Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ЛИНГВИСТИКА есть новые публикации за сегодня \\ 21.04.18

КОРРЕСПОНДЕНТЫ ГАЗЕТЫ "ВОЛНА" (1917 г.)

Дата публикации: 10 февраля 2018
Автор: Х. М. АСТРАХАН
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЛИНГВИСТИКА
Номер публикации: №1518267029 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Х. М. АСТРАХАН, (c)

найти другие работы автора

Комплекты большевистских газет за 1917 г., притом далеко не всегда полные, можно найти только в крупнейших библиотеках СССР. Редакционные архивы этих газет принято считать в большинстве случаев утерянными. Поэтому понятен интерес к обнаруживающимся время от времени документам, позволяющим нагляднее представить деятельность большевистских печатных органов в 1917 году. В Ленинградском государственном историческом архиве (ЛГИА) хранится десяток папок с материалами газеты "Волна" - органа Гельсинг-форсского комитета (ГК) РСДРП (б), которая выходила ежедневно с 30 марта 1917 года. "Не было того моряка в Гельсингфорсе, который бы не знал и не читал нашей "Волны"1 , - свидетельствовал один из тогдашних руководителей большевиков-балтийцев.

16 июля по приказу Керенского газету закрыли, а материалы редакции вместе с рядом документов Гельсингфорсского комитета РСДРП (б), размещавшегося в том же помещении, были конфискованы и переправлены в Петроград, в контрразведку Временного правительства2 . Член ГК В. П. Залежский обратился 22 июля в Областной комитет армии, флота и рабочих Финляндии с просьбой "содействовать скорейшему освобождению имущества,.. арестованного контрразведкой"3 , но власти отказались вернуть бумаги. Небольшой фонд редакции "Волны", хранящийся в архиве, - вот, по-видимому, все, что осталось от ее документов после того, как они побывали в руках контрразведки. Среди этих материалов большой интерес представляют присланные в редакцию, но по разным причинам не опубликованные корреспонденции более чем 200 авторов, в основном матросов, солдат и рабочих Гельсингфорсской базы Балтийского флота, за апрель - июль 1917 г.: 510 листов писем, статей, заметок, стихотворений. Отдельно собрано несколько десятков корреспонденции анонимных авторов. Ознакомление с содержанием газеты "Волна", а также с архивной папкой дает возможность лучше узнать политические настроения рядового состава Балтийского флота, вписавшего яркую страницу в историю Великого Октября.

Лейтмотивом солдатских и матросских писем, как опубликованных в газете, так и оставшихся в редакционном архиве, является мысль о том, что только народ, покончив с царизмом, вправе через своих полномочных представителей решать судьбы России. "Надейтесь на свою силу и не запугивайте себя нелепыми предрассудками", - говорилось в обращении к гельсингфорсцам матроса М. Крылова, поступившем в редакцию в середине апреля. Народовластие для корреспондентов "Волны" - насущная задача дня. "Отныне мы уже не рабы, а сыны свободной России, - писал унтер-офицер береговой минной обороны П. Тартыгин. - Так не довольно ли нам смотреть сквозь пальцы на давно назревшие вопросы, не довольно ли возлагать надежду на других, как у нас велось при старом режиме, мол, обойдутся и без нас, а мы люди темные, - куда нам. Нет, дорогие товарищи, мы работники, и мы же и правители".

Советы как воплощение народовластия противопоставлялись корреспондентами буржуазным органам власти. Член Кронштадтского Совета Е. Васильев в заметке от 12 апреля, адресованной "гг. буржуям", писал: "Цели у вас различны с целями народа. Но только знайте, что сила в руках народа, и народ власти своей из сво-


1 П. Е. Дыбенко. Из недр царского флота к Великому Октябрю. М. 1958, стр. 57.

2 М. Г. Рошаль. Большевики Гельсингфорса в дни революции. "Исторический архив", 1956, N 5, стр. 153.

3 ЦГЛВМФ СССР, ф. р-2094, он. 1, д. 1, л. 42.

стр. 214


их рук вам не отдаст". Рабочий А. М. Алимов числе апрельских уличных столкновений в столице выступал в защиту народных представителей: "Мы выбрали от себя лучших людей в Совет солдатских и рабочих депутатов... Они должны свято защищать возложенные на них обязанности, а мы, товарищи солдаты, матросы, рабочие и крестьяне, должны тоже свято защищать этих избранных нами людей".

Идеи ленинской партии воспринимались солдатами и матросами как выражение их собственных мыслей и чаяний, хотя процесс большевизации масс не шел прямолинейно. "Волна" не раз публиковала материалы о жизни и деятельности вождя большевистской партии, о его самоотверженной революционной борьбе. 31 мая в ответ на просьбы читателей сообщить биографические сведения о Владимире Ильиче она поместила статью "О т. Ленине". Напомнив основные вехи его жизненного пути, газета писала: "Буржуазия не может опровергнуть правильность его мыслей и потому борется против него - путем лжи и клеветы".

В газету поступало много писем, в которых осуждалась антибольшевистская кампания, развернутая буржуазной прессой. "Я беспартийный, - говорилось в одном из них, - но Ленин, по-моему, более прав, нежели все окружающие нас партии. Он более наступает энергично и такую пропасть роет нашим паразитам, об какой они и не мечтали. Так как же им не кричать - долой Ленина?.. Не верьте, товарищи, тем газетам, которые защищают интересы дворян и капиталистов, а верьте тем, которые защищают ваши кровные интересы, интересы всего рабочего и крестьянского люда. ...Я беспартийный, я безземельный крестьянин, я пролетарий, и мне дороги интересы рабочего и крестьянского класса. А кому дороги интересы рабочего люда, тот поневоле должен быть ленинцем". Матрос линкора "Республика" Г. С[имский] писал 28 апреля: "Несмотря на наличие в Петрограде Совета солдатских и рабочих депутатов, страной управляет правительство капиталистов. Оно хотело арестовать нашего вождя Ленина. Оно бы и арестовало, если бы не воспротивился этому парод".

22 июня "Правда" опубликовала текст постановления тайной контрреволюционной организации "Лига борьбы с большевизмом", поставившей целью учинить физическую расправу над Лениным и взорвать типографию "Правды". В архиве имеется датированное тем же числом письмо матросов Н. А. Афанасьева, Т. Золотухина, Н. Каретникова, М. Дементьева и Бушкина: "Предупреждаем гг. толстосумов, чтобы они травлю прекратили, и если будут посягать на жизнь товарища Ленина и покушаться на целость типографии газеты "Правда",.. то и мы расплатимся с ними той же монетой... Прочь грязные руки от трудовой прессы! Да здравствует товарищ Ленин и наша газета "Правда"!" Письмо было опубликовано в "Волне". "Я прочел в "Правде", - сообщал матрос Н. Самылин, - что Ленина угрожают убить. Мне кажется, что один этот способ борьбы противников Ленина доказывает, что их другие средства борьбы фальшивы и силы никакой не имеют, а поэтому они и решили запугать Ленина насилием вплоть до убийства".

Гнев солдат и матросов вызвало решение Временного правительства назначить высокие пенсии бывшим царским чиновникам, "вывалившимся из уютного жилища Николая Романова". Матрос А. Анисимов писал: "Я... обращаюсь к вам, товарищи, с призывом: не допускать подобной раздачи пенсий, выбрасывания из наших бедных карманов сотен тысяч рублей для прикормления всех паразитов нашей трудовой жизни"4 . Матрос Чернышев с тральщика "Добрыня" извещал: экипаж возмущен назначением пенсий бывшим министрам и призывает бороться за то, чтобы "вместо пенсий народным кровопийцам" выдавать пособия семействам, пострадавшим от произвола царских властей5 . Машинист В. Базанов от имени 130 матросов 6-й роты линкора "Севастополь" писал, что необходимо потребовать от Временного правительства не только отмены пенсий бывшим прислужникам царизма, но и конфискации их имущества. Солдат Лебедев, узнав о назначении пенсии наследнице бывшего командира Свеаборгского порта генерал-лейтенанта Протопопова, возмущался: "Товарищи! Разве это... не издевательство над нами г-на министра финансов Шингарева и вообще всего коалиционного министерства: выдавать из народного кармана пенсии нашим палачам и кровопийцам, которых задачей было выбить из матроса и солдата все человеческие чувства, сделать нас кровожадными зверями и послушным орудием для расправы над рабочими и крестьянами".


4 "Волна", 18.IV. 1917.

5 Там же.

стр. 215


Лебедев был убежден, что только Советы, взяв всю власть в свои руки, покончат с подобными фактами. Автор еще одного письма считал, что местом заключения свергнутого "царя-вампира" должны стать Кронштадт или Петропавловская крепость. Он предлагал поднять 25 мая боевые флаги и не опускать до тех пор, пока Петроградский Совет не распорядится: "Николая Романова - в Кронштадт!".

Солдат и матросов, большинство которых были выходцами из крестьян, остро интересовал вопрос о земле. Повсеместно на митингах только и слышалось: земля должна принадлежать народу. Между тем из деревни приходили вести, что там по-прежнему хозяйничают помещики, а крестьяне все так же батрачат. Крестьянские же комитеты, которые, как правило, возглавлялись эсерами или их приверженцами, не решались выступить против буржуазной власти, категорически запрещавшей перемены в землевладении до созыва Учредительного собрания. Инвалид войны И. Л. Томилин писал из Саратовской губ.: "Комитет выполняет постановления Временного правительства, нанялся вроде приказчика к помещикам. Да неужели мы только получили свободу на бумаге, а на деле, наверно, не получим?" Сама жизнь убеждала солдат и крестьян, что землю следует отнять у эксплуататоров. "Нам нужно землю взять захватным путем, - писал 29 апреля в "Волне" матрос Линяев, - как взяли 8- часовой рабочий день; пока в наших руках оружие, мы должны, не теряя ни одной минуты, на всех кораблях, полках, ротах и мастерских выбирать по несколько членов, которые сделают доклад Советам солдатских и рабочих депутатов о немедленном распоряжении о переводе земли без всяких выкупов крестьянским и батрацким комитетам".

Корреспонденты "Волны" призывали очистить крестьянские комитеты от богатеев и помещичьих прихвостней. В Сухловской волости Порховского уезда Псковской губ., извещал редакцию матрос С. Васильев, крестьянский комитет, состоящий из попа, писаря да кулаков, не только не отстаивает интересы бедноты, но и грозит отнять у крестьян земли, которые ими явочным порядком отобраны у помещика в апреле 1917 г., еще до образования комитета: "Вот, мол, пригонят солдат, и они вас усмирят, они вам покажут, как брать чужую землю, если вы забыли пятый год". Васильев просил тех земляков - солдат и матросов, которые могут оказаться на родине во время отпуска, помочь крестьянам навести порядок, ибо ничего хорошего нельзя ожидать "от попов, кулаков и помещиков, которые присосались там... к комитетам; разве будут эти кровопийцы сами от себя отбирать землю и отдавать мужикам?". 10 мая один из активистов Гельсингфорсской организации большевиков, Г. Светличный, как раз рассказывал в газете о соответствующих действиях отпускников: "Всеми силами они стараются очистить земельные и вообще комитеты от кулаков, помещиков и их ставленников, а потом уже приступают к аграрной революции и без всяких препятствий проводят ее".

Архив "Волны", пожалуй, с большей полнотой, чем опубликованные в газете материалы, отражает взгляды солдат и матросов по вопросу о войне и мире и постепенный их переход на большевистские позиции. В письмах, поступавших в редакцию в первые месяцы после Февральской революции, ненависть к войне и стремление к миру еще сочетались с некоторой растерянностью, с непониманием того, как выйти из войны. "Братцы! Когда же кончится эта бойня, когда же настанет братство и любовь народов, когда же исчезнет неравенство?" - спрашивал матрос Г. Горский. Ему и многим его товарищам было нелегко сразу найти правильные ответы на эти вопросы. Эсеры, весной 1917 г. пользовавшиеся еще влиянием на многих кораблях, обосновывали необходимость продолжения войны якобы интересами развития революции. В письме матроса Ф. Богданова с заградителя "Зея" (конец мая) говорилось: "Среди нас пошли разногласия на почве достижения скорейшего мира, т. е. как его достигнуть. Одни из нас, как то с.-р. и др., видят его в форме наступления и поражения Германии, видят в нем залог всемирной революции и переход власти в руки самих народов в лице пролетариата. Другие, наоборот, видят в наступлении... гибель всего того, что мы успели взять... Кто же из нас, товарищи, прав?"

Повседневная агитационная работа большевиков помогла солдатам и матросам постепенно уяснить, что достижение справедливого мира возможно только в результате революционного перехода власти к Советам. 13 мая в Народном доме Гельсингфорса с лекцией на тему "Война и революция" выступила А. М. Коллонтай. Лекция вызвала

стр. 216


одобрение многих слушателей. Матрос Свеаборгского порта И. Кириллов делился своими впечатлениями о лекции: "Много сказала нам правды, к которой сознательный человек отнесется... с сочувствием". В архиве лежат приветственные письма А. М. Коллонтай от матросов тральщика "Добрыня" Чернышева, сторожевого судна "Гриф" А. Моисеева, линкора "Гангут" В. Валутина. Прочтя 19 мая в местной эсеровской газете злобную заметку против Коллонтай, Валутин послал в редакцию "Волны" отповедь руководителю эсеровской организации Гельсингфорса М. Котрохову, натребовав, чтобы тот не вносил "рознь в семью товарищей матросов".

Наряду с кардинальными социально-политическими проблемами корреспондентами "Волны" Поднимались и вопросы этического порядка. Осуждались пьянство, картежные игры, праздность, неуважительное отношение к женщине, имевшие место в матросской и армейской среде. Авторы указывали на несовместимость подобных фактов с выполнением революционных задач. Матрос эскадренного миноносца "Меткий" А. Удалицын в заметке "О достойном поведении" писал об облагораживающем воздействии социалистических идеалов на рядовых бойцов революции: "Мы своим учением о социализме опередили весь мир, и потому, товарищи,., надо скорей отвыкнуть от всех старых привычек... Все народы земного шара следят за нашей работой... Покажем всему миру, что человек в свободе перерождается".

Поступали в газету письма и по частным вопросам (например, о денежном довольствии отпускников). Но не они определяли основную тематику почты газеты. Подавляющее большинство материалов было посвящено общеполитическим проблемам.

Корреспонденции солдат и матросов в редакцию "Волны", взятые в совокупности, воссоздают живой образ рядового участника революции, для которого было характерно сознание личной сопричастности к величайшим историческим событиям, развернувшимся в России после свержения царизма. Письма отразили процесс гражданского возмужания солдат и матросов, их решимость бороться за дальнейшее развитие революции, перерастание ее из буржуазно-демократической в социалистическую.

Опубликовано 10 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?