Каталог
Порталус
Крупнейшая база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 19.09.17

ПУЛЯ-ДУРА ЗАВОД-МОЛОДЕЦ

Дата публикации: 12 апреля 2017
Автор: Николай БЕЛАН
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Источник: (c) Красная звезда, 12-17-92
Номер публикации: №1492024676 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Николай БЕЛАН, (c)

найти другие работы автора


"Оборонка": о чем не сказано в рекламе

Тульский патронный завод известен в России и за рубежом менее широко, чем его продукция. И объясняется это вовсе не тем, что, созданный еще в 1937-м, он лишь два года назад стал называться в соответствии со своим профилем - до этого его знали, как завод имени Кирова. Просто это судьба всей "оборонки", которую разделил и Тульский патронный: быть в тени, за завесой секретности, а что касается времен войны - и Великой Отечественной, и "холодной", - составлять тот невидимый фронт, знания о котором у нас еще скупы.

С этого и начался наш разговор с генеральным директором производственного объединения "Тульский патронный завод", лауреатом Государственной премии СССР Василием Андреевичем ШИРЯЕВЫМ.

- Действительно, даже в военной энциклопедической литературе ни о нашем, ни о сотнях других предприятий вы не найдете ни слова, - говорит он. - А ведь это огромнейший пласт нашей истории, который еще дожидается своих исследователей. И я не пойму, почему они, перерывая сейчас архивы в поисках неизвестного, нового, тему оборонной промышленности обходят вниманием. Вот где их ждут открытия, причем не "скандальные", не "конъюнктурные, век у которых, как у поденки, короткий, а масштабные, истинные, что помогут глубже понять ход нашей истории, душу народа. Ведь у "оборонщиков" особая доля и большая судьба.

Вот, скажем, наш завод - патронное дело в Туле началось полтора века назад, из них последние 55 лет им занимаемся мы. В годы Великой Отечественной завод был почти полностью эвакуирован - в Нитву и Юрюзань, а на оставшемся оборудовании наши люди продолжали выпуск стрелковых боеприпасов, ремонтировали винтовки, пулеметы и минометы. С января 1942 по 1944 год включительно объем выпуска боеприпасов рос ежемесячно - так что наш вклад в Победу не мал, за что заводу вручено на вечное хранение Знамя Государственного Комитета Обороны. В послевоенное время завод награжден орденом Трудового Красного Знамени - за этой наградой поиск, модернизация, освоение новых изделий. Наверное, не нужно быть специалистом, чтобы понять: развитие вооружения непременно включает в себя развитие патронного дела. Без современных боеприпасов не может быть современной армии. И наш завод сделал многое для того, чтобы Вооруженные Силы страны имели эффективное вооружение. Например, мы первыми в кратчайший срок освоили патрон калибра 5,45-мм; никто, кроме нас, не выпускает патроны для пистолета Макарова и т. д.

- Но боевые патроны, насколько я знаю, - не единственная ваша продукция?

- Безусловно. Мы выпускаем спортивные и охотничьи патроны, а также (единственные в стране) латунные охотничьи гильзы для промысловой охоты пяти калибров - 12, 16, 20, 24 и 32-го. Широка гамма освоенных нами также товаров народного потребления.

- Вы за них взялись в связи с конверсией?

Не совсем так. Дело в том, что гражданскую продукцию завод выпускал всегда, начиная с послевоенного времени. Тогда резкий спад производства вооружений привел к первой конверсии. Мы производили ложки, вилки, утюги, телефонные аппараты, станки подземного бурения, тельферы, счетные вычислительные машинки ВК-2, цепи для зерноуборочных комбайнов (кстати, их и сейчас выпускаем)... Словом, никогда не стояли в стороне от нужд народного хозяйства.

В 1989-м, с началом для нас новой конверсии, приступили к выпуску оборудования для пищевой промышленности - машин для охлаждения карамельной массы (НОМ-2) и насыщения ее эссенцией, красителями и сухой лимонной кислотой. Для Агропрома стали производить плиты паровые (А-9 КВД), предназначенные для варки варенья, томатопродуктов, сиропов, повидла, обжаривания и пассировки овощей и мяса.

Единственные в стране выпускаем сильфонные компенсаторы и сильфоны. Применение компенсаторов для тепловых сетей дает значительную экономию топливно-энергети-ческих ресурсов. Кстати, коллективу разработчиков этой уникальной продукции была присуждена Госпремия за 1990 год.

Мы освоили медицинские приборы - ультразвуковой хирургический аппарат "Криотон-Лор-2", предназначенный для разрушения новообразований и измененных биотканей, а также аппарат для резекции желудка - им, уже апробированным в клиниках,

заинтересовалась известная американская фирма "Джонсон и Джонсон". Есть предложения по созданию совместного предприятия.

Наша продукция - это также ионизаторы воздуха для эффективного использования и экономии бензина на автотранспорте (2,5-3 литра экономится на каждых 100 км), боры с алмазным напылением для стоматологии, мебельная фурнитура, детские игрушки и т. д. В перспективе - линия для изготовления черепицы, ряд изделий для реабилитации инвалидов.

Собираемся в ближайшее время выпускать контейнеры для хранения овощей в газовой среде, велосипедные цепи - их раньше делали в Прибалтике, а сейчас вынуждены покупать за валюту. Начинаем производить биметаллические пластины для изготовления химических элементов тока, которых в стране не хватает. Будем делать мельницы, крупорушки для фермеров, бытовые газовые баллоны емкостью до 50 литров, а также баллоны для заправки автомобилей, работающих на газе...

- А как же спортивные и охотничьи патроны? Они сегодня и так в большом дефиците, а с выходом указа Президента России, разрешающего продажу охотничьих ружей фермерам, их будет вообще не достать. Не собираетесь увеличивать выпуск?

- Это само собой разумеется. Патроны 12 и 16-го калибров мы начали выпускать в снаряженном виде.

Но есть и другой президентский указ - о продаже газовых баллончиков и пистолетов. Так вот, мы разработали свою конструкцию газовых пистолетов и намерены уже в начале 1993 г. наладить их производство. В комплекте с патронами.

- А не боитесь конкуренции с другими заводами?

- На рынке "выживает" тот образец, который покажет себя с лучшей стороны. Надеемся, наш. Кроме того, наверняка будет огромнейший спрос на эти средства индивидуальной защиты. Ведь в росте потребности на них не мы, заводчане, виноваты, хотя уже читал и слышал обвинения в 1наш адрес - мол, вооружают страну. Обвальный рост преступности, незащищенность людей - вот причина.

- Но давайте вернемся к проблемам конверсии. В директорском корпусе "оборонки" вы, Василий Андреевич, один из старейших...

- Да, мне скоро уже 60. Одиннадцать лет работал на Новосибирском заводе низковольтной аппаратуры, а в 1967-м перевели сюда, на Тульский патронный. Пять лет был главным инженером, а в 1972-м возглавил завод.

- Поэтому, наверное, можете сравнивать конверсию ту, послевоенную, и сегодняшнюю?

- Их главное различие в том, что та конверсия была плановой, под строгим государственными наблюдением и контролем, три соответствующих дотациях. Нынче же она пришла для нас неожиданно, шквальным методом - было это в середине 1989 года. Сказали: крутитесь, мол, как хотите, и без какой-либо предварительной подготовки нам наполовину (сняли программу. В результате за первый год объем выпуска основной продукции у нас уменьшился на 30% и объединение потеряло до 90 млн. рублей объема производства и 30 млн. рублей прибыли. Почти три года мы ждали закон; о конверсии, надеялись: уж он-то расставит все точки над "i" и нам будет легче (хотя начинать конверсию надо было с его принятия). Но он, наконец появившись, выхолощенный до предела, никакой практической пользы нам не принес.

Удивительно, что при нашей сегодняшней ориентированности на Запад мы не хотим видеть там положительный опыт. Не так давно я ездил в США. Так вот, там существует общегосударственный план конверсии, который предусматривает компенсацию потерь. Мы были в Калифорнии, где ежегодно выпуск продукции оборонной промышленности сокращается на 4,1%, а у нас - сразу на 30-50%. Действительно, только в России способны выдержать подобные испытания.

- Но есть и еще проблема, которую словно не замечают. Вот вы в порядке конверсии осваиваете ту или иную продукцию. А как вы определяете, что выпускать? Есть ли в стране какой-то координирующий орган, который изучает спрос на потребительском рынке и возможности, планы оборонных заводов? А то они вложат огромные средства на освоение одних и тех же видов продукции, скажем, кухонных комбайнов, а завтра из-за их перепроизводства потребуется снова все перестраивать.

- Этот вопрос и меня серьезно волнует. Ибо этим процессом в России никто пока не управляет. Хотя есть институт конъюнктуры, но его влияния, помощи мы не чувствуем. Поэтому принцип:

"выживай, кто как может" работает и тут. Идем на ощупь, по наитию, действуем на собственный страх и риск. Вот, скажем, решили выпускать универсальную кухонную машину, рассчитанную на 24 операции. Но узнав, что подобный комбайн уже освоили несколько заводов, сейчас призадумались, засомневались. Может, остановимся на простейшей . модели кухонного комбайна.

Так что эта проблема того же порядка: сначала обвальное сокращение производства оборонной продукции, потом такой же обвальный, "самостоятельный" - кто во что горазд - переход на выпуск ширпотреба. Последнее не создаст цивилизованной конкуренции, как кое-кто хочет нас в этом уверить, это будет еще один мощный удар по нашей многострадальной экономике.

- Тогда закономерен другой вопрос: если вы взялись за бытовую и прочую технику, то не останутся ли наши Вооруженные Силы без стрелковых боеприпасов?

- Говорят, их в армии накоплено более чем достаточно. Но такой аргумент не выдерживает никакой критики. Во-первых, если появились излишки - продавайте. Во-вторых, и это главное, если мы хотим, чтобы в армии были современные боеприпасы, то их нужно постоянно совершенствовать. Прекрати делать это, и мы за год отстанем от технически развитых стран лет на десять.

Как видите, ситуация сложная. Но в последнее время надежду вселяет то, что законодательная и исполнительная власти повернулись лицом к нашим проблемам. Говорилось о них и на VII Съезде народных депутатов России. На 10 процентов, как объявлено, будет увеличен госзаказ "оборонке" на 1993 год. Правда, если это речь идет о рублях, то с учетом инфляции положение дел не улучшится. Напротив, в физическом выражении этот заказ будет почти вдвое меньше, чем нынче.

И все же я оптимист. Обещанная помощь правительства (индексация кредитов, предоставление большей экономической самостоятельности предприятиям и т. д.) позволяет жить и работать увереннее. Но помощь помощью, а при этом мы прежде всего надеемся на себя, рассчитываем на свой производственный, научно-технический, человеческий, наконец, потенциал. Люди у нас замечательные - на том и стоим.

- У всякого оптимизма должны быть крепкие крылья. Что у вас в планах, Василий Андреевич?

- Во-первых, внимание социальной сфере, не растерять того, что в ней достигнуто. У нас несколько пионерских лагерей и баз отдыха, спорткомплекс с двумя плавательными бассейнами, 9 детских дошкольных учреждений, поликлиника. Еще в 1985 году мы взяли на свой баланс совхоз, который частично обеспечивает сельхозпродуктами наших рабочих. Мы не намерены сворачивать эти затраты, забота о человеке - одна из главных проблем.

Во-вторых, нормализация материально-технического снабжения во имя того, чтобы обеспечить работой производственные коллективы. Идем на бартерный обмен, активные действия на биржах, используем возможности во вновь созданной Ассоциации металлургических заводов, в которую мы входим как соучредители.

В-третьих, для перепрофилирования производства пытаемся привлечь инвестиции российского правительства.

В-четвертых, активно ищем выход на внешний рынок, завершаем оформление взаимоотношений с иностранными партнерами по поставкам военной продукции и инвестициям с их стороны. У нас организована ассоциация делового сотрудничества "ИНКОНТ" - интернациональные контакты.

Наконец, в-пятых, будем и дальше всячески развивать и поддерживать новые рыночные отношения. Сегодня мы учредители или соучредители десятков малых предприятий, одного смешанного товарищества, трех товариществ с ограниченной ответственностью.

- То есть курс на то, чтобы учиться зарабатывать деньги?

- Да, но вопреки распространенному мнению, мы никогда нахлебниками у народа не были. Во все времена завод давал не менее 30 процентов гражданской продукции. Причем на каждый рубль своей зарплаты выпускал товаров народного потребления на 1,5-2,5 рубля. То есть мы не только отрабатывали свою зарплату, но и кормили еще кого-то. Так что когда завершится конверсия, "оборонка", учитывая ее громадный научный и производственный потенциал, еще будет давать фору многим другим предприятиям.

Опубликовано 12 апреля 2017 года




© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.
Ваше мнение?