Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ есть новые публикации за сегодня \\ 20.10.18


ПО СУВОРОВСКОМУ БУЛЬВАРУ

Дата публикации: 19 декабря 2017
Автор: И. М. МОЛЕВА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ
Номер публикации: №1513684065 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


И. М. МОЛЕВА, (c)

найти другие работы автора

Суворовский, в прошлом Никитский, бульвар можно назвать "литературными мостками" столицы: столько имен литераторов и деятелей культуры с ним связано. Вместе с тем это один из тех районов старой Москвы, на которых особенно ярко прослеживается ход исторического формирования города от средневековья до наших дней. Между двумя важнейшими для Москвы дорогами - на Смоленск и Новгород Великий - первоначально замыкался участок будущего бульвара. В XII-XIII вв. путь на Волоколамск и Новгород шел в направлении будущих улиц Фрунзе (Знаменки) и Воровского (Поварской). В XIV в. через Воздвиженку (начало проспекта Калинина) и Арбат пролегла дорога на Смоленск, тогда как путь на Новгород проходил через Никитскую (ул. Герцена). В начале этой последней - Волоцкой дороги - ставится в XV в. часовня Федора Студита, возле которой при Иване III во время строительства кремлевских соборов закладывается женский Смоленский монастырь1 . В XVI в. большой посад Москвы - Загородье обносится земляными стенами с бревенчатыми воротами у дорог. В 1586 - 1593 гг. были возведены каменные стены Белого города. Этот третий после Кремля и Китай-города оборонительный рубеж Москвы при общей протяженности около 10 км имел 27 башен, из них 10 проездных, названия которых продолжают сохраняться в московском обиходе под именем "ворота".

Одни из них назывались Никитскими - по улице и находившемуся на ней Никитскому монастырю, основанному в XVI в. Никитой Романовичем Юрьевым. У Никитских (более давнее название - Смоленских) ворот произошла встреча царя Михаила Романова с возвращавшимся из польского плена патриархом Филаретом. В честь этого события в 1626 г. была дана царская жалованная грамота на превращение Смоленского монастыря в мужской с больницей на 20 человек, а на месте часовни закладывается Смоленская церковь с приделом Федора Студита - старейший из дошедших до наших дней памятников бульвара. Монастырь, получивший народное название Федоровского больничного, был объявлен домовым патриаршим и стал любимым местопребыванием Филарета. В 1709 г. указом Петра I он был закрыт, церковь же превращена в приходскую. На протяжении XVIII в. к приходу Федора Студита принадлежали дворы Волконских, К. Разумовского, Толстых, Суворовых2 . Со стороны Арбата Суворовский бульвар замыкает другой памятник архитектуры XVII века. В 1676 г. по повелению царя Федора Алексеевича "на Дехтереве огороде за Арбатскими вороты" строится церковь Введения с приделом Симеона Столпника (угол пр. Калинина и ул. Воровского). В приходе ее находились загородные боярские дворы Нарышкиных, Молчановых, Салтыковых, Хитрово, Несвицких, а также многочисленных мастеровых Оружейной палаты3 . Впоследствии в этой церкви венчался С. Т. Аксаков, ее посещал Н. В. Гоголь.

За два века своего существования стены Белого города пришли в ветхость. В 1760-х годах последовало высочайшее разрешение использовать эти стены в качестве материала для строительства казенных зданий. В 1775 г. был утвержден проект сноса стен и разбивки Бульварного кольца. Москва повторяла градостроительный прием европейских средневековых городов, где крепостные укрепления уступали место зеленым насаждениям (французское "boulevard"). В 1783 - 1785 гг. производится разбивка первой части будущего Бульварного кольца - от Никитских до Петровских ворот. Участок от Никитских до Арбатских ворот оказывается одним из последних. В 1796 г. здесь высаживается два ряда деревьев, и указом Павла I в начале и конце бульвара строятся две гостиницы. По внешнему проезду бульвара был сохранен протекавший там ручей Черторый. В архитектурном отношении только что образовавшийся бульвар имел непривлекательный вид: все дворы выходили на него хозяйственными постройками. Существование стены Белого города определило, что дворы его ориентировались на Калашный


1 Рудольфов. Москва. Подробная справочная книга (Москва с топографическим указанием ее местности). Ч. 2. М. 1848.

2 И. Токмаков. Справочный указатель исторических материалов для составления летописей русской православной церкви. Вып. 1. М. 1884.

3 А. Ратшин. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. М. 1852.

стр. 210


пер., а Земляного города - на Мострюкову ул. (былое название Мерзляковского пер.), откуда и были сделаны въезды. При этом застройка в Земляном городе отличалась разнохарактерностью, тогда как в Белом еще со времен Петра I регулировалась специальными предписаниями, поощрявшими строительство каменных, по меньшей мере полутораэтажных, зданий.

Характерным для Земляного города загородным боярским двором был двор Салтыковых (NN 7 и 7-а), где находится последняя квартира Н. В. Гоголя в Москве, единственное его мемориальное здание в Российской Федерации. Основной каменный двухэтажный дом располагался торцом к Мострюковой ул., остальные строения (деревянные одноэтажные жилые, многочисленные хозяйственные вплоть до коровника и конюшен) - по границам участка. Около въезда со стороны этой улицы находился колодец4 . Во времена Анны Ивановны владельцем двора был ее дальний родственник В. Ф. Салтыков, принявший участие в дворцовом перевороте в пользу Елизаветы Петровны 5 . С двором связаны имена его детей - Марии, жены статс-секретаря Екатерины II А. В. Олсуфьева, помогавшей вместе с мужем императрице в сочинении ее литературных опусов; Анны Гагариной, поплатившейся за "дерзость" отрезанной по царскому повелению косой; Екатерины Измайловой, жены генерал-лейтенанта П. И. Измайлова, любимца Павла I; Сергея, ставшего предметом увлечения Екатерины II в бытность ее великой княгиней. Удаленный из Петербурга на дипломатическую службу, С. В,. Салтыков был затем русским посланником в Швеции, Гамбурге, Париже и Дрездене. После смерти В. Ф. Салтыкова двор наследовал другой его сын - Петр, камергер, женатый на дальней родственнице отца А. С. Пушкина, княжне М. Ф. Солнцевой-Засекиной6 . В начале XIX в. родовое гнездо Салтыковых переходит к прямому родственнику известного историка Д. С. Болтину. Предпринятая новым владельцем перестройка повторяет в общих чертах изменения, возникавшие во всех выходивших на бульвар усадьбах. Двор переориентируется на бульвар парадным въездом, хозяйственные постройки соответственно переносятся к переулкам. В связи с общей планировкой тротуаров участки выравниваются в межах7 . Основной дом достраивается Болтиным до красной черты бульвара.

Пожар 1812 г. полностью уничтожил и посадки, и самую застройку бульвара. Появились новые домовладельцы, но расходы на восстановление разрушенных сооружений для многих были непосильными. Салтыковский двор на этот раз переходит к А. И. Талызину. Члены семьи служилых московских дворян Талызины при Петре I оказались в числе первых русских моряков, получивших специальное образование в Италии и Голландии. Сыновья одного из них, советника Адмиралтейства Ф. Л. Талызина, Александр, Петр и Иван участвовали во дворцовом перевороте, приведшем на престол Екатерину II. Александр, ставший тайным советником и сенатором, построил в Москве знаменитый талызинский дворец (пр. Калинина, 5 - ныне Государственный научно-исследовательский музей архитектуры имени А. В. Щусева)8 . Петр Талызин, дослужившийся до чина генерал-поручика, был участником заговора против Павла I, но в последний момент изменил плану заговорщиков и поддержал Александра I в деле сохранения самодержавия. Его последовавшую через два месяца после убийства Павла смерть объясняли местью былых товарищей по заговору. Вместе с дядей в заговоре принял участие и его племянник - капитан лейб-гвардии Измайловского полка А. И. Талызин, который в 1816 г. и приобрел салтыковский дом.

Общепринятое утверждение, что Толстые, гостем которых был Н. В. Гоголь, сняли дом у Талызина, не соответствует действительности. Талызин умер в августе 1847 г.; А. П. Толстой же приехал в Москву, снял дом и въехал в него вместе с Гоголем в декабре 1848 года. Вскоре после переезда Толстые приобрели дом у наследников. Не будучи никогда женат, А. И. Талызин имел шестерых носивших его фамилию "воспи-


4 При описании домовладений по Суворовскому бульвару использованы материалы Московского городского исторического научно-технического архива при Главном архитектурно-планировочном управлении Мосгорисполкома, Арбатская часть, д. 323.

5 ЦГАДА, ф. Государственный Московский архив старых дел, кн. 61, л. 161.

6 "Адрес-календарь 1792 года". М. 1792.

7 "Алфавитный список всех частей столичного города Москвы домам и землям и пр.". М. 1818.

8 "Специальное обозрение Москвы с политипажами всех церквей, монастырей и казенных зданий, составленное по официальным топографическим сведениям и документам Нистремом". М. 1846.

стр. 211


танников", между которыми и было поделено наследство. Толстые занимали второй этаж. Гоголю были предоставлены две комнаты внизу: имевшая отдельный вход из парадных сеней приемная с камином, в котором была впоследствии сожжена вторая часть "Мертвых душ", и выходивший окнами на Никитский бульвар кабинет, сообщавшийся дверью с людской. Унаследованная от Талызина меблировка не отличалась разнообразием. В приемной стояли два дивана красного дерева, два таких же, обычно заваленных книгами и журналами стола, экран с зеленой тафтяной шторкой и большой зеленый ковер на полу. В кабинете была конторка (Гоголь набрасывал черновики стоя), диван красного дерева и стол, за которым сочинения переписывались набело, ширма, закрывавшая кровать, книжные шкафы, несколько кресел. В 1852 г. в этом помещении проходило прощание с телом писателя, после чего гроб был перенесен в церковь Московского университета9 .

Сын генерал-адъютанта Павла I А. П. Толстой в отличие от отца не обладал административным талантом и широтой интересов. Как генерал-губернатор Твери и Одессы он служил поводом для анекдотов, но в 1840 г. вышел в отставку. Ерема (прозвище А. П. Толстого) предпочел уехать из России. Его жена, правнучка А. Д. Меншикова и грузинского царя Бакара, помимо крутого нрава и экзальтированности, была известна "сонной болезнью". Любимое место ее прогулок - балкон дома на Никитском бульваре, где Гоголь читал ей вслух. Предпринятые Толстыми после смерти Гоголя переделки стерли все следы пребывания писателя в их доме. Обе его комнаты были разделены перегородками на швейцарскую (со стороны сеней) и несколько клетушек для прислуги с выходами во внутренний коридор. Идея полной перестройки дома возникла в 1856 г. в связи с неожиданным после стольких лет отставки назначением А. П. Толстого обер-прокурором Синода, но не нашла реализации. Супруги переселились в Петербург. А. Е. Толстая приехала в Москву только в 1873 г. похоронить прах умершего в Женеве мужа и расстаться с домом. Новой владелицей его становится вдова брата бабушки М. Ю. Лермонтова - А. А. Столыпина, бывшего предводителя дворянства Саратовской губернии. М. А. Столыпиной наследует одна из дочерей - двоюродная тетка Лермонтова Н. А. Шереметева. Именно она и осуществляет в 1888 г. задуманные Толстыми перестройки. В доме перекладываются все печи, перегородки на бывшей гоголевской половине делаются капитальными, а с пристройкой в 1901 г. трехэтажного доходного дома по бульвару (ныне встроен в дом Главсевморпути, NN 9 - 11) кабинет Гоголя превращается в швейцарскую. Наконец, в 1909 г. последняя владелица дома, вдова известного своими реакционными взглядами издателя М. Н. Каткова, возводит на месте дворовых построек еще один доходный корпус (ныне N 7). В 1966 г. основной талызинский дом был передан 2-й Городской библиотеке, при которой в 1975 г. открыты мемориальные комнаты Гоголя, восстановленные и обставленные в их первоначальном виде.

Для дворов Белого города не менее характерна история участка Голицыных (NN 6, 8, 8- а, 10). На рубеже XVIII-XIX вв. им владел С. Ф. Голицын, известный актер-любитель, женатый на В. В. Энгельгардт, одной из племянниц кн. Г. А. Потемкина-Таврического. Воспетая Г. Р. Державиным под именем Плениры, В. В. Голицына-Энгельгардт пробует свои силы в литературных переводах с французского. Она поддерживает К. Ф. Рылеева и И. А. Крылова в их литературных начинаниях. Последний состоял домашним учителем ее десятерых сыновей10 . После пожара 1812 г. голицынские постройки остаются невосстановленными, а со смертью владелицы наследники их продали. Первой нашла покупателя средняя часть участка с двухэтажным домом, украшенным восьмиколонным портиком со стороны бульвара (NN 8, 8-а), где, собственно, и жила голицынская семья вместе с Крыловым. Купчая оформлялась в Пензенской гражданской палате на имя коллежского асессора И. П. Фролова в 1816 г., но уже спустя три года дом перекупила Н. П. Головкина, внучка В. Ф. Салтыкова. Она занималась литературой и вошла в семью, причастную к одному из интересных памятников мемуарной литературы XVIII века. Ее муж Ф. Г. Головкин, состоявший на дипломатической службе, был автором известных "Записок". В конце 1820-х годов во флигеле головкинского дома (N 8-а) жил друг А. С. Пушкина полковник С. Д. Киселев. Существует


9 "Русский архив", 1907, т. III, стр. 437.

10 "Бумаги кн. С. Ф. Голицына". "Русский архив", 1876, т. 6.

стр. 212


предположение, что именно здесь поэт впервые читал свою поэму "Полтава".

Отстроив дом и надворные постройки, Головкина расстается с владением, которое переходит в 1838 г. в семью морских офицеров Моллеров. Здесь бывал известный портретист Н. В. Гоголя живописец Ф. А. Моллер. В 1858 г. владелицей дома становится правнучка Разумовских М. П. Галаган. Ей наследует дочь Екатерина, жена графа К. Н. Ламздорфа. 1870-е годы оказались тем рубежом, когда происходит очередная перемена владельцев дома на бульваре. Дворянские фамилии одна за другой уступают место купеческим, а те перестраивают усадьбы, превращая их в доходные дома. Е. П. Ламздорф продала владение купцу второй гильдии А. Н. Прибылову, жившему "собственным домом в Рогожской слободе"; он в 1877 г. расширил и надстроил дом N 8-а, а в 1889 г. и дом N 8, квартиры которых имели новейшие удобства и даже зимние сады на каждом этаже. В 1930-е годы в доме N 8 было возведено еще два этажа. В 1941 г. его частично разрушила фашистская бомба, а при его восстановлении был достроен еще один этаж. Дом N 8-а стал в 1920 г. Домом печати. Здесь выступали с чтением своих произведений А. А. Блок, В. В. Маяковский. С. А. Есенин. В Мраморном зале происходили встречи с М. И. Калининым, А. В. Луначарским. В марте 1936 г. Дом печати был преобразован в Дом журналиста. В 1942- 1948 гг. здесь находился Краснопресненский РК КПСС, а затем снова открылся Дом журналиста.

Следующим из голицынских земель был продан в 1824 г. участок, соседствовавший с Арбатской площадью и имевший построенный еще в XVIII в. дом с полукруглым внутренним двором (N 6). Его владельцем стал Ф. Ф. Кокошкин, известный театральный деятель, директор московской казенной сцены. Он переехал сюда из своего дома, находившегося на противоположной стороне. Это было вызвано семейными обстоятельствами. Первым браком Кокошкин был женат на представительнице родовитой семьи Архаровых Варваре Ивановне, на чью смерть в 1811 г. написал стихи К. Н. Батюшков. Второй его женой стала актриса И. С. Потанчикова, против которой выступила вся семья. В ряде справочников ошибочно указывается, что в бывшем голицынском доме помещалась театральная типография, печатавшая программы и афиши.

В действительности эта типография была оборудована в старом кокошкинском доме и там же продолжала функционировать11 . По сравнению с главным голицынским домом дом N 6 значительно раньше перешел в купеческие руки. С 1846 г. его владельцами становятся московский купец Ф. В. Фрейман, с 1875 г. - "московской второй гильдии купец рижский гражданин А. К. Ф. Шмит", в начале XX в. - жена генерал-майора Е. А. Фабрициус. Но и здесь основные перестройки пришлись на 1870-е годы, когда дом надстраивали, а его подвальные помещения оборудовали под архив Контрольной палаты - учреждения, осуществлявшего надзор за поступлением государственных доходов и производством расходов. Архив этот находился здесь с 1878 по 1898 год. В конце 90-х годов XIX в. первый этаж занимают под магазины, подвалы сдают бедноте под жилье.

Последняя часть голицынского владения (д. 10) нашла покупателя в 1832 году. До этого времени выгоревший дом оставался недостроенным. С расходами по строительству с трудом справились и его новые владельцы - семья генерал-майора Ивана Нагеля12 . В документах за 1836 г. отмечается, что во всем владении "к житью приспособлены" немногим более 18 покоев, из числа которых 15 еще не готовы. От Нагелей домовладение перешло к А. П. Щепотьеву, представителю одной из старейших московских семей, которой в XVIII в. принадлежал целый участок нынешней ул. Герцена - от Хлыновского тупика до Леонтьевского пер. (ныне ул. Станиславского). Но начиная с 1870-х годов дом N 10 составляет собственность той категории купцов, а затем рядовых мещан, которые, не модернизируя домов, превращали их в скопище мелких и дешевых доходных квартир. Для этой цели переоборудовались под жилье обширные подвалы, делались многочисленные изолированные входы и въезд со стороны бульвара. В остальном дом и застройка участка поныне сохраняют планировку и вид начала XIX века.

Участок внутреннего проезда бульвара от голицынских земель до Никитских ворот на рубеже XIX в. принадлежал Лобановым-


11 "Москва, или исторический путеводитель по знаменитой столице государства Российского". Сост. И. Гурьянов. В 4-х частях. М. 1827 - 1831.

12 "Адрес-календарь на 1847 год". М. 1847.

стр. 213


Ростовским (N 14), Луниным (N 12-а) и Хованским (N 12). Один из выдающихся памятников московской архитектуры, ансамбль лунинского дома (1818 - 1821 гг., архитектор Д. И. Жилярди), принадлежал П. М. Лунину, родному дяде декабриста М. С. Лунина. Сразу по окончании строительства он был продан Коммерческому банку. В дальнейшем банк купил и участок Хованских, на котором в 1914 г. началось строительство многоэтажных жилых корпусов для банковских служащих, завершившееся уже в 1920-е годы. Участок Лобановых-Ростовских представлял собой родовое гнездо. Во второй половине XVIII в. им владел Я. И. Лобанов-Ростовский, обер-камергер, член Государственного совета. С лобановским дворцом - двухэтажным, украшенным восьмиколонным портиком, связано и имя его сына, известного историка и собирателя Александра Яковлевича. Составленная А. Я. Лобановым-Ростовским редчайшая коллекция старинных карт поступила в Главный штаб, его собрание портретов Петра I - в Государственную Публичную библиотеку имени М. Е. Салтыкова-Щедрина. Особенную ценность представляли разысканные и опубликованные им в течение 1830 - 1840-х годов в Париже и Лондоне документы, связанные с Марией Стюарт13 .

От Лобановых-Ростовских дом перешел к другому историку - Д. Н. Бантыш- Каменскому, а в 1826 г. - к семье Огаревых14 . В его стенах прошла юность Н. П. Огарева, здесь проходили собрания огаревского кружка, встречи с А. И. Герценом. Памяти Огарева посвящена установленная на доме мемориальная доска. После отправки Огарева в ссылку домом владела его сестра, а в 1860-е годы - А. А. Голицын, почетный попечитель Смоленской гимназии, увлекшийся католицизмом и идеями миссионерства. Два его брата кончили свои дни католическими фанатиками в Париже, сестра - в Луизиане (США), куда уехала в качестве миссионера. С 1868 г. все домовладение перешло к штаб-ротмистру А. М. Миклашевскому, который переделал его в доходное. В связи с поддержанной Абрамцевским кружком модой на кустарные изделия надстроенный дом был оборудован под Кустарный музей (с 1883 г.). В 1905 г. в этом здании находилась главная контора легальной газеты московских большевиков "Борьба". В 1913 г. на втором этаже был открыл кинематограф "Унион" (с 1936 г. и по настоящее время - кинотеатр повторного фильма), часть же дома заняли Высшие женские курсы А. И. Полторацкой. В октябрьские дни 1917 г. дом на короткое время стал опорным пунктом белогвардейцев. Красногвардейцы теснили их со стороны Страстной площади. Победу принес жестокий штыковой бой у Никитских ворот. В память этих событий на доме установлена мемориальная доска.

Подобно голицынским землям, участки внешнего проезда Никитского бульвара от салтыковского двора в сторону Никитских ворот подверглись после пожара 1812 г. реконструкции, сменились их владельцы. Соседний с салтыковским двор Волынских перешел в 1817 г. к камергеру А. С. Власову, известному коллекционеру, чье собрание живописи, гравюр и редких книг, начиная с изданий XV в., упоминалось в путеводителях Москвы как достопримечательность города 15 . В 1846 г. часть этого участка приобрел полковник Н. Г. Головин, от него в 1859 г. - купеческая семья Манухиных, а с 1884 г. владельцем стал "городской учитель Дашкевич", который многочисленными, рассчитанными на маленькие квартиры пристройками превратил все владение в некое подобие старой барской усадьбы (дом N 11). Остальные дома внешнего проезда отражают различные этапы жилищного строительства города. В течение 1910 - 1913 гг. сооружаются многоэтажные доходные дома - N 5 (архитектор Л. В. Стеженский), N 13 (архитектор К. К. Кейзер), предназначавшийся для "Общества распространения практических знаний между образованными женщинами" и ныне занятый фармацевтическим факультетом 1-го Московского медицинского института имени И. М. Сеченова, N 15 (архитектор А. С. Гребенщиков), одна из квартир которого описана в комедии М. А. Булгакова "Зойкина квартира". Одним из первых образцов советского жилищного строительства становится угловой дом N 25


13 "Lettres inedites de Marie Stuart". P. 1839; "Lettres, instructions et memoires de Marie Stuart". Ed. par A. Labanoff. Vol. 1 - 7. L. 11844 - 1845 (nouv. ed. -P. 1859).

14 "Указатель жилищ и зданий в Москве, или адресная книга". Сост. В. Соколов. М. 1826.

15 "Путеводитель по Москве, изданный Сергеем Глинкою, сообразно французскому подлиннику Г. Леконта де Лавос, с некоторыми пересочиненными и дополненными статьями". М. 1824.

стр. 214


(1928 г.). В 1936 г. под NN 9 - 11 возводится многоэтажный жилой дом работников Главсевморпути, на котором установлены мемориальные доски памяти пионеров освоения Арктики - М. П. Белоусова, Г. А. Ушакова. В 1971 г. под NN 17 - 23 выстроен многоквартирный дом современного образца (архитектор Э. С. Акопов). Название Суворовский бульвар получил в 1950 г. в связи со 150-летием со дня смерти А. В. Суворова, жившего в свое время в районе Никитских ворот.

Сейчас восстанавливается ансамбль лунинского дома, в котором предстоит разместиться Государственному музею народов Востока. Предполагается реставрация церкви Федора Студита. Должен получить новое решение талызинский сад, куда был перенесен с Арбатской площади памятник Н. В. Гоголю (работы Н. А. Андреева), давший в 1924 г. название Гоголевскому бульвару.

 

Опубликовано 19 декабря 2017 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама