Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ есть новые публикации за сегодня \\ 14.08.18


КАК "ЗАПИСКИ" ЕКАТЕРИНЫ II ПОПАЛИ К А. И. ГЕРЦЕНУ

Дата публикации: 10 февраля 2018
Автор: Н. А. РАБКИНА
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ
Номер публикации: №1518267508 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. А. РАБКИНА, (c)

найти другие работы автора

"Записки императрицы Екатерины Второй" впервые были опубликованы А. И. Герценом в Лондоне в 1859 г., напечатаны на языке оригинала - французском, затем переведены на русский, немецкий, английский и шведский языки. Они были изданы под редакцией А. Н. Пыпина и Я. Л. Барскова Академией наук в т. XII сочинений самодержицы. Пыпин умер в 1904 г., не завершив комментариев к ним; т. XII вышел в свет в 1907 году1 Позднее "Записки" издавались в России неоднократно. Самое полное, суворинское издание содержит переводы с подлинника без купюр и с копии, бывшей в руках Герцена. Суворинскому изданию 1907 г. предпослано предисловие, насыщенное ценной информацией. К тексту приложены фотокопии собственноручной рукописи императрицы и первого листа рукописи, бывшей у Герцена в Лондоне.

Создавая гипотезы относительно тайного корреспондента Герцена, доставившего копию "Записок" в лондонскую Вольную русскую типографию, выстраивая увлекательную цепь предположений, разгадывая "тайну" копии и ее пути в вольную печать, историки не задумались над почерком, который представлен на фотокопии, и не задали себе вопроса, как к А. С. Суворину мог попасть этот фотодокумент и кто готовил суворинское издание "Записок". Исследователи Л. Б. Светлов2 и Н. Я. Эйдель-


1 См. Н. Я. Эйдельман. Мемуары Екатерины II - одна из раскрытых тайн (самодержавия. "Вопросы истории", 1968, N 1, стр. 158.

2 Л. Б. Светлов. Из разысканий о. деятельности А. И. Герцена. "Известия" АН СССР, серия истории и философии, т. VIII, 1951, N 6,

стр. 181


ман3 , опираясь на свидетельства Н. А. Тучковой-Огаревой и А. Н. Пыпина, выдвинули убедительную версию, что тайным корреспондентом, доставившим Герцену "Записки" в 1858 г., был молодой литературовед - пушкинист и археограф, позднее издатель первого российского исторического журнала "Русский архив" П. И. Бартенев. Учитывались: практическая возможность, имевшаяся у Бартенева, который работал с 1854 г. в московском архиве министерства иностранных дел, снять копию с названного документа; описание внешности доставителя, имеющееся в мемуарах Тучковой; газетные сведения о пребывании Бартенева за границей. Однако Н. Я. Эйдельман признавал, что и при подобной оснащенности аргументами "многие детали еще не ясны и требуют уточнения"4 .

Уже после смерти Бартенева, ревностно охранявшего тайну своей младой политической шалости (у которого, по воспоминаниям внука, к старости столь "велика была преданность... к семье царской", что "с гр. Толстым после многолетней дружбы он порвал за то, что Лев Николаевич позволил себе при нем непочтительно выразиться об Александре III, перед которым дедушка благоговел")5 , было опубликовано в "Русском архиве" письмо П. А. Плетнева к кн. П. А. Вяземскому. Оно относится к концу 1858 г., и смысл его таков: "Бартенев долго жил в Берлине, два раза ездил в Лондон, влюбился в него и в англичан, теперь в Париже бранит все французское. В начале декабря, вероятно, достигает Праги, главной цели его путешествия"6 . Имея такое свидетельство, можно с большим основанием предполагать его встречу с Герценом. Занимавшиеся рассматриваемым сюжетом считали, что нельзя определенно и позитивно решить дилемму, откуда появилась лондонская копия: снял ли ее Бартенев с автографа "Записок" или с чьей-то копии, ходившей по рукам? В этой связи возник исторический детектив о дружеских отношениях в 1855 г. юного архивариуса, служившего в московском архиве министерства иностранных дел, с главным архивариусом империи Ф. Ф. Гильфердингом об извлечении первым "Записок" на какое-то время из государственного архивохранилища, тайном снятии копии, а затем передаче ее Герцену. Думается, однако, что дело обстояло несколько прозаичнее.

В предисловии к суворинскому изданию авторитетно говорится, что Герцен огласил поздний список с копии, сделанной А. И. Тургеневым еще в 1824 году. По-видимому, это заявление в предисловии, а также подготовку издания и доставку самой рукописи в Лондон мог осуществить только один человек - еще здравствовавший издатель "Русского архива", консерватор и монархист и вместе с тем крупнейший источниковед П. И. Бартенев. Могут возникнуть возражения, что еще неизвестно наверное, он ли привез Герцену "Записки".

Обратимся к архивным материалам. В письмах начала 1858 г. из семейного архива Елагиных удалось обнаружить упоминания о мемуарах Екатерины II. А. П. Елагина, проживавшая в то время с крестником декабриста Г. С. Батенькова своим младшим сыном Н. А. Елагиным в Москве, у церкви Николы в Гнезднмках, адресует свою корреспонденцию другому сыну - Василию Алексеевичу и его супруге Екатерине Ивановне в Орловскую губ., в с. Бунино. К. Д. Кавелин, известный публицист, экономист, историк, профессор Петербургского университета, писал о Елагиной и ее доме: "Салон А. П. Елагиной был средоточием и сборным местом всей русской интеллигенции, всего, что было у нас самого просвещенного, литературно и научно-образованного... Невозможно писать историю русского литературного и научного движения за это время, не встречаясь на каждом шагу с именем Авдотьи Петровны"7 .

В письме от 10 марта 1858 г. Елагина сообщала: "Сергей Тимофеевич (Аксаков. - Н. Р.) прислал нам детские годы Багрова. Они все (семейство Аксаковых. - Н. Р.) в восторге от Васиной статьи (В. А. Елагина по истории Венгрии. - Н. Р.) и ждут продолжения. Иван Сергеевич (Аксаков - славянофил, издатель, публицист. - Н. Р.) еще в Петербурге. Бартенев оттуда воротился и с тех пор важен, что не достанешь рукой: все графы да князья, а в Москве все гадко... Вчера вечером был скучной Соболевский и Шевырев в первый раз, старой, худой и робкой... Сидя дома, Бартенев принес мне переписывать записки Екатерины; ему самому весьма трудно по незнанию языка. Это любопытно, и хотелось


3 Н. Я. Эйдельман. Тайные корреспонденты "Полярной звезды". М. 1966.

4 Там же, стр. 287.

5 "Русский архив", 1912, N 12, стр. 573.

6 Там же, стр. 571.

7 К. Д. Кавелин. Сочинения. Т. 3. СПБ. 1899, стб. 1115.

стр. 182


бы вместе прочесть"8 . 12 марта того же года Елагина писала своим адресатам: "Я переписываю теперь для Пивныча (семейное прозвище П. И. Бартенева. - Н. Р.) записки Екатерины, крайне интересны"9 . Четыре дня спустя она извещала, что "Пивныч уехал к Троице на неделю, воротится в субботу перед св. Воскресеньем. Он меня замучил переписываньем, но интересно"10 . В письме от того же года без обозначения числа и месяца сообщалось: "Пивныч едет за границу"11 .

После прочтения этих писем, по-видимому, двух мнений быть не может: "Записки" Екатерины привез в Лондон Бартенев. Копия, оказавшаяся у Герцена, принадлежала руке Авдотьи Петровны Елагиной. В некрологе 1877 г., посвященном ее памяти, Бартенев писал: "Русский архив" и издатель его бесконечно обязаны этой необыкновенной женщине... Переводить и писать было для нее потребностью. Много ее переводов напечатано, без означения имени ее, но еще больше осталось неизданных"12 . Интересно, что, преклонившись перед памятью Елагиной, отмечая ее влияние на творчество В. А. Жуковского, то, что ее дом был центром московской духовной жизни, и подчеркивая значение ее эпистолярного наследия, Бартенев через семь лет после смерти Герцена не преминул вспомнить в связи с Елагиной и о нем. Как одно из авторитетнейших свидетельств в пользу хозяйки московского литературного салона он привел отрывок из дневника Искандера от 18 ноября 1842 г.: "Был на днях у Елагиной, матери если не Гракхов, то Киреевских. Мать чрезвычайно умная женщина, без цитат, просто и свободно"13 .

Вопрос, каким же образом оказались "Записки" у Бартенева, остается не до конца ясным. Еще юношей он усиленно начинает сближаться с людьми пушкинского круга, собирает материалы о поэте, его автографы, устные свидетельства очевидцев. Весной 1858 г., сообщала в письмах Елагина14 , в Москву приезжал кн. П. А. Вяземский, с которым позднее у Бартенева возникнут тесные дружеские отношения, не без заискивания и пиетета со стороны архивариуса. С семейством Елагиных, согласно свидетельству Бартенева, он был знаком и близок с 1853 года. Но о "Записках" Екатерины II Елагина узнает лишь в 1858 г., после поездки Бартенева в Петербург. И, надо полагать, не из ящиков министерства иностранных дел извлек юный архивариус эти записки, лихорадочно быстро списал их и вернул на прежнее место, как ранее предполагали. Попавшие к Герцену "Записки" были копией с копии, хранившейся у кого-то из пушкинского окружения, может быть, у тех же Раевских, с которыми Бартенев был знаком15 .

Автору этих строк довелось прочитать сотни писем А. П. Елагиной к Г. С. Батенькову, переписку ее с членами семьи. Когда смотришь на приложенную к суворинскому изданию фотокопию первого листа рукописи, побывавшей у Герцена, то легко узнать хорошо знакомую руку, крупный, но изящный и размашистый почерк с характерным наклоном длинной строки. Итак, новая архивная находка дает основание считать со всей определенностью герценовским корреспондентом именно П. И. Бартенева.


8 Отдел рукописей Государственной библиотеки имени В. И. Ленина (ОР ГБЛ), ф. 99, карт. 1, ед. хр. 5.

9 Там же.

10 Там же, карт. 1, ед. хр. 30,

11 Там же, ед. хр. 5.

12 "Русский архив", 1877, кн. II, стр. 483, 487,

13 Там же, стр. 494.

14 ОР ГБЛ, ф. 99, карт. 1, ед. хр. 5.

15 Н. Я. Эйдельман. Тайные корреспонденты "Полярной звезды", стр. 287, прим. 24.

 

Опубликовано 10 февраля 2018 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Ваше мнение?


Загрузка...