Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ есть новые публикации за сегодня \\ 22.09.17

РЕПОРТАЖ ИЗ ЗАКУЛИСЬЯ. Леонид Якубович: Мне только унитаз на голову еще не надевали!

Дата публикации: 12 апреля 2017
Автор: Светлана ШАЙДАКОВА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ
Источник: (c) КП, 06-17-98
Номер публикации: №1492024716 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Светлана ШАЙДАКОВА, (c)

найти другие работы автора


Наш корреспондент побывал на съемках "Поля чудес".

Что осталось за кадром программы, которую вы увидите в эту пятницу, 19 июня

Мечта всей страны - хоть раз в жизни крутануть заветный барабан, передать привет мамочке и подарить Якубовичу банку соленых огурцов. Все - после этого и умирать не страшно!

Телевизионное поверье гласит: передача, прожившая более пяти лет, - уже труп. "Поле чудес" - одно из редких исключений. Вот уже восемь лет каждую пятницу народ приникает к телевизорам - посмотреть на "этих идиотов", на которых валятся миллионы, машины и кухонные комбайны. И при этом никому не приходит в голову, что "эти идиоты" - мы сами и есть. Ведь именно от нас приходят все эти мешки писем на программу...

"Не травите Якубовича, колбасу для него мы купим сами!"

Отдел писем "Поля чудес" - самое загруженное подразделение. В месяц приходит от 10 до 25 тысяч писем. Отбираются только самые оригинальные: в месяц - четыре программы, значит, сыграют лишь 36 человек. Примерно за три недели до съемок начинаются головные боли у режиссера - кто из предложенных кандидатур интереснее, как скомпоновать тройки, чтобы они хорошо смотрелись...

За восемь лет существования программы всего с десяток игроков не приехали на съемки - либо телеграмма не доходила вовремя, либо болезнь помешала. Что удивительно, люди всегда находят деньги на дорогу и гостиницу (раньше "Поле чудес" оплачивало и то, и другое, но теперь не в состоянии), как бы далеко они ни жили и бедны ни были...

Съемки всех четырех программ проходят раз в месяц, в выходные. За два дня до того устанавливают декорации: маленькая пустая и темная студия на глазах превращается в ту самую аляповатую картинку, которую мы видим на экране. По периметру натягивается пластиковая яркая "стена", расставляются жесткие деревянные лесенки-сиденья, монтируются телевизоры, табло и барабан, подключаются провода... За границей яркого круга - обычная грязная студия, чудеса - только там, где мигают разноцветные лампочки.

Эти два дня подготовки - самые безумные. Подъезжают участники, каждый - со своей проблемой. Однажды какой-то фермер привез пятилитровую банку молока, свеженадоенного утром женой, - в подарок Якубовичу. По дороге на телевидение, в метро, банка разбилась - у фермера был чуть ли не сердечный приступ. Ассистенты режиссера съездили на рынок, купили точно такую же банку, привезли в студию - сияющий фермер преподнес ее Якубовичу чуть ли не со слезами.

Был и другой случай - привезли Леониду Аркадьевичу домашней колбаски с Украины - двое суток в жарком поезде везли, а на съемке - хочешь не хочешь - ешь, а то народ обидишь! Аркадьевич из студии вышел зеленым - отравился так, что пришлось врача вызывать. С тех пор всех игроков он предупреждает сразу: "Если кто-то хотел подарить что-то съестное, но не смог купить - пожалуйста, мы купим сами и вы мне это вручите. Везти издалека необязательно!"

"Не приходите ко мне в пододеяльнике!"

К сожалению, мне не дали поучаствовать в качестве игрока - слишком много желающих постоять за барабаном. Но зато - впервые за восемь лет - мне разрешено присутствовать на съемках с начала до конца. До сих пор корреспонденты на запись не допускались.

... Якубович сидит в маленькой комнатке у администраторов и с шутками-прибаутками совершенно спокойно раскладывает на компьютере пасьянс. Между делом он успевает напомнить продюсеру о множестве мелочей: в студии всегда должны стоять "запасные" подарки на случай ветеранов, свадеб и прочих непредвиденных обстоятельств биографии игроков. На всех коробках должны быть заклеены названия фирм. Перед суперигрой надо быть готовым бежать на склад за крупным призом, чтобы не возникла длинная пауза в съемке...

Игроки постепенно стягиваются к знаменитому 17-му подъезду в "Останкино". Выясняется, что кто-то привез с собой пудовый тульский пряник - его надо как-то дотащить до администраторской комнаты... "Что ты, это еще не самое страшное! Однажды вообще привезли настоящую действующую печь - она у нас так и стояла до недавнего времени!.." - смеется Якубович. Пока все игроки не соберутся, он в зал не пойдет - иначе собеседование превратится в двухчасовую раздачу автографов и выслушивание признаний в любви.

Наконец мы входим в зал - 36 человек взрываются аплодисментами и моментально робеют. Примерно полчаса уходит на разъяснительную лекцию: "Перед съемкой вам наложат грим - бесцветную тон-пудру... Гримерш мало, поэтому о прическах вам придется позаботиться самим... Не хотелось бы, чтобы вы пришли в пододеяльнике (в смысле, в белых кофточках) - телевизионная камера перед съемками настраивается на белый цвет, и будет "эффект заплывшего лица" - вы будете выглядеть ужасно... Не передавайте свой привет, как в последний раз!.. Ни за что не присутствуйте на записи предыдущей программы - хорошо удается только первый спектакль!..

"Пока первую тройку опрашивают девушки- помощницы, Якубович, на удивление терпеливо и приветливо, раздает автографы. В конце дня ему на стол лягут 36 анкет: имена, местожительство, профессии, желательные и нежелательные (как правило - семья и работа) темы для беседы. Все это Леонид Аркадьевич к утру будет знать наизусть. Единственное, что будет от него скрыто, - подарки игроков. Это непременное условие: Якубович хочет всегда удивляться "вживую", хотя это уже нелегко. "Знаешь, мне только унитаз на голову еще не надевали, а так - все было!" - признается он.

"Мама, я писаю!" - кричат за барабаном дети

Три-четыре раза в год руководство ВИДа разрешает Якубовичу снять передачу без спонсоров, только на деньги телекомпании - в честь какой-нибудь даты. Нынешняя программа посвящена 200-летию лесного хозяйства России. Ее участники отобраны Управлением лесхозов не за оригинальность кроссвордов, а за доблестный труд.

Съемки назначены на 14.00. Я прихожу к 13.00 - к этому времени все игроки уже сидят в гримерке и костюмерной. "Знаете, очень страшно! Но Леонид Аркадьевич обещал, что через десять секунд после начала мы совсем забудем про камеру".

Этажом выше, в администраторской комнатке, Якубович ищет таблетку от головной боли - разыгралось давление. Сбоку от него - все тот же компьютер с пасьянсом, на полу - огромный пудовый пряник... Неожиданно выясняется, что он забыл дома свой знаменитый галстук-бабочку - и один из помощников пулей летит в магазин за новым.

13.35 - толпа зрителей (чуть больше положенных 350 человек) буквально вламывается в студию. Некоторые из них здесь уже не в первый раз - билеты на "Поле чудес" большей частью распределяются между спонсорами и руководством ВИДа. Кстати, уже пятый год по Москве продают "липовые" билеты - некие желтые бумажки с печатями, дающие "право участия в суперигре". Стоят они от 100 до 300 рублей, но - опасайтесь подделок! - настоящие билеты на "Поле" никогда не продаются.

14.15 - пока зрителям заклеивают липкой лентой вспышки фотоаппаратов, Якубович репетирует свой выход - площадка для этой съемки украшена елками и звериными чучелами. Кстати, "Поле" - единственная программа, где разрешено фотографировать, - для "Останкино" это беспрецедентно. Зрителям объясняется, что "сейчас камеры поедут по залу и снимут самые красивые и умные лица. Нет, готовиться к этому не надо - список этих лиц давно составлен Управлением лесного хозяйства!.." (Шутка.)

"Можно работать!" - командует режиссер из аппаратной, и Якубович мгновенно меняется: тот, кто еще секунду назад был душкой-Аркадьичем, уже перевоплотился в шоумена: "Пятница, в эфире - "Поле чудес"!!!

"Неожиданности - особая песня. Дважды Якубович падал с лестницы на начальном выходе. Однажды упали брюки с одного из игроков. За барабаном писались дети, груди вываливались из женских декольте, матерились игроки, получившие не те подарки.

Хотя существует жесткое правило: при монтаже вырезается все, что может скомпрометировать игроков. Остается лишь безобидно смешное. Не сомневаюсь, что один из эпизодов "моей" съемки не будет вырезан при монтаже: игрок, которому выпал сектор "шанс" (возможность позвонить за подсказкой), просто позвонил по межгороду домой и узнал, как дела в семье, а букву так и не спросил, угадывал сам...

Подарки, подарки: сплошные туески с медом, орешками, бутылки с лесными маслами, рога, деревянные и песочные картины, унты... За восемь лет их набралось уже больше 2600 штук - это за вычетом всего съестного и алкогольного!

Музей "Поля чудес" - часть его коллекции уже выставлена на ВДНХ, часть - в Твери. Остальные экспонаты вскоре разместятся за стеклянными стенами "Останкино". Останутся в сейфе только самые экстраординарные: простреленный портсигар, например, или колбочка с кроссвордом на человеческом волосе...

17.30 - съемка наконец закончилась, софиты погашены, мокрый Якубович закуривает сигарету и убегает наверх. "Кошмар! Что это за программа, какой ужас!" Оказывается, все время плохо работал микрофон, и ведущему приходилось чуть ли не кричать, надрывая голосовые связки. Наутро придется отпиваться горячим молоком и фалиминтом - а через час еще одна съемка, и завтра две...

...Уходя со студии, я не удержалась от давней мечты - крутануть барабан. Оказывается, он очень легкий. И о призах возле него как-то совсем не думается. Только очень жарко: во время съемки кондиционеры здесь не работают. Впрочем, момент участия никогда не длится более получаса - чудо не бывает вечным.

Опубликовано 12 апреля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?