будет явно недостаточно для любой войны за исключением приграничного конфликта низкой интенсивности. Между тем, еще преждевременно утверждать, что военная сила перестанет играть роль в следующем веке.

Конечно, сегодня военная угроза для России находится на сравнительно низком уровне. Однако в средне- и долгосрочной перспективе ситуация может измениться, если не будет создана надежная система международной безопасности на глобальном и региональном уровнях.

Куда большая опасность для России таится в экономической сфере. Отказавшись от советской автаркии, Москва интегрируется в мировую экономику в условиях, когда конкурентоспособность российской экономики крайне низка. Удельный вес машиностроения и металлообработки в продукции российской промышленности упал до 18,3 %, в то время как в Китае он составляет 29,5 %, в США - 39,5 %, в Германии - 48,1 % и в Японии - 50,2 %. Поэтому внешняя торговля России напоминает слаборазвитые страны - в экспорте доминируют нефть и газ, другие природные ископаемые. Доля продукции машиностроения уменьшилась за последние 5 лет в четыре раза. 12 На нее приходится меньше 10% российского экспорта. 13

Ниша, которую Россия занимает на мировом рынке, явно не отвечает потенциалу страны, обладающей уникальным географическим положением, крупнейшими в мире природными ресурсами, многочисленным населением, значительными экономическими и технологическими возможностями. Российская Федерация стоит перед реальной перспективой превращения в третьеразрядное государство.

Экономическая слабость России наглядно проявилась в ходе мирового финансового кризиса. Впервые после 1917 года мы в столь резкой форме испытали на себе негативные последствия взаимозависимости. Оказалось, что российский рынок весьма уязвим для колебаний мировой экономической конъюнктуры: стоимость ценных бумаг на российской бирже за несколько недель резко упала, началось массовое бегство иностранных инвесторов, обанкротившийся федеральный бюджет оказался чуть ли не в полной зависимости от очередных кредитных "вливаний" Всемирного банка и Международного валютного фонда.

Между тем на мировом рынке можно ожидать еще большего обострения конкурентной борьбы. Оступившиеся "тигры" Восточной Азии постараются еще более агрессивными методами наращивать свой экспорт. Российской экономике будет очень сложно конкурировать с "разозленными" соперниками. По прогнозам российского правительства, отрасли, ориентированные на экспорт, столкнутся с трудностями, в частности из-за неблагоприятной ситуации на мировых рынках. 14

Таким образом, Россия оказалась крайне уязвимой для негативных потрясений, происходящих в глобальной экономике. Это связано с тем, что интеграция Российской Федерации в мировое рыночное хозяйство происходит в основном на невыгодных для нас условиях.

Например, вступление Москвы во Всемирную торговую организацию даст возможность не только участвовать в выработке правил международной торговли, но и более успешно защищать интересы российских экспортеров на мировых рынках. Однако не стоит забывать, что Российская Федерация должна будет принять невыгодные условия, касающиеся тарифного регулирования, сделать очень крупные уступки в отношении доступа иностранных товаров и услуг на российский рынок. На переговорах о вступлении в ВТО в феврале нынешнего года Россия согласилась сократить список стратегических товаров, размер ввозных пошлин , на которые не будет ограничен. 15

К сожалению, отечественная промышленность, коммерческие банки и страховые компании пока не способны на равных конкурировать с зарубежными соперниками. При этом в краткосрочной перспективе снижение тарифов больно ударит по доходам федерального правительства, продемонстрировавшего свою несостоятельность в сборе налогов внутри страны. Одновременно вступление России в Всемирную торговую организацию осложнит восстановление общего рынка стран СНГ, поскольку Содружество неспособно координировать выработку общей позиции в отношении принятия условий ВТО.

Усиливается зависимость Москвы от внешних кредиторов. Россия унаследовала от СССР около 70 млрд долл. внешнего долга. 16 С тех пор он удвоился. Только в 1995 -1996 гг. внешний долг России увеличился на 12 млрд долларов. 17 Еще более быстрыми темпами он рос в прошлом году. Объем внешних заимствований превысил 51,1 трлн рублей или свыше 8 млрд долл. (для сравнения - внутренние заимствования составили 42,6 трлн рублей). 18 В нынешнем году внешний долг достигнет 140 млрд долл. Из-за возросших рисков инвестирования и необходимости погашать краткосрочные займы прошлого года размещение российских ценных бумаг будет затруднено, правительство планирует получить в 1998 году новые займы на сумму не менее 9 млрд долл. 19

В то же время платежи процентов по привлеченным кредитам составили 5,5 млрд долл., а общая сумма выплат, отражающая текущую стоимость обслуживания иностранных пассивов российской экономики достигла 9 млрд долл. 20

Хотя требования Всемирного банка и МВФ, также и предписываемые ими рецепты реформирования экономики вызывают острую критику в России, Москва вынуждена действовать в предписанных рамках. Иначе российское правительство просто не может свести концы с концами. Такая ситуация продлится по крайней мере до 2000 года.

В конце прошлого года Российская Федерация, несмотря на волну оттока капитала в результате массового бегства иностранных инвесторов с российского рынка, должна была пойти на выплату 3 млрд долл. членам Лондонского клуба, как этого требуют условия 25-летней реструктуризации советского внешнего долга (32 млрд долларов, в том числе 24 млрд долларов составляет основной долг, а остальное - проценты). С учетом же договоренностей с Парижским клубом, России придется ежегодно платить не менее 4 млрд долларов, а после истечения срока отсрочки - до 12 млрд долларов в год. 21

Таким образом, одной рукой Москва платит по старым долгам, а другой рукой набирает все новые и новые кредиты. Российская Федерация оказалась в положении своего рода "финансового наркомана", который все больше и больше зависит от иностранных кредитов. Именно так складывается ситуация к началу следующего десятилетия, когда российская экономика может наконец-то набрать темп.

Геополитические вызовы

Как известно, кто платит деньги, тот и заказывает музыку. Экономическая зависимость имеет и политические последствия. В связи с позицией, занятой Москвой в ходе иракского кризиса, в Вашингтоне начали открыто призывать к увязке политических и экономических вопросов. В редакционной статье газета "Вашингтон пост" прямо заявила, что Россия не может одновременно выступать с критикой американской политики и пользоваться "щедростью США", получать миллиарды долларов помощи от МВФ и отсрочки по выплате долгов. 22

Опубликованная осенью прошлого года в журнале "Форин афферс" статья "Геостратегия для Евразии" 23 известного американского политолога Збигнева Бжезинского после перепечатки в "Независимой газете" вызвала у многих всплеск эмоций. Действительно, кому из россиян могут понравиться планы геополитического устройства послевоенного мира (после "холодной войны"), предусматривающие ликвидацию нашей страны не только как великой державы, но и как централизованного государства? Однако эмоциональный всплеск не должен подменить трезвого анализа угроз и вызовов, с которыми сталкивается Российская Федерация.

В отличие от Советского Союза, сегодняшнюю Россию больше не воспринимают (и вполне обоснованно) как угрозу. Однако в последние годы в США (и не только в США) все меньше и меньше считаются с интересами России и принимают решения, не обращая внимание на мнение Москвы. Ведь политическая позиция, лишенная опоры на экономическую и военную мощь, не может восприниматься всерьез главными центрами силы на мировой арене. Апелляция к абстрактным принципам равноправия и общечеловеческих ценностей не может заменить силовые факторы в качестве главного аргумента дипломатии.

Сегодня на Западе открыто говорят о слабости Москвы. Например, в докладе "Фонда наследия" "Новая парадигма американо-российских отношений" отмечается: "Администрация Клинтона и ее внешнеполитическая команда должны понять, что с развалом Советского Союза и экономическим упадком России баланс сил в Евразии необратимо изменился. Администрация Клинтона и конгресс должны понять, что сегодняшняя Россия, ВВП которой слегка выше, чем у Индонезии, и ниже, чем у Мексики, а уровень жизни такой же, как у Бразилии, не является глобальной державой, какой был ее предшественник - Советский Союз".

