Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ЛИНГВИСТИКА есть новые публикации за сегодня \\ 12.12.18


"У ИСТОКОВ РУССКОГО КНИГОПЕЧАТАНИЯ. К ТРЕХСОТСЕМИДЕСЯТИПЯТИЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ИВАНА ФЕДОРОВА. 1583-1958"

Дата публикации: 24 марта 2016
Автор: Д. П. БОГДАН
Публикатор: А. Комиссаров
Рубрика: ЛИНГВИСТИКА
Источник: (c) Вопросы истории, № 5, Май 1960, C. 165-170
Номер публикации: №1458812528 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Д. П. БОГДАН, (c)

найти другие работы автора

Академия наук СССР. Отделение исторических наук. Изд-во АН СССР. М. 1959. 268 стр. Тираж 5000. Цена 15 руб. 10 коп.

 

15 декабря 1958 г. исполнилось 375 лет со дня смерти во Львове русского книгопечатника Ивана Федорова. Эта знаменательная в истории русской культуры дата отмечена выходом в свет сборника под общей редакцией академика М. Н. Тихомирова, члена-корреспондента АН СССР А. А. Сидорова и профессора А. И. Назарова. В сборнике два раздела: в первый входят статьи, во второй - материалы к ним.

 

Сборник открывается предисловием, характеризующим основную цель издания - возможно полнее осветить начальный период русского книгопечатания и тем самым помочь еще более широкому и глубокому изучению этой важной проблемы.

 

Статья "Начало книгопечатания в Рос-

 
стр. 165

 

сии" написана М. Н. Тихомировым. Она содержит краткий, но весьма тщательный анализ немногих существующих источников, на основании которых автор приходит, по нашему мнению, к убедительным выводам. Используя Апостол 1564 г. (откуда приведено одно факсимиле), два сказания из Тотемского летописца 1 (дополняющие послесловие Апостола) и так называемые московские безвыходные издания, филиграни и заметки на которых подтверждают послесловие Апостола, М. Н. Тихомиров доказывает, что появление русского книгопечатания относится к 1553 г., а в 1563 г. была построена царская типография. Первое сказание Тотемского летописца подчеркивает связь между началом книгопечатания в Москве и его позднейшим развитием. Чрезвычайно интересным является свидетельство этого сказания о том, что Иван Федоров и его помощник заимствовали типографские знания у фряг (итальянцев).

 

Автор отмечает, что появление русского книгопечатания является прямым следствием политического и культурного развития России. Послесловие Апостола указывает и на непосредственные причины: во-первых, потребность в книгах для новых церквей, построенных в Москве и других городах, в особенности в завоеванной тогда Казани; во-вторых, необходимость унификации текстов церковных книг, которая не могла быть достигнута при переписке рукописей, неизбежно связанной с искажениями и пропусками. Одной из побудительных причин, заставившей, по мнению автора, официальную церковь заняться исправлением богослужебных книг, было то, что в это время распространялись еретические учения Матвея Башкина и Артемия - бывшего игумена Троицкого монастыря.

 

Автор высказывает ряд предположений, которые вполне основательны. Так, используя текст летописи, относящийся к церковному собору 1553 г., рассмотревшему вопрос о ереси Матвея Башкина, а также к чуду, якобы совершившемуся в церкви Николы Гостунского, дьяконом которой был Иван Федоров, М. Н. Тихомиров предполагает, что первые русские книги были напечатаны Иваном Федоровым при вышеуказанной церкви. Эта гипотеза позволяет автору представить в новом свете миссию типографа Ганса Миссенгейма, присланного королем Дании в мае 1552 г. к Ивану IV с посланием, содержавшим предложение ввести книгопечатание в России. Фактически Миссенгейм прибыл с целью обратить царя в протестантскую веру. В тесной связи с этим находится и решение собора 1553 г., осудившее проникнутую протестантскими взглядами ересь Башкина.

 

Развивая ту же мысль, М. Н. Тихомиров обращает внимание на то, что в 1553 г. в устье Северной Двины находилась английская экспедиция Ченслера. Автор отмечает, что ознакомление с английскими и голландскими печатными изданиями XVI в. могло бы пролить новый свет на первоначальное русское книгопечатание. Дело в том, что английские и голландские купцы (а не немецкие, как считают некоторые историки искусства, ссылающиеся на немецкие мотивы в русских первопечатных изданиях) усиленно торговали на русском Севере, причем именно в английских библиотеках были найдены русские книги XVI столетия.

 

М. Н. Тихомиров устанавливает, что за период с 1553 по 1563 г. были напечатаны следующие большие книги: Триодь постная, три евангелия (узко-, средне- и широкошрифтное) и два безвыходных псалтыря; в 1564 - 1565 гг. - Апостол и Часословец также большого размера. Если принять во внимание указания епископа Дамаскина, сделанные в "Библиотеке Российской", то число книг, напечатанных с 1553 по 1565 г., дойдет до одиннадцати.

 

Обсуждая различные мнения о происхождении русского книгопечатания, автор приходит к заключению, что наиболее вероятной является точка зрения, высказанная еще в 1872 г. В. Е. Румянцевым, связывающим начальное русское книгопечатание с южнославянскими изданиями Сербии, Черногории и Венеции. "Характер заставок и орнамента безвыходных изданий, а также первопечатных Апостола и Часословца, позволяет говорить о близкой связи венецианских, сербских и молдавских (валашских. - Д. Б. ) изданий с русскими. В частности, Сборник 1538 г., изданный Божидаром Вуковичем, имеет заставки, очень близкие к орнаменту московских безвыходных изданий" (стр. 31). В связи с этим М. Н. Тихомиров замечает, что, например, инициал в евангелии, напечатанном в 1512 г. в Тэрговиште, "крайне близок по

 

 

1 Неопубликованный источник из сборника копий с разных старимых документов (личная коллекция акад. М. Н. Тихомирова).

 
стр. 166

 

форме к инициалу в безвыходном узкошрифтном евангелии" (стр. 32). Автор также отмечает, что русские безвыходные и федоровские издания, подобно южнославянским, валашским и венецианским, не имеют заглавных листов, есть только выходные в конце книги.

 

Говоря о первом типографском оборудовании, М. Н. Тихомиров доказывает, что оно было сделано по итальянским образцам, вследствие чего итальянские термины утвердились в русской печатной практике XVI-XVII веков. Автор пишет далее о причинах основания Иваном IV типографии в Москве в 1563 г., имея в виду образование новой, Полоцкой архиепископии, необходимость поддержания престижа Русского государства в годы Ливонской войны, а также противопоставление московских печатных книг изданиям кальвинистов на белорусском и украинском языках.

 

М. Н. Тихомиров показал неосновательность легенды о том, что типография в Москве сгорела, а Иван Федоров и Петр Мстиславец, якобы преследуемые духовенством и переписчиками рукописей, были вынуждены перебраться в Литву. Переезд обоих печатников в Литву произошел в 1565 - 1566 гг. и, вопреки мнению А. С. Зерновой, был добровольным, с ведома царя. Отъезд указанных мастеров не представлял угрозы дальнейшему развитию книгопечатания в России, так как к этому времени оно было уже прочно налажено. Однако условия книгопечатания все же осложнились. После возведения Филиппа Колычева в сан московского митрополита (25 июня 1566 г.) между ним и царем началась ранее скрытая, а позже открытая борьба. Согласно существовавшему обычаю, на церковных изданиях стояло имя не только царя, но и митрополита, при котором они были напечатаны. После смерти Макария (1563 г.) его преемники так часто сменялись, что всегда могло возникнуть положение, подобное тому, когда печатники Псалтыри 1568 г. были вынуждены сделать прямой подлог и заменить имя устраненного митрополита именам нововозведенного. Вследствие этого, по мнению автора, появилось в XVI в. несколько безвыходных русских изданий.

 

В конце своей статьи М. Н. Тихомиров указывает на то, что сведения Флетчера о начале русского книгопечатания не имеют никакой ценности, так как он посетил Россию лишь в 1588 году.

 

Этюд А. А. Сидорова "Художественно-технические особенности славянского первопечатания" представляет ценное исследование общности и различий, существующих между первыми русскими печатными и другими славянскими изданиями XV-XVI веков. Автор отмечает фундаментальную особенность русских печатных изданий в сравнении с другими славянскими изданиями: первые печатались по государственному плану, вторые - в результате персонального почина.

 

В статье подчеркиваются и некоторые различия, существовавшие между федоровскими и московскими безвыходными изданиями. Последние имели церковно-литературное назначение, а потому велики по своему размеру и напечатаны крупным шрифтом. Апостол же Ивана Федорова, так же как и его Учительное евангелие, Острожский новый завет и Острожская библия, издавались для персонального чтения, доказательством чего служат мелкий шрифт и небольшой формат. Что касается Острожской библии, то, помимо того, что ее шрифт очень уборист, три четверти ее текста никогда в церкви не читаются. Это существенное различие, которому, по мнению А. А. Сидорова, до сих пор не уделялось должного внимания, является особенно важным. Именно для персонального пользования была предназначена, например, библия, напечатанная в Бухаресте в 1688 г., имитирующая форму, характер букв и орнаментировку Острожской библии 2 .

 

Автор отмечает большое различие в использовании красок двух цветов в русских и иностранных печатных изданиях. В русских книгах красный цвет имеет совсем иное назначение, нежели в чешских, балканских, литовских и венецианских. В книгах Федорова использование красного цвета приближается к приемам, применявшимся черногорцем Макарием в его валашской и сербской печати. Сравнительное изучение техники печатания изданий Федорова позволяет А. А. Сидорову уточнить некоторые свои прежние выводы. Так, он устанавливает, что учителями Федорова были Швайпольт и вышеупомянутый Макарий.

 

Чтобы иметь возможность наблюдать развитие старославянского книгопечатания, связи его и отличие от западного книгопечатания и таким образом выяснить источ-

 

 

2 D. P. Bogdan. Intre Romini si Rusi - Legaturi si influente din veacul al XVII-lea si pina la 1721. "Analele Romino-Sovietice", 1947, N 5 (отдельный оттиск, стр. 8).

 
стр. 167

 

ники вдохновения Федорова, А. А. Сидоров выделяет три главных этапа эволюции шрифта в XV-XVI веках. При этом он исходит из принципа, что для установления качеств какого-нибудь издания, вышедшего в любое время и какого угодно типа, вопрос организации текста имеет первостепенное значение. Автор подчеркивает различие, существовавшее между славянскими и западными книгами: для первых характерно изобилие красной краски и частое использование всевозможных надстрочечных знаков. Славянская книга по своему виду скорее тяготеет к Востоку. Технология двухцветного типа Федорова похожа на технологию Швайпольта - первого славянского типографа.

 

А. А. Сидоров подчеркивает индивидуальность книг, напечатанных Макарием. Последний сознательно осуществил их эстетическое оформление. Если Венеция была хорошей школой для начала славянского книгопечатания, то позже, в первой половине XVI в., книги Божидара Вуковича в Венеции уже следуют приемам, установленным Макарием. Техника изданий Швайпольта ближе к технике изданий Ивана Федорова, чем Макария. Что же касается валашских изданий Макария 1508 и 1512 гг., то встречающиеся в них большие инициалы, гравированные на дереве, потом были восприняты Москвой (стр. 59). Однако она не переняла гравированные заставки Макария, занимающие почти половину страницы. Все это свидетельствует об индивидуальности мастера-типографа и ясно показывает общие национальные тенденции книгоделания, как своеобразного искусства (стр. 66).

 

В последней части своего этюда А. А. Сидоров уделяет внимание русским безвыходным изданиям, устанавливает их общность и индивидуальность книгоделателя, скрывающуюся за особенностями набора, пропорций, технологии, убранства. Автор отмечает, что в одном из вариантов Служебника Макария 1508 г. надполосная красная строка не отделена от первой красной строки текста, частью спустившись в полосу. Вследствие этого вся тетрадь данного экземпляра оказалась набранной и напечатанной не так, как основной тираж издания. Так и в широкошрифтном евангелии из-за пропуска одного слова пришлось перебрать и вклеить 155-й лист. Автор видит связь с книгами Макария и в Триоди постной, в которой указания, когда надо читать тот или другой текст, порой печатались красной краской, как у Макария. В заключение А. А. Сидоров пишет, что он стремился уточнить стадии славянского книгопечатания, предшествовавшего изданиям Федорова.

 

Статья Г. И. Коляды "Из истории книгопечатных связей России, Украины и Румынии в XVI-XVII вв." посвящена исследованию влияния орнаментировки и миниатюры старых русских и украинских книг на румынские издания. Это воздействие было следствием того, что русские и украинские издания циркулировали в румынских землях, сюда было привезено также типографское оборудование из Киева и Москвы и здесь работали украинские мастера-типографы. Г. И. Коляда сравнивает герб Г. А. Ходкевича из белорусского Учительного евангелия (Заблудово. 1569) с гербом Луки Хыржиля (немца Лукаса Хиршера. - Д. Б. ) из румынского Учительного евангелия (Брашов. 1581), исследует гравюру Давида из Псалтыри (Говора. 1637), изучает орнаментировку Учительного евангелия (Яссы. 1643) с инициалами из балабановских и виленских изданий Петра Мстиславца.

 

Автор отмечает влияние типографского искусства Ивана Федорова на те же евангелия и на заставки, из которых некоторые являются весьма искусными копиями федоровского Апостола 1564 г. (то же относится к Кормчей, напечатанной в Тэрговиште в 1652 г., и к Триоди, изданной там же в 1649 г.). Г. И. Коляда изучил заставки из Заблуцовской Псалтыри 1569 г., воспроизведенные в Псалтыри, напечатанной в Долгом Поле (Кэмпулунг) в 1650 г., в которой прототипом почти ста инициалов являются инициалы Острожской библии. То же можно сказать о результатах исследования автором бухарестских изданий: Маргаритула 1691 г. и Псалтыри 1694 г., в которых почти все инициалы острожского типа, как и в Пентикостарионе 1701 г. и в Псалтыри 1703 г., напечатанных в Бузеу.

 

Следует сделать некоторые замечания по статье Г. И. Коляды, Так, он не использовал ряд румынских произведений, в первую очередь работу И. Богдана, в которой исследуется связь русских, украинских и белорусских изданий с румынскими книгами XVI-XVII веков 3 . О воздействии украинской книги XVII в. на румынскую говорит

 

 

3 Ioan Bogdan. O scrisoare din 1679 a Mitropolitului Dosoftei. "Analele Acadeiniei

 
стр. 168

 

работа П. П. Панаитеску 4 . Влияние книг Иоанникия Галятовского изучено С. Н. Чебаном 5 . В "Bibliografia Romineasca veche" (т. IV) включены неизвестные Г. И. Коляде сведения о количестве румынских изданий периода 1508 - 1588 гг. и XVII века. Наряду с книгами на церковнославянском, румынском и греческом языках в молдавском городе Сучаве в том же столетии была напечатана одна книга на армянском языке.

 

Данные, относящиеся к связям между старыми русскими, украинскими и румынскими изданиями, имеются в трудах румынского академика П. Константннеску-Яшь 6 . Эти данные используются М. Н. Тихомировым в его работе "Начало книгопечатания в России", в статьях Г. Штремпеля 7 , а также в вышеуказанной нашей статье, показывающей влияние Острожской библии на валашскую библию 1688 года 8 .

 

Г. И. Коляда, не отметил работу А. И. Яцмирского на русском языке - "Первый печатный славянский служебник" 9 , в которой говорится, что экземпляр Служебника (напечатанного Макарием в румынских землях в 1508 г.) находится в коллекции П. И. Щукина, переданной в 1905 и 1912 гг. в Государственный исторический музей 10 . Следовательно, утверждение автора, что из валашских книг Макария в книгохранилищах Советского Союза находится лишь Четвероевангелие 1512 г., не совсем точно. Кроме того, Г. И. Коляда упустил из виду одну неизвестную славяно-румынскую книгу (Евангелие, напечатанное в Брашове в 1565 г., находящееся в Харьковском художественном музее), которую описывает М. Корнеева-Петфулан в "Заметке к истории старопечатных книг" 11 . Это сообщение пополняет список румынских книг периода 1508 - 1588 гг., приводимый Г. И. Колядой.

 

Г. И. Коляде, безусловно, следовало бы подчеркнуть заслуги недавно умершего украинского ученого И. С. Свенцицкого по установлению тесной связи гравюр русских, украинских, белорусских и румынских книг. В своей работе "Початки книгопичатання на землях України. 1573 - 1791" (Львів. 1924) И. С. Свенцицкий дал, в частности, ряд уточнений, отсутствующих у Г. И. Коляды: офорт издания Ключа Разумения Иоанникия Галятовского повторен довольно грубо в румынском издании той же книги 1678 г., иллюстрация "Блудный сын" из украинского Клиросского евангелия 1606 г. является лишь моделью для румынского Учительного евангелия 1642 г., а не воспроизведением, как отмечает Г. И. Коляда, и т. д. Следует указать, что в "Исторических актах" (т. V, 1850. СПБ, стр. 76) опубликован составленный 16 декабря 1679 г. список типографского оборудования, посланного из Москвы в Молдавию.

 

В работе Г. И. Коляды есть и мелкие упущения. Так, валашский герб имеется в Октоихе 1575 г. и в Псалтыри 1577 г. не только в концовках, как пишет автор, но и в заставках, воспроизведенных в "Bibliografia Romineasca veche" (т. I, стр. 62 и 66); Альба Юлия - город в Трансильвании, а не в Валахии; Жития святых напечатаны в Яссах в 1682 - 1684 гг., а не в одном только 1682 году.

 

Г. И. Коляда в своей работе дал первое подробное исследование влияния орнамента старых русских и украинских печатных изданий на орнамент старых румынских книг, и сделанные замечания не снижают общей высокой оценки его интересной работы.

 

Статья ныне покойной Е. В. Зацепиной "К вопросу о происхождении старопечатного орнамента" представляет собой попытку проследить процесс происхождения русского старопечатного орнамента на материале 10 рукописей (из них одна южнославянская) XV - начала XVI в., среди которых находятся знаменитые Буслаевская Псалтырь и Геннадиевская библия. Автор приходит к заключению, что про-

 

 

Romine, Memoriile sectiunii istorice". Seria 111-a. T. XXXIV. 1911 - 1912.

 

4 P. P. Pa'naitescu. L'influence de l'oeuvre de Pierre Mogila, archeveque de Kiev, dans les Principautes roumaines. "Melanges de l'ecole roumaine en France". Premiere partie. Paris. 1926.

 

5 Stefan Ciobanu Din legaturile culturale romino-ucrainene. Ioanichie Galeatovshi si Iiteratura ronnneasca veche. "Academia Romina, Memoriile sectiunii literare". Seria III-a. T. VIII. 1938.

 

6 P. Constantinescu-Jasi. Relatiile culturale Romfno-Ruse din trecut. Bucuresti. 1955.

 

7 Gabriel Strempel. Sprijinul acordat de Rusia tiparului romfnesc in secolul al XVII-lea. "Studii si cercetari de bibliologie". T. I. 1955.

 

8 Автор настоящей рецензии готовит к печати монографию "Восточно-славянская книга у румын в XVI-XVIII вв.".

 

9 ИОРЯС, 1896, книга 4.

 

10 М. В. Щепкина, Т. Н. Протасьева. Сокровища древней письменности и старой печати. "Труды" Государственного исторического музея. Памятники культуры. Вып. XXX. М. 1958, стр. 58.

 

11 См. "Slavia", V, 1926 - 1927.

 
стр. 169

 

цесс возникновения и развития старопечатного орнамента был продолжительным и тесно связан с событиями, в зависимости от которых развивались культурные связи Москвы с другими странами. Для первых печатных русских изданий были использованы рукописи Троице-Сергиевой Лавры, и так как в те времена там проживал Максим Грек, то он выбрал модели из соответствующих рукописей. Старопечатный орнамент вначале зависел от мотивов итальянского Возрождения, проникших через Балканы, а затем был творчески переработан русскими мастерами на основании итальянских изданий эпохи Возрождения, а также южнославянских изданий. В предшествовавший развитию старопечатного орнамента период чувствуется также воздействие немецких книг, орнамент которых является переработкой стиля Возрождения.

 

Окончательную форму мотивов старопечатного орнамента установил Иван Федоров, который использовал для Апостола 1564 г. лучшие переработанные модели своих предшественников и дал травному стилю соответствующего орнамента ритм, свойственный русскому орнаменту. Работа Е. В. Зацепиной, великолепно иллюстрированная, доказывает связь орнамента русских рукописей с печатными книгами Ивана Федорова, в основе которых находятся не только южнославянские и итальянские модели, но и старые, коренные русские. Однако, как указывается в примечании редакции сборника, автор не занимался русскими национальными истоками книжной орнаментики, он также не изложил в своей статье вопрос о воздействии балканской орнаментики, так называемой плетенки, на итальянскую, точнее, венецианскую.

 

Второй раздел рецензируемого издания начинается "Описанием первопечатных русских книг", в котором Т. Н. Протасьева с исключительной скрупулезностью описывает московские безвыходные издания (отнесенные к 1553 - 1564 гг., часть которых известный библиограф И. П. Каратаев считал южнославянскими) и все книги Ивана Федорова, напечатанные в 1564 - 1581 годах. Следует отметить, что оба издания известной Острожской библии - 1580 и 1581 гг. - циркулировали в румынских землях 12 . Этим объясняется и ее влияние на румынскую библию 1688 года. Далее в сборнике помещена публикация "Сказания о начале московского книгопечатания. Тексты и переводы", использованная М. Н. Тихомировым в указанной выше статье. Соответствующие тексты подготовлены Т. Н. Протасьевой, а переводы сделаны М. В. Щепкиной. Она же дает "Переводы предисловий и послесловий первопечатных книг": Московского Апостола 1564 г., Московского Часовника 1565 г., Заблудовского Учительного евангелия 1569 г., Часословца Заблудовской Псалтыри 1570 г., Львовского Апостола 1574 г., Львовского букваря 1574 г., Острожской библии 1580 и 1581 гг., Острожского нового завета с Псалтырью 1580 года. Почти для всех переводов даны факсимиле текстов.

 

В книге имеются два приложения: "Водяные знаки, использованные для датировки рукописей в статье Е. В. Зацепиной" и "Выписка из книги В. Е. Румянцева "Сборник памятников, относящихся до книгопечатания в России" (вып. I. М. 1872)", использованной авторами некоторых опубликованных в сборнике статей.

 

Сборник в целом является важным вкладом в область советского книговедения, уже создавшего ценные работы о технике старой книги, то есть о системах книгопечатания и разновидности шрифтов, о заставках и гравюрах, а также о прекрасных книжных переплетах. Советскими учеными изучены связи Ивана Федорова как с его предшественниками, так и с продолжателями его дела. Материалы сборника показывают, что Иван Федоров был не только типографом и техником-полиграфистом, но и просветителем, художником, творцом своих изданий, выдающимся деятелем русской и славянской культуры второй половины XVI века.

 

 

12 См. нашу рецензию на работу С. О. Петрова, И. Д. Бирюка и Т. П. Золотаря. Славянские книги кирилловской печати. Описание книг, хранящихся в Государственной публичной библиотеке УССР. "Analele Romino-SovLetice", Istorie, 1959, N 1.

Опубликовано 24 марта 2016 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама