Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЛИНГВИСТИКА есть новые публикации за сегодня \\ 28.05.17

Против спекуляций по поводу переписки Курбского и Ивана Грозного

Дата публикации: 02 апреля 2017
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЛИНГВИСТИКА
Номер публикации: №1491151134 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Против спекуляций по поводу переписки Курбского и Ивана Грозного

"The New Review". New York. 1972. Vol. 109.

"Мнимая тема. О спекуляциях Э. Кинана" - под таким заголовком профессор Кембриджского университета Н. Андреев дает отзыв на книгу Э. Кинана, попытавшегося доказать подложность переписки Курбского и Грозного и других их сочинений.

В нашей печати уже оценивалось сочинение гарвардского слависта, удостоенное "премии" еще до выхода книги в свет1 . Критика Н. Андреева, в общем, идет в том же направлении. Рецензент, однако, полагает, что публикация Кинана может быть признана "небесполезной" с точки зрения "систематизации рукописного наследства Курбского и Грозного в списках XVII века". "Проверка этой части спекуляций Кинана, - оговаривается при этом автор, - является, безусловно, задачей советских историков, имеющих возможность пересмотреть весь материал, упоминаемый Кинаном и его сотрудником Д. Во" (стр. 259). Теперь это в значительной мере проделано Р. Г. Скрынниковым. Со своей стороны, Н. Андреев высказывает ряд замечаний методического порядка.

Одна из глав книги Кинана посвящена текстуальной истории первого письма Курбского. Этот вопрос имеет принципиальное значение, поскольку с содержанием этого письма так или иначе связана вся переписка. Э. Кинан стремится придать текстологическому анализу видимость "комплексности", обращая особое внимание на "конвой" - сопровождающие произведения. Н. Андреев резонно замечает, что "состав всевозможных "сопровождающих" произведений в различных сборниках может помогать при установлении времени или места создания той или иной рукописи, но сам по себе этот "конвой" ничего не решает" (стр. 259). "Основное правило удачного исследования, - напоминает далее Н. Андреев, -...сводится к умению прочитать и понять тексты, подлежащие изучению" (стр. 270). Даже не располагая подлинным рукописным текстом "Плача Исайи", близостью к которому Кинан доказывает подложность первого письма Курбского, Н. Андреев сумел показать, что совпадающие чтения вполне на месте в письме Курбского и нелогичны в "Плаче Исайи"2 . Отсюда следует вывод: либо Исайя был знаком с письмом Курбского, либо оба пользовались одним источником.

Основная часть рецензии Андреева посвящена разбору "исторической" аргументации Кинана, от которой в конечном счете и зависит решение вопроса, поскольку тексты переписки Курбского и Грозного сохранились лишь в списках XVII века. Автор отмечает естественность самого этого факта, возбудившего пристальную "бдительность" Кинана. Подобно документам Царского архива или архива Посольского приказа, подлинники писем либо сгорели в Москве, либо в Смутное время были вывезены в Польшу (описи русских архивов были возвращены оттуда лишь в конце XVIII в.). Э. Кинану представляется, что содержание писем не соответствует действительности XVI века. Однако Н. Андреев приводит простой аргумент, разрушающий всю конструкцию Кинана: портрет царя, нарисованный в письме Курбского, ни в коей мере не может относиться к Михаилу Романову, которому не доводилось ни "сокрушать прегордые царства", ни брать "претвердые грады ерманские" (то есть ливонские города), ни


1 E. L. Keenan. The Kurbskii-Groznyi Apocrypha. The Seventeenth-Century Genesis of "Correspondence" Attributed to Prince A. M. Kurbskii and Tsar Ivan IV. With an Appendix by D. C. Waugh. Cambridge (Mass.). 1971. Ср. Д. С. Лихачев. Курбский и Грозный - были ли они писателями? "Русская литература", 1972, N 4; Р. Г. Скрынников. Подложна ли переписка Грозного и Курбского? "Вопросы истории", 1973, N 6."

2 Автор замечает, в частности, что жалоба Курбского на пролитую за царя кровь совершенно естественна ("и кровь моя, яко вода пролитая за тя вопиет на тя к богу моему"), в устах же Исайи аналогичная жалоба на митрополита Иоасафа "звучит невнятицей" ("и кровь моя, яко вода пролитая туне вопиет к богу моему") (стр. 270). Интересно также наблюдение, что фраза Курбского "Христос мой, седяй на престоле херувимстем" является непосредственным отражением спора о "допустимости изображать силы бесплотные", возникшего на соборе 1553 - 1554 гг. в связи с обвинениями, выдвинутыми Висковатым против Сильвестра. У Исайи все это выпало, поскольку он приехал в Россию только в 1561 г. и об этом споре не знал.

стр. 190


проливать в церквах кровь своих подданных (стр. 269). И вряд ли можно счесть преувеличением заключение автора, что в построениях Кинана отсутствует не только "исторический реализм", но и "здравый смысл".

Рецензент не без сарказма показывает абсолютную несостоятельность и даже "постыдную предвзятость" главы книги Кинана: "Псевдо-Иван и псевдо- Курбский", в которой гарвардский славист "доходит до вершин своего отрицания даже возможности появления произведений, находящихся на уровне авторов данной переписки", и тем самым старается подвести читателя к мысли о том, что Грозный был "просто "неграмотным тираном" в своей дикой и страшной Московии" (стр. 260). Андреев отсылает Кинана, между прочим, к тому же Исайе, с помощью которого тот пытается опровергнуть подлинность переписки: в 1582 г. Исайя имел с царем беседу, во время которой самодержец "крепце и силне и высокопарным и высочайшим богословием и глубочайшим разумом духовным и давал вопросы и принимал ответы" (стр. 261). По поводу уверений Кинана, будто до XVII в. в России не были знакомы с ритмической прозой, рецензент напоминает, что таковая обнаруживается уже в "Слове о законе и благодати митрополита Илариона" (XI в.), присутствует в "Слове о погибели Русской земли" (XIII в.), с которым, по мнению Н. Андреева, Курбский был знаком (стр. 267 - 268). Напомним, что есть основания полагать, что Курбский был знаком и со "Словом о полку Игореве"3 .

По мнению Кинана, Курбский и Грозный не имели времени получить "полное монашеское образование". Н. Андреев же справедливо обращает внимание на несостоятельность самого деления русского (да и не только русского) средневекового образования на "церковное" и "мирское": "Владимир Мономах был выдающимся государственным деятелем и превосходным писателем; митрополит Даниил был "князем церкви", а в то же время основоположником "ругательного стиля" в письменности, который столь мастерски развил Грозный, ...Висковатый был блестящий дипломат, которого чрезвычайно уважали иностранцы, имевшие с ним дело, но его "сумнения" о новых иконных композициях, появившихся в Москве, обнаруживают и эрудицию и глубокое и верное понимание церковного искусства" (стр. 262). Рассуждений о "правой" вере не чужд был и "тверской купец Афанасий Никитин, описавший Индию еще до Васко де Гамы" (стр. 261).

Некоторые позитивные предположения рецензента могут вызвать возражения. Впрочем, он считает главной своей задачей показать несостоятельность "похода" Кинана "не только против "лиц", но и против всего "уровня русской или московской цивилизации" (стр. 262).

-----

3 Б. А. Рыбаков. "Слово о полку Игореве" и его современники. М. 1971, стр. 30.

Опубликовано 02 апреля 2017 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Вопросы истории, 1973-09-30



© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?