Отсюда понятно и появление призывов в духе З. Бжезинского к "полицентризму" в Евразии путем маргинализации России. И дело тут не в пресловутой русофобии известного американского политолога, хотя симпатиями к России З. Бжезинский никогда не отличался. Его концепция основывается на традиционной геополитической теории, согласно которой держава, занимающая господствующую позицию в "серединной земле" (heartland) мирового острова - Евразии, может претендовать на глобальное доминирование.

Подчеркивая, что на долю Евразии приходится 75 % населения, 60 % ВВП и 75 % энергетических ресурсов всего мира, З. Бжезинский пишет: "Евразия - это осевой суперконтинент мира. Держава, которая доминирует в Евразии, будет оказывать определяющее влияние на два из трех наиболее экономически развитых районов мира - Западную Европу и Восточную Азию. Достаточно взглянуть на карту, чтобы увидеть, что страна, доминирующая в Евразии, будет почти автоматически контролировать Ближний Восток и Африку". По его оценке, "коллективно потенциальная мощь Евразии перевесит мощь даже Америки". 24

Как считает З. Бжезинский, да и не только он, нынешнюю лидирующую роль США в международных делах можно сохранить только в том случае, если Вашингтон "обеспечит, чтобы ни одно государство или коалиция государств" не смогли бы господствовать в Евразии, которую он называет "решающей геополитической шахматной доской". При таком подходе, естественно, необходимо не допустить возрождения России, как великой евразийской державы: "Центр Евразии, район между расширяющейся Европой и поднимающимся в своем регионе Китаем, будет оставаться политической черной дырой, пока Россия не определит себя твердо как постимперское государство". 25

Еще более откровенно ставится задача в докладе "Фонда наследие": "Предотвращение возникновения новой российской империи на землях бывшего Советского Союза должно быть приоритетом для США и их союзников".

Наивно считать, что статьи З. Бжезинского и доклады республиканских аналитиков определяют нынешнюю политику США. Збигнев Бжезинский, как и Генри Киссинджер, открыто призывающий "дожать" Россию, уже давно отстранены от принятия решений в Вашингтоне. Конечно, маститые классики геополитики времен "холодной войны" , обеспечили себе видное место в американском истэблишменте, но не они вырабатывали и осуществляли политический курс Соединенных Штатов в 80-90-е годы.

Дело в другом: в международных делах сегодня, как и в прежние времена, когда Киссинджер и З. Бжезинский находились при власти, решающую роль по-прежнему играют факторы экономической, политической и военной мощи. Именно на этих основах вырабатываются правила игры, которые диктуются - несмотря на все красивые декларации - слабым и уязвимым партнерам.

Если не впадать в поиск мирового заговора против России, а посмотреть на реальные процессы формирования новой системы международных отношений, то нельзя не признать, что в новой конфигурации мира сегодня определяющую роль играют не идеологические установки (будь то антикоммунизм или русофобия), а вполне материальные интересы, связанные со стремлением обеспечить наиболее выгодные позиции на мировом рынке капиталов, товаров, услуг, информации. При этом задают тон уже не столько крупнейшие, наиболее сильные государства, такие как США, Япония, Германия и Китай, а мощные надгосударственные коалиции. Об этом слишком часто забывают в нынешних дискуссиях о конфигурации современного мира (однополярность или многополярность).

"Большая семерка", Организация экономического развития и сотрудничества (ОЭСР), Всемирная торговая организация (ВТО), Всемирный банк и Международный валютный фонд (МВФ), Лондонский и Парижский клубы кредиторов, НАТО и другие международные организации сегодня нередко играют куда более важную роль, чем отдельные государства. Достаточно отметить, что уставной фонд МВФ недавно был увеличен со 199 до 288 млрд долларов. 26

После окончания "холодной войны" и краха биполярной системы мощный импульс получили интеграционные процессы - началась консолидация региональных экономических блоков в Европе (ЕС), Северной Америке (НАФТА), Южной Америке (Меркосур), Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТЭС). Степень консолидации этих коалиций различна, но общей чертой является создание зон свободной торговли, после чего возможен переход к более высокому уровню интеграции, примером чего стал Европейский Союз.

В будущем возможно появление новых блоков. В начале следующего века должна быть создана зона свободной торговли, объединяющая Северную и Южную Америку. Не исключено и создание Евроатлантической зоны с участием США и ЕС. Начался экономический диалог между лидерами Европейского Союза и АТЭС.

Таким образом, возникновение региональных экономических блоков стало главной отличительной чертой нынешнего этапа развития системы международных отношений. На долю НАФТА, ЕС и АТЭС приходится примерно 80 % мирового ВВП, 82 % всех государственных бюджетов стран мира и 85 % экспорта. Видимо, на этой основе будет формироваться глобальный рынок XX I века.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 1

Оценка доли основных региональных блоков

в мировых экономических показателях (в процентах)


* Расходы центральных правительств без учета расходов региональных и местных органов власти

** без членов НАФТА

Вместе с тем отношения между этими коалициями носят неоднозначный характер. Нет никаких оснований для утверждений о том, что борьба за рынки капитала, сбыта и сырья безвозвратно канула в прошлое. Но вспышки конкурентной борьбы ограничиваются механизмами взаимозависимости , вырабатывающими правила игры на формирующемся на рубеже XX-XXI веков воистину глобальном рынке.

Именно эти механизмы были задействованы для того, чтобы ограничить последствия недавнего мирового финансового кризиса для целого ряда стран АТР, оказавшихся на грани экономического краха. В конце 1997 года МВФ предоставил в виде кредитов 114 млрд долларов Южной Корее, Таиланду и Индонезии. 27

Мировой финансовый кризис, разразившийся в конце 1997 года, вновь подтвердил, что глобальный рынок XXI века формируется путем роста взаимозависимости различных стран и регионов нашей планеты. Экономический рост в рамках национального государства находится во все большей зависимости от опережающих темпов экспорта и быстрого движения капитала. Однако формирующийся глобальный экономический рынок оказался весьма хрупким. Пока еще рано говорить, каковы будут долговременные последствия этого кризиса как для стран, потерпевших наибольшие убытки, так и для мировой экономической системы.

В новой институционной структуре международных отношений Россия оказалась в невыгодной ситуации.

Во-первых, унаследованные Москвой от советских времен позиции в таких институтах, как ООН и ОБСЕ, позволяют оказывать влияние на глобальное и региональное развитие в ограниченных размерах. К сожалению, в силу ряда причин Организация Объединенных Наций не смогла обрести второе дыхание и реализовать заложенный в ее Уставе потенциал. Бюрократические и финансовые препятствия, а нередко и откровенный саботаж со стороны США не дают этой организации реальной возможности выполнять свои функции в сфере международной безопасности. Пожалуй, еще менее эффективной оказалась и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Фактически ОБСЕ была задвинута на маргинальные позиции более сильными конкурентами - НАТО и ЕС.

Во-вторых, чисто декоративные функции выполняет Содружество независимых государств. Вместо реинтеграции бывших советских республик, на протяжении нескольких лет СНГ фактически занималось "бракоразводным процессом". В результате бывший единый рынок СССР распался, произошла переориентация практически всех членов СНГ на новых партнеров. При этом Россия сама поощряла центробежные тенденции, рассматривая страны СНГ как бремя для российской экономики. В 1990 году на бывшие советские республики приходилось 63 % российского вывоза, в 1997 году их доля составила всего 21,5 % экспорта Российской Федерации. 28 Это - одна из главных причин падения экономического производства в России. Наша промышленность теряет свой естественный рынок, поскольку главными экономическими партнерами других государств Содружества становятся страны "дальнего зарубежья".

В-третьих, в первой половине 90-х годов Россию не приняли ни в одну из ведущих глобальных и региональных международных организаций. В то время как в мире резко активизировались интеграционные процессы, Москва оказалась в эпицентре дезинтегрирующегося "постсоветского пространства". Если в СССР около четверти ВВП было вовлечено в межреспубликанский товарооборот, то сейчас этот показатель для стран СНГ не превышает одной десятой.

Сложилась угроза изоляции ослабленной России от интеграционных процессов как Европе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и на глобальном уровне. Более того, возникла ситуация, при которой послевоенное устройство мира осуществляется без участия Москвы и за счет российских интересов.

В начале 90-х годов было модно говорить о создании принципиально новой системы международной безопасности "от Ванкувера до Владивостока", в которую на равноправной основе вошли бы бывшие противники в "холодной войне". Но впоследствии на Западе об этом забыли, предпочитая сохранение и укрепление проверенного и надежного военно-политического механизма времен "холодной войны", т. е. НАТО, созданию новой системы безопасности.

Наиболее заметно это проявилось при решении Запада начать расширение НАТО путем включения в его состав бывших союзников СССР по Варшавскому договору. Экспансия Североатлантического альянса на восток Европы можно интерпретировать как попытку Запада консолидировать свою "победу" в "холодной войне", оформить новую геополитическую ситуацию и закрепить свое доминирование в Европе в начале XXI века.

В системе институтов западного сообщества НАТО - единственная эффективная многосторонняя военно-политическая организация, объединяющая североамериканский и западноевропейский полюса современного Запада. Без Североатлантического альянса сугубо экономические институты западного сообщества вряд ли смогли бы обеспечить сохранение консенсуса западных держав. Достаточно сказать, что американцы и западноевропейцы с немалой опаской смотрят на растущую мощь объединенной Германии, которая теоретически вполне способна вернуться на доминирующие позиции в Европе. Поэтому заинтересованность в сохранении механизма координации внешней и военной политики возобладала над центробежными силами, явно усилившимися на Западе после прекращения "холодной войны", и военно-политический альянс продолжает сохраняться, несмотря на исчезновение "цементировавшего" его общего врага - Советского Союза.

Естественно, что превращение НАТО в основу европейской системы безопасности создает очень серьезные проблемы для Российской Федерации и для других стран, не являющихся членами этого альянса. Ведь этот военно-политический блок де- факто присваивает себе функции общеевропейской системы безопасности, оттесняя в тень ОБСЕ, хотя является и в обозримом будущем будет являться организацией, в которой представлено меньшинство европейских стран. На практике же превращение НАТО в доминирующую европейскую структуру грозит превращением России во второразрядного участника европейского процесса. Тем самым Москва может быть исключена из механизма принятия решений по ключевым вопросам европейской безопасности.

Наверное, можно согласиться с заверениями представителей НАТО о том, что у них нет враждебных намерений в отношении России и кого бы то ни было еще. Но ведь намерения могут меняться. Наши нынешние западные партнеры-бывшие противники в годы "холодной войны", принимали во внимание не советские декларации о миролюбивых намерениях, а реальный материальный потенциал Советского Союза, включая советское превосходство в целом ряде компонентов вооружений и вооруженных сил.

На долю Североатлантического альянса приходится сегодня 55 % мировых военных расходов и более 80 % расходов на военные НИОКР и закупку новых вооружений и военной техники. Это - крупнейший и, пожалуй, единственный эффективный многосторонний военный союз, который способен "проецировать" военную силу не только в любом районе Европы, но и в глобальных масштабах.

Вряд ли можно назвать удовлетворительной ситуацию, складывающуюся для нас на Дальнем Востоке. Россия унаследовала от Советского Союза территориальный спор с Японией. Нормализация отношений с Китаем была достигнута главным образом благодаря уступкам с нашей стороны. Наконец, исключение Москвы из четырехсторонних переговоров о мирном урегулировании на корейском полуострове (в них участвуют США, Китай, Северная и Южная Корея) наглядно демонстрируют уменьшение роли России в этом регионе.

Одновременно наметилось стремление к ослаблению влияния Москвы на постсоветском пространстве. Поддержка независимости бывших советских республик стала интерпретироваться как дистанцирование от России. Наиболее наглядно это проявилось в Прибалтике, которая превратилась в своего рода зону особых интересов Запада. В повестке дня оказался вопрос о принятии трех балтийских государств в НАТО. Такой сценарий явно носит недружественный характер по отношению к России и чреват тяжелыми политическими последствиями.

Заметна также тенденция "поиграть" на российско-украинских противоречиях. При этом Украина начинает рассматриваться как некая "серая зона" или даже противовес против России. Явно стремится к "особым отношениям" с Киевом НАТО. В то же время любые шаги к укреплению российско-украинских отношений чуть ли не автоматически объявляются свидетельствами "империалистических" устремлений Москвы.

Сегодня можно говорить, что на одно из ведущих мест в мировом экономическом развитии выдвигается бывшее "мягкое южное подбрюшье" Советского Союза - государства Центральной Азии и Закавказья. После того, как на протяжении почти двух веков Москва безраздельно господствовала в этих регионах, они превращаются в один из объектов экономического и геополитического соперничества. Возникший в этой зоне пресловутый "вакуум силы" начинает заполняться внешними силами - в Центральную Азию и Закавказье началась активная экспансия ведущих мусульманских государств, Китая, США и других стран Запада. Эти районы оказались втянутыми в новую "дугу нестабильности", раскинувшуюся от Боснии до Таджикистана.

Сегодня можно говорить по меньшей мере о нескольких причинах такой вспышки внешней активности в этом регионе,

Во-первых, это нефтяные и газовые ресурсы Каспийского бассейна, которые существенно меняют расстановку сил на мировом энергетическом рынке. Месторождения этого района могут в какой-то степени ослабить зависимость мировой экономики от ближневосточной нефти. Особое значение энергоресурсы Каспия могут иметь для удовлетворения быстро растущих потребностей в нефти и газе Китая и ряда других "азиатских тигров". В то же время в какой-то степени эти источники энергии могут конкурировать с российскими, которые играют главную роль в экспорте Москвы в Европу, а в недалеком будущем, вероятно, будет иметь не меньшее значение в торговле Российской Федерации с Китаем и Японией. При этом особую роль не только в экономическом, но и в геополитическом плане играет вопрос о маршруте прохождения стратегических трубопроводов: через территорию России или в обход ее.

Во-вторых, Центральная Азия и Закавказье могут стать маршрутом воссоздаваемого "Великого шелкового пути", то есть наземных (и не только наземных) коммуникационных путей, которые должны связать Китай и Европу, укрепив самое слабое звено сегодняшнего глобального рынка. Железные и шоссейные дороги, трубопроводы, авиационные маршруты, а также линии волоконно-оптической связи могут резко ускорить и увеличить обмен товарами и информацией между рынками Европы и АТР, что будет иметь важнейшие геополитические последствия. В 2000 г. Китай завершит постройку железной дороги в Средней Азии, которая будет на несколько тысяч километров короче Транссиба. Открылся и первый газопровод, соединивший Туркмению и Иран. 29 Воссоздание "Великого шелкового пути" может стать альтернативой трансконтинентальному маршруту через Российскую Федерацию.

В-третьих, эти регионы оказываются втянутыми в геополитическое соперничество за доминирование на "постсоветском пространстве", когда под угрозой оказываются экономические, политические и военные позиции России в бывших советских республиках.

С одной стороны, налицо явное стремление Турции взять на себя особую роль в мусульманских государствах СНГ. Активно действуют в этих государствах и некоторые другие страны Среднего Востока, среди которых - Иран, Афганистан, Пакистан и Саудовская Аравия. С другой стороны, естественно стремление Китая воссоздать "Великий шелковый путь". С третьей стороны, в этих районах обнаруживаются и интересы США. Наконец, заметную активность проявляет и Западная Европа, причем эта активность может резко возрасти в случае принятия Турции в ЕС.

Вместе с тем, просматривается и тенденция к сколачиванию своего рода противовеса России из ряда бывших советских республик, недовольных чрезмерной ролью Москвы в СНГ. Создание "оси ГУАМ" (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) может затронуть и Центральную Азию, в частности Узбекистан, все более дистанцирующийся от России.

Кроме того, определенное влияние на этот регион оказывают и острые политические проблемы Ближнего Востока. Во всяком случае, "двойное сдерживание" Ирана и Ирака, проводимое Вашингтоном, уже сейчас отражается на борьбе по вопросам разработки и транспортировки энергоресурсов Каспийского бассейна.

Наконец, не следует забывать, что развитие событий в Закавказье и Центральной Азии сказывается и на внутриполитическом развитии Российской Федерации. Для Москвы ислам - это фактор не только внешней, но и внутренней политики. Жизнеспособность российского государства будет в огромной степени зависеть от решения вопроса о новой национальной идентичности России. Останется ли Чечня временным эпизодом, либо станет прелюдией к цепной реакции, которая может охватить не только Северный Кавказ, но и Татарию и Башкирию? Россия обязана в следующем веке успешно решить проблемы, которые не смог решить Советский Союз. Иначе Российскую Федерацию постигнет судьба СССР, и сценарий З . Бжезинского станет реальностью.

В целом же можно сделать вывод, что основания для тревоги есть: Россия действительно может утратить статус великой державы и превратиться во второразрядное, слабое государство, неспособное защитить свои интересы на международной арене.


Условия интеграции в мировой рынок

К сожалению, Россия начала интеграцию в мировую экономику, имея весьма слабые позиции по отношению к мощным группировкам, доминирующим на глобальном рынке. Что же мы можем дать глобальному рынку?

Наибольший спрос в сегодняшнем мире имеют такие товары, как капитал, высокие технологии и энергетические ресурсы. К сожалению, Россия сама нуждается в получении инвестиций и современных технологий. Федеральные расходы столь невелики, что пресловутый "бюджет развития" вряд ли превысит 50 млрд рублей (7-8 млрд долларов), а этого абсолютно недостаточно для того, чтобы удовлетворить потребности страны в капиталовложениях. Сегодня Российская Федерация испытывает колоссальнейший голод на капиталы.

По объему капиталовложений Россия уступает США в 8 раз, Японии - в 6 раз, ведущим странам Западной Европы - в 1,5-2 раза. В 1997 году инвестиции в основной капитал составили всего 15 % российского ВВП - 408,8 трлн рублей (примерно 65 млрд долл.), в том числе в капитал производственного назначения - 263,5 трлн рублей (менее 45 млрд долл.). 30 Степень износа основных производственных фондов приблизилась к 60 %, а в некоторых отраслях достигает 80 %. 31 По оценкам экспертов, на замену физически и морально устаревших производственных мощностей требуется около 550 млрд долл. (то есть сумма, сопоставимая с размерами ВВП России). Минимальная потребность в ежегодных инвестициях в основной производительный капитал сос-тавляет не менее 400 млрд. деноминированных рублей. 32 Для достижения к середине следующего десятилетия уровня роста ВВП свыше 5 % в год, необходимо увеличить этот показатель до 1 трлн рублей в год.

Но это потребует утроить долю производственного накопления в ВВП. 33

Фактическое банкротство федерального правительства ограничивает инвестиционные возможности российского государства. Доля государственных инвестиций в общем объеме вложений в основной капитал упала с 51 % в 1993 году до 24 % в 1996 году. В тоже время доля капиталовложений инвесторов, представляющих смешанные формы собственности выросла с 25 до 52 %, частного сектора - с 12 до 19 %. 34

К сожалению, финансовые возможности российского частного сектора подрываются огромной просроченной задолженностью, а также продолжающимся вывозом капитала за границу. Что касается государственных средств, то, согласно проекту бюджета на 1998 году, федеральные инвестиции составят меньше 15 млрд рублей или всего 3,3 % от общего объема капиталовложений из всех источников.

Поэтому нормальное воспроизводство произ-водственного потенциала России невозможно без многократного роста прямых иностранных капиталовложений. Зарубежные инвестиции должны покрыть по крайней мере половину потребностей нашей страны в капиталах. Согласно оценкам специалистов, России ежегодно требуется импорт капитала в размере до 80 млрд долл., что во много раз больше нынешнего объема. 35

Прямые иностранные инвестиции составили в 1994 году 538 млн долл., в 1995 - 1710 млн долл., в 1996 - 2479 млн долл., за первые 9 месяцев 1997 года - 4475 млн долл. Суммарная величина прямых и портфельных инвестиций выросла до 20,7 млрд долл. (примерно 6,2 % ВВП Российской Федерации). 36 Это примерно равно сумме иностранных капиталовложений в маленькой Венгрии и на порядок меньше зарубежных инвестиций в Китае.

В целом на международных инвестиционных рынках привлекательность России очень невелика. Многие конкретные инвестиционные проекты оказываются трудно реализуемыми, потому что при общей отсталости экономической инфраструктуры нашей страны применение даже самых эффективных технологий для освоения новых месторождений или создания новых предприятий все равно может оказаться убыточным, если вывоз продукции на мировой рынок оказывается крайне затрудненным. По итогам прошлого года международные рейтинговые агентства изменили оценку России со "стабильного" на "негативный". 37

Российский же частный и полугосударственный сектор пока существенно уступает зарубежным конкурентам. Достаточно сказать, что в список 500 крупнейших корпораций мира входит только три российских компании: "Газпром" (91-е место), "Лукойл" (223-е место) и РАО "ЕЭС России" (224-е место). 38 Нехватка собственных средств вынуждает даже наиболее мощные российские компании искать средства за рубежом.

Следует отметить, что одной из причин инвестиционного кризиса в стране является продолжающийся незаконный отток капитала из России. Оценки размеров "беглого" капитала колеблются от 50 до 300 млрд долларов. Только в швейцарских банках, по оценкам местных властей, хранится более 40 млрд долл. российских капиталов. 39 Это существенно превышает уровень иностранных инвестиций в Российской Федерации и вполне сопоставимо с общим размером всех инвестиций в стране за последние годы. Репатриация российских капиталов из-за рубежа могла бы в значительной степени решить наши проблемы внутри страны. Но пока об только говорят, но практически ничего не делают.

Весьма существенное отставание наметилось и в технологической сфере. В 90-е годы резко сократилась доля нового оборудования в промышленности и обновление продукции. Многократно уменьшились расходы на науку по государственной линии, а частные источники лишь в малой степени компенсировали нехватку средств. Удельный вес расходов на НИОКР упал до 0,5-0,6 % ВВП. Это в несколько раз меньше, чем в развитых странах. В два раза сократилась численность занятых в науке.

В результате, например, оказались практически свернутыми многие программы космических исследований, где Россия традиционно лидировала. Гражданские отрасли экономики в советское время практически не имели доступа к современным технологиям. В результате они оказались неконкурентоспособными даже на российском рынке. Выпуск продукции машиностроительной промышленности сократился почти в четыре раза. Увеличивается отставание в области новейших технологий, включая элементную базу, компьютеры и средства связи, информационных технологиях в целом.

В 90-е годы выпуск вооружения и техники сократился на 85-90 %, но и эти заказы государство не оплачивает. Большая часть нынешнего производства идет на экспорт, но внешний рынок не может компенсировать падения внутреннего спроса на военную продукцию. По сравнению с серединой 80-х годов мировая торговля оружием и военной техникой уменьшилась в четыре раза. Потеряв традиционные рынки сбыта, Москва сократила свой военный экспорт почти в 10 раз. Военная продукция в последние годы составила не более 5-6 % всего российского экспорта. Стоимость поставок российского вооружения упала в 1994 году до 1,4 млрд долл., затем выросла до 3,3 млрд долл. в 1996 году, но вновь сократилась в прошлом году. 40 Финансовый кризис 1997 года подорвал перспективы прорыва на казавшийся наиболее перспективным и быстро растущим новый рынок в Юго-Восточной Азии.

Экспорт энергоресурсов стал чуть ли ни единственным входным билетом России в мировой рынок. В последнее время на топливно-энергетические ресурсы приходится примерно 60 % всего российского экспорта, еще 15-17 % дают черные и цветные металлы. 41 Ниша, которую заняла Россия в мировой экономике, позволяет характеризовать нашу страну как источник дешевого, но экологически грязного сырья, прежде всего - энергоресурсов.

Наша страна обладает примерно 13 % мировых прогнозных запасов нефти, 42 % - газа, 43 % угля. На долю России приходится 11 % мировой добычи нефти, 28 % добычи газа, 14 % добычи угля. 42 Мы - единственная крупная держава, которая полностью обеспечена энергоресурсами. В то же время Япония зависит от иностранных энергоресурсов на 82 %, Германия и Франция - на 50-52 %, США - на 23 %.

Однако, природные богатства России могут сыграть с нами дурную шутку. После 1991 года доля топливно-энергетического комплекса в производстве ВВП выросла почти в полтора раза и превысила 30 % при одновременном сокращении доли машиностроения. За последние 10 лет производство химических волокон в России сократилось почти в 4 раза, синтетических смол, пластических масс, минеральных удобрений - в 2 с лишним раза. Как свидетельствует таблица 2, из года в год все большая часть энергетических и иных сырьевых ресурсов, добываемых в стране, идет на вывоз.

 

 

Таблица 2

Доля экспорта в производстве сырьевых товаров России(в процентах)


Источник: БИКИ, 27 марта 1997 г., стр. 2., Финансовые известия, 13 января 1998 г.

Но эти ресурсы - не вечны. Экстенсивные факторы развития внешней торговли России практически исчерпаны. Российская Федерация несет потери от ухудшения мировой экономической конъюнктуры, в частности, от падения цен на нефть и нефтепродукты, уголь, удобрения, цветные металлы, ферросплавы. Потери в прибыли российских нефтяных компаний в начале 1998 года могут составить около 700 млн долл. 43

В 90-е годы производство электроэнергии в России сократилось примерно на четверть, в то время как промышленное производство уменьшилось более чем на половину. Добыча нефти уменьшилась примерно на 40 %, угля - на 30 %, природного газа - на 10 %. Причина - недостаток инвестиций в новые технологии добычи и резкое сокращение расходов на геологоразведку. Что касается открытых ранее месторождений на Сахалине и в Тимано-Печорском районе, привлекших внимание крупных западных компаний, то неспособность решить вопросы регулирования иностранных капиталовложений продолжает препятствовать переходу этих проектов в практическую стадию.

Необходимо также отметить, что мировой энергетический рынок подвержен резким колебаниям. Следует помнить об уроках ОПЕК, пытавшейся на протяжении двух десятилетий доминировать на нефтяном рынке. Доходы стран-членов этой организации от продажи нефти выросли с 23 млрд долларов в 1972 году до 283 млрд долларов в 1980 году, затем опустились до 77 млрд долларов в 1986 году и увеличились до 132 млрд долларов в 1995 году. 44

Неустойчивым рынок остается и сейчас. Так, цены на нефть упали с 21 доллара за баррель 6 октября 1997 года до 14 долларов 21 января 1998 года. 45 Из-за падения цен Россия вынуждена наращивать вывоз, получая меньший доход. Его не хватает не только для использования "нефтедолларов" для возрождения других отраслей экономики (нефтяная промышленность платит только 26 % налогов в бюджет "живыми деньгами", а остальное - суррогатами 46 ), но и для поддержания уровня производства в самом нефтегазовом секторе.

К тому же Россия сталкивается с сильными соперниками. Огромные резервы добычи имеются в Персидском заливе. Норвегия стала теснить российский газ на традиционных европейских рынках. Началась крупномасштабная разработка нефти на шельфе Индокитая. Наконец, бывшие советские республики, унаследовавшие энергетические ресурсы Каспийского бассейна, могут составить конкуренцию России и в Европе и в Азии.

Применение энергосберегающих и экологически чистых технологий привело к фактическому замораживанию спроса на Западе. Страны ОЭСР сохранили потребление нефти на уровне 1978 года, хотя их ВВП вырос за этот период на 42 %. Тем не менее согласно прогнозам мировой спрос на энергию вырастет к 2010 году на 40 %. 47 Наибольший рост потребностей в источниках энергии прогнозировался до недавнего времени в Азии (44 % от мирового роста), но финансовый кризис, видимо, затормозит экономический рост стран АТР. Однако энергетический экспорт России сориентирован в основном на Европу.

Таким образом, энергоресурсы Российской Федерации - это огромный плюс, отправная точка вхождения нашей страны в глобальный рынок. Владея примерно четвертью всех энергоресурсов планеты, Россия естественно будет играть ведущую роль в обеспечении растущих потребностей в энергии, в первую очередь природном газе и нефти, Евроатлантического и Азиатско-Тихоокеанского регионов. Но этого недостаточно для того, чтобы занять в мировой экономической иерархии подобающее великой державе место.

Стратегия выживания и развития

Без стратегии, способной помочь нам определить свою сущность и роль в мире, системный кризис, который переживает Россия, может принять необратимый характер. России необходим подход, который опирается, с одной стороны, на хорошо продуманную, рассчитанную на длительный срок программу экономического развития страны, а с другой стороны - на реалистическую внешнюю политику, обеспечивающую более благоприятные условия интеграции Российской Федерации в глобальный рынок.

Геополитическое положение России определяется ее уникальным положением на двух континентах. Российская Федерация принадлежит и к Европе, и к Азии, имея жизненно важные интересы и в том, и в другом регионах. В отличие от Советского Союза Российская Федерация не может претендовать на роль "сверхдержавы". Однако по размерам своей территории, населения, экономического, научно-технического и военного потенциала Россия как великая евразийская держава может стать одним из ведущих участников многополярного мира и принимать равноправное участие в решении вопросов, затрагивающих ее законные интересы.

Поэтому нам нужна целостная евразийская стратегия, которая должна интегрировать экономическую, технологическую, промышленную, транспортную, информационную и международную политику России, по крайней мере, на протяжении жизни целого поколения.

Мы больше не можем позволить сумбурные, реактивные действия, когда левая рука не знает, что делает правая, и наоборот. У нас не должно быть отдельной политики для Европы, отдельной политики для Дальнего Востока и особой политики на Юге. Задача заключается в том, чтобы избежать конфликта с каким-либо центром силы (крупной державой или коалицией государств), превосходящим по своей мощи Россию, не поступаясь в то же время российскими законными интересами. Мы вряд ли сможем остаться великой державой, не имея надежных союзников и партнеров. Любая иная стратегия будет для нас самоубийственной.

Наверное, наиболее серьезной ошибкой стала бы попытка добиться привилегированных отношений с Западом против Китая, или с Китаем против Запада. Ведь это означало бы, что Россия поставит себя в положение младшего партнера или "клиента" более мощного центра силы. Как евразийская держава, Российская Федерация жизненно заинтересована в установлении самых тесных отношений как с Европой, так и с Азией. То есть речь должна идти не о равноудаленности, а о равноприближенности к ЕС и АТЭС.

Не меньшей ошибкой была бы попытка играть роль "балансира" в многополярном мире. Во-первых, для этого необходимо обладать соответствующими экономическими и военными ресурсами, которые надо бросить на чашу геополитических весов, чтобы не допустить резкого изменения баланса в пользу его противников. Но Россия не имеет сегодня подобного излишка капитала и военной мощи. Во-вторых, после естественного перенапряжения, вызванного выполнением функций империи и сверхдержавы, россияне сегодня не горят желанием ввязывать свою страну и жизни своих граждан в опасные авантюры в дальних краях. Психологически и политически российское общество желает стабильности дома, а не активизма на международной арене. В-третьих, и это, пожалуй, главное - кого Россия должна сегодня "балансировать"? Вряд ли жизненно важные интересы нашей страны требуют возобновления геополитической конфронтации с США или какой-то другой крупной державой или коалицией.

Выживание и усиление России будет обеспечено в том случае, если наши соседи и на Западе (Евроатлантическое сообщество) и на Востоке (Азиатско- Тихоокеанское сообщество) сочтут, что их интересам отвечает сотрудничество с Москвой. Россия получит максимальную выгоду от взаимозависимости, если сможет получить в глобальной экономике такую роль, которая превратит нас в один из столпов мирового рынка. В этом случае мы можем рассчитывать не только на отсутствие стимулов к конфронтации с Россией у других центров силы, но и на их поддержку - если кто-то попытается подорвать эту роль, угрожая тем самым интересам не только Российской Федерации, но и наших партнеров.

Между тем Россия занимает центральное положение на геоэкономической карте мира, что дает ей возможность сыграть уникальную роль в формировании глобального рынка. Однако этому препятствует наша изоляция от основных региональных экономических блоков. Как свидетельствует таблица 3, наиболее быстрыми темпами развивается внутрирегиональная торговля, чему еще больше способствует создание ЕС, НАФТА и АТЭС.

Таблица 3

Доля в мировой торговле крупнейших экономических регионов (в процентах)


Источник: Foreign Policy into the 21st Century: The U.S. Leadership Challen ge. Center for Strategic & International Studies. Washington., 1996, p. 131.

Несмотря на быстрый рост, торговые связи между Европой и Восточной Азией не отвечают потенциалу этих ключевых экономических блоков. Можно с уверенностью предполагать, что экономические связи между Европой и АТР будут продолжать расти высокими темпами. В пользу этого свидетельствует начавшийся регулярный диалог лидеров двух регионов. Однако сегодня торговля между ними осуществляется только морским путем - через Индийский океан и Суэцкий канал. Этот путь вряд ли можно считать наиболее экономичным.

Россия, как евразийская держава, может стать связующим звеном между ЕС и АТЭС, что позволит резко ускорить формирование глобального рынка. Российская Федерация может в два раза сократить протяженность коммуникаций связывающих Европу и Восточную Азию. Россия контролирует единственный наземный путь, связывающий Евроатлантический и Азиатско-Тихоокеанский регионы. Наше преимущество по сравнению с любыми другими вариантами - это контроль одного государства над всем маршрутом.

Таблица 4

Удельный вес отдельных видов транспорта в общем грузообороте

(без газопроводного, в %)


Источник: Госкомстат России. Россия и страны мира 1996. Официальное издание. М., 1996, стр. 384-385.

К сожалению, сегодня наша система транспорта деградирует быстрыми темпами. Если Советский Союз находился на первом месте в мире по грузообороту всех видов транспорта, то Российская Федерация откатилась на четвертое место после США, Китая и Японии. 48 Если в 1990 году в России было перевезено 6,4 млрд тонн грузов, то в 1996 году - только 2,8 млрд тонн. 49 В федеральном бюджете России расходы на транспорт и связь составляют всего 0,2 %, в то время, как в Китае - 1,1 %, в США - 2,7 %, в Германии - 4,3 %.

На наш взгляд, именно транспорт и связь должны стать наряду с энергетикой главными опорами экономического возрождения России и обеспечить нам более выгодные позиции в мировой экономике.

В начале следующего века ожидается революция в авиационном деле. На авиатрассы выйдет новое поколение пассажирских и грузовых самолетов. Резко возрастет объем перевозок. Это может оказаться чрезвычайно выгодно для Российской Федерации. Российская Федерация обладает относительно развитой аэродромной сетью и большим авиационным парком.

Отметим, что Россия имеет крупнейший в мире парк транспортной авиации, в т. ч. военно-транспортной авиации. В 1997 году объем грузовых авиаперевозок вырос на 7 %. Модернизация российского авиационного хозяйства позволила бы на порядок увеличить воздушный транспортный поток и в перспективе осуществлять поставки десятков тысяч тонн грузов с Евроатлантического рынка на Азиатско- Тихоокеанский и наоборот буквально в течение 24 часов. Использование аэродромов подскока в Сибири для дозаправки горючим позволило бы использовать на этом воздушном пути транспортные самолеты не только трансконтинетальной, но и средней дальности.

Стоит напомнить, что во время второй мировой войны из Аляски через Сибирь были переброшены "своим ходом" несколько тысяч американских боевых самолетов для Красной Армии, хотя дальность истребителей была невелика, а аэродромная сеть к востоку от Урала была весьма слаборазвита.

Создание нового "воздушного моста" между Европой и Восточной Азией стало бы воистину новой транспортной революцией мирового масштаба. Ведь сегодня доставка крупных грузов из ЕС в АТР занимает свыше двух-трех недель. Хотя авиационный транспорт, видимо, всегда будет дороже других видов транспорта, резкое сокращение сроков доставки грузов сделает "воздушный мост" коммерчески выгодным.

Российская Федерация обладает также значи-тельными наземными транспортными возможностями. У России имеется довольно развитая железнодорожная сеть. Советские железные дороги перевозили половину всех грузов и четверть пассажиров от общемирового объема. Уже сто лет функционирует Транссибирская железная дорога. На долю железнодорожного транспорта в Российской Федерации приходится более высокая доля всего грузооборота и пассажирооборота, чем в других крупнейших странах.

В последние годы стоимость железнодорожных перевозок повысилась настолько, что доставка грузов становится экономически невыгодной. Убыточность грузовых перевозок компенсируется за счет завышенных цен пассажирских билетов. Транссибирская железная дорога в 80-е годы приносила прибыль в 5-6 млрд долларов на транзитных перевозках. Однако их объем упал со 140 до 2 0 тыс. контейнеров в год. Между тем только мощность одного порта Восточный на побережье Японского моря рассчитана на обработку 600 тыс. контейнеров в год. 50

Сегодня технологии железнодорожного транспорта переживают второе рождение. Скоростные железные дороги позволяют увеличить в несколько раз скорость грузопотока. Чтобы транзитные грузоперевозки по Транссибирской дороге были прибыльными, время движения от Приморья до западных границ Российской Федерации не должно превышать 17-19 дней. Доведение скорости железнодорожных составов до 200-300 км/час позволит довести до недели (а то и меньше) срок перевозки грузов от Владивостока и Находки до Петербурга и Калининграда.

Согласно имеющимся оценкам, стоимость перевозки грузов по Транссибирской дороге примерно на 20 % выше стоимости морских перевозок. 51 Но если сроки железнодорожной перевозки будут в три-четыре раза короче сроков морской перевозки, Транссибирская магистраль и БАМ смогут взять на себя значительную долю грузооборота между АТР и ЕС.

Россия предоставляет в силу своего географического положения уникальные возможности для развития наземных средств связи. Тем не менее, основные волоконно-оптические линии цифровой связи между АТР и Европой проложены или прокладываются в обход России - через Сингапур, Индию и Ближний Восток. К сожалению, Россия не стала участником телекоммуникационного соглашения, заключенного в 1997 году США, Китаем, ЕС и АСЕАН о прокладке трансевразийских транспортных и информационных маршрутов.

Модернизация нашей коммуникационной инфраструктуры имеет чрезвычайно важное значение и в плане создания рабочих мест. Ведь занятость в транспорте и связи в Российской Федерации сократилась с 5,6 млн человек в 1992 году до 5,3 млн человек в 1996 г. 52 Следует также учитывать, что Россия теряет почти 10 млрд долларов на оплату импорта услуг, в том числе примерно половину этой суммы - на транспортных услугах. Из-за этого почти в два раза уменьшается положительное сальдо нашего платежного баланса.

Надо принимать во внимание и тот факт, что без такой сверхзадачи мы можем просто потерять Крайний Север. Ведь 70 % российской территории это практически вся Восточная Сибирь и Дальний Восток. Там проживает сегодня лишь 8 % населения Российской Федерации. Сейчас число жителей в этих регионах на миллион человек меньше, чем в 1990 году. О неразвитости инфраструктуры этих районов говорит тот факт, что эксплуатационная длина железных дорог в расчете на 10000 км на Дальнем Востоке составляет всего 14 км, в Восточной Сибири - 21 км. В Центральной России этот показатель достигает 270-276 км. Постоянные трудности с подготовкой Крайнего Севера к зиме, так же как и "неплатежи" в Приморье, свидетельствуют об отсутствии государственной политики с целью сохранения и развития этих регионов. Без евразийской стратегии Москва может просто лишиться этих богатейших земель.

Существенное влияние евразийская стратегия окажет и на отношения между федеральным центром и регионами. С одной стороны, она даст толчок развитию инфраструктуры практически каждой области, края, республики Российской Федерации. При этом "глухая провинция" может оказаться на оси мирового научно-технического прогресса. С другой стороны, интегрирующая экономическая политика позволит повернуть вспять тенденцию к сепаратизму и фрагментации России, т.е. укрепить внутреннее единство Российского государства.

Евразийская стратегия дает возможность избежать дальнейшего роста дифференциации российских регионов, где наметился опасный разрыв между бедными и богатыми энергетическими ресурсами областями. Осуществление этой стратегии приведет к более интенсивному хозяйственному обмену между регионами, а следовательно и более рациональному географическому распределению капиталовложений.

Особенно это важно с точки зрения некоторых пограничных регионов России, включая Калининградский анклав и "дрейфующий" Дальний Восток. Евразийская стратегия позволит реинтегрировать такие регионы в российскую экономику, но не через восстановление авторитарного контроля Москвы, а за счет экономических стимулов. Предложение премьер-министра В. Черномырдина превратить Калининград в "балтийский Гонконг" 53 вполне вписывается в эту схему.

Евразийская стратегия позитивно отразится и на оборонной сфере. Экономическая ситуация в стране не позволит содержать в мирное время крупные группировки войск одновременно на разных направлениях. В этих условиях принципиально важное значение приобретает возможность крупномасштабного стратегического маневра. Современные средства транспорта позволят осуществлять в относительно короткий срок перегруппировку российских войск из других округов на угрожаемое направление.

Приоритетное развитие гражданских средств связи даст основу для преодоления отставания в развитии систем боевого управления.

Естественно, реализация евразийской стратегии возможна лишь в том случае, если она станет основой всей бюджетной, налоговой и кредитной политики федерального правительства. Но главную роль в ее осуществлении должен сыграть частный сектор. Ведь в проекте федерального бюджета на 1998 год на транспорт, дорожное хозяйство, связь и информатику предусматривает израсходовать 1,54 % бюджетных средств, т. е. всего 0,2 % ВВП. 54

Евразийская стратегия может изменить инвестиционную ситуацию в России в целом. Следует отметить, что при общем падении объема капиталовложений в российскую экономику доля инвестиций в транспорт и связь в последние годы растет. Если в 1992 году на эти отрасли приходилось соответственно 8,2 % и 0,6 % всех капиталовложений, то в 1996 году - уже 13,9 % и 1,9 %. 55 Однако учитывая грандиозность стоящих перед нами задач, этого явно недостаточно.

По подсчетам специалистов, в России началось осуществление почти 600 различных проектов, связанных с развитием коммуникаций, охватывающих практически каждый регион страны. Однако для их осуществления требуется не менее 200 млрд долл. капиталовложений. Большинство же этих строек - строительство морских портов, железнодорожных терминалов, автомобильных дорого, аэропортов и т.д. - начато без всякой связи друг с другом, без продуманных бизнес-планов и реальных инвесторов, в расчете на бюджетные вливания.

Следует также учесть, что пока иностранные инвестиции распределяются по российским регионам крайне неравномерно. В 1997 году 66 % всех иностранных инвестиций поступили в Москву, только 5,5 % - на Дальний Восток, 5,1 % - в Северо-Западный район (включая Санкт-Петербург) и 0,3 % - в Калининград 56 , т. е. те районы России, которые должны стать воротами в ЕС и АТР, сидят на "голодном инвестиционном пайке".

Россия должна совершить скачок, реализовав накопленный нашей фундаментальной наукой колоссальный потенциал, чтобы стать мировым лидером в сфере коммуникаций. Возросшая в результате развития коммуникационной сети мобильность населения и товаров будет способствовать существенному росту ВВП. Евразийская стратегия способна обеспечить загрузку нашего разваливающегося научно-технического комплекса, загрузить заказами конструкторские бюро и машиностроительные предприятия. Например, промышленные мощности по производству стальных труб используются лишь на 29 %, труб из термопластов - на 20 %, бульдозеров - на 24 %, грузовых автомобилей - на 22 %. Производство вагонов в России в 90-е годы сократилось в 2 раза. 57 Срочно требуется обновление парка подвижного железнодорожного состава и самолетов, на 60-70 % выработавших свой ресурс. 58 По оценкам специалистов, до 2010 года России потребуется более 800 новых гражданских самолетов. 59 Согласно другим прогнозам, до 2015 года стране необходимо приобрести 6,5 тыс. самолетов и вертолетов. 60

Позитивно скажется евразийская стратегия и на отношениях России с бывшими советскими республиками, которые сегодня все больше отрываются от Москвы. До сих пор не ратифицирован договор о создании зоны свободной торговли, подписанный еще в апреле 1994 года. Нам трудно конкурировать с партнерами стран СНГ не только на Западе, но и на Юге, пока российская экономика продолжает "буксовать". Иной будет ситуация, если Россия окажется в центре глобальных рыночных процессов в XXI веке. Белоруссия, Украина и ряд других бывших советских республик могут получить огромную выгоду, став "воротами" трансконтинентального евразийского моста. Это даст объективный импульс центростремительным тенденциям в СНГ, превратит его в реальное Содружество.


Контуры евразийской внешней политики

К сожалению, в первой половине 90-х годов Российская Федерация оказалась страной без настоящих партнеров и союзников, что создает угрозу ее изоляции на международной арене.

Похоже, что 1997 год позволил переломить неблагоприятные для России тенденции. Весной прошлого года были заключены важные договора с ключевыми партнерами России в СНГ - Украиной и Беларусью. На встрече "большой семерки" в Денвере удалось добиться существенного повышения российского статуса, что позволяет России приблизиться вплотную к полноправному участию в этом престижном международном форуме. В мае был подписан Основополагающий акт между Россией и НАТО, который может стать важным инструментом обеспечения российских позиций в решении вопросов европейской безопасности. Россия была принята в члены Лондонского и Парижского клубов кредиторов. Осенью Российская Федерация впервые участвовала в саммите Совета Европы, где была достигнута договоренность о создании особого механизма консультаций между Москвой, Берлином и Парижем. Российская дипломатия также выступила с важными инициативами, которые предотвратили новую войну в Персидском заливе.

Наконец, крупнейшими достижениями внешней политики России можно считать принятие нашей страны в ноябре 1997 на встрече в Ванкувере в АТЭС, в "приемной" которой Москву держали с 1993 года, а также вступление в силу 1 декабря прошлого года Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским Союзом, подписанное еще в июне 1994 года. На долю ЕС приходится около четверти всех иностранных инвестиций, 40 % экспорта и 36 % импорта Российской Федерации. 61 Однако для ЕС удельный вес торговли с Россией не превышает 4,5 %. Неудовлетворительный характер носит и структура товарооборота: 2/3 нашего экспорта приходится на минеральное сырье, лес и металл, а импорт в Россию машиностроительной продукции из Европы превышает экспорт в 30 раз. 62

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве России и ЕС открывает возможность включения нашей страны в список государств с рыночной экономикой. Это позволит положить конец антидемпинговым мерам, которые Западная Европа активно практикует в отношении целого ряда российских товаров. Из-за антидемпинговых ограничений Россия ежегодно теряет свыше 3 млрд долларов. 63 Согласно условиям соглашения, ЕС обязан отменить все количественные ограничения на импорт из России - примерно 600 наименований продукции. 64 Дискриминационные меры ЕС применяются в отношении 15 видов российских товаров 65 , однако отмена этих мер последует только после проведения конкретного анализа антидемпинговых мер. Одновременно, соглашение требует от России привести в соответствие с международными нормами порядок оплаты сборов за таможенную очистку и оформление сделок, что приведет к уменьшению таможенных сборов удешевлению импортных товаров.

В то же время, Москва сохраняет право вводить ограничения на импорт европейских товаров в случае, если соответствующие сектора российской промышленности находятся в процессе структурной перестройки и им угрожает потеря внутреннего рынка. Кроме того, Москва может получить доступ к финансовым ресурсам Европейского инвестиционного банка - естественно, при выполнении соответствующих условий.

Признание Европейским Союзом России страной с рыночной экономикой было зафиксировано в программе совместных действий на 1998 год, принятой на первом заседании Совета сотрудничества ЕС-Россия, созданном в рамках договора о сотрудни- честве и партнерстве. Стороны также договорились о поддержке принятия России в ВТО и о создании в будущем зоны свободной торговли. Против повышения статуса России выступали наименее развитые члены Европейского Союза, опасающиеся конкуренции российских товаров.

Это имеет особое значение в связи с предстоящим расширением ЕС. Российский экспорт уже в определенной степени пострадал в 1995 году, когда в Европейский Союз были приняты Швеция, Австрия и Финляндия. Принятие в ЕС восточноевропейских стран может окончательно закрыть для ряда российских товаров доступ на этот традиционный для нашей страны рынок. Например, если не принять соответствующих мер, только вступление Венгрии в ЕС может обойтись России в 1 млн долл.

из-за сокращения товарооборота на одну треть. 66

Немалым потенциалом обладает договоренность о встречах лидеров России, Германии и Франции, достигнутая на саммите Совета Европы в Страсбурге. На протяжении двух веков отношения этими тремя странами лежали в основе крупнейших общеевропейских и мировых конфликтов. Сегодня франко-германские особые отношения стали движущей силой консолидации Европейского Союза и поисков новой "европейской идентичности в сфере внешней политики и безопасности". Присоединение Москвы к этой комбинации может обеспечить устойчивую стабильность в Большой Европе.

Выдвинутое в январе 1998 года предложение России на форуме Совета стран Балтийского моря предложение о создании своего рода балтийского филиала Общего рынка, который включал бы общий региональный энергетический рынок, единую транспортную инфраструктуру, объединенную систему наблюдения и контроля для спасательных операций на море 67 может стать важным средством предотвращения возникновения экономической "стены" между Европейским Союзом и Российской Федерацией.

Не менее важное значение имеет вступление Российской Федерации в члены АТЭС. На долю этой коалиции с учетом США и других американских государств приходится около 40 % населения, 55 % ВВП, 42 % государственных расходов и 53 % военных расходов, 42 % экспорта, 47 % потребления электроэнергии и свыше 55 % инвестиций всех стран мира. В списке 500 крупнейших корпораций мира АТЭС представляют 342 компании (в том числе 222 - США и 71 - Японию). 68 АТР - самый быстроразвивающийся район мира. В начале следующего тысячелетия доля АТР в мировой экономической системе еще больше увеличится.

Без участия в АТЭС Россия оказалась бы изолированной от этого наиболее динамичного района мира. Более того, под угрозой мог бы оказаться и контроль Российской Федерации над Сибирью и Приморьем (вспомним геополитические схемы З. Бжезинского). Военные позиции нашей страны в этом регионе сокращаются, а экономические связи находятся на минимальном уровне . На долю стран АТЭС приходится всего 10 % нашей внешней торговли (а без учета США и Канады - лишь 5 %). Участие Москвы в экономическом развитии этого региона создает предпосылки и для развития азиатских районов Российской Федерации.

Вместе с тем, наметилось дальнейшее сближение позиций России и Китая. Стороны не только урегулировали вопросы демаркации границы, но и провозгласили "стратегическое партнерство". Несколько снизилась напряженность и в отношениях России с Японией, хотя территориальные претензии Токио по-прежнему осложняют заключение мирного договора. В экономическом плане торговля с Китаем и Японией развивается очень медленно. В связи с этим настораживает, что у нас по-прежнему нет четко продуманной программы участия в АТЭС. К сожалению, нельзя понять, что мы хотим предложить нашим новым партнерам в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Не видно и нашей позиции в отношении имеющего для нас огромное значение диалога лидеров Европы и АТР.

* * *

На наших глазах начинают формироваться хотя бы в самом приближенном виде контуры новой евразийской стратегии Москвы. Настало время придать этому процессу качественно иной характер, положить евразийскую стратегию в основу внутренней и внешней политики Российской Федерации. Евразийская стратегия должна создать громадные возможности для самореализации России. Сделав максимально эффективными наземные, воздушные и электронные коммуникации между ЕС и АТР, Россия получит колоссальный импульс для собственного экономического развития.

Естественно, эта идея может быть реализована только на основе развития и углубления рыночных отношений в российской экономике, причем на уровне требований, которые будет предъявлять глобальный рынок в следующем столетии. Только евразийская стратегия может дать Российской Федерации современную коммуникационную инфраструктуру, обеспечив экономический успех в XXI столетии. Россия, которая в прошлом внесла неоценимый вклад в мировую культуру, синтезировав европейские и азиатские цивилизационные веяния, может экономически соединять Евроатлантический и АзиатскоТихоокеанский регионы, и, тем самым, достроить недостающее звено глобального рынка следующего века.

Евразийская стратегия не должна ставить своей целью возрождение сверхдержавы. Специфические условия, благодаря которым во второй половине XX века мир был биполярным, думается, уже никогда не повторятся. Эпоха "сверхдержав" закончилась. Но Россия может выжить и реализовать свой потенциал в этом многополярном мире только как великая держава, равноправный участник полицентрической системы международных отношений. Для этого наша страна должна обеспечить себе новую роль в глобальной экономике. Евразийская стратегия будет способствовать решению этой задачи. Она даст возможность Российской Федерации обрести надежных партнеров на Западе и Востоке и занять место одного из главных центров экономического и политического влияния в многополярном мире.

 

1 Красная звезда , 19.2.1998.

2 Проблемы общественного развития , N1, 1998, стр.5.

3 Коммерсант- Дейли ,22.1.1998.

4 Независимая газета , 31.1.1998.

5 Известия , 6.2.1998.

6 Независимая газета , 31.1.1998.

7 Коммерсант-Дейли , 20.1.1998.

8 Власть , N1, 1998, стр.37.

9 Известия, 20.2.1998.

10 Коммерсант-Дейли , 20.2.1998.

11 Независимая газета, 31.1.1998.

12 Финансовые известия , 29.1.1998.

13 Финансовые известия , 13.1.1998.

14 Коммерсант-Дейли , 22.1.1998.

15 Коммерсант-Дейли , 17.2.1998.

16 В.С.Загашвили. Экономическая безопасность России. М., 1997, стр.82.

17 Известия, 3.2.1998.

18 Финансовые известия, 13.1.1998.

19 Коммерснат-Дейли , 22.1.1998.

20 Финансовые известия, 19.2.1998.

21 Известия, 3 декабря 1997 г.

22 The Washington Post, February 15, 1998.

23 Zbigniew Brzezinski, A Geostrategy for Eurasia, Foreign Affairs, September/October 1997, pp.50-64.

24 Zbigniew Brzezinski, A Geostrategy for Eurasia, Foreign Affairs, September/October 1997, pp.50-51.

25 Ibid .

26 Известия, 10.2.1998.

27 Независимая газета, 31.1.1998.

28 Финансовые известия, 29.1.1998.

29 Финансовые известия, 20.1.1998.

30 Независимая газета, 19.2.1998.

31 В.С.Загашвили. Экономическая безопасность России. М., 1997, стр.77.

32 Власть, N1, 1998, стр.27.

33 Там же, стр.30.

34 Госкомстат России. Россия в цифрах 1997. М., 1997, стр.232.

35 Т ам же , стр.33.

36 Финансовые известия, 19.2.1998.

37 Коммерсант-Дейли, 17.1.1998.

38 Независимая газета, 29.1.1998.

39 Коммерсант-Дейли, 24.1.1998.

40 Коммерсант-Дейли, 13.2.1998.

41 БИКИ, 27 марта 1997 г., стр. 3.

42 Экономическое развитие России и мировые тенденции на рубеже веков. М., 1996, стр. 167-168.

43 Независимая газета, 17.2.1998.

44 Foreign Policy, Winter 1997-98, p. 127.

45 The Economist, January 24, 1998, p.70.

46 Коммерсант-Дейли , 20.2.1998.

47 Foreign Policy, Winter 1997-98, p. 139.

48 Госкомстат России. Россия и страны мира 1996. Официальное издание. М., 1996, стр. 383

49 Госкомстат России. Россия в цифрах 1997. М., 1997, стр.322.

50 Красная звезда, 14.2.1998.

51 Независимая газета, 20.2.1998.

52 Госкомстат России. Россия в цифрах1997. М., 1997, стр.36.

53 Коммерсант-Дейли, 24.1.1998.

54 Власть, N11, 1997, стр.36.

55 Госкомстат России. Россия в цифрах 1997. М., 1997, стр.234.

56 Финансовые известия , 20.1.1998.

57 Госкомстат России. Россия в цифрах1997. М., 1997, стр.272, 273, 274, 283.

58 Финансовые известия, 29.1.1998.

59 Известия, 13.2.1998.

60 Финансовые известия, 11.11.97.

61 Коммерсант-Дейли, 28.1.98.

62 Независимая газета, 29.1.98.

63 Независимая газета, 29.1.98.

64 Независимая газета , 2.12.97.

65 Финансовые известия, 2.12.97.

66 Коммерсант-Дейли , 19.2.98.

67 Коммерсант-Дейли , 24.1.98.

68 Финансовые известия , 17.2.98.

Сергей Рогов

Опубликовано 04 мая 2014 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Евразийская стратегия



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Ваше мнение?


Загрузка...