Научная библиотека PORTALUS

Библиотека ПОРТАЛУС - крупнейшей собрание научных текстов России

Похожие статьи:
!!!

Календарь \ в этом месяце:
Февраль 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
 0102030405
06070809101112
13141516171819
20212223242526
2728 


ТЕХНОЛОГИИ новое | RSS


Главная ТЕХНОЛОГИИ ОНИ УСКОРИЛИ ПОБЕДУ!

ОНИ УСКОРИЛИ ПОБЕДУ!

Дата публикации: 02 января 2017
Автор: К. М. Хмелевский
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1483393882 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


К. М. Хмелевский, (c)

найти другие работы автора

Работая в библиотеках над материалами о самоотверженном труде советского рабочего класса в годы Великой Отечественной войны, я, к своему удивлению, не нашел почти ничего о работниках промышленности боеприпасов. Между тем их заслуги в достижении победы над врагом исключительно велики. Чтобы уяснить масштабы трудностей, выпавших на долю рабочих и специалистов этой отрасли, необходимо представить себе обстановку первых месяцев войны. Было бы несправедливо утверждать, что к началу войны Красная Армия не имела запасов снарядов и патронов, в меньшей степени - мин. На первые месяцы войны наша армия была боеприпасами обеспечена. Беда была в том, что эти запасы вследствие вероломного нападения фашистской Германии на СССР не были полностью использованы из-за частичной утраты складов. Сказались и просчеты в размещении как заводов по производству боеприпасов, так и их запасов. Помешало также временное отступление Красной Армии. С августа по ноябрь 1941 г. выбыло из строя 303 предприятия по производству боеприпасов. Мощность выбывших заводов определялась в месяц в 8,4 млн. корпусов снарядов, 2,7 млн. корпусов мин, 2 млн. корпусов авиабомб, 7,9 млн. взрывателей, 5,1 млн. снарядных гильз, 2,5 млн. ручных гранат, 7,8 млн. кг порохов и др. 1 .

ЦК партии и Государственный Комитет Обороны (ГКО) поставили перед работниками промышленности боеприпасов задачи огромной ответственности: в короткие сроки перебазировать на Восток заводы из угрожаемых районов и пустить их на полную мощность; усиленными темпами провести научно-исследовательские работы по освоению и выпуску более мощных видов снарядов, мин, патронов; ускорить новое строительство. Из указанных проблем одной из сложнейших была проблема баллиститных порохов. На примере одного завода, где директором был Д. Г. Бидинский, мне бы и хотелось рассказать, какими методами и средствами была решена эта задача. Но сначала вкратце о преимуществах баллиститных (точнее, нитроглицериновых) порохов по сравнению с пироксилиновыми. К концу XIX в. появились нитроцеллюлозные (пироксилиновые) пороха, составившие целую эпоху в изготовлении порохов, развитии стрелкового оружия и артиллерии. Многие века для стрелкового оружия и артиллерии применялся дымный порох, который с появлением новых конструкций и мощностей не мог более удовлетворять армейским требованиям из-за малой энергии, малой прочности и недостаточной пластичности. Новый химический состав пироксилиновых порохов позволил загружать получаемую массу в изложницы гидравлических прессов под давлением около 500 атмосфер и разрезать выходящие оттуда трубки на необходимую длину. Такой порох значительно увеличивал мощность и силу действия артиллерии. Однако производство пироксилина требовало больших площадей, громоздкого оборудования и существенной длительности технологического процесса (более одного месяца). Кроме того, возникали трудности при изготовлении крупнокалиберных зарядов и хранении пироксилиновых порохов.

Появление современных крупных орудий и реактивной техники потребовало значительного увеличения размеров пороховых элементов и утолщении горящего свода


1 "История Великой Отечественной воины Советского Союза 1941 - 1945" Т. 2. M. 1961, стр. 161.

стр. 123


в связи с увеличением времени горения заряда. Теперь пироксилиновые пороха оказались несостоятельными. Возникла необходимость в принципиально новом виде пороха и технологической схемы производства. После долгих поисков, неудач и разочарований был найден нитроглицериновый (баллиститный) порох, который означал революцию в пороховой промышленности. По своей мощности он в несколько раз превосходил пироксилиновый порох и, что особенно важно, отвечал требованиям крупнокалиберной и реактивной артиллерии. Технология производства баллиститных порохов отличалась рекордно коротким циклом (1 - 3 суток), а хранить их можно многие месяцы и даже годы, ибо они не подвержены быстрому разложению. Перед началом Великой Отечественной войны мы не успели построить крупные заводы по производству нитроглицериновых порохов, если не считать одного завода. На других предприятиях были закончены лишь эксперименты или отдельные цеха по изготовлению этого вида продукции. Предприятия на востоке находились в стадии строительства, в том числе и тот завод, о котором ниже пойдет рассказ.

В июле, а затем октябре 1941 г. было принято решение об эвакуации ряда пороховых заводов из южных и северо-западных районов туда, где строилось упомянутое предприятие по изготовлению нитроглицериновых порохов. Демонтаж и транспортировка оборудования проходили в условиях непрерывных фашистских бомбежек, отсутствия необходимых подъемных средств и недостатка квалифицированных рабочих. Сроки демонтажа и погрузки оборудования исчислялись сутками, а порою даже часами. В этих условиях рабочие и инженерно-технические работники проявили героизм и исключительную изобретательность. Вот как рассказывал об этом передовой мастер одного из заводов коммунист Сироткин: "В июне 1941 г. наш завод был остановлен на капитальный ремонт. Все основные рабочие были отпущены в очередной отпуск, за исключением рабочих отдела главного механика, занятых на ремонте. 22 июня, сразу же после объявления о фашистском нападении, большинство рабочих ушло добровольцами в армию, в том числе мои два брата (они погибли на фронте). С большим трудом удалось удержать около 100 мужчин, которым поручили демонтаж и отгрузку оборудования. К нам присоединились несколько женщин. Старики, женщины и дети были отправлены на восток на третий день войны. Оборудование пороховых заводов сложное и тонкое, особенно нитраторы, варочные аппараты, вальцы, электрохозяйство. С ними необходимо осторожное обращение. Все мы были переведены на казарменное положение, разбиты по взводам. Командиром был директор завода коммунист Мартынов, комиссаром - парторг ЦК ВКП(б) умный и деловой тов. Титов. Были разработаны четкий план, графики, многочисленные приспособления для ускорения демонтажа, отгрузки и сохранения оборудования. Спали в сутки 2 - 3 часа по очереди. Кругом рвались снаряды, бомбили поселки, но ни один человек не дрогнул, не испугался. В мирное время выполнение всего объема работы потребовало бы не меньше трех месяцев. Мы ее выполнили за две недели". В местном обкоме партии восхищались тем, сколь аккуратно и комплектно было доставлено оборудование с этого завода. Это позволило уже 28 июля приступить к сооружению первой очереди производства нитроглицериновых порохов. Правительственная комиссия по эвакуации заводов, возглавлявшаяся Н. М. Шверником, отметила четкую работу этого завода и комплектность отгрузки оборудования, что имело тогда первостепенное значение. Дело в том, что некоторые подлежавшие эвакуации предприятия в спешке допускали смешение различных частей машин, станков и моторов, а это создавало трудности при установке оборудования на новом месте.

Немалые сложности пришлось преодолеть в ходе эвакуации и других предприятий, например, одного крупного завода. Фашисты решили захватить этот завод "живым", как отчасти им удалось сделать с одним предприятием. Там в августе 1941 г., прорвав слабый участок нашей обороны, гитлеровцы ворвались в город. Большую часть оборудования мы успели эвакуировать или взорвать, но примерно 1 /3 его оказалась в руках немцев. Не меньше они собирались получить и при захвате вышеназванного завода. Вокруг него фашисты разбомбили все предприятия, электростанции и рабочие поселки, а самый завод не трогали. Советское командование разгадало маневр врага и приняло решение, организовав сильную круговую оборону завода, чтобы не допустить прорыва немцев, и замаскировав его, обеспечить

стр. 124


до последней возможности работу для нужд передовых воинских частей. Все попытки немцев прорвать нашу оборону оказались безуспешными. Понеся большие потери, фашисты прекратили атаки и стали продвигаться вперед, оставив завод у себя в тылу и считая, что завод никуда от них не уйдет. Образовался своеобразный "коридор" на десятки километров, по обеим сторонам которого двигались вражеские войска, а по бокам насмерть стояли советские воины, не позволяя немцам приблизиться. Чтобы ввести в заблуждение воздушную разведку врага, примерно в 10 км от завода был сооружен его макет. С высоты полета самолета создавалось впечатление о мертвом, покинутом заводе. А настоящее предприятие было так искусно замаскировано, что стало с воздуха незаметным. Четыре эшелона с женщинами и детьми были эвакуированы заранее. На заводе осталось более 500 мужчин, на 2 /3 состоявших из коммунистов и комсомольцев. Произошел уникальный случай: в течение трех месяцев, находясь в окружении врага, в 20 км от его переднего края, работал на полную мощность героический коллектив завода. За это время были изготовлены миллионы зарядов для минометов и артиллерии, сотни тысяч противотанковых гранат и мин, произведены десятки тысяч комплектов шашек к реактивным установкам М-13 и М-8 ("Катюши").

Весь командный состав во главе с директором Д. Г. Бидинским и секретарем парткома Давыдовым до последних дней оставался на заводе. Работали все по 12 - 14 часов в сутки и без выходных, спали в цехах. Трудились почти при отсутствии света, порой ощупью, чтобы не привлечь внимание врага. Пример показывали коммунисты, которые стали организующей силой коллектива и его авангардом. Высококвалифицированный слесарь, вступивший в Коммунистическую партию в первые же дни Великой Отечественной войны, настоящий большевик Кондратенко за три месяца выполнил более чем годовую норму. Он организовал боевое социалистическое соревнование между бригадами под девизом "Выполним 3 - 4 нормы!". Нашлись на заводе и предатели, как выяснилось, сыновья раскулаченных. Один был пойман в момент, когда пытался взорвать котельную. Обходчика путей застали за разбором железнодорожных рельсов. Затем чекисты выловили пытавшихся перебежать к немцам трех человек с темным прошлым. На допросе они сознались, что собирались раскрыть фашистам маскировку завода и передать им списки коммунистов. Эти факты насторожили партийную организацию. В первых числах сентября 1941 г. состоялось открытое партийное собрание, обсудившее вопрос о повышении революционной бдительности. На всех важных объектах, в поселках и вокруг завода были установлены караульные посты, где дежурили и в нерабочее время. Был создан специальный батальон, возглавленный парторгом ЦК ВКП(б) Давыдовым и зам. директора Тищенко. Он выловил нескольких террористов, заброшенных врагом.

9 октября 1941 г. было принято решение об эвакуации завода, так как создалась внезапная угроза замыкания немцами "коридора". Закрытое партийное собрание продолжалось 20 минут. Директор изложил график демонтажа и отгрузки оборудования, назвал лиц, ответственных за эту работу, фамилии начальников эшелонов и руководителей подрывных групп. Последние обязаны были взорвать ту часть оборудования, которую невозможно было вывезти, а также производственные здания, чтобы они не достались фашистам. Буквально за одну неделю весь этот завод был погружен в вагоны и отправился в далекий путь. Когда эшелоны прошли опасную зону, приступили к работе подрывные группы. Повсюду заложили мощные заряды, после взрыва которых от завода не осталось камня на камне. Только половину дымовой трубы котельного цеха не удалось уничтожить, настолько прочно заложили ее, и она осталась торчать как мрачный памятник периода фашистской оккупации. После взрывов зарево было видно на расстоянии 60 км. Тяжко было на сердце руководителей взрывных бригад коммунистов Зайцева, Ярового, Прагера, Шемонаева, наблюдавших страшное зрелище. Многие плакали. Когда гитлеровцы вступили на территорию завода, они в неистовой злобе обрушились на тех, кто не успел эвакуироваться, расстреляли десятки людей.

Семь эшелонов упоминаемого здесь завода прошли в общей сложности 25 тыс. км по Северному Кавказу, Поволжью, Башкирии и Западной Сибири. Один из эшело-

стр. 125


нов, возглавленный коммунистом Бондарем, "переплыл" Каспийское море и прошел к месту назначения очень далеким путем. Людям недоставало продуктов, воды, медикаментов. В дороге многие родители потеряли своих детей БО время фашистских воздушных налетов или от болезней. Большая трагедия произошла на ст. Тихорецкая, Северо-Кавказской ж. д. Вальцовщица Решетняк и рабочий Кондратенко до сих пор со слезами на глазах вспоминают тот страшный день 29 октября 1941 года... "Когда наш эшелон подъезжал к Тихорецкой, эта большая узловая станция была забита эшелонами с оборудованием, грузами и ранеными. Часть рабочих направилась в поселок для закупки продуктов, а человек 50 с детьми пошли в баню. Спустя 10 минут подошел состав с раненными под Керчью матросами. Никто не обратил внимания на их предупреждение: "Смотрите, за нами гонятся гитлеровские стервятники. Скоро они будут здесь". Действительно, спустя 15 - 20 минут в небе раздался зловещий гул. Как черти, закружились в воздухе самолеты со свастикой, сбрасывая бомбы. Люди бежали во все стороны, прижимая к себе детей. Одна бомба угодила в баню и похоронила в ней всех мывшихся, в том числе детей. Кругом валялись трупы с оторванными руками, ногами и вывалившимися внутренностями. Сошедшая с ума молодая женщина собирала по кусочкам тело своего трехлетнего сына, которого разнесло на части бомбой. У матроса оторвало обе ноги, товарищи несли его на себе, пытаясь тельняшками остановить брызжущую кровь. Был у нас рабочий Перепелица, один из лучших стахановцев. Веселый и жизнерадостный, он на веем протяжении трудного пути шутил, вселял в нас бодрость. Он бросился спасать детей, но сам погиб. Гитлеровские летчики гонялись за бегущими людьми, хладнокровно расстреливая их из пулеметов. В тот день на Тихорецкой было убито более 300 стариков, женщин, детей, тяжело раненных солдат и матросов".

Величайшее мужество проявил начальник эшелона коммунист Прагер. Как только началась бомбежка станции, он не растерялся и повел эшелон на ближайший разъезд. Один из фашистских летчиков заметил это и погнался за составом. Опытный машинист стал маневрировать. Из десятков брошенных бомб только одна попала в хвостовой вагон, который загорелся. Рядом находились два вагона с динамитом и нитроглицериновым порохом. Если бы они тоже загорелись, взрыв уничтожил бы эшелон и весь разъезд. Тов. Прагер вместе с подоспевшими железнодорожниками на ходу отцепил горящий вагон и спас ценное оборудование. Вот в таких условиях шли семь эшелонов вышеупомянутого завода и благодаря отваге сопровождавших их бригад в целости и сохранности были доставлены на место. Вообще без потерь провел свой эшелон коммунист Дробот, организаторский талант которого особенно ярко раскрылся в годы войны.

В первые месяцы войны сложилась такая картина: самый крупный завод по производству нитроглицериновых порохов еще не был построен, еще один, тоже действующий завод и другие небольшие предприятия находились на колесах. Фактически наша армия временно осталась без баллиститных порохов, тогда как немецкие войска имели их в большом количестве. Было принято ответственное решение завершить первую очередь строительства завода к 1 ноября 1941 г. - в сроки, невиданные в истории. Из всех советских республик на строительство завода были направлены строительные батальоны. ЦК ВКП(б) повседневно контролировал выполнение решения и оказывал строителям большую поддержку.

Перед Наркоматом боеприпасов СССР и местной партийной организацией возник ряд сложных задач: размещение мобилизованных, а также эвакуированных рабочих. Речь шла о многих тысячах людей. Стояли морозы до 30 - 35. Люди, прибывшие из южных областей страны, особенно старики и дети, тяжело переносили суровый климат. Строители срочно стали возводить палатки и фанерные бараки, но в них было холодно, хотя и лучше, чем на улице. Одновременно рыли землянки, в которых тоже можно было укрыться. Зима 1941/42 г. явилась серьезным испытанием мужества и стойкости многих людей. Поэтому, в частности, одна из групп трудилась на сооружении землянок и бараков, а примерно 2 /3 работали на строительстве промышленных объектов. Правда, на постройку землянок выходили все жители района, включая стариков и школьников. Лишь к марту 1942 г. удалось перелети людей из палаток и фанерных бараков в другие помещения. Имелись потери.

стр. 126


Многие переболели воспалением легких, несколько человек получили осложнения и скончались, так как мы тогда не располагали еще сульфамидными препаратами. Вот что рассказал один из лучших работников этого завода, коммунист Шемонаев, награжденный позднее орденом: "Мне до сих пор непонятно, как только мы остались живы. На монтаже - собачий холод, дома в палатке - мороз, вода превращается в лед, почти все простужены, кашляют, однако на работу не выходят только те, у кого высокая температура. Их обычно отвозили во временно приспособленный под больницу барак. Я очень любил свою годовалую дочь Галочку. Она скончалась от воспаления легких. На заводе каждый рабочий, каждая машина и лошадь были на счету, кругом всего не хватало, и мы с женой и соседом отнесли на руках девочку на кладбище, сами вырыли ей могилу и похоронили. Сердце обливалось кровью. Наше личное горе было частью общего горя, страданий всего народа. Или жена поспешили затем к своим рабочим местам...".

Строительные батальоны были разбиты на роты и взводы. На них распространялся военный "Устав внутренней службы". Во главе подразделений находились пожилые или раненые командиры, служившие ранее в армии, а также комиссары. Обком партии мобилизовал более 100 коммунистов для политической работы в стройбатах. Трудность заключалась в подборе коммунистов, не только теоретически подготовленных, но и владеющих языками национальных республик (на стройке работали люди 18 различных национальностей, в том числе две роты поляков). Коллектив политических работников строительных батальонов помог сплотить всю эту массу в единую армию, повысить ее сознательность и дисциплину. Вот как действовал, например, комиссар батальона опытный коммунист Павлов. Прежде всего он выявил тех, кто ранее имел какой-то строительный опыт. При помощи мастера Цветкова стал обучать людей непосредственно на рабочих местах профессиям каменщиков, плотников и других квалификаций. Павлов всегда находился вместе с бойцами трудового фронта и на стройплощадках и в землянках. После 12 часов тяжелого рабочего дня он еще знакомил трудармейцев с последними событиями на фронте и в тылу, решениями партии и правительства, помогал писать письма, заявления, навещал в госпитале больных. Его батальон выдвинул лозунг "За смену - не менее двух норм!" и добился его выполнения путем хорошей подготовки рабочих мест и инструмента, правильной организации труда. Эта инициатива была поддержана всеми тружениками, что позволило досрочно закончить первую, а затем и вторую очередь строительства завода.

ЦК Коммунистической партии проявлял постоянную заботу о лицах, мобилизованных на трудовой фронт. А весной 1942 г. был отправлен эшелон с сухофруктами, рисом и жирами, присланными от колхозников Узбекской республики. На заботу подавляющее большинство строителей ответило новым подъемом трудового героизма. Когда нашлись отдельные лица, которые решили заняться спекуляцией подарками, пользуясь продовольственными затруднениями военного времени, их поведение было обсуждено на общем собрании батальона и единодушно осуждено. Сгорая от стыда, виновники положили вырученные деньги на стол и поклялись честным трудом искупить свою вину. В дальнейшем подобных случаев уже не было. Забегая вперед, скажу, что по окончании войны мы торжественно проводили домой мобилизованных на строительство узбеков, башкир, татар и других товарищей. Многие из них за героический труд были награждены орденами, медалями и почетными грамотами.

Чем сильнее нависала фашистская угроза над Советской Родиной, тем интенсивнее рос трудовой энтузиазм рабочих и ИТР. Когда оборвался трос и ковш по добыче гравия оказался в бушующих волнах реки, техник Фадеев сел в лодку и, маневрируя меж льдинами, поплыл к месту катастрофы. Сбросив с себя одежду, он несколько раз нырял в ледяную воду, пока не соединил оборванные концы с ковшом. На обмуровке котлов работал мастер Плаксин. Вместо 120 рабочих у него вначале имелось всего 7 человек. Что делать? Тогда он обратился к старшеклассникам местной средней школы и, набрав 15- и 16-летних девочек, срочно обучил их искусству обмуровки. Когда одна из них, Грищенко, в совершенстве овладела новым методом обмуровки сводов и арок котлов, ее опыт тотчас был распространен на многих стройках. Возникли десятки женских бригад, главным образом

стр. 127


молодежных. Они проявили удивительную выносливость и трудовую доблесть, работая днем и ночью, при высоких морозах. Вспоминается непередаваемая по своеобразию панорама местности с ночными прожекторами и кострами, освещавшими и обогревавшими тысячи людей, разбросанных на большой территории. Одни роюг котлованы, другие укладывают трубы, третьи устанавливают станки и тянут электрические провода. Такелажники на самодельных санях тащат оборудование весом иногда до 20 - 30 тонн. Еще не закончено покрытие кровлей, а монтажники уже начинают устанавливать нитраторы, варочные машины и моторы. Все находится в движении... Вспоминаются и герои-строители. Взять, к примеру, тов. Крашенникову. До войны она работала каменщиком. Когда началась война, она создала из молодых работниц фронтовую бригаду. Слава о ней прошла далеко за пределами завода. Девушка укладывала за смену до 2 500 штук кирпича, а когда начался месячник помощи защитникам Сталинграда, бригада Ерашенниковой вырабатывала по 3 - 4 нормы за смену. За трудовой подвиг она была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

Нельзя не упомянуть о начальнике всего строительства И. С. Кузьмиче. Иона Саввич - крупный военный инженер и талантливый организатор. Ранее он возглавлял строительство ряда оборонительных сооружений и военных предприятий. Теперь совместно с главным инженером Дайбо наметил четкую конвейерную систему работ и внедрил "малую механизацию", которая ускорила трудоемкие земляные работы, прокладку кабелей и труб в траншеях. Все было тщательно продумано, чтобы не возникало простоев. Почти все строители учились на различных курсах повышения квалификации, овладевая новой системой труда. Две характерные черты были свойственны И. С. Кузьмичу: требовательность и одновременно исключительная чуткость к людям. Резко и прямо критикуя не выполнявших план, он постоянно был среди людей, часто беседовал с командирами производства и рабочими, интересовался их жизнью и бытом, старался оказать помощь всеми имевшимися средствами. Одним из трудных вопросов военного времени являлось, как известно, продовольственное снабжение. Продуктов, выдававшихся по карточкам, сплошь и рядом недоставало, особенно лицам тяжелого физического труда. И. С. Кузьмич внес предложение, поддержанное партийной организацией и всей общественностью, о расширении пригородных хозяйств. Зимой 1941/42 г. тысячи рабочих ежедневно трудились по 2 - 3 часа в нерабочее время на раскорчевке пней, строительстве теплиц и животноводческих помещений. Эта мера дала возможность получить для общественного питания дополнительно немало картофеля и овощей, а для больниц и детских учреждений значительно увеличить поставки молока и мяса. Кроме того, почти все рабочие и служащие посадили на индивидуальных огородных участках картофель и овощи.

Партийная организация этого строительства в первый год войны была сравнительно небольшой, составляя около 5% от общего числа рабочих и служащих. Но она являлась боевым авангардом и организующей силой коллектива. Партком правильно расставил свои кадры, выдвигая коммунистов бригадирами, каменщиками, плотниками и монтажниками. Эти лица составляли более 70% парторганизации, что позволило обеспечить партийное влияние на главных рабочих местах. Авангардная роль коммуниста заключалась прежде всего в личном примере. Член партия слесарь Щербаков выполнял по 2 - 3 нормы за смену и всегда с оценкой "отлично". Глядя на него, стали лучше трудиться и другие рабочие участка. Второй не менее важный элемент авангардной роли коммуниста на производстве - организация беспартийных на борьбу за высокие показатели, повышение их идейно-политического уровня. Щербаков обсудил в своей бригаде социалистические обязательства, и по его предложению бригада вызвала на соревнование все бригады строительства под лозунгом "Сегодня работать лучше, чем вчера. Сегодня дать больше выработки, чем вчера!". Это придало социалистическому соревнованию возрастающий темп к размах. К концу 1942 г. на строительстве было уже 2 тыс. "трехсотников", "четырех-сотников" и "пятисотников", да и остальные рабочие тоже значительно перевыполняли нормы. Все рабочие-коммунисты и бригадиры, все бессемейные десятники, про-

стр. 128


рабы и мастера жили вместе с рабочими в землянках и палатках. Это сближало коммунистов с беспартийными и по-своему содействовало созданию широкого беспартийного актива вокруг коммунистической организации.

Партийный комитет стройки во главе с парторгом ЦК ВКП(б) Гудковым стал боевым штабом. Он направлял деятельность всех звеньев, обобщал положительный опыт и добивался его распространения, вскрывал недостатки и ошибки и добивался их устранения. Заседания и совещания были сведены к минимуму, а центр тяжести партработы перенесен на рабочие места и в общежития. Был создан сильный агитколлектив, которым руководил сам парторг. Агитаторы и пропагандисты знакомили рабочих с последними событиями на фронтах Великой Отечественной войны, разъясняли решения партии и правительства. Общие партийные собрания созывались регулярно и проходили очень активно, но длились не более 1 - 1,5 часа. Только раз, в середине 1942 г. это правило было нарушено.

После того, как в октябре 1941 г. была построена первая очередь завода и выдана первая партия баллиститных порохов, возникли новые сложные проблемы: острый недостаток инженерно-технических кадров и рабочих массовых профессий, отсутствие и перебои в снабжении некоторыми видами сырья, нехватка транспортных средств, необходимость резкого увеличения количества нитроглицериновых порохов и освоения новых, более мощных видов зарядов. От работы этого завода зависело во "ногом ускорение победы над врагом и уменьшение потерь на фронтах. Ведь более года он оставался единственным в стране заводом по производству нитроглицериновых порохов, пока в различных районах не вошли в строй новые мощности. На данный завод были назначены уполномоченные ГКО Чуркин - ответственный сотрудник аппарата ЦК ВКП(б) и М. Ю. Рагинский - помощник Генерального прокурора СССР. Эти товарищи при помощи партработников провели огромную работу по мобилизации заводского коллектива, своевременному выполнению заказов другими предприятиями, продвижению транспортов с сырьем и материалами. Помнится, однажды вышла из строя котельная, прекратилась подача технологического пара, возникла угроза остановки завода минимум на неделю. Родилась идея использовать для выработки пара непригодные к работе, старые, списанные в лом паровозы. М. Ю. Рагинский выехал к железнодорожникам ряда областей и попросил их о помощи. Подоспевшие через 10 - 12 часов "старики" выручили завод. Далее, под свою ответственность помощник Ген. прокурора досрочно освободил из мест заключения несколько сот лиц, осужденных за неопасные преступления. Тяжелым трудом эти люди самоотверженно искупили свою вину. После войны свыше 80 процентов из них были награждены орденами и медалями.

Нам было ясно, что прежде всего следует подобрать руководящий состав завода-гиганта в лице волевых и сильных организаторов. Дело осложнялось тем, что обком партии еще не знал тогда кадров эвакуированных предприятий и вынужден был подбирать их "на скорую руку". Это была сложная работа, так как в спешке могли быть допущены ошибки. К счастью, таковых оказалось немного, поскольку прибывшие коммунисты помогли нам в объективной оценке политических и деловых качеств своих руководителей и отборе из их числа наиболее способных. Учитывая особо важное оборонное значение завода, ЦК ВКП(б) ввел в должную номенклатуру директора завода, его заместителей,, главного инженера, начальников цехов и главного технолога. Эта мера повысила ответственность и авторитет работников, воодушевляла их на смелые и решительные действия. Директором завода был утвержден ныне покойный Д. Г. Бидинский, член партии с 1919 г., участник гражданской войны, многие годы находившийся на партийной работе. После окончания Промышленной академии он в течение 8 лет являлся директором упоминаемого завода и на прежнем посту показал себя хорошим руководителем. Правда, возникли такие трудности, для преодоления которых необходимы были затраты сверхчеловеческой энергии, незаурядный ум, знание в совершенстве техники и организаторские способности. Руководство Наркомата именно в этом плане охарактеризовало Бидинского, и он полностью оправдал оказанное ему доверие, хотя обкому партии кое в чем пришлось его поправлять.

Заместителем директора по технике безопасности был назначен В. В. Иванов, главным технологом - А. Г. Каллистов, главным инженером - Горбачев. На пороховом заводе вопросы техники безопасности имеют первостепенное значение. Малейшие

стр. 129


отклонения от режима грозят тяжелыми последствиями. Если принять во внимание, что буквально в считанные дни следовало обучить тысячи людей осторожному обращению с пороховой массой (на это в нормальных условиях требуется 6 - 7 месяцев), можно себе представить объем и сложность работы В. В. Иванова. За три дня он подобрал мастеров и опытных рабочих, разработал и размножил учебные программы, изыскал различные помещения для учебы (вплоть до коридоров, землянок и складов). Тысячи людей были обучены на таких скоростных курсах и приступили к работе. Обнаружилось, что на заводе нет необходимого оборудования к испытательному стенду реактивных зарядов для "Катюш". Обком партии командировал Иванова с заданием во что бы то ни стало привезти комплект. С большим трудом, неоднократно попадая под вражеские бомбардировки, товарищ Иванов добрался к месту назначения и, таща стенд чуть ли не на себе, довез затем оборудование в тамбуре товарного поезда.

А. Г. Каллистова же вообще посылали на наиболее тяжелые, прорывные участки - начальником ответственейшего цеха, начальником полигона и, наконец, главным технологом. Этот богатырского телосложения человек обладал ценным качеством - был всегда там, где труднее всего. Он прекрасно знал все операции, технологию и учил рабочих прямо у аппарата, как надо вальцевать порох, как его прессовать и что необходимо делать, чтобы "попасть в анализ", избежав брака. Не боялся он и риска, если это диктовалось интересами производства. Причем риск был у него не каким-то "лихачеством", а технологически обоснованным делом. Только один раз эксперимент с шнекованием артиллерийских порохов прошел неудачно. Шнек разорвался, один из рабочих и сам Каллистов получили увечья. Однако этот случай не превратил его в труса и не испугал, а сделал только более осторожным.

Партийные органы пошли на смелое выдвижение начальниками цехов и мастерами молодых инженеров, техников и даже высококвалифицированных рабочих. Более 800 человек заняли командные должности, не имея почти никакого практического опыта, и быстро раскрыли свои таланты. Взять, к примеру, начальника одного цеха тов. Бондаря. У него имелся тогда небольшой стаж, а под начало ему дали несколько тысяч женщин и подростков, в том числе более 600 школьников старших классов. Цех был сборочный: он завершал цикл производства и выдавал готовую продукцию. Рабочие в первый раз увидели это производство и не знали, как к нему подступиться. Представьте себе заряды для 120-мм и 82-мм минометов. Каждый рабочий за смену должен по норме провести не менее 5 тыс. взвешиваний и 10 - 12 тыс. контрольных взвешиваний. Груз весит 7,2 грамма; допуск разрешен до 0,1 грамма, 17 тысяч взвешиваний вручную за одну смену! Ни один фармацевт в мире не сделает и половины этой нормы. А ведь большинство рабочих взвешивало по 20 - 25 тыс. раз. На завязке узлов и упаковке производили до 12 - 13 тыс. операций за смену. У многих были на пальцах волдыри, постоянно сочилась кровь. Бондарь придумал подставки для подростков-малышей, механические сшиватели мешочков и многое другое. Рабочие были как бы его детьми, их называли у нас "бондарята", а он был их отцом, действовавшим ласкою и убеждением.

Серьезным средством повышения квалификации начальников цехов стали оперативные совещания у директора до начала работы в течение 20 минут. Директор заранее узнавал о состоянии дел в цехах, успевал еще до совещания переговорить по селектору или побывать прямо на месте. Эти оперативные совещания напоминали семинары по обмену опытом внедрения новых приспособлений, по экономии или замене дефицитных материалов, по лучшей организации труда. Нередко рассматривался вопрос об оказании помощи отстающему цеху, и каждый старался чем-то помочь товарищу. Немалое значение для повышения дисциплины и авторитета руководящих кадров имело тогда решение о введении воинских званий командирам производства на оборонных заводах и об объявлении таких предприятий на военном положении. Военизация предусматривала безоговорочное и обязательное выполнение приказов, дисциплинарную ответственность за нарушение приказа, введение в случае необходимости казарменного режима. За весь период войны явились на работу в нетрезвом состоянии 7 рабочих. Они были подвергнуты наказанию. А один начальник цеха, который допустил грубость в отношении директора Бидинского, попал раз на гауптвахту.

После ввода в строй в октябре 1941 г. первой очереди завода ГКО установил повышенную программу выпуска 15 видов боевой продукции, в том числе сотен тысяч

стр. 130


мощных минометных и артиллерийских зарядов и шашек к реактивным установкам М-13 и М-8. До войны у нас не существовало простого и точного метода расчета калорийности и других характеристик нитроглицеринового пороха. О кондиционности порохов судили по химическим анализам и по допускам отдельных компонентов. Опыт массовых испытаний баллиститных порохов показал, что партии, удовлетворительные по химсоставу, часто оказывались все же непригодными и подлежали браковке, ибо превышали допустимые нормы давления газов в камере двигателей, особенно для М-8 и М-13. Могли сорваться поставки фронту. В то время на заводе было создано Особое конструкторское бюро, укомплектованное специалистами со всей страны. Работники ОКБ были мобилизованы, жили без семей и находились на казарменном положении. Практически они до 1944 г. буквально не выходили из стен завода и работали, не считаясь со временем. Возглавляли ОКБ тов. Ворошилов и тов. Левичек. Оба проявили себя хорошими организаторами и инженерами. Первое, что предстояло сделать, - срочно разработать специальную таблицу дозировок компонентов на различных фазах технологического процесса. Внедрение калориметра и таблицы дозировок позволило обеспечить серийный выпуск боеприпасов без брака и рекламаций. В дальнейшем опыт этого ОКБ был перенесен на аналогичные заводы, вступившие в строй в 1942- 1943 годах. Благодаря этому они не переживали таких трудностей при освоении ракетных баллиститных порохов. Обычно для решения столп сложного комплекса задач нужны годы. Наши специалисты из ОКБ совместно с практическими работниками завода разрешили их за два месяца.

Много бессонных ночей провели над вычислениями не только такие работники, как Ворошилов и Левичек, но и инженеры Спориус Артющенко, Парфенов и другие, прежде чем удалось найти оптимальные варианты. Душой и мозгом ОКБ был Левичек, талантливый и настойчивый теоретик и практик. Он рано остался сиротой и прошел нелегкую школу от рабочего до крупного ученого в области пороходелия. Бывали моменты, когда все опускали руки, тщетно изыскивая неизведанные пути массового производства сложных видов баллиститных порохов. А Левичек, забыв о сне и еде, сутками просиживал над составлением различных вариантов, над рецептурой, без конца бегал в лабораторию, пока не добивался нужного. Для перечисления работ, выполненных ОКБ завода, понадобилась бы целая книга. Назовем замену остродефицитных видов сырья (централит, вазелин, частично коллоксилин) менее дефицитными, разработку новых методов варки и шнековой технологии, курирование проекта и освоение производства коллоксилина на бумажных комбинатах. Особо важное значение имело открытие заменителя централита. Производство исходного продукта для коллоксилина мы наладили ранее на Юге, теперь оккупированном фашистами, а Централит получали вообще из-за границы. Не имея чертежей, готовой технологии и оборудования, опираясь на самоотверженность рабочих и инженеров, ОКБ удалось восстановить технологию и чертежи, а оборудование помогли создать на ряде других заводов области в порядке социалистической помощи, во внерабочее время. Долго бились, пока сумели выпустить высококачественный коллоксилин. Он был лучше американского который мы в небольшом количестве получили по ленд-лизу. Забегая вперед, скажу, что, когда мы уже пережили все "болезни" освоения нового пороха и наладили его производство, к нам на завод поступил американский баллиститный порох. Но он оказался непригодным из-за высокой калорийности (рвались стволы орудий), и мы его использовали просто в добавках к нашим порохам.

Идея шнековой пороховой технологии принадлежит инженерам Грищенко и Спориусу. Но от идеи до ее претворения в жизнь лежит тернистый путь. Конструкции шнековых аппаратов неоднократно переделывались технология много раз изменялась. Работники ОКБ Спориус, Пашков и инженеры завода А. Г. Каллистов, тов. Крыжановский и другие не раз имели неудачи. Спориус, например, получил тяжелые ожоги лица и рук. На помощь заводу пришли здесь все предприятия не только нашей области, но и многих других. Освоение нового Метода производства порохов в трудный период войны, во время обороны Сталинграда, явилось большой победой инженерно-технических работников и рабочих. Это повысило на 30 - 40 % производительность труда, почти вдвое увеличило производство зарядов к реактивной установке М-13. В тех условиях острого недостатка рабочих и производственных площадей открытие шнековой технологии явилось малой технической революцией и настоящим подарком совет-

стр. 131


скиго тыла нашим славным ракетчикам. Когда докладывали об этом в ГКО, было решено отметить работников ОКБ премиями. Кроме того, председатель ГКО предложил наградить всех участников разработки и внедрения шнековой технологии орденами Отечественной войны, а также разрешить им привезти на завод свои семьи, что и было сделано.

Говоря об освоении новой технологии и новых видов боеприпасов, нельзя умолчать о скромных лаборантах, которые, как трудолюбивые пчелы, без конца испытывали тысячи рецептов и помогали найти правильные решения. Следует назвать таких замечательных тружениц, как товарищ Данилина и товарищ Николаева, которые часто по нескольку суток не уходили из лаборатории, когда требовалось "попасть в анализ". Начальник лаборатории Новорожкина и ее сестра лаборантка, тоже Новорожкина, не только механически проверяли ту или иную рецептуру, но часто сами вносили поправки и предложения, чем оказывали большую помощь делу. Однажды они, двое суток не смыкая глаз, подбирали и испытывали один сложный анализ, пока не нашли в нем ошибку в рецептуре. Первая была награждена орденом Красной Звезды, а вторая - медалью "За трудовую доблесть".

Когда говорят о цехе нитрации, пороховщики произносят это слово торжественно и тихо. Тут - святая святых завода: готовится нитроглицериновая смесь, которая затем по нитропроводу самотеком поступает в варочный цех, где перерабатывается в пороховую массу и далее проходит процесс вальцевания и прессования. Конечная фаза - изготовление требуемой продукции. Когда смотришь на кипящую горючую смесь под большим стеклянным колпаком, переливающуюся разноцветными красками, перед глазами предстает удивительно красивое зрелище. Но сложная химическая реакция требует исключительной бдительности и осторожности. Передвигаются в цехе медленно и плавно, ходят в мягких тапочках, говорят шепотом. От удара, от резкого звука может произойти взрыв страшной силы. Долго проработал начальником этого цеха Яровой и много сил отдал опасному производству. Однажды в нитропроводе образовалась течь, и жидкость превратилась на морозе в огромную сосульку. Грозила катастрофа. Начальник цеха с товарищами спас положение, рискуя жизнью. За этот мужественный поступок он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а вместе с ним - Кравченко, Алексеев, Святошенко.

Решающей силой и главным героем завода был рабочий класс, состоявший у нас на 90% из женщин и подростков. В цехе нитрации главным образом работали женщины. Спокойно и уверенно действовали аппаратчицы - член партии Кучерова и ее подруга Дмитриева. Сокращая сроки нитрации, промывки и отстоя, они сумели увеличить на 50 кг массу при нитрации. Это дало рост производительности аппарата на 10 - 12%. Был случай, когда не имелось важного вида сырья, грозила остановка цеха. Начальник цеха пошла тогда очень смело на риск, предложив заменить недостающее одним парфюмерным изделием. Сначала ничего не получалось, затем - удача! Цех не был остановлен, а Кучерову наградили медалью и денежной премией. Героические труженицы цеха нитрации давали в отдельные дни вместо 6 - 8 нитрации по 12 и выработали сверх плана за время войны столько смертельной смеси, что ее было достаточно для уничтожения десятков фашистских дивизий.

На столь ответственных участках даже в военное время был установлен 8-часовой рабочий день. Но не останавливать же нитраторы, если иногда кто-нибудь заболеет или "исчезнет", как случилось в 1943 г., когда двое молодых слесарей сбежали добровольцами на фронт! Пришлось аппаратчицам спешно обучаться второй профессии - слесаря и работать по совместительству и в этой должности. Когда делегация Северо-Западного фронта знакомилась с цехами нитрации, вальцевания и другими, руководитель делегации А. А. Тужиков сказал: "Да, у вас тут такая же трудная и опасная работа, как у нас на фронте!" Действительно, случались и у нас жертвы. Погибла Тамара Вахмянина; 19-летний аппаратчик Дульцев принес ведро с нитроглицериновой смесью, но забыл перекрыть краник с кислотой; аппаратчик Лазарев от переутомления заснул. Оба они тоже погибли. В цехах, где происходили смешение, нитрация, варка и вальцевание порохов, воздух насыщен ядовитыми парами. На подобных заводах предельный пенсионный возраст установили для мужчин в 50 лет, а для женщин - в 45, полагались дополнительные отпуска, во время работы

стр. 132


выдаются молоко и жиры. Однако в период войны все это удавалось претворять в жизнь редко.

Самоотверженный труд и проявление патриотизма приняли тогда массовый характер на всех участках. Процесс вальцевания - тяжелая мужская профессия. Температура пороховой массы составляет 70°. Ее надо голыми руками равномерно вложить в валки и прокатать под большим давлением 10 - 12 раз на горизонтальных вальцах, а затем разрезать на вертикальных вальцах пополам и снова скатать в рулоны весом до 60 кг. В первый год войны, когда у нас вообще не было на заводе автомашин и недоставало лошадей, приходилось такие рулоны доставлять для прессования на себе на расстояние в 300 метров. Не хватало около ста вальцовщиков. И вот их заменили женщины-добровольцы. Уборщица тов. Дуля пошла работать на вальцы. Тов. Решетняк на вертикальных вальцах выполняла 1 - 2 нормы, обогнав многих мужчин, и за всю войну не допустила ни одной вспышки пороха. Кроме того, она обучила искусству вальцевания 12 девушек. Именно по инициативе замечательной женщины между вальцовщиками развернулось социалистическое соревнование за снижение процента брака. Сокращение брака - одна из самых ценных сторон соревнования вальцовщиков. Оборудование и технологический процесс были построены таким образом, что расчетный брак при прокатке полотна составлял 10- 12%. Отходы, конечно, не пропадали. Они шли как добавки к пороховой массе. Однако это требовало дополнительных операций, времени я рабочих рук. Поэтому борьба за уменьшение брака хотя бы на 0,5% имела огромное значение. Решетняк, Беседина, Полухина и другие вальцовщицы снизили брак вдвое, дав фронту дополнительно сотни тысяч зарядов.

Хотелось бы рассказать об одном замечательном вальцовщике, члене ВКП(б) Божья-Воля. Над его фамилией часто подшучивали. Когда он в 1941 г. ехал со своим эвакуировавшимся эшелоном и на одной станции фашистские самолеты стали сбрасывать бомбы, кто-то закричал: "Божья-Воля, спасайся!" Бежавшие рядом старушки на ходу крестились, повторяя: "Да божья воля захочет - спасемся, не захочет - убьют!" Молодой парень дважды тяжело болел воспалением легких. Его выходила и спасла от смерти старушка, мать двух фронтовиков. После выздоровления он пошел учеником вальцовщика к замечательному мастеру-самородку тов. Сабирьянову. Было тогда ему лишь 20 лет, он имел квалификацию электросварщика, а на вальцах раньше не работал. Между тем вальцевание связано с определенными строгими нормами. Малейшее нарушение режима грозит вспышкой полотна пороха, ожогами и т. д. Времени на обучение было мало, опыта - никакого. К тому же доставлявшаяся в мороз пороховая масса остывала по пути, что создавало опасность вспышки. Сергей внимательно прислушивался к советам и практическим указаниям товарища Сабирьянова. Сметливый паренек быстро освоил технологию и стал одним из лучших вальцовщиков. Смена Божьей-Воля соревновалась с соседней сменой и стала зачинателем создания у нас фронтовых бригад. Вскоре более 90% вальцовщиков получили звание "фронтовых работников". Они вырабатывали столько продукции в смену, сколько никогда и ни в какой другой стране ранее не достигалось.

Труд вальцовщиков и прессовщиков можно сравнить с работой саперов. Как бы осторожны они ни были при обезвреживании мин, снарядов и бомб, не все можно предусмотреть и рассчитать. На заводе имелось несколько случаев тяжелых ожогов. Однажды произошла вспышка на вальцах, рабочие Дуриманов и Маслов не смогли выскочить наружу. Была сильная метель, дверь заклинило воздушной волной. Обоих отвезли в больницу в тяжелом состоянии. Десятки рабочих отдали Дуриманову часть своей кожи для пересадки, но она не прижилась. Спасти товарища так и не удалось. Маслов же поправился и продолжал работать. Только глубокий шрам на лице постоянно напоминает о военных годах. А вот несколько слов о трудовом подвиге 17-летнего вальцовщика умницы Стомина. Парень пришел на завод и сразу же обратил на себя внимание трудолюбием, пытливостью, стремлением улучшить технологию и организацию труда. Как только его выдвинули вальцовщиком, Никита предложил доставлять порох из варочного цеха в утепленных мешках, а в самой кабине подогревать его до 70°. Затем он продумал порядок действий и устранил все лишние движения. По-новому стал подготавливать рабочее место и аппарат и с этой целью на работу выходил за полчаса до смены. У него никогда не было простоя, и работа

стр. 133


шла, как на конвейере. Он поднял производительность труда на 30%. За всю войну в смене Стомина Не произошло ни одной вспышки и ни одной травмы. Опыт Стомина был подхвачен другими вальцовщиками и поддержан партийной организацией завода. Через 2 месяца уже все вальцовщики работали по новому методу. Многотиражка, стенная летать, лозунги, доски показателей - все освещало ход соревнования по методу Стомина. При помощи инженерно-технических работников издали брошюру об этом опыте. Коллегия Наркомата боеприпасов под председательством Б. Л. Ванникова обсудила патриотический почин и распространила его на другие заводы. Красная Армия получила дополнительно миллионы зарядов, а бригада Стомина - сотни приветственных писем от бойцов и командиров. Вот выдержка из одного такого письма, опубликованная тогда же в соответствующей местной газете: "Дорогие товарищи! С чувством величайшей гордости узнали мы, бойцы, командиры и политработники овеянной боевой славой Краснознаменной дивизии, о ваших героических подвигах на трудовом фронте. В эти грозные дни Великой Отечественной войны, когда на полях сражений решается судьба нашей Родины, особенно чувствуются ваша забота и боевая помощь. Большое спасибо вам, дорогие друзья! Желаем новых успехов, дорогие стахановцы - Герои трудового фронта! Батальонный комиссар Клепецкий, батальонный комиссар Гайденко, подполковник Носков, батальонный комиссар Ергин, сержант Евдокимов, старший политрук Борисенко, сержант Асанцев, старший политрук Челпанов, техник-интендант 1-го ранга Кокорин, политрук Кудря, красноармеец Шишов, младший политрук Блинкин, красноармеец Малов, младший политрук Трухин".

После вальцевания порохов полотно поступало в цех прессования. Здесь под давлением оно прессовалось в различные формы зарядов при помощи матриц. Приходилось поднимать большие рулоны и спрессовывать под давлением до 120 атмосфер. Малейшая невнимательность могла вызвать взрыв. Работникам цеха необходимо огромное напряжение, физическое, нервное и психическое. А 2 /3 рабочих цеха составляли девушки в возрасте 16 - 18 лет. Почти все они пришли из колхозов или из старших классов общеобразовательной школы. Вот одна из них, Дьяконова. В 1941 г. ей было 16 лет. Роста она была небольшого, и для загрузки пороха в изложницы ей сделали специальную подставку. Согни рулонов с температурой 70° надо было поднять, спрессовать и аккуратно сложить. "За 12 часов так устанешь, что все тело ломит, а ноги подкашиваются, - рассказывала Дьяконова. - Домой идти далеко. К тому же общежитие холодное, ветер его продувает, а в мороз вода превращается в лед. Большинство вплоть до 1944 г. почти не уходило с завода. Кто приткнется в углу цеха, другие спят в паропроводящих траншеях. Распределены были даже "номера". Закроешь сверху траншею доской, прикроешься телогрейкой и уснешь, прильнув к паропроводу".

В этом цехе действовали два вида соревнования: сменное и индивидуальное. Уже к середине 1942 г. весь цех был объявлен гвардейским, а свыше 90% рабочих - "гвардейцами труда". Такое звание получить было не просто. Для этого следовало иметь самые высокие показатели по заводу и активно участвовать в его общественно-политической жизни. Звание присуждали на совместном заседании партийного и профсоюзного комитетов, с широким участием рабочих. Работница и секретарь партбюро 8-го цеха тов. Юшкова вспоминает, как каждому торжественно вручали удостоверение "Гвардейца труда", а коллективу - знамя "Гвардейского цеха": "Мы просто плакали от радости за такую высокую оценку нашего труда. Эти пожелтевшие от времени документы храним, как святую реликвию". А вот слова одной из лучших прессовщиц, Кисловой: "Наше соревнование было боевое и считалось на минуты. На всех рабочих местах висели таблицы, и мы знали выработку по часам. Если моя подруга опережает меня, я даже на обед не иду, нагоняю ее. Мы бежали навстречу подносчикам и просто вырывали рулоны, а затем бегом неслись к прессам. За один год я увеличила производительность пресса на 40 % за счет лучшей подготовки и сноровки. Слесари сократили профилактический ремонт до 10 - 15 минут и этим очень нам помогли".

Замечательная прессовщица Котова родилась в годы гражданской войны. В конце июня 1941 г. ее отец и брат тотчас ушли добровольцами на фронт, сестра сражалась, " под Москвой, а Котова приехала на завод. У нее были золотые руки и талант рационализатора. Вместо полагающихся на загрузку 1,5 минуты она делала операцию за

стр. 134


30 секунд, а за смену вместо 55 прессовок - 115. На уборку было положено по норме 15 минут, ей хватало семи. Слава о ее трудовых подвигах гремела не только на заводе; о ней знали фронтовики и писали ей сотни благодарственных писем. Она обучила 25 девушек искусству прессования и довела меру технического отхода до 4 - 5% вместо 12 по норме. Вскоре социалистическое соревнование за сокращение нормы технического отхода стало в цехе массовым и повысило производительность прессов в среднем на 32%. Это значит - миллионы дополнительных зарядов!

Завершающая стадия производства, где происходят сборка и упаковка зарядов, - зарядный цех, самый многочисленный. В нем трудилось очень много работниц, преимущественно в возрасте от 14 до 20 лет. Процесс сборки зарядов весьма трудоемок: взвешивание, обертка, вязка, упаковка, парафинирование - все операции производятся только вручную. На стороне вряд ли кто тогда знал, что маленькие девичьи и детские пальчики за один день работы изготовляли столько артиллерийских и минометных зарядов для "Катюш" и авиабомб! Насколько тонка и в то же время однообразна работа на сборке, можно судить хотя бы по тому, что за смену необходимо сделать пальцами до 12 тысяч движений, не поднимаясь со стула.

Огромную роль сыграли там комсомольско-молодежные бригады. В цехе Бондаря таких бригад было создано 86. Они соревновались за максимальный выпуск зарядов, экономию и снижение себестоимости продукции. Благодаря экономии сырья и материалов, замене дефицитных видов сырья менее дефицитными, рационализаторским предложениям и изобретательству рабочих и ИТР были сэкономлены десятки тысяч тонн глицерина, централита, шелковых тканей. На протяжении всей войны завод выполнял планы не только по валовой продукции и номенклатуре, но и по снижению себестоимости. При подведении итогов работы за месяц, квартал и год обязательно анализировали качественные показатели. Коллегия Наркомата боеприпасов специально обсудила опыт завода по снижению себестоимости, одобрила его деятельность и рекомендовала перенять этот опыт другим предприятиям. Немалая заслуга в том принадлежит начальнику планово-производственного отдела Дроботу, автору многих рационализаторских предложений.

Молоденьких девушек Аликину (было ей около 17 лет) из ФЗУ, Орлову и Азонову посадили за один стол для взвешивания к мастеру Шульга. Об этой доброй и умной женщине можно рассказывать очень и очень долго. Приходивших в цех девушек и детей она встречала, как родная мать, обучала их терпеливо и ласково. Одна пожилая женщина, мать троих детей, как-то потеряла сознание на работе. Анна Даниловна узнала, что свой хлебный паек та сберегает детишкам, и половину своего пайка она стала отдавать ей, потом добилась для нее от дирекции дополнительного талона на обед из фондов подсобного хозяйства... И вот Аликина как-то подметила, что на конвейере сидящие поближе всегда обеспечены навесками, а сидящим подальше иногда не достается пороха. По ее предложению были созданы комплексные бригады из навесчиц и вязальщиц, после чего все стали заинтересованы в бесперебойной работе. Соревнование пошло по минутам. Всюду повесили часы, причем указывалась выработка каждой бригады. "В первые дни, когда нас посадили за стол, ночью я плакала, - рассказывает Аликина. - На пальцах болят волдыри, хочется спать, а нельзя, конвейер! Потом привыкла, окрепла. Как только ночью захочется спать, мы поем песни - лирические, народные, военные. Всю ночь поем, и работа идет лучше". Девушка Тамара с сестрами Ниной, Зоей и братом Колей (ему было 13 лет) с первых дней пришли на завод. Тамара всю войну была бригадиром фронтовой комсомольско-молодежной бригады на вертикальных вальцах и менее чем на 150% никогда не выполняла плана. Их мастерскую в шутку называли "детский сад", а эту четверку - "бригадой Тамары". Тамаре было 14 лет, когда ее назначили бригадиром. "Помню, - рассказывает она, - когда изделие пропитывали черным гудроном, я как-то задумалась и механически поднесла его ко рту, подумав, что это пряник. Очень уж хотелось пряников. Все надо мной смеялись. Но не раз наша маленькая, дружная бригада отмечалась красными вымпелами и грамотами: менее двух-трех норм мы не выполняли!" После работы девушки еще успевали шефствовать над военным госпиталем, навещать больных, собирали подарки, вязали носки, переписывались с бойцами Северо-Западного фронта, участвовали в художественной самодеятельности. На Всесоюзном совещании комсомольско-молодежных фронтовых бригад нарком Б. Л. Ван-

стр. 135


ников тепло говорил о славных патриотах Божья-Воля, Аликиной, Стомине, Решетняк,, Ахметвалееве и многих других.

Объем продукции завода вырос к концу 1944 г. по сравнению с 1942 г. примерно в десятки раз. К тому времени на полную мощность уже работали построенные на востоке заводы боеприпасов. Восстановлены были и некоторые предприятия на освобожденных от врага территориях. Но темп работы этого завода все возрастал. Правда, самые тяжелые испытания остались позади. Наиболее трудным, несомненно, было лето 1942 г., когда завод и парторганизацию обязали обеспечить в трехмесячный срок выпуск зарядов для ракетных частей и крупнокалиберной артиллерии в несколько раз больше намеченного. И. В. Сталин позвонил директору завода и разъяснил, что от рабочих и ИТР сейчас в значительной степени зависит судьба большой стратегической операции. На завод приехали и безвыездно находились там первый и второй секретари обкома ВКП(б), ответственные работники ЦК ВКП(б) и Наркомата боеприпасов. Был составлен развернутый план действий. Этот план разобрали на открытом партийном собрании строителей и эксплуатационников. Собрание длилось долго. Все думали, как преодолеть трудности. Остановились на проекте строительства второй очереди шнековой технологии - единственном варианте, могущем решить проблему. Был утвержден график круглосуточного ведения работ, причем такой, который в мирное время сочли бы фантастикой. Партийная организация довела до сознания калсдого рабочего, что это - веление Родины. Тяжело раненный Сергей Ахметвалеев, оставленный в строительном батальоне из-за непригодности к военной службе, сказал на митинге строителей: "Если 28 гвардейцев-панфиловцев смогли уничтожить десятки фашистских танков, не пропустив их к Москве, то почему мы, несколько тысяч человек, не можем выполнить задание ЦК партии и нашей Родины? Можем, товарищи, и выполним". Общий подъем был таков, что ни один рабочий, ни один специалист в течение двух месяцев вообще не уходили с работы. Спали по 4 часа в сутки. Только строители уложат стены, а монтажники уже возводят оборудование. Другие местные заводы, также перегруженные своими планами, все же пришли на помощь. Например, рабочие одного из них безвозмездно и сверхурочно изготовляли крупные станины и плиты. Поступила помощь и из других мест.

ГКО выделил из своих резервов дополнительное количество продовольствия, одежды и обуви, большой премиальный фонд. Все многодетные домохозяйки во главе с женой первого секретаря райкома, оставив несколько пожилых женщин для присмотра за малолетними детьми, ушли на строительство. Учителя, врачи, служащие и другие лица интеллигентного труда, жившие неподалеку, решили ежедневно отрабатывать на стройке по 6 часов. И свершилось чудо, о котором можно писать книги и пьесы, создавать кинофильмы, которое следует воспеть в поэмах и песнях. Задание было выполнено не за три, а за два с половиной месяца! Свыше 1 600 чел. наградили орденами и медалями, из них половину - военными.

Парторгом ЦК ВКП(б) на заводе был уважаемый товарищ Гусев. Крупный организатор, требовательный к себе и к людям, он быстро завоевал уважение у коллектива. Всегда быть в гуще масс и во главе них - вот его метод работы. Это был исключительно принципиальный человек. На одном из заседаний партийного комитета обсуждался вопрос об ослаблении внимания к технике безопасности, был сделан упрек в адрес директора, на который Бидинский отреагировал болезненно. Партком его раскритиковал, но тот своей ошибки не признал. Тогда Гусев поставил вопрос перед вышестоящими организациями, чтобы там разъяснили директору его неправоту. К чести директора надо сказать, что он все же понял свою ошибку и с тех пор очень внимательно прислушивался к мнению партийной организации. Главную свою опору партком видел в первичных партийных организациях и повседневно общался с их секретарями. Секретари парторганизаций цехов вальцевания и зарядного Бойченко и Кярт возглавили социалистическое соревнование. Они проводили большую агитационную работу, направляли и активизировали деятельность профсоюзной и комсомольской организаций. За время войны партийная организация увеличила свои ряды в два раза. В партию вступили многие передовики производства.

Важное значение, особенно в условиях военного времени, приобрело решение ЦК ВКП(б) о создании отраслевых отделов обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий. Они помогали заводам по обеспечению их сырьем и материалами, держали связь с дру-

стр. 136


гими обкомами, содействовали кооперированию с иными предприятиями, организовывали взаимопомощь, занимались также большой политической работой, усилением боевитости первичных партийных организаций. Отличный партийный организатор, инициативная товарищ Балкова дни и ночи находилась на разных заводах, контролировала ход выполнения плана и делом активно помогала коллективам. Большую заботу проявляла она о быте рабочих, особенно молодежи. Ей принадлежит инициатива соцсоревнования в 1943 г. за лучшую столовую, за образцовое общежитие. Она знала по именам и в лицо всех начальников цехов, мастерских, бригадиров и большинство рабочих. К ней шли за советом и помощью хозяйственники и партработники, рабочие и комсомольцы. Многое сделал отраслевой отдел. Он неоднократно выдвигал перед наркоматом и бюро обкома ряд больших вопросов и добивался их разрешения.

Окончилась война. Заводу навечно было присуждено знамя ЦК ВКП(б). Свыше 2 тыс. человек были награждены орденами, остальные - медалями "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." и "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.". "Мужественные люди вашего порохового завода, - сказал на митинге заместитель наркома боеприпасов М. В. Хруничев, - почти на год приблизили победу над врагом и сохранили жизнь сотням тысяч людей". Вот краткий итог деятельности многотысячного трудового коллектива.

Опубликовано 02 января 2017 года


Система Orphus


Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

К. М. Хмелевский, ОНИ УСКОРИЛИ ПОБЕДУ! [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 02 января 2017. - Режим доступа: http://portalus.ru/modules/motors/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1483393882&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 19.02.2017.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

К. М. Хмелевский, ОНИ УСКОРИЛИ ПОБЕДУ! // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 02 января 2017. URL: http://portalus.ru/modules/motors/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1483393882&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 19.02.2017).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

К. М. Хмелевский, ОНИ УСКОРИЛИ ПОБЕДУ! / http://portalus.ru.

наверх

Автору публикации:


Распечатать публикацию (версия для печати)

© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Ваше мнение о публикации?

World Library

Проект для детей старше 12 лет!

Научная цифровая библиотека Порталус: опубликовать статью, опубликовать исследование, опубликовать книгу

 

 
РЕКЛАМА: узнать расценки на рекламу
ТЕХПОДДЕРЖКА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ: eewc@yandex.ru
АВТОРАМ, ДЕЯТЕЛЯМ НАУКИ: регистрация, статистика публикаций
Copyright @ 2004-2017, Научная цифровая библиотека "Порталус". Все права защищены